<<
>>

Изучение восточноевропейских теорий социалистической экономики («Экономика дефицита» Я.Корнаи)

В истории экономической мысли XX в. выдающемуся венгерскому экономисту, действительному члену Венгерской академии наук, профессору Гарвардского университета Я.Корнаи принадлежит особое место.

Он широко известен во всем мире своими исследованиями проблемы дефицита — явления, хорошо знакомого каждому, но до сих пор мало изученного. Его работы переведены на многие европейские языки и выдержали десятки изданий. В 1990 г. наиболее фундаментальный труд Я.Корнай «Дефицит» вышел и в нашей стране (353). Но нигде сочинения Я.Корнай не вызвали такого интереса, как в Китае.

Хотя первые переводы работ Я.Корнай на китайский язык появились на рубеже 70-х — 80-х годов (см. [31, с. 1—57)), имя ученого стало широко известно в КНР в 1985 г., когда он впервые посетил Китай и принял участие в Международном симпозиуме по макроэкономическому управлению. В своем выступлении Я.Корнай предложил новую оригинальную классификацию моделей социалистической экономики, обобщил опыт венгерской реформы, высказал рекомендации по перестройке хозяйственного механизма КНР [31, с. 166—204; 473, 27, 30.12.1985). Возможность использовать идеи Я.Корнай в ходе экономической реформы в КНР заинтересовала научные круги. Уже в 1986—1987 гг. на китайский язык были переведены его основные труды [31, 56—59]. В центральной прессе и в специальных экономических журналах появились рецензии на «Экономику дефицита» [72; 235; 259], в Пекинском университете состоялось обсуждение фундаментальной работы венгерского экономиста. Были опубликованы многочисленные статьи, посвященные отдельным аспектам теории Я.Корнай — трактовке причин хронического дефицита при социализме, критике теории общего равновесия Л.Вальраса, классификации моделей социалистической экономики [213; 275; 278; 300; 310].

Знакомство с теорией Я.Корнай состоялось тогда, когда от обсуждения отдельных проблем политэкономии социализма ученые КНР перешли к разработке целостной концепции развития социалистической экономики.

Ведущими экономистами — Юй Гуанъюанем, Цзян Сюэмо, Ли Инином и др. — была предпринята попытка системного изложения политической экономии [309]. В этих условиях концепция Я.Корнай, содержащая систематизированное исследование хозяйственного механизма социалистического общества, отвечала на запросы научной и теоретической мысли. Имело значение и то обстоятельство, что теория Я.Корнай имела не нормативный, а описательный характер: он видел свою задачу не в том, чтобы показать, как должна функционировать социалистическая экономика, а в теоретическом объяснении реальных экономических процессов [353, с. 41].

Наибольший интерес вызвало исследование Я.Корнай проблемы дефицита, решение которой пытались найти теоретики

китайской реформы. О том, что для успешного осуществления экономической реформы в КНР необходимо иметь «рынок покупателей», неоднократно писал Лю Гогуан [90, с. 5; 92; 95]. Характеризуя ситуацию в экономике страны, он указывал, что «в Китае продавцы могут не учитывать требований покупателей к качеству продукции и ее ассортименту: подобно тому как дочь императора может не беспокоиться о замужестве, они могут не волноваться, что их товар не купят» [90, с. 5]. К проблеме дефицита обращались и другие ведущие китайские ученые — Сюэ Муцяо, Дун Фужэн, У Цзинлянь [37; 153, с. 76—84; 183]. Я.Корнаи одним из первых предпринял попытку проанализировать причины и механизм воспроизводства дефицита при социализме, поэтому его идеи приобрели для КНР особую актуальность.

Их распространению способствовало углубленное изучение зарубежной экономической теории, в особенности взглядов Дж.М.Кейнса. На начальном этапе реформы некоторые ученые предлагали перейти к политике «дефицитного финансирования» по Кейнсу, утверждая, что небольшой бюджетный дефицит и инфляция могут стимулировать экономический рост [238, с. 2—7]. Споря с этой позицией, Сюэ Муцяо писал, что «рецепт Кейнса уже малоэффективен для Запада и тем более неприменим для Китая» [238, с. 5], так как в капиталистических странах предложение превышает спрос, а в Китае спрос превышает предложение.

Вывод о неприменимости в Китае теории Кейнса усилил интерес к концепции Я.Корнаи, кото рый провел четкую грань между спросоограниченной и ресурс соограниченной экономическими системами и поставил во главу угла проблему превышения спроса над предложением.

Теорией Я.Корнаи в Китае заинтересовались еще и потому, что венгерский ученый поднял вопрос о моделях социалистической экономики, который с начала 80-х годов был остродискуссионным. Разрабатывая концепцию экономического развития, соответствующую специфике своей страны, китайские исследователи обращались к изучению моделей социализма, выделенных О.Ланге, В.Брусом, О.Шиком, и дали собственную классификацию таких моделей [29, с. 53—56; 300, с. 71—72]. Предложенный Я.Корнаи принцип классификации моделей в соответствии со способом функционирования хозяйственного механизма привлекал своей новизной. Глубокий анализ венгерской реформы, опыт которой внимательно изучался в КНР, и аргументированная критика командно-административной системы, содержащаяся в произведениях Я(Корнай, также вызвали интерес у китайских экономистов. Ученым КНР импонировали мысли Я.Корнаи о противоречии между двумя системами ценностей — условиями эффективности и этическими принципами, о необходимости поиска компромиссных решений. Проблема соотношения «выгоды» и «справедливости» уже в древности обсуждалась конфуцианцами, она ставилась традиционной экономической наукой и на протяжении длительного времени обсуждалась ведущими учеными страны.

Восприятию идей Я.Корнай во многом способствовали его представления об экономике как живом организме, широкое использование аналогий между экономикой и медициной, привычных и понятных китайскому читателю. Сильное воздействие на читателя оказывал и стиль его работ. «У всех, кто живет в условиях традиционной социалистической экономики, при чтении произведений Я.Корнай возникает ощущение, будто им рассказывают дворцовые истории», — писал в предисловии к сборнику статей Я.Корнай Линь Цзичжоу [31, с. 3].

Изучение взглядов венгерского экономиста в КНР прошло несколько этапов, на каждом из которых оценка его идей была неразрывно связана с ходом реформы.

На начальном этапе знакомства китайских ученых с тео1 рией Я.Корнай (1985—1986) основное внимание было уделено изложению и разъяснению ключевых моментов его концепции. Важнейшим научным достижением Я.Корнай признавался его вывод о существовании при социализме хронического дефицита. Была воспринята его критика в адрес тех ученых, которые объясняли дефицит низким уровнем развития производительных сил, просчетами в плановой работе, а в теоретических исследованиях исходили из того, что экономическая деятельность при социализме ведется в условиях сбалансированности. Высоко оценивался данный Я.Корнай анализ причин дефицита, с помощью которого он показал, что патерналистские отношения между государством и предприятием, отсутствие у социалистического предприятия жестких бюджетных ограничений ведут к постоянному увеличению спроса предприятий на ресурсы, порождают хронический дефицит Чрезвычайно плодотворной представлялась также мысль Я.Корнай о том, что в традиционной социалистической экономике решающую роль играют внеценовые сигналы, а прибыль, цены и другие экономические рычаги оказывают второстепенное влияние на поведение участников экономических процессов. В качестве теоретической новации рассматривался и его тезис, что в условиях централизованной плановой экономики стихийность не исчезает, а принимает форму «торговли по поводу плана» между предприятиями и вышестоящими органами [72, с. 24—27]. Все эти принципиальные положения, выдвинутые венгерским ученым, считались в Китае «квинтэссенцией* его концепции [72, с. 24].

Особое значение, по мнению китайских исследователей, имел вывод Я.Корнай о необходимости проведения комплексной реформы. Ссылаясь на уроки реформы в Венгрии, он подчеркивал, что меры по преобразованию хозяйственного механизма следует проводить взаимосвязанно, что осуществление любой из. этих мер в отрыве от остальных может оказаться рискованным. Поскольку в середине 80-х годов многие ученые КНР предлагали сосредоточить усилия на каком-либо одном из направлений реформы (одни выступали за первоочередное проведение реформы цен, другие — реформы собственности) (см. [183, с. 5—6]), идея о комплексной реформе была воспринята с интересом.

Другой важный вывод Я.Корнай, вытекающий из опыта венгерской реформы, заключался в том, что отказ от принципов командной экономики, ослабление прямого административного контроля не означают автоматического усиления роли рынка, а ведут к замене прямого административного контроля косвенным. В соответствии с разработанной Я.Корнай классификацией современные экономические системы разделялись на четыре типа: 1А — прямое административное регулирование; 1 В —косвенное административное регулирование; 2А — неконтролируемое рыночное регулирование; 2В — рыночное регулирование с контролем на макроуровне [31, с. 168— 170]. Я.Корнай показал, что в ходе реформы в Венгрии были проведены коренные преобразования командной системы (модели 1А), однако она была заменена не рыночным регулированием с контролем на макроуровне (моделью 2В), а косвенным административным регулированием (моделью 1В). В результате перехода к этой модели предприятия оказывались в условиях двойной зависимости: от бюрократии, с одной стороны, и от рынка — с другой.

Используя классификацию Я.Корнай для анализа китайской ситуации, экономисты КНР обращали внимание на то, что в ходе реформы в Китае также наметилась тенденция к развитию в направлении модели 1В. Они подчеркивали, что при переходе к этой модели в специфических условиях Китая, характеризующихся неразвитостью товарно-денежных отношений, возникала реальная опасность дальнейшей бюрократизации управления экономикой, создавались широкие возможности для использования кадровыми работниками служебного положения в корыстйых целях. Поэтому китайские экономисты предлагали серьезно изучать опыт Венгрии и обратить особое внимание на те негативные последствия, которые может иметь переход к косвенному административному регулированию в Китае [183, с. 9—10; 275, с. 25—29].

Крайне важным представлялся ученым КНР и вывод Я.Корнай о неизбежности конфликта между требованиями повышения эффективности и этическими принципами социалистического хозяйствования. Опыт Венгрии, свидетельствовавший о появлении в ходе реформы новых социальных проблем, побуждал китайских ученых сосредоточить усилия на подготовке общественного сознания к возможным социальным последствиям радикальных преобразований, для чего следует «не преувеличивать выгод реформы для людей, не обходить вопросов о цене, которую придется заплатить за реформу, и об ударе, который она нанесет этическим принципам» [72, Є. 30].

Вместе с тем уже на начальном этапе знакомства с идеями Я.Корнай в КНР отмечалось, что при анализе причин дефицита он не раскрыл связи между хроническим дефицитом и сложившимися в рамках социалистической системы отношениями собственности. Ограниченность его концепции китайские авторы видели и в том, что он обобщил опыт лишь европейских социалистических стран [72, с. 31]. В рецензиях на «Экономику дефицита» обращалось внимание на «особую печать», которую наложила китайская специфика на явление дефицита в экономике КНР, на невозможность найти в работах Я.Корнай «готовые ответы» на вопросы, поставленные китайской практикой [472, 14.02.1987; 473, 09.02.1987]. Однако следует отметить, что и сам Я.Корнай предлагал крайне осторожно и осмотрительно относиться к использованию в условиях Китая опыта европейских стран и указывал на недопустимость рассматривать его работы в качестве «поваренной книги», содержащей готовые рецепты [31, с. 167].

В 1985—1986 гг. китайские экономисты получили достаточно полное представление о теоретических воззрениях Я.Корнай, проявив повышенный интерес к его концепции. Как писал впоследствии, характеризуя начальный этап знакомства с теорией Я.Корнай, китайский исследователь Юань Чжиган. «в экономических кругах вокруг идей Я.Корнай возник ажиотаж» [310, с. 61].

Начиная с 1987 г. китайские экономисты, с одной стороны, предприняли попытку применить идеи Я.Корнай для анализа ситуации в стране, с другой — вступили с ним в полемику по ряду вопросов. К теоретической концепции Я.Корнай обращались участники дискуссии о выборе стратегии экономической реформы, которая развернулась в 1987 г. в КНР. Так, оценивая проводимые с конца 70-х годов меры по расширению прав предприятий, ведущие китайские ученые исходили из выдвинутой Я.Корнаи гипотезы об ограничениях. Влияние идей Я.Корнаи четко прослеживалось в рассуждениях У Цзинляня, который, по сути дела, развивал его мысль о том, что в социалистической экономике единственным реальным ограничением, сдерживающим рост производства, является физическая нехватка ресурсов. У Цзинлянь показал, что у китайских предприятий отсутствовали жесткие ограничения по спросу и финансам, поэтому в результате расширения прав предприятия стали бороться между собой за дефицитные ресурсы. Это привело к негативным последствиям: возрос совокупный спрос, увеличилось давление на ресурсы, обострилась проблема дефицита. На основании проведенного анализа У Цзинлянь заключал, что курс на расширение прав предприятий не должен рассматриваться в качестве главного содержания реформы в КНР, и предлагал сосредоточить усилия на упорядочении экономических отношений, создании эффективного механизма размещения ресурсов [183, с. 3—4].

Гипотеза Я.Корнаи об ограничениях нашла отражение и в статьях другого известного экономиста Сунь Сяоляна. Он попытался на китайском материале раскрыть тезис Я.Корнаи о том, что ограничения по спросу и финансам у социалистического предприятия в большинстве случаев носят формальный характер и предприятие практически всегда может рассчитывать на помощь со стороны государства. Ученый прослеживал, как в ходе реформы в КНР государство предоставляло финансовую помощь плохо работающим предприятиям, в результате чего они оказывались в более выгодном положении, чем предприятия, работающие хорошо. Главный вывод, к которому пришел Сунь Сяолян, заключался в том, что курс на расширение прав предприятий может иметь лишь ограниченный эффект [138]. Таким образом, идеи Я.Корнаи были использованы для оценки проводимых в стране хозяйственных преобразований и нашли отражение в представлениях ученых КНР об основном содержании реформы.

Воздействие теории Я.Корнаи прослеживалось также при обсуждении вопроса о способах осуществления реформы. Ссылаясь на его работы, китайские экономисты обосновывали необходимость проведения скоординированных между собой реформ в различных областях [138; 183 и др.]. Кроме того, ученые КНР часто обращались к разработанной Я.Корнаи классификации моделей экономических систем и высказывали опасения по поводу развития китайской экономики в направлении модели косвенного административного регулирования [275, с. 26—29].

Среди работ, содержащих критику отдельных теоретических положений Я.Корнай, особый интерес представляет статья Ху Жуиня [213]. Подчеркивая, что «Корнай был первым в Восточной Европе и в мире экономистом, который подошел к раскрытию тайны дефицита с точки зрения механизма функционирования экономики, а не с точки зрения идеологических представлений и концепций» [213, с. 28], он в то же время находил в теории Я.Корнай серьезные недостатки. Самым уязвимым ее местом Ху Жуинь считал вывод о том, что главная причина дефицита при социализме связана с избыточным спросом. По мнению Ху Жуиня, основной источник хронического дефицита в социалистической экономике следовало искать в сфере предложения. Аргументируя свою позицию, он ссылался на опыт преобразований в сельском хозяйстве Китая в конце 70-х — начале 80-х годов, которые позволили повысить производственную активность крестьянства, увеличить предложение сельскохозяйственной продукции и тем самым способствовали решению проблемы дефицита [213, с. 30]. Исходя из этого, Ху Жуинь утверждал, что, анализируя факторы, порождающие хронический дефицит при социализме, необходимо «высветить причины дефицита, лежащие на более глубоких уровнях экономической системы» [213, с. 33].

В отличие от Ху Жуиня, который писал о необходимости углубления теории Я.Корнай, Чжу Цзямин считал спорными многие ее утверждения. Острой критике был подвергнут тезис Я.Корнай о дефиците как «нормальном состоянии» социалистической экономики. По мнению Чжу Цзямина, тем самым создается представление, будто дефицит «дарован социалистическому строю Верховным Владыкой» и «при социализме дефицит нельзя ликвидировать» [278, с. 52]. Он считал непоследовательной гипотезу Я.Корнай об ограничениях, указывая на недостаточный анализ процессов в сфере предложения, критиковал Я.Корнай за недооценку значения ценовых факторов, за преувеличение роли этических принципов, за описательный характер его теории, признавал применяемый им метод исследования ограниченным [278, с. 52—55]. Другими словами, многое в концепции Я.Корнай, что ранее считалось ее достоинствами, рассматривалось Чжу Цзямином как недостатки.

На наш взгляд, не со всеми его критическими замечаниями в адрес Я.Корнай можно согласиться. Представляются недостаточно аргументированными утверждения, что последний полностью отрицает возможность решить проблему дефицита при социализме, что гипотеза об ограничениях отличается непоследовательностью.

Изменения в оценках взглядов Я.Корнай в ходе реформы свидетельствовали о новом подходе к изучению его теории. Как подчеркивали китайские ученые, «в экономических кругах КНР наметилась тенденция к переходу от „ажиотажа вокруг Корнай", характерного для предшествующего периода, к трезвым размышлениям, от начального этапа перевода и ознакомления к углубленным исследованиям» [310, с. 61].

Критика идей Я.Корнай получила дальнейшее развитие в 1988—1990 гг. Ученые КНР начали противопоставлять концепции Я.Корнай теории ведущих китайских экономистов, доказывая их преимущества. Яркий пример такого противопоставления содержится в статье Хань Вэньсю, Лю Сяодуна и Чжао Цзяньпина, сравнивавших теоретические концепции Я.Корнай и Ли Инина [210]. По мнению ее авторов, между ними имелось четыре основных различия. Во-первых, Я.Корнай проводил исследование только на уровне предприятия, а Ли Инин анализировал функционирование экономики в целом, хозяйственную деятельность предприятий и экономическое поведение отдельного человека. Во-вторых, Я.Корнай описывал дореформенный хозяйственный механизм, а Ли Инин создал «конструктивное произведение» о послереформенной социалистической экономике. В-третьих, анализируя причины дефицита, Я. Корнай искал их в области спроса, а Ли Инин уделил основное внимание изучению процессов в сфере предложения. В-четвертых, «Экономика дефицита» была написана как обобщение опыта реформ в странах Восточной Европы, а книга Ли Инина учитывала специфику Китая.

«Очевидные недостатки» работы Я.Корнай авторы видели в том, что в ней не говорилось о социалистической товарной экономике, не исследовались проблемы собственности: «Реформа, направляемая такой теорией, не может стимулировать разработку концепции социалистического товарного хозяйства, не может затронуть старой системы собственности, а потому неизбежно будет половинчатой» [210, с. 38]. Они пришли к выводу, что работа Я.Корнай не может рассматриваться как исчерпывающее исследование экономики социалистических стран, поскольку «Восточная Европа не дает представления о социалистической системе в целом», поэтому «необходимо преодолеть то увлечение идеями Корнай, которое возникло после 1984 г.» [210, с. 41]. Ссылаясь на специфические особенности Китая — отсутствие жестких ограничений по некоторым видам ресурсов, своеобразие отраслевой структуры и системы хозяйствования, — авторы статьи заключали, что многие положения концепции Я.Корнай неприменимы для Китая [210, с. 41].

Преимуществу китайских теорий посвящена также статья Ду Хуэя, который сопоставил предложенные Я.Корнаи и Лю Гогуаном классификации моделей социалистической экономики. По мнению Ду Хуэя, классификация Я.Корнаи является теоретической абстракцией, а модели Лю Гогуана («военный коммунизм», «традиционная система централизованного планирования», «улучшенная система централизованного планирования», «плановое хозяйство с рыночным регулированием», «рыночная социалистическая экономика») построены с учетом исторического опыта и более приближены к китайской действительности [29, с. 54].

Критика концепции Я.Корнаи получила дальнейшее развитие в серии статей Хуа Шэна, Чжан Сюэцзюня и Ло Сяо- пэна [216]. Хотя идеи Я.Корнаи «на начальном этапе реформы в КНР были теоретической пищей для китайских экономистов», однако общенародная собственность рассматривалась им в качестве «заранее определенной теоретической предпосылки», вследствие чего вопрос о правах собственности не был затронут [216, №11, с. 21]. Именно нерешенность проблемы прав собственности, по мнению этих ученых, их подмена должностными правами являлись главной причиной кризиса экономических реформ в социалистических странах.

Следует отметить, что разработанная указанными авторами «теория должностных прав» также противопоставлялась концепции Я.Корнаи. «Раньше описание социализма содержалось, пожалуй, только в „Экономике дефицита" Яноша Корнай, — писала „Жэньминь жибао". — На десятом году китайской реформы Хуа Шэн и его коллеги Чжан Сюэцзюнь и Ло Сяопэн показали, что традиционный социализм — это экономика должностных прав... Некоторые считают, что проведенный ими анализ системы прав, возможно, более глубок, чем описание явления дефицита» [473, 09.01.1989]. Критика Хуа Шэном командно-административной системы представлялась многим китайским рецензентам более основательной, чем содержащаяся в работах Я.Корнаи.

Несмотря на то что Хуа Шэн, Чжан Сюэцзюнь и Ло Сяопэн критиковали Я.Корнаи, многие идеи венгерского экономиста нашли отражение в «теории должностных прав». Гипотеза Я.Корнаи об ограничениях и разработанная Р.Коузом теория прав собственности явились важнейшими источниками их воззрений. Однако при изложении «теории должностных прав» ее создатели практически не упоминали о концепции Я.Корнаи, поскольку многие ее положения уже адаптировались на китайской почве и воспринимались как составная часть китайской экономической мысли. В этом, на наш взгляд, заключалась особенность третьего этапа распространения в КНР идей Я.Корнай — они продолжали оказывать влияние на разработку экономических теорий, однако на авторитет Я.Корнай китайские ученые уже не ссылались. Число публикаций о нем значительно сократилось, усилилась пропаганда собственных экономических концепций.

После событий мая—июня 1989 г. критика в Китае идей Я.Корнай усилилась. Негативную реакцию вызвало появление на Западе его книги «Путь к свободной экономике» [427]. Причина критического отношения ученых КНР к этой работе заключалась в том, что в ней Я.Корнай отрицал возможность реформирования социализма и предлагал перейти к частной собственности и свободному рынку. Его вывод о том, что на определенном этапе развитие рынка вступает в противоречие с основами социалистической системы, не соответствовал ни официальным установкам руководства КНР, ни представлениям большинства китайских экономистов, выступавших за реформы в рамках социализма. Я.Корнай представлял в глазах ученых КНР целое направление в экономической науке стран Восточной Европы, сторонники которого считали, что в ходе реформы в социалистических странах может быть лишь два варианта развития событий: или создание подобия рынка под названием «рыночный социализм», или же уход от социализма [477, 1991, № 1, с. 21]. Такая постановка вопроса представлялась китайским экономистам глубоко ошибочной, свидетельствующей об «утрате веры в социализм» [477, 1991, № 1, с. 21], а тезис о несовместимости общественной собственности и рынка — не имеющим под собой реальных оснований. Показательно, что, знакомя научную общественность с содержанием книги «Путь к свободной экономике», китайские исследователи начали не с изложения основных идей Я.Корнай, а с критической рецензии на его книгу А.Ноува, которая была перепечатана журналом «Цзинцзи шэхуй тичжи бицзяо» [122].

К самой работе венгерского экономиста ученые КНР стали обращаться лишь в конце 1992 — начале 1993 г., когда внутриполитическая и экономическая ситуация в стране изменилась и многие положения, высказанные Я.Корнай, вновь приобрели для китайских исследователей аналитическую ценность. Как и в первых публикациях о книге «Путь к свободной экономике», ученые КНР утверждали, что содержащееся в ней «полное отрицание общественной собственности и социалистического пути развития в корне противоречит направлению и цели реформы экономической системы в Китае» и что концепция Я.Корнай не может рассматриваться в качестве «направляющей идеи» китайской экономической реформы [215, с. 81]. В то же время, писал автор процитированной выше рецензии Ху Юнмин, книга восполняла недостаток предшествующих работ Я.Корнаи, в которых не получил необходимой разработки вопрос о собственности, и содержала принципиальные положения, касающиеся преобразований в этой сфере. Его заинтересовали проведенный Я.Корнаи анализ внутренних противоречий концепции «рыночного социализма» и высказанные венгерским ученым опасения, связанные с той частью реформы собственности, которая предусматривает передачу государственной собственности другим государственным учреждениям и предприятиям в различных юридических формах. Ху Юнмин особо остановился на рассуждениях Я.Корнаи о необходимости передачи государственного имущества в руки действительно лучшего хозяина, на предложениях создать благоприятные условия для развития частного сектора экономики [215, с. 78—81].

Таким образом, хотя экономисты КНР и выступали против пропагандируемой Я.Корнаи идеи приватизации, они соглашались с выводом венгерского ученого о том, что в строгом смысле слова государственные предприятия в социалистических странах не являются субъектами рынка и необходима коренная перестройка системы прав собственности. Практическое значение для Китая имело исследование Я.Корнаи проблем акционирования: опыт Венгрии китайские экономисты предлагали принимать во внимание при создании акционерных предприятий в КНР. Ученые КНР также проявили интерес к анализу Я.Корнаи отношений между двумя секторами экономики: государственным и негосударственным. Ссылаясь на его идеи, китайские авторы доказывали необходимость дальнейшего развития частного сектора китайской экономики и более гибко трактовали тезис о ведущей роли государственной собственности: было признано, что в отдельных районах и отраслях государственная собственность может не играть ведущей роли и что в ходе реформы ее удельный вес может снижаться. При преобразовании государственной собственности предлагалось «думать не столько о социалистическом направлении реформы», сколько о необходимости создания новой системы социалистической рыночной экономики и об объективных требованиях экономического развития [215, с. 84].

Изучение китайских материалов, посвященных теоретическим воззрениям Я.Корнаи, позволяет заключить, что идеи венгерского ученого вызвали в КНР повышенный интерес. Дефицит, несправедливое распределение доходов, бюрократизация, инфляция были реальными проблемами, с которыми столкнулось китайское общество в 80-е годы. В связи с тем, что Я.Корнай одним из первых предпринял попытку их систематизированного исследования, его теория приобрела для китайских экономистов особую ценность. Она оказала влияние на характер выдвигаемых учеными КНР предложений по перестройке Хозяйственного механизма, которые были применены для корректировки концепции реформы исходя из новых представлений о природе дефицита и способах его устранения. Об адаптации идей Я.Корнай в Китае свидетельствуют не только изменения в логике рассуждений китайских экономистов, но и расширение используемого ими категориального аппарата. Его составной частью стала введенная венгерским ученым в научный оборот новая терминология — «нежесткое бюджетное ограничение», «торговля по поводу плана», «косвенное бюрократическое регулирование» и т.д.

Идеи Я.Корнай критически осмысливались в КНР, были отмечены некоторые слабые стороны его теории: изучение лишь предельно централизованной системы управления, а не послереформенного хозяйственного механизма, неоправданная экстраполяция явлений, связанных с хозяйствованием на микроуровне, на функционирование социалистического способа производства, отсутствие необходимого внимания к разработке проблемы собственности и четких политических рекомендаций. Эти критические замечания китайских исследователей были, на наш взгляд, справедливы и совпадали с оценкой теории Я.Корнай, содержащейся в работах ученых других стран — известного английского экономиста А.Ноува [122], польского ученого В.Заставного (см. [210, с. 39]).

С обращением китайских ученых к идеям Я.Корнай в 90-е годы его ранние теории, столь оживленно дискутировавшиеся в предыдущее десятилетие, отошли на второй план. Сам он пересмотрел свои взгляды и выступил с резкой критикой «рыночного социализма». В связи с окончательной переориентацией Восточной Европы на либерально-рыночную линию реформ в КНР значительно понизился общий интерес к восточноевропейскому опыту, в том числе и к ассоциирующейся с Я.Корнай венгерской модели. Новая радикальная экономическая концепция Я.Корнай в целом не нашла в Китае заинтересованного отклика. По словам профессора Цуй Чжиюаня (факультет политологии Массачусетского технологического института), «в ранний период Корнай не был экономистом- неоклассиком, в книге 1971 г. „Антиравновесие" он выступил против неоклассики. Однако в 1994 г. в личной беседе Корнай сказал, что, поскольку на Западе было очень мало откликов на „Антиравновесие", он уже более не придерживается высказанных в ней положений. В недавней книге „Путь к свободной экономике" он поддержал „шоковую терапию", совершенно очевидно, что он находится в рамках парадигмы неоклассической экономики» [250, с. 25]. В условиях критики неоклассической теории в КНР в 90-е годы новые идеи Я.Корнай не вызвали интереса.

В связи с противопоставлением двух моделей перехода к рынку китайским ученым кажутся неприемлемыми поддерживаемые Я.Корнай идеи «шоковой терапии». При использовании критериев «шоковой терапии» и «большого взрыва» китайский путь реформ будет оцениваться как «половинчатый». Ученые КНР считают эту «половинчатость» проявлением осторожного прагматизма китайского руководства, тогда как позиции Я.Корнай и Дж.Сакса представляются им следствием политических и идеологических «предрассудков». В предисловии к книге «Путь к свободной экономике» Я.Корнай писал, что «ядро представленных идей применимо не только в Венгрии, но и во всех других странах, переходящих от социалистического режима к свободной экономике» [427, с. 13]. Китайские авторы выразили по этому поводу несогласие, полагая, что радикальные рыночные преобразования не могут служить «вечной истиной» для абсолютно всех социалистических стран, осуществляющих экономические реформы [8, с. 37].

Своему теоретическому осмыслению пути «ухода от социализма» Я.Корнай предпослал следующие слова: «Мы в Восточной Европе находимся на пути к свободному обществу и свободной экономике, и мы должны научиться преодолевать препятствия на этом пути. Этот процесс учебы должен быть усвоен всеми живущими на огромном пространстве между Эльбой и Желтым морем» [427, с. 17]. Активно используя частные аспекты его работ (в первую очередь детально разработанные в русле методологии неоинституционализма концепции дефицита и нежестких бюджетных ограничений [458, с. 11]), китайские экономисты не признают за ученым роли арбитра в оценке реформ, отстаивая специфичность пути развития страны и ориентируясь на опыт Японии, Кореи и Тайваня. Претензии Я.Корнай и других сторонников радикальной модели на общезначимость своих научных выводов вызывают у большинства китайских ученых сомнение и недоверие. Они не считают усвоение опыта «шоковой терапии» единственно возможным способом действий, однако в то же время внимательно следят как за развитием восточноевропейских рыночных реформ, так и за теоретическими разработками, лежащими в основе этой модели.

<< | >>
Источник: Борох О.Н.. Современная китайская экономическая мысль. — М.: Издательская фирма -«Восточная литература» РАН. - 295 с.. 1998

Еще по теме Изучение восточноевропейских теорий социалистической экономики («Экономика дефицита» Я.Корнаи):

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -