<<
>>

2.1. Основные характеристики рентной экономики

В свое время Д.Ворчестер писал о различных промежуточных уровнях, от фирмы до общества в целом, на которых может определяться рента, хотя и подчеркивал, что, по его мнению, термин «рента» следует применять только к одному уровню, поскольку рента, как вознаграждение, поступает конкретному владельцу производственных факторов1.

В современных научных исследованиях, однако, все чаще используются термины «рентная экономика», «рентный капитализм», «рентное государство». Тем самым исследователи выводят традиционные рентные проблемы на уровень системного явления. Знакомство с исследованиями, посвященными анализу рентной модели экономики, позволило выделить три основных подхода к определению рентного характера экономики.

Согласно первому подходу, в настоящее время формируется новая мировая экономика (глобальное мировое хозяйство), в которой хотя государственные границы и размываются, конкуренция национальных социально-экономических систем и потенциалов обостряется. Опора на национальные конкурентные преимущества является для стран значимым фактором их социально- экономического развития и позиционирования на мировом рынке. В этой ситуации рентное состояние экономики объективно предопределяется ролью страны в мировом хозяйстве, ее положением в системе международного разделения труда (МРТ), то есть формируется закономерно, в соответствии с классической теорией относительных преимуществ, как результат международной специализации страны на наиболее конкурентном для нее производстве. Концептуальной основой данного подхода служит сырьевая теория роста, согласно которой, наличие запасов полезных ископаемых дает

стране преимущества, связанные с возможностью продажи природных ресурсов

1 Ворчестер Д.А. Пересмотр теории ренты // Вехи экономической мысли. Т. 3. Рынки факторов производства / Под общ.

ред. В.М.Гальперина. СПб.: Экономическая школа, 2000. С.374.

на мировом рынке и получении экспортных доходов2. Экономический рост начинается именно с подъема в добывающих отраслях экономики, который притягивает капитальные и трудовые ресурсы. По мере его нарастания, сверхдоходы, получаемые в сфере добычи природных ресурсов, инвестируются в инфраструктуру и отрасли, создающие добавленную стоимость, что обеспечивает диверсифицированный экономический рост.

Некоторые отечественные эксперты полагают, что дальнейший экономический рост в России только и может быть обеспечен за счет имеющегося конкурентного преимущества – добычи и экспорта природных ресурсов. Так специалист в области проблем мировой энергетики Ю.Ершов считает, что пора поставить точку в противостоянии различных оценок и подходов в вопросе выбора эффективных путей социально-экономического развития России, с самобичеванием и комплексом неполноценности по поводу «нефтяной иглы»,

«сырьевого придатка» и т.п. Не нужно излишне драматизировать ситуацию: промышленно развитые страны находятся в еще большей внешней зависимости от сырья из России, и в этом смысле их положение хуже, чем наше, что, однако, не мешает им развиваться3.

Заметим в этой связи, что теоретические основания для специализации на

основе сравнительных преимуществ Д. Рикардо разрабатывал в первой трети XIX в. с учетом ситуации совершенной конкуренции на рынках. Выгоды от разделения труда и специализации, в виде расширения кривой возможного потребления, или сэкономленного рабочего времени, так же обосновываются для модели совершенно конкурентных рынков4. Обратим внимание на аргументацию Э.

Райнерта, основателя фонда «Другой канон»5, который критически оценивает

2 Watkins M.H. A Staple Theory of Economic Growth // Canadian Journal of Economics and Political Science. 1963. Vol.

29. May.

3 Ершов Ю. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года: плюсы и минусы новой энергетической политики РФ // Внешнеэкономический бюллетень.

2004. № 4. С.39.

4См. подробнее: Даниленко Л. Мировая экономика. М.: КНОРУС, 2010. С.50-60.

5 Э. Райнерт выделяет два канона (типа) экономической теории. Первый канон, включающий в себя физиократизм, классическую политэкономию, неоклассическую теорию, нацелен на выявление универсальных истин, применимых во всех исторических и географических контекстах. Его поведенческая модель базируется на предпосылке абстрактного Homo Economicus. Задача второго канона – создание непосредственно полезной экономической теории, на основе не нереалистических предпосылок, а описания реального мира, в котором

классическую теорию относительных преимуществ, как основание для выявления межстрановых конкурентных преимуществ и определения специализации стран в МРТ в XXI в. По мнению ученого, на основании теории, построенной на абстрактных моделях и выкладках, сформировать успешную экономическую политику невозможно. «Стандартная экономическая наука доказывает, что воображаемая нация чистильщиков обуви и посудомоек может сравняться по благосостоянию с нацией, состоящей из юристов и биржевых брокеров»6. Исторический же опыт свидетельствует, что выстраивать экономическую политику на основании теории относительных преимуществ могут лишь страны, имеющие схожий уровень развития обрабатывающей промышленности. В этом случае симметричная торговля будет выгодна странам-участницам. Но если

страна, не обладающая развитой обрабатывающей промышленностью, будет специализироваться на сырьевых отраслях, в которых ее конкурентные преимущества связаны с дешевой рабочей силой и природным богатством, то такая специализация является тупиковой. Экономика, зависящая от традиционных ресурсов, слабо диверсифицируется, ограничена в возможности предоставления достаточных рабочих мест и открытия новых квалифицированных трудовых ниш. Сырьевая экономика не может быть конкурентоспособной в принципе.

Согласимся с этим мнением. В современном мире лучшим индикатором конкурентоспособности национальной экономики является мировой рынок.

От мировой экономики ХХ в. экономика нынешнего столетия отличается новой экономической географией. В 2011 г. 54% мирового ВВП производили четыре державы: США, Китай, Индия и Япония, на долю которых соответственно приходилось 23%, 17% и по 7% мирового ВВП. Ожидается, что к 2030 г. структура мирового ВВП изменится следующим образом: США – 18%, Китай –

28%, Индия – 11%, Япония – 4%7. В новой мировой экономике статус страны

предопределяется тем, каков характер ее экономики: индустриально-

человек руководствуется разнообразными мотивами и стимулами. В рамках второго канона «творили»

меркантилисты, представители исторической школы, институционалисты.

6 Райнерт Э.С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. М.: Изд. дом

ВШЭ, 2011. С.51.

7 Макроэкономическая статистика: ОЭСР и Россия // Экономист. 2012. № 12. С.89.

технологический, индустриально-сырьевой, сырьевой. Движение прогресса определяется динамикой трех факторов: изобретений, нововведений и распространением инновационных процессов и продуктов. Мир сегодня явно разделился на три зоны: зону инноваций (США, Западная Европа), производственную зону (Китай, Япония, новые индустриальные страны ЮВА и Латинской Америки) и зону распространения, где новые технологии и продукты только потребляются, но не разрабатываются и даже не производятся: страны третье зоны «попросту выменивают высокотехнологичные продукты за… товары

и услуги, преимущественно – за разные виды сырья»8.

Сырьевая специализация исключает возможность получения значимых устойчивых результатов от участия страны в МРТ, хотя бы по причине низкой добавленной стоимости в сырьевых продуктах и характера ее распределения, что имеет своим результатом системную проблему накопления9. Относительно благополучное существование (пусть и в качестве сырьевых придатков) таких экономик возможно лишь до тех пор, пока другие страны испытывают зависимость от привозных энергоресурсов. Однако, не вызывает сомнения доминирование тенденции к ослаблению зависимости мировой экономики от углеводородного сырья. Эта тенденция связана и с диверсификацией источников топливных ресурсов, и с возрастанием в развитых странах требований к охране окружающей среды, и с борьбой против мирового терроризма, чьей материальной

базой служат нефтегазовые ресурсы. В современном мире недостаток какого- либо ресурса может быть стимулом экономического развития, способствуя созданию технологий, замещающих этот ресурс. Д.Асемоглу в своей модели технологического прогресса делает акцент на разнице в относительных ценах на факторы производства и замещении одних ресурсов другими. За ХХ в. резко изменились относительные цены на ресурсы, в силу чего во многих отраслях

произошла замена относительно дорогих природных ресурсов на

8 Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. С.263.

9 Рязанов В. От рентной экономики к новой индустриализации России // Экономист. 2011. № 8. С.6.

интеллектуальный ресурс10. Примером страны, успешно заместившей недостающие природные ресурсы интеллектуальным, является Израиль11.

Вместе с тем, особая роль знаний, интеллектуального ресурса в создании стоимости в современной экономике, вызывает определенную реакцию (контрреакцию) со стороны традиционных факторов производства, значение которых сейчас переосмысливается, и традиционных экономик. Именно этим некоторые исследователи объясняют нынешний рост цен на сырьевые ресурсы. Как замечает Д.Белл, «в той мере, в какой одни экономики сейчас консолидируются как производители знаний, другие получают выгоды от экспорта ресурсов – и поэтому заметно усиливаются»12.

Яркий пример этому – Россия. Наша страна, несмотря на низкую

эффективность своего хозяйственного механизма, демонстрировала в 2000-2008 гг. очень приличные темпы роста ВВП, накапливала стабилизационный фонд и грезила ролью мировой энергетической сверхдержавы. Но может ли ресурсно- сырьевая обеспеченность быть основой для долгосрочного экономического роста страны? Ответ на это вопрос очень точно дает название одной из журнальных статей, посвященных анализу положения дел в российской экономике в первые годы XXI в. – «Рост без развития».

Проявлением феномена роста без развития является расхождение между количественными и качественными параметрами экономической динамики страны. С одной стороны, благодаря удорожанию нефтегазовых ресурсов на мировых рынках, российская экономика номинально существенно окрепла за

«тучные нулевые» годы. Так за период с 2000 по 2012 гг. среднедушевой ВВП в России вырос с 1800 до 14000 долл.; средняя заработная плата увеличилась с 79 до 835 долл.; расходы федерального бюджета в реальном исчислении выросли в

3,6 раза. С другой стороны, «долларовые» показатели быстрого роста ВВП и

заработной платы отражают движение курса национальной валюты, или, то же

10 Acemoglu D. Directed Technical Change // Review of Economic Studies. 2002. Vol. 69. № 4.

11 Сенор Д., Сингер С. Нация умных людей. М.: Карьера Пресс, 2011.

12 Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. С.51.

самое, динамику нефтяных цен. По мнению А.Кудрина, основным каналом влияния экспортно-сырьевых доходов на отечественную экономику выступает курс национальной валюты, который на протяжении всего периода 2000-2012 гг.

«двигался за ценой на нефть». Если в 1992-1999 гг. суммарные поступления экспортных «нефтедолларов» в экономику России составили 200,6 млрд. долл., то за 2000-2012 гг. их сумма увеличилась более чем на порядок, достигнув 2,3 трлн. долл. В результате среднегодовой курс рубля к доллару укрепился на 142,6%13. Таким образом, реально мы имеем усиление рисков зависимости национальной экономики и финансовой системы страны от мировой конъюнктуры, прежде всего, на сырьевых и финансовых рынках.

Другой пример роста без развития: за период 2006-2012 гг. темп роста ВВП в России формально был самым высоким среди стран G-8, при этом индекс качества экономической динамики принимал одно из самых низших значений.

«Такой феномен порождается и воспроизводится действием экспортно-сырьевой модели, тождественной по своим главным последствиям модели… проедания национального богатства России»14.

Несколько лет назад российскими властями была выдвинута идея, якобы, перспективности и престижности для России статуса «энергетической сверхдержавы» в мировой экономике. Заметим, что с самого начала у этой идеи был явный политический подтекст – «глобальная энергетическая дубинка». Отечественное научное сообщество в целом критически оценило, как шансы России соответствовать такому статусу, так и возможность извлечь из него заметные реальные выгоды. Следует заметить, что ресурсное преимущество России на самом деле иллюзорное. Исследователи называют два основных показателя странового изобилия природных ресурсов: запаса и производства в расчете на душу населения. Когда говорят об избыточности ресурсов, имеют в виду, что экономика не в состоянии их сама переработать с должной

эффективностью, а потому оказывается целесообразным их экспортировать.

13 Кудрин А. Влияние доходов от экспорта нефтегазовых ресурсов на денежно-кредитную политику России // Вопросы экономики. 2013. № 3. С.5-7, 13.

14 Индекс качества экономической динамики в 2012 г. // Экономист. 2013. № 4. С.4-5.

Согласно такому подходу, США, например, не относятся к числу нефтеизбыточных стран, хотя по объему добываемой нефти входят в первую тройку стран мира, вместе с Саудовской Аравии и России. Среднедушевой объем потребления топлива в развитых странах составляет около 5 т так называемого нефтяного эквивалента. С учетом того факта, что в России ежегодно добывается от 5 до 10 т топлива на душу населения (что заметно ниже, чем в Саудовской Аравии – 23 т, Норвегии – 33 т, Кувейте – 50 т), нынешний уровень производства

«был бы едва достаточен для покрытия внутренних потребностей, если бы она была развитой страной»15.

На самом деле, российская экономика уже сталкивается с дефицитом энергии. Как отмечает исполнительный директор Центра по эффективному использованию энергии И.Башмаков, «дефицит энергетических мощностей и природного газа уже стал тормозом экономического роста в России. Энергетики и газовики с изумлением обнаружили, что спрос на их продукцию растет гораздо быстрее, чем предполагалось в соответствии с «Энергетической стратегией», а резервов для наращивания производства катастрофически не хватает»16. При этом специалисты подчеркивают крайне низкую энергоэффективность российской экономики: в то время как удельный вес России в мировом ВВП составляет 2,5%, доля российской экономики в мировом потреблении энергии – 6%17.

Доказывалось так же, что в странах с населением свыше 50 млн. человек

достижение высокого уровня жизни лишь за счет использования углеводородного потенциала невозможно в принципе, поскольку для этого необходимо экспортировать не менее 40-50 т нефтяного эквивалента в год на душу населения18. Акцент делался и на отсутствие надежных прогнозов роста

потребления энергоресурсов в мировой экономике19.

15 Полтерович В., Попов В., Тонис А. Механизмы «ресурсного проклятия» и экономическая политика // Вопросы экономики. 2007. № 6. С.5, 6.

16 Башмаков И. Энергетика России: стратегия инерции или стратегия эффективности? // Вопросы экономики. 2007.

№ 8. С.105.

17 Миронов В., Пухов С. Российская экономика в контексте развития мировых энергетических рынков // Вопросы экономики. 2006. № 8. С.121.

18 Милов В. Может ли Россия стать энергетической сверхдержавой? // Вопросы экономики. 2006. № 9. С. 22, 24.

19 Башмаков И. Энергетика России: стратегия инерции или стратегия эффективности? // Вопросы экономики. 2007.

№ 8.

Что касается зарубежных аналитиков, то их оценки возможностей России стать мировым энергетическим лидером существенно расходятся. Например, М.Голдман утверждает, что Россия вновь стала сверхдержавой, «на этот раз энергетической», как никогда обрела уверенность в собственных силах, и располагает такой властью над европейскими соседями, которая не снилась ни царям, ни секретарям коммунистической партии20.

А вот Д.Лэйн полагает, что энергетический потенциал России едва ли стоит

рассматривать в качестве основания для причисления ее к клубу мировых экономических держав. «Саудовская Аравия, занимающая периферийное положение в мировой политической системе, служит хорошим примером политических и экономических ограничений, с которым может столкнуться любой крупный поставщик энергоносителей». По мнению ученого, современная российская экономика представляет собой «своеобразный гибрид, в котором сочетаются раздутый сектор, ориентированный на экспорт природных ресурсов, и деградирующая на этом фоне обрабатывающая промышленность», что дает

основание определить ее, как слабую гибридную экономику21.

К.Кордонье считает, что экономика России являет собой квазирентную модель. С одной стороны, несмотря на тот факт, что сырье и полуфабрикаты составляют преобладающую долю российского экспорта, по обеспеченности природными ресурсами на душу населения Россия отстает от чисто сырьевых экономик (Алжира, Венесуэлы, Саудовской Аравии). С другой стороны, в плане международной торговли российская экономика диверсифицирована гораздо в меньшей степени, нежели экономики, например, Бразилии, Индонезии или Мексики22. Кроме того, К.Кордонье диагностирует в России «голландскую болезнь» и полагает, что она будет прогрессировать. Если же «свое развитие

Россия свяжет с добычей нефти и газа, то лучшее, на что она может рассчитывать,

20 Goldman M. Petrostate: Putin, Power and the New Russia. NY: Oxford University Press, 2008. P.14, 207, 3.

21 Лэйн Д. Российская трансформация: становление мировой державы? // Мир России. 2010. № 4. С.12-13, 19.

22 Степень диверсифицированности экономики исследователь определяет по доле сырья в национальном экспорте, который, заметим, сильно зависит от изменения мировых ресурсных цен. Повышение цен на сырье ведет к росту номинальной стоимости сырьевого экспорта и увеличению его доли в экспорте страны.

это уровень душевого дохода стран типа Венесуэлы и Алжира – далеко не радужная перспектива», – заключает эксперт23.

С нашей точки зрения, важным является и тот факт, что в глобальной системе хозяйства товар становится глобальным, то есть его цена не только складывается под влиянием глобальных факторов, но и сама становится таким фактором. Особенностью формирования цен на многие сырьевые товары стало давление на процесс и результат ценообразования финансово-спекулятивных операций. Ярким примером является рынок нефти, цена на которую сегодня в значительной степени определяется факторами, не имеющими отношения к условиям добычи или транспортировки. Например, накануне кризиса в 2008 г. объем рынка нефтяных фьючерсов в 20 раз превышал объем реальных продаж нефти. А колебания цены на нефть, в свою очередь, влияют на всю глобальную систему. Попытки же России рассматривать нефть как товар, предложение и цену которого можно контролировать, а продажу которого можно рассматривать как инструмент манипулирования другими странами, являются устаревшими. Как замечает П.Ратленд, имеется серьезное противоречие между логикой сверхдержавы и логикой энергетического рынка: сырьевые ресурсы трудно обратить в политическое влияние, а попытки сделать это не обеспечивают ни

лояльности, ни уважения, и обычно получают отпор24. Кроме того, относительные

конкурентные преимущества, связанные с базовыми факторами производства, служили основой развития индустриальной социально-экономической системы. В экономике, претендующей на статус новой индустриальной, ведущую роль играют инновационные факторы, «обеспечивающие конкурентные преимущества на всех стадиях цепочки создания добавленной стоимости»25.

В рамках второго подхода к определению рентного характера экономики,

избыток природных ресурсов в стране и ее сырьевая специализация

23 Кордонье К. Диагноз: природная рента // Стратегия России. – 2005. - № 3: http://www.fondedin.ru/sr/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=1109933645&archive=1112609966&start_f rom=&ucat=14& (дата обращения: 15.06.2012).

24 Rutland P. Russia as an Energy Superpower // New Political Economy. 2008. Vol. 13. № 2. P.206.

25 Кондратьев В., Егоров А., Аукционек С. Оценки конкурентоспособности стран // Мировая экономика и международные отношения. 2013. № 2. С.12.

рассматриваются как необходимое, но недостаточное условие становления рентной экономики. Рентный характер экономики связывается с особенностями институционального развития страны. Такой подход к рентной проблематике предполагает использование категорий «рентный институт», «рентная политика», делает акцент на исследовании рентоориентированного поведения хозяйствующих и регулирующих субъектов, как проявления рентных отношений в современной экономике26.

Многочисленные истории, как успехов, так и неудач развития богатых

ресурсами стран, привели ученых к мысли о том, что следует различать богатство природными ресурсами и зависимость от природных ресурсов. В исследованиях В.Рязанова анализируются два возможных варианта реализации модели сырьевой экономики. Сырьевая экономика может быть ресурсообеспеченной, что потенциально дает ей конкурентное преимущество, позволяющее реализовать самодостаточную модель экономического роста с преимущественной ориентацией на внутренний спрос27. Но сырьевая экономика может развиваться как рентно-сырьевая, в которой «добывающий сектор хозяйства занимает… доминирующее место в структуре народного хозяйства, исходя из его доли в ВВП, формировании доходов государственного бюджета, обеспечения занятости и т.п.». В этом случае, «основным источником добавленной стоимости становится рента, создаваемая в отраслях добывающей промышленности» и, следовательно, такую экономику уместно определять как рентоориентированную28.

В качестве примера первого варианта ученый приводит США, Канаду,

Норвегию, Австралию, и отмечает, что теоретически и Россия может развиваться с опорой на самодостаточную модель роста. Но практически наша страна развивается по второму варианту и относится к группе стран, в которых доля

рентного дохода от топлива и минерального сырья в валовом национальном

26 Латков А. Функционирование системы рентных отношений: противоречия, особенности, динамика // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук: 08.00.01. Саратов, 2008. С.

12.

27 Рязанов В. Экономика рентных отношений в современной России // Христианское чтение. 2011. № 4. С.149.

28 Рязанов В. От рентной экономики к новой индустриализации России // Экономист. 2011. № 8. С.4.

доходе превышает 30%. Вот неполный перечень таких стран, по состоянию на

2001 год: Республика Конго (54,6%), Узбекистан (49,8%), Нигерия (43%), Азербайджан (41,7%), Йемен (36,4%), Россия (31,3%)29.

Обратим внимание на тот факт, что многие из этого списка включены в другой перечень – так называемых несостоявшихся государств. Некоторое время назад появилось направление исследований, объектом которых выступают несостоявшиеся государства (failed states), которые существуют не столько реально, сколько формально, становясь просто географическими понятиями. Исследователи считают, что из 100 стран, считавшихся на протяжении последней четверти ХХ в. переходными (в политическом или социально-экономическом смысле), действительно продвинулись вперед лишь менее 20. В список государств, оказавшихся неспособными провести реформы по укреплению государственности и улучшению управляемости, вошли Афганистан, Демократическая Республика Конго (бывший Заир), Конго (Браззавиль), Нигерия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Эфиопия и др. «Негодность» государства усугубляется разными факторами, в числе которых выступает изобилие полезных ископаемых на их территории, обогащающее, однако, лишь

узкую верхушку правящего слоя30.

Подобные идеи высказываются и в работах С.Кимельмана. Ученый различает две альтернативные модели развития государств, имеющих развитый топливно-сырьевой сектор экономики, генерирующий высокий уровень природной ренты: либо быстро развивающуюся социально-направленную рентную экономику, подкрепленную модернизированной обрабатывающей и перерабатывающей промышленностью, либо антисоциальную, деиндустриализированную и деградирующую экономику. Для стран, реализующих антисоциальную модель сырьевого развития (Алжир, Нигерия, Эквадор и др., в

число которых С.Кимельман включает и Россию) характерны общие

29 Полтерович В., Попов В., Тонис А. Механизмы «ресурсного проклятия» и экономическая политика // Вопросы экономики. 2007. № 6. С.7.

30 Красильщиков В. Актуальный предмет исследования: несостоявшиеся государства // Мировая экономика и международные отношения. 2008. № 7. С.102-103.

экономические и социальные дисфункции: высокая инфляция, деградация несырьевых секторов национальных экономик, инновационная неразвитость, экологические проблемы, появление «скороспелой» национальной олигархии, резкий рост коррупции, финансовой и криминальной преступности, высокий уровень социального расслоения, низкий уровень пенсионного обеспечения и других социальных гарантий при одновременно высоком уровне социальной демагогии31.

Третий подход к определению рентного характера экономики связан с тем

фактом, что рентная экономика, основанная на природной ренте, является не единственно возможным вариантом такового. Помимо природной ренты, основанием страновой специализации и национального экспорта может быть, например, желание страны получить технологическую ренту (квазиренту), финансовую ренту. «Монополизация природных ресурсов, новейших технологий и даже организационных структур составляет ткань современной «рентной экономики», включая движение фиктивного капитала», – подчеркивает В.Мещеров32. «Рентная природа экономики – это не только признак аграрной (докапиталистической) экономики, но и современного капитализма, которому все в большей степени присущ рентный характер», – отмечает В.Рязанов33. Поскольку на мировой рынок страны поставляют высокоприбыльный товар, поэтому «всякая (курсив наш – Л.Д.) национальная экономика, участвующая в мировом хозяйстве… может считаться рентной», – утверждает С.Яцкий34.

В данном исследовании мы будет придерживаться традиционной точки

зрения на сущность рентной экономики. А традиционно понятие «рентный капитализм» применяется для характеристики подгруппы нефтеэкспортирующих стран, специфика которых связана со значительной долей нефтепродуктов в

экспорте; преобладанием среди буржуазии слоя рантье, и компрадорским

31 Кимельман С. Сырьевая экономика России: правда и вымыслы. URL:

http://viperson.ru/wind.php?ID=580973&soch=1 (дата обращения 08.10.2012).

32 Мещеров В. Рыночный механизм рентных отношений в мировой экономике // Экономические науки. 2010. № 11. С.301.

33 Рязанов В. Экономика рентных отношений в современной России // Христианское чтение. 2011. № 4. С.153.

34 Яцкий С. Рентная экономика: политико-экономический аспект // Вестник Югорского государственного университета. 2011. Вып. 4 (23). С.149-150.

характером правящей элиты, живущих за счет нефтяной ренты и тратящих ее не на реальные инвестиции, а на предметы роскоши; отсутствием заметной обрабатывающей промышленности. Иногда специалисты уточняют вариант рентного капитализма – рентный капитализм периферийной зоны мировой экономики. Данный вариант «представляет собой особую модель развития, опирающуюся на рентные отношения между центром и периферией мирового хозяйства, с выгодами для последней»35. Начиная с 1970-х гг. этот вариант реализуется, в частности, в странах Ближнего Востока (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ), приблизившихся в начале XXI в., благодаря высоким запасам нефти на душу населения, к европейскому уровню потребления36.

Примечательно, однако, что льющийся уже более полувека поток

нефтедолларов в эти страны так и не обеспечил создания там инновационной и динамичной экономики. Природные ресурсы и благоприятная рыночная конъюнктура позволили повысить уровень жизни населения, но не заложить базу для самоподдерживающегося экономического роста. Доходы от экспорта нефти использовались не на развитие обрабатывающей промышленности, а на импорт готовой продукции, покупку вооружения, финансовые инвестиции. Например, в первое десятилетие XXI в. страны Персидского залива вложили в недвижимость на Западе 650 млрд. долл. экспортной выручки37. В результате, хотя по показателю среднедушевого ВВП эти государства выглядят вполне прилично, по уровню развития они находятся далеко не на первых местах в мировой «табели о

рангах»38.

35Рязанов В. Рентная модель экономики и ее особенности // Рязанов В.Т. Хозяйственный строй России: на пути к другой экономике. Сб. статей. СПб.: Издат. дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2009. С.265.

36 Полтерович В., Попов В., Тонис А. Механизмы «ресурсного проклятия» и экономическая политика // Вопросы экономики. 2007. № 6. С.26.

37 Сенор Д., Сингер С. Нация умных людей. М.: Карьера Пресс, 2011. С.252-253.

38 Роль отдельных стран в мировой экономике может быть определена на основе разных показателей их развития.

Если ориентироваться на объемы производства, то лидирующие позиции занимают США, Китай, Япония, Индия. Если же учесть движение капитала (портфельные инвестиции), то велика роль международных финансовых центров: Сингапура, Японии, Великобритании. Если принять во внимание обеспеченность таким фактором производства как труд, то Китай и Индия играют значимую роль в мировой экономике (там проживает около 40% населения планеты). В рамках Всемирного экономического форума публикуются рейтинги, в которых большинство стран планеты ранжируются по уровню конкурентоспособности, по индексу развития человеческого потенциала, по уровню развития социального капитала и др., и тут первые места занимают скандинавские страны: Норвегия, Финляндия, Швеция.

В этой связи ключевым видится вопрос о принципиальной возможности реинвестиции рентного дохода, полученного такими государствами, в собственную промышленность. Очевидно, что рентный доход выступает как одна из предпосылок возникновения производительного капитала. Сырьевая ресурсообеспеченность страны может стать двигателем роста экономики лишь при наличии ряда условий технологического и социального характера: высокая наукоемкость производства и высокий уровень человеческого капитала. В отсутствии собственной научной и исследовательской базы, инженерного корпуса, квалифицированной рабочей силы в таких странах как Бахрейн, Катар, то есть при отсутствии других необходимых предпосылок, рентные доходы не являются авансированным капиталом и в принципе не могут быть реинвестированы, что и подтверждает характер их вложений (в акции, инструменты долгового финансирования, недвижимость).

Россия занимает свое место в числе экономик, экспортирующих на мировой рынок углеводородное сырье. По оценкам М. Ершова, наша страна превратилась в главного сырьевого экспортера в мировом хозяйстве, доля которого в мировой добыче, например, нефти значительно превышает долю в общемировых запасах:

12,9% против 5,6%39. По разведанным запасам нефти Россия сегодня входит в

десятку ведущих стран мира, а по запасам газа занимает 1-2 места (17,6% в 2013 г.). В настоящее время Россия является вторым по значению экспортером нефти и ведущим экспортером природного газа (20%)40. Первые места в мире Россия занимает и по объемам экспорта алюминия, никеля, азотных удобрений, третьи- четвертые места – по поставкам проката черных металлов и калийных удобрений. Заметно ее присутствие на рынках лесоматериалов41.

Рентно-сырьевой характер российской экономики, ее зависимость от

внешних факторов – мировых рынков товаров и капиталов – признают многие

39 Ершов М. Два года после кризиса: усиление рисков «второй волны»? // Вопросы экономики. 2011. № 12. С.19,

20.

40 Симония Н. «Революция сланцевого газа»: мифы и реалии // Мировая экономика и международные отношения.

2013. № 12. С. 12.

41 См. подробнее: Даниленко Л. Россия в системе международного разделения труда // Вестник ИНЖЭКОНА. Серия: Экономика. 2008. Вып. 3 (22).

исследователи и политики. Но насколько сильна эта зависимость? В чем она проявляется, и какие угрозы несет будущему России? Подобные вопросы носят дискуссионный характер как в политической, так и в научной среде, и в следующих параграфах мы сконцентрируемся на их обсуждении и идентификации модели социально-экономической системы России.

<< | >>
Источник: Даниленко Людмила Николаевна. Рентно-сырьевая экономика России и проблемы ее трансформации. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Псков –2014. 2014

Еще по теме 2.1. Основные характеристики рентной экономики:

  1. ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОГРАММ РЕГИОНА
  2. 7.1. Виды облигаций и их основные характеристики
  3. 1.1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ
  4. 9.1.Основные характеристики экономики cтран  промышленно         развитой зоны
  5. Лекция 3. Общая характеристика рыночной экономики
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. 2.1. Основные характеристики рентной экономики
  8. Активизация роли потребителей и их основные характеристики
  9. 2.4. Политология теория власти и властных отношений; политическая жизнь; основные характеристики политической жизни; политическая система; институциональные аспекты политики.
  10. 52. Монополистическая конкуренция: основные характеристики, аргументы «за» и «против». Равновесие фирмы в условиях монополистической конкуренции в краткосрочном и долгосрочном периодах.
  11. 2.1. Экономическая сущность, основные характеристики и предпосылки развития системы государственных закупок
  12. Глава 5 ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ. ТЕОРИИ СТОИМОСТИ, ДЕНЕГ И ЦЕНЫ
  13. Закономерности и основные черты переходной экономики
  14. РАЗДЕЛ 1 ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИК
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -