<<
>>

Роль статусного принципа - принципа обязательности нормативных актов Банка России в правовом обеспечении его финансовой деятельности

В науке финансового права подчеркивается, что финансовая деятельность осуществляется в правовых и неправовых формах; финансовоправовые акты являются юридическими (или правовыми) формами финансовой деятельности государства (его органов), которые по юридическим свойствам подразделяются на нормативные и индивидуальные, по юридической силе - на законы и подзаконные акты1.

Исходя из изложенного, нормативные акты Банка России являются правовой формой его финансовой деятельности.

В научных исследованиях акты центральных (национальных) банков рассматриваются как источники финансового права, при этом обозначенная проблематика раскрывается во взаимосвязи с практикой социальноэкономических, политических, правовых преобразований в банковской системе Российской Федерации, процессы правотворчества и правореализации в области управления денежно-кредитными отношениями анализируются с учетом тенденций развития законодательства о банковском надзоре и денежно-кредитной политике в зарубежных правовых системах[136] [137].

В науке финансового права значима роль нормативных актов Банка России в правовом регулировании банковской деятельности как источников финансового права[138]. В теории права сделан вывод о рассмотрении финансового права в числе основных (базовых) отраслей российского права, о признании финансового права самостоятельной отраслью права в отличие от банковского права1.

Для реализации нормотворческой функции Банка России важно соблюдать принципы правотворчества[139] [140] [141]. Следует обратить внимание на то, что в науке административного права отмечается роль правовых актов государственного управления как основной формы реализации компетенции субъектов исполнительной власти .

Конституционный Суд РФ особо отмечает право ЦБ РФ издавать нормативные акты, обязательные для исполнения, как свидетельствующее о государственно-властном характере статуса Банка России.

В п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. № 268-О[142]«По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности части третьей статьи 75 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» указывается на то, что статус ЦБ РФ имеет конституционноправовые основы, согласно которым в ст. 75 Конституции РФ определены его исключительное право на осуществление денежной эмиссии (ч. 1) и в качестве основной функции - защита и обеспечение устойчивости рубля (ч. 2). Конституционный Суд РФ делает важный вывод о том, что данные полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения. Далее Конституционный Суд РФ подчеркивает обусловленность функций регистрации, лицензирования деятельности кредитных организаций, включая отзыв у них лицензии на осуществление банковских операций, законодательной реализацией конституционной функции Банка России, который осуществляет банковское регулирование, надзор и контроль посредством принятия нормативно-правовых актов и индивидуально-правовых (ненормативных) актов на основе оперативной информации как о состоянии экономики в целом, так и в области денежно-кредитной политики.

Указанная позиция Конституционного Суда РФ была подтверждена в Определении Конституционного Суда РФ от 10 октября 2002 г. № 260-О!«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Звенигородхлеб» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статьи 6 Федерального закона от 2 декабря 1990 года “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”», когда в своей жалобе в Конституционный Суд РФОАО «Звенигородхлеб» просил признать положения статьи Федерального закона от 2 декабря 1990 г. «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», наделяющие ЦБ РФ нормотворческими полномочиями и устанавливающие порядок их реализации, а также Указание ЦБ РФ от 7 октября 1998 г.

№ 375-У «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лица- ми»[143] [144] не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 10, 35 (ч. 2) и 75 (ч. 2). Конституционный Суд РФ не поддержал мнение заявителя.

Выводы Конституционного Суда РФ имеют значение для совершенствования законодательной регламентации и правоприменительной практики. Следует подчеркнуть, что первоначально на уровне закона нормотворческая функция Банка России не получила закрепления. В Законе о Банке России 1990 г. нет нормы о полномочиях Банка России на издание нормативных актов, обязательных для исполнения. Указанное полномочие Банка России было закреплено в гл. VI «Заключительные положения» (ст. 34. «Нормативные акты Банка России») Устава Банка России. На законодательном уровне закрепление нормотворческой функции Банка России было осуществлено в Законе о Банке России 1995 г. При этом следует отметить, что в Законе о

Банке России 1990 г. был обозначен круг вопросов, в соответствии с которыми должны издаваться нормативные акты Банка России. Обращает на себя внимание обусловленность предмета деятельности Банка России в Уставе Банка России формулированием основных задач Банка России в Законе о Банке России 1990 г., что свидетельствует о необходимости Банком России осуществления правового регулирования и правоприменительной деятельности для реализации определенного Уставом Банка России предмета его деятельности и решения законодательно установленных основных задач.

В Законе о Банке России 1990 г. к вопросам определения компетенции Банка России на издание нормативных актов имеют отношение 5 статей: ст. 12 «Организация обращения денежных знаков», ст. 14 «Рефинансирование банков», ст. 29 «Полномочия Банка России по определению порядка формирования страховых фондов», ст. 31 «Отчетность банков перед Банком России», ст. 32 «Определение Банком России правил работы в банках».

Приведенные характеристики позволяют сформулировать вывод о том, что в Законе о Банке России 1990 г.

полномочия Банка России на издание нормативных актов были закреплены не по всем основным задачам Банка России. Это частично было восполнено в Уставе Банка России: в ст. 20, закрепляющей полномочия Банка России в сфере денежно-кредитного регулирования, и в ст. 23, устанавливающей полномочия Банка России по надзору и регулированию деятельности банков.

Исходя из изложенных выше оснований представляется возможность сформулировать выводы о том, что определение компетенции Банка России на издание нормативных актов Банка России следует осуществлять на уровне закона, что реализовано в Законе о Банке России 1995 г. и в Законе о Банке России 2002 г. В указанных федеральных законах четко сформулирован принцип обязательности нормативных актов ЦБ РФ как принцип финансовой деятельности ЦБ РФ.

Безусловному исполнению подлежат законные нормативные акты Банка России, поэтому важной является позиция, согласно которой нормативные

акты Банка России не могут противоречить федеральным законам (ч. 2 ст. 6 Закона о Банке России 1995 г.). Указанная формулировка в ст. 7 Закона о Банке России 2002 г. отсутствует. Принимая во внимание принцип законности как общеправовой и межотраслевой принципы и отраслевой принцип финансового права, представляется, что Банку России при издании нормативных актов следует отслеживать соответствие проекта нормативного акта Банка России с точки зрения материально-правовых и процессуальноправовых аспектов федеральным законам. В теории права подчеркивается, что подзаконные нормативно-правовые акты должны быть основаны на законе, не должны противопоставляться закону1. Гарантиями принципа законности нормативных актов Банка России является возможность их судебного обжалования (ч. 6 ст. 6 Закона о Банке России 1995 г., ч. 8 ст. 7 Закона о Банке России 2002 г.).

До недавнего времени в аспекте судебного обжалования нормативных актов ЦБ РФ представлялось необходимым проведение анализа проблем, заключающихся в том, в какой суд надлежит обращаться с заявлением о признании незаконным нормативного акта Банка России: в Верховный Суд РФ или Высший Арбитражный Суд РФ. Традиционно с начала 90-х гг. прошлого века дела об обжаловании нормативных актов Банка России рассматривались Верховным Судом РФ. В 2005 г. Высший Арбитражный Суд РФ рассмотрел дело по заявлению П. и У. о признании недействующим Положения ЦБ РФ от 29 марта 2004 г. № 255-П «Об обязательных резервах кредитных организаций». В итоге дело об оспаривании нормативного акта Банка России не было отнесено к компетенции арбитражных судов[145] [146].

Обозначенная проблема возникала и в 2012 г., когда индивидуальный предприниматель Астахов С.А. предпринял попытку частично обжаловать Положение Банка России от 12 октября 2011 г. № 373-П «О порядке ведения кассовых операций с банкнотами и монетой Банка России на территории Российской Федерации»[147]. Обращение в Высший Арбитражный Суд РФ было вынужденным, поскольку Верховный Суд РФ отказал в принятии заявления об обжаловании нормативного акта Банка России. В дальнейшем апелляционная инстанция Верховного Суда РФ, отменив это определение, указала, что именно в суде общей юрисдикции подлежит рассмотрению данное дело.

Высший Арбитражный Суд РФ обратил внимание на то обстоятельство, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса РФ арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании нормативных правовых актов, в том числе по вопросам регулирования банковской деятельности. Однако оспариваемый нормативный акт Банка России имеет иной предмет регулирования.

Дальнейшее развитие вопроса о подведомственности дел об обжаловании нормативных актов Банка России связано с принятием Федерального закона от 7 июня 2013 г. № 126-ФЗ «О внесении изменений в статьи 29 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым дела об оспаривании нормативных актов могли рассматриваться арбитражным судом, только если такое рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда федеральным законом. Изложенное позволяло сделать вывод о том, что рассмотрение дел об обжаловании нормативных актов Банка России и в дальнейшем будет осуществляться Верховным Судом РФ. В настоящее время в соответствии с поправками, внесенными в Конституцию РФ, Высший Арбитражный Суд РФ упразднен, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, переданы в юрисдикцию Верховного Суда РФ как единого высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным делам, по разрешению экономических споров и по иным делам.

С позиций принципа независимости ЦБ РФ важным представляется закрепление в Законе о Банке России 2002 г. положения о том, что правила подготовки нормативных актов Банка России устанавливаются Банком России самостоятельно (ч. 2 ст. 7). В этом положении Закона о Банке России 2002 г. учтена судебная практика по обжалованию нормативных актов Банка России, а также доктрина и законодательное регулирование финансовоправового статуса Банка России. Банк России реализовал указанное положение еще в условиях действия ст. 6 Закона о Банке России редакции 1995 г., приняв Положение Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 «О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России», которое является действующим. Указанный нормативный акт Банка России прошел стадию судебного обжалования и был оставлен в силе1.

Согласно правовой позиции Верховного Суда РФ ЦБ РФ не относится к федеральным органам исполнительной власти, для которых Указом Президента РФ от 23 мая 1996 г. № 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» (в ред. от 2 февраля 2013 г.)[148] [149] и Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации» (в ред. от 17 февраля 2014 г.)[150] установлены порядок и правила издания и опубликования нормативных правовых актов. В этой связи доводы жалобы о противоречии оспариваемого Положения Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 признаны Верховным Судом РФ ошибочными. Виды (формы) нормативных актов Банка России и источник их официального опубликования - «Вестник Банка России» подтверждены в ст. 7 Закона о Банке России 2002 г.

Дальнейшее развитие судебной практики в отношении данного нормативного акта Банка России связано с Решением Верховного Суда РФ от 18 апреля 2002 г. № ГКПИ 02-399, которым в Положение Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 «О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России» внесены коррективы[151]. Речь идет о полномочиях Председателя Банка России предоставлять (делегировать) право подписания нормативных актов Банка России первым заместителям Банка России.

Правовые нормы в части, предусматривающей делегирование Председателем Банка России права неоднократного подписания нормативных актов (на неопределенный срок), по мнению Верховного Суда РФ, нельзя признать законными, так как подписание нормативного акта относится к одной из стадий правотворческого процесса и полномочия участников которого на совершение такого действия закрепляются юридическими нормами соответствующего уровня. В судебном акте Верховного Суда РФ нашел отражение принцип специальной компетенции, согласно которому передача (делегирование) ими права на совершение отдельных действий в рамках данного процесса, в том числе права подписания нормативных актов, допустима только в том случае, если подобное указано в нормативно-правовом акте, уровень которого не ниже того, в котором закреплена специальная компетенция.

Верховный Суд РФ обратил внимание на то, что согласно п. 3 ст. 18 Закона о Банке России 1995 г. Председатель Банка России подписывает нормативные акты Банка России. Делегирование данного полномочия заместителям Председателя, тем самым предоставление им возможности участвовать в правотворчестве и влиять на содержание издаваемых актов, федеральным законом не установлено.

Указанная правовая позиция Верховного Суда РФ получила закрепление в п. 3 ст. 20 Закона о Банке России 2002 г., предусматривающим, что Председатель Банка России подписывает нормативные акты Банка России, решения Совета директоров, протоколы заседаний Совета директоров, соглашения, заключаемые Банком России, и вправе делегировать право подписания нормативных актов Банка России лицу, его замещающему, из числа членов Совета директоров.

Судебная практика сформулировала правовую позицию, согласно которой нормативные акты Банка России в условиях действия Закона о Банке России 1990 г. и Устава Банка России 1991 г. не подлежали государственной регистрации в Министерстве юстиции РФ в соответствии с особым статусом Банка России, как не являющегося федеральным органам исполнительной власти1. Верховный Суд РФ при рассмотрении дел по жалобам заявителей о признании недействующими (недействительными) нормативных актов Банка России в связи с отсутствием их государственной регистрации в Минюсте России сделал вывод о том, что Постановление Правительства РФ от 8 мая

1992 г. № 305 «О государственной регистрации ведомственных нормативных актов»[152] [153] и Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 23 июля

1993 г. № 722 «Об утверждении Правил подготовки ведомственных нормативных актов»[154] на ЦБ РФ не распространяются. В разъяснениях Министерства юстиции РФ о применении положения о порядке государственной регистрации ведомственных нормативных актов от 3 июня 1993 г. № 08-09/307 в п. 1 указывалось, что на государственную регистрацию направляются акты центральных органов федеральной исполнительной власти, и прямо подчеркивалось, что акты органов, подотчетных только Верховному Совету РФ или находящихся в непосредственном ведении Президента РФ (Госкомстат РФ, Центральный банк РФ, ФАПСИ и др.), не подлежат направлению на государственную регистрацию.

Норма о том, что нормативные акты Банка России, непосредственно затрагивающие права, свободы или обязанности граждан, должны быть зарегистрированы в Министерстве юстиции РФ в порядке, определенном для регистрации актов федеральных министерств и ведомств, была установлена в ч. 4 ст. 6 Закона о Банке России 1995 г. и нашло отражение в Положении Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 «О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России».

В другой ситуации Верховный Суд РФ отказал в принятии заявления о признании недействительным Указания Банка России от 29 июня 2000 г. № 810-У «Об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам, формируемого кредитными организациями в соответствии с требованиями Инструкции Банка России от 30 июня 1997 г. № 62А «О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам», поскольку оспариваемый нормативный акт гражданские права и охраняемые законом интересы граждан не регулирует[155].

Закон о Банке России 2002 г. кардинально изменил подход к вопросу государственной регистрации нормативных актов Банка России. По ныне действующему общему правилу нормативные акты Банка России должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти (ч. 4 ст. 7 Закона о Банке России 2002 г.).

Немногочисленные исключения закреплены в ч. 5 и 6 ст. 7 Закона о Банке России 2002 г., согласно которым не подлежат государственной регистрации нормативные акты Банка России, устанавливающие: курсы иностранных валют по отношению к рублю; изменение процентных ставок; размер резервных требований; размеры обязательных нормативов для кредитных организаций и банковских групп; прямые количественные ограничения; правила бухгалтерского учета и отчетности для Банка России; порядок обеспечения функционирования системы Банка России. В соответствии с порядком, установленным для федеральных органов исполнительной власти, также могут не подлежать регистрации иные нормативные акты Банка России.

Нормативный акт Банка России, учитывающий указанные законодательные новеллы, не издан. Позиция Банка России по данному вопросу обозначена в Письме Банка России от 6 августа 2002 г. № 109-Т «О государственной регистрации нормативных актов Банка России в Минюсте России»1, не являющемся нормативным актом Банка России, что нельзя признать допустимым.

Не содержит нормативный акт Банка России (Положение Банка России от 15 сентября 1997 г. № 519 «О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России») и современные требования об антикоррупционной экспертизе.

В связи с этим представляется необходимым издать новый нормативный акт Банка России о реализации им нормотворческой функции с учетом новелл законодательства.

Согласно Федеральному закону от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов» (в ред. от 21 октября 2013 г.)[156] [157] антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов (проектов нормативных правовых актов) проводится органами, организациями, их должностными лицами в соответствии с настоящим Федеральным законом в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти, иных государственных органов и организаций, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления, и согласно методике, определенной Правительством РФ (п. 3 ч. 1 ст. 3). Возникает вопрос, распространяется ли указанное требование на ЦБ РФ. Ответ на него зависит от того, является ли ЦБ РФ иным государственным органом. Ранее применительно к вопросам уплаты государственной пошлины Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел к выводу, что ЦБ РФ может быть отнесен к иным государственным органам[158] [159].

Вместе с тем, принимая во внимание законодательную тенденцию обозначения ЦБ РФ в качестве индивидуального, единичного субъекта отдельной классификационной группы юридических лиц публичного права, представляется целесообразным рассмотреть вопрос о внесении положений об антикоррупционной экспертизе нормативных актов Банка России в ст. 7 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» по аналогии закрепления требования о государственной регистрации нормативных актов Банка России: нормативные акты Банка России должны быть зарегистрированы в порядке, установленном для государственной регистрации нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти.

Предлагаемое дополнение ст. 7 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» может быть сформулировано следующим образом: «Антикоррупционная экспертиза нормативных актов Банка России (проектов нормативных актов Банка России) проводится Банком России в порядке, установленным Федеральным законом от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ “Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов” и нормативными актами Банка России, согласно методике, определенной Правительством Российской Федерации».

Данное предложение восполнит пробел правового регулирования. А.В. Филатова обращает внимание на то обстоятельство, что, помимо федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты издают и некоторые другие органы, в том числе не входящие ни в одну из ветвей власти, например, Центральный банк Российской Федерации, а обязательность проведения антикоррупционной экспертизы проектов и действующих нормативных правовых актов таких органов в настоящее время в действующей правовой системе четко не установлена1.

Следует отметить, что ЦБ РФ проводит антикоррупционную экспертизу проектов нормативных актов Банка России, информация о которой находится на сайте Банка России в разделе «Проекты нормативных актов Банка России», где размещаются проекты нормативных актов Банка России для экспертизы в целях выявления положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции (экспертиза на коррупциогенность)[160] [161]. Между тем положительная правоприменительная практика не снимает актуальности восполнения пробела правового регулирования нормотворческой функции ЦБ РФ.

Помимо нормативных актов, ЦБ РФ издает интерпретационные акты в соответствии с Положением ЦБ РФ от 18 июля 2000 г. № 115-П «О порядке подготовки и вступления в силу официальных разъяснений Банка России»[162]. Официальные разъяснения Банка России по вопросам применения федеральных законов, иных нормативных правовых актов (кроме нормативных актов Банка России) являются актами толкования права и могут приниматься Банком России только в случаях, если это прямо предусмотрено федеральными законами для случаев толкования федеральных законов, иными нормативными правовыми актами для случаев толкования указанных нормативных правовых актов. Официальные разъяснения Банка России по вопросам применения нормативных актов Банка России являются актами толкования нормативных актов Банка России и принимаются в случаях необходимости восполнения пробела правового регулирования по предмету нормативного акта Банка России.

Официальные разъяснения Банка России не устанавливают новых норм права, не относятся к нормативно-правовым актам Банка России и не требуют регистрации в Министерстве юстиции РФ.

Официальные разъяснения Банка России обязательны для применения субъектами, на которых распространяет свою силу нормативный правовой акт, по вопросам применения которого издано официальное разъяснение Банка России. Официальные разъяснения Банка России издаются в виде акта, называемого «официальное разъяснение Банка России».

Положение ЦБ РФ от 18 июля 2000 г. № 115-П «О порядке подготовки и вступления в силу официальных разъяснений Банка России» нуждается в обновлении, так как содержит ссылку на ст. 6 Закона о Банке России 1995 г., ныне утратившего силу с принятием Закона о Банке России 2002 г., ст. 7 которого имеет принципиальные отличия по вопросу регистрации нормативных актов Банка России.

В практике судебного обжалования официальных разъяснений Банка России важным представляется подход Верховного Суда РФ к выяснению того обстоятельства, не содержит ли официальное разъяснение норму права. В Определении Верховного Суда РФ от 25 мая 2000 г. № КАС00-1851 в отношении абз. 4 п. 3 Официального разъяснения ЦБ РФ от 24 сентября 1999 г. № 281-Т по вопросам применения Федерального закона от 8 июля 1999 г. № 144-ФЗ «О реструктуризации кредитных организаций» (в ред. от 8 декабря 2003 г.)[163] [164] содержится вывод о том, что оспоренный акт имеет все необходимые признаки нормативно-правового акта: декретирует правила поведения участников правоотношений, имеет общеобязательный характер для неопределенного круга лиц, не ограничен в действии во времени, поскольку в обжалуемом заявителями положении было установлено правило, в соответствии с которым мировое соглашение по удовлетворению требований кредиторов кредитной организации не в полном объеме подлежит заключению до удовлетворения требований кредиторов первой и второй очереди, которыми могут быть лишь физические лица.

В другом случае Верховный Суд РФ отказал в принятии жалобы о признании недействующим официального разъяснения ЦБ РФ от 26 июля 2000 г. № 1-ОР «Об отдельных вопросах, связанных с применением Федерального закона “О реструктуризации кредитных организаций”», поскольку оно не является нормативным актом Банка России, отметив, что заявители не лишены права обжаловать в суд действия и решения, нарушающие права и свободы граждан, что отнесено к подсудности районного (городского) суда1.

Таким образом, реализация принципа обязательности нормативных актов ЦБ РФ нуждается в последовательном развитии в единстве материальноправового и процессуально-правового аспектов финансово-правовой теории и практики.

Л.Н. Земцова отмечает, что на современном этапе возрастает роль стратегий развития банковского сектора[165] [166] [167]. Н.В. Подлеснова в аспекте взаимодействия Банка России и Правительства России считает необходимым усиление законодательной регламентации процедур согласования Центральным банком Российской Федерации с Правительством РФ основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на последующий период1. Это свидетельствует о необходимости мониторинга доктринальной деятельности ЦБ РФ.

В целях повышения эффективности нормотворческой функции ЦБ РФ представляется необходимым проанализировать суть положений Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 176-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и статьи 7 и 46 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» по вопросам оценки регулирующего воздействия проектов нормативных правовых актов и экспертизы нормативных правовых актов»[168] [169]. В упомянутом Федеральном законе указано, что оценка регулирующего воздействия проектов нормативных актов субъектов РФ проводится в целях выявления положений, вводящих избыточные обязанности, запреты и ограничения для субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности или способствующих их введению, а также положений, способствующих возникновению необоснованных расходов субъектов предпринимательской и инвестиционной деятельности и бюджетов субъектов РФ. Предусмотрено также, что нормативные правовые акты субъектов РФ, затрагивающие вопросы осуществления предпринимательской и инвестиционной деятельности, подлежат экспертизе, проводимой в порядке, установленном нормативными правовыми актами субъектов РФ. Методическое обеспечение деятельности по проведению оценки регулирующего воздействия и экспертизы нормативных правовых актов, в том числе разработка методических рекомендаций по внедрению процедуры и порядка проведения оценки регулирующего воздействия в субъектах РФ, осуществляется уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти.

Оценка регулирующего воздействия нормативных актов ЦБ РФ в отношении деятельности кредитных организаций и некредитных финансовых организаций могла бы подтвердить или опровергнуть введение определенных правил и стандартов. Данное предложение позволяет учесть социальный аспект формирования правотворческого решения, на важность которого обращается внимание в юридической науке1.

В указанном направлении важно развитие взаимодействия ЦБ РФ с кредитными организациями, некредитными финансовыми организациями, их ассоциациями, союзами и саморегулируемыми организациями, когда Банк России проводит консультации с ними перед принятием наиболее важных решений нормативного характера, представляет необходимые разъяснения, рассматривает предложения по вопросам регулирования банковской деятельности и деятельности в сфере финансовых рынков (ст. 77 Закона о Банке России 2002 г. в ред. Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 251-ФЗ).

Письма Банка России, содержащие указания оперативного характера и помечаемые литерой «Т» в номере документа, рассматриваются Е.Н. Пасту- шенко как акты толкования Банка России[170] [171] [172]. И.В. Рукавишникова видит в таких письмах проявление рекомендательного способа правового регулирова-

3

ния, используемого при ведомственном регулировании .

Таким образом, в финансовой деятельности ЦБ РФ наблюдается развитие принципа обязательности нормативных актов Банка России.

<< | >>
Источник: Земцов Андрей Сергеевич. ПРИНЦИПЫ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ФИНАНСОВО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Саратов - 2014. 2014

Скачать оригинал источника

Еще по теме Роль статусного принципа - принципа обязательности нормативных актов Банка России в правовом обеспечении его финансовой деятельности: