<<
>>

§ в. Развитие промышленной техники

A. Riedler, Uber die geschichtliche und zukttnftige Bedutung der Technik, Berlin, 1900; O. Kammerer, Die Usrachen des technischen Fortschritts, Leipzig, 1910; он же, Die Technik der Lastenfftrderung einst and jetzt, Miinchen, 1907.
— Ch. Babbage, On the economy of machinery and manufactures, London, 1832, A. Ure, Philosophy of manufactures. Exposition of economy of the tory system of Great Britain, 2 ed, London, 1835; A. Graziani, Studij sullateoria economics delle macchine, Torino, 1891; G. v. Schultze-Gaevernitz, Der Grossbetrieb ein wirtschaftlicher und sozialer Fortschritt, Leipzig, 1892; C. Ergang, Unitersuchungen zum Maschinenproblem in der Volkwirtschafts- lehre, Karlsruhe, 1911. К. Маркс, Капитал, 3 т., 1867—1894; L Brentano, Uber die Ursachen der heutigen sozial n Not, Leipzig, 1889. Ср. далее исчерпывающий обзор у В. Зомбарта, I, 181 сл., II, 609 сл.

Нелегко дать точное определение понятию «фабрика». При этом слове нам прежде всего рисуется паровая машина и общее механизирование процесса труда. Однако, предшественниками машины были так называемые аппараты, орудия производства, так же, как и машины, нуждавшиеся в управлении, но обычно приводимые в движение водяной силой. Отличие здесь состоит в том, что аппарат служит человеку, в то время как о современной машине можно сказать как раз обратное. Но наиболее резким отличительным признаком современной фабрики являются главным образом не применяемые орудия, не характер процесса труда, но сЬединение владения мастерской, орудиями, источником силы и сырым материалом в одних руках — руках предпринимателя. До XVIII в. подобное соединение мы видим лишь в немногих отдельных случаях.

В Англии — этом классическом примере капиталистической эволюции, хотя она кое в чем и следовала примеру других стран, например, Италии — намечается следующая линия развития209. 1) Старейшей настоящей фабрикой, хотя и приводившейся в движение еще водяной силой, является, несомненно, учрежденная в 1719 г.

шелковая фабрика в Деруэнте (около Дерби)27, работавшая в силу патента на изобретение, которое на самом деле было украдено владельцем фабрики в Италии. Там издавна существовали шелковые фабрики на различных условиях собственности; они служили, правда, для производства предметов роскоши и принадлежали к эпохе еще не характерной для современного капитализма; однако, они должны быть упомянуты здесь, так как орудия производства и все прочее принадлежало уже там одному предпринимателю. — 2) Шерстяная мануфактура возникает на основании патента в 1738 г., данного после изобретения аппарата, приводящего, с помощью водяной силы, в движение 100 шпулек. — 3) Далее идет развитие полуполотняного производства. — 4) Начинается систематическое развитее гончарного дела после опытов в Стаффордшире: работы над глиной производились с помощью водяной силы, с разделением труда; орудия труда и мастерская составляли собственность предпринимателя. — 5) С XVIII в. возникает производство бумаги, но оно развивается прочно лишь вместе с расширением газетного дела, письменного делопроизводства и деловой переписки.

Решающим моментом при проведении рационализиро- вания и механизирования процессов производства являются судьбы хлопчатобумажной мануфактуры, которая в XVII в. в широком масштабе была занесена с континента в Англию и там должра была выдержать такую же тяжелую борьбу со старой, существовавшей с XV в. национальной отраслью производства — шерстяной промышленностью, какую эта последняя вела с производством полотна. Могущество шерстяных заводчиков было настолько велико, что им удалось провести ограничение, даже запрещение полульняного производства, вновь разрешенного лишь манчестерским актом в 1736 г. Фабричное производство хлопчатобумажных изделий сначала было затруднено в своем развитии тем, что наряду с улучшением системы и увеличением ткацких станков веретена сохранили свою старую средневековую конструкцию и не могли поставлять вовремя для станков надлежащего количества пряжи. С 1769 г.

це- лый ряд технических улучшений в системе веретен изменил положение в обратную сторону: при помощи водяной силы механическим путем нитки стали производиться в таком количестве, что ткацкие станки не успевали их перерабатывать. Это несоответствие было устранено в 1785 г. благодаря изобретению механического ткацкого станка Карт- райтом28, который один из первых изобретателей применил к технике положения науки и решал ее проблемы на основании теоретических исследований и построений.

Но даже при таком перерождении орудий производства развитие остановилось бы и капитализм не принял бы его современных форм, если бы уголь и железо не обеспечили ему победу. Нам известно, что каменный уголь, как горючее вещество, употреблялся уже в средние века — в Лондоне, Льеже, Цвиккау21029. В технике же производства при обработке и переработке железа до начала XVIII в. употреблялся древесный уголь. Обезлесение Англии, которого Германии удалось избежать благодаря случайным обстоятельствам, привело к тому, что в XVII и XVIII вв. развитие капитализма почти совершенно приостановилось. Уничтожение лесов в известный момент повсюду тормозило индустриальное развитие. Лишь благодаря введению в дело каменного угля обработка железа освободилась от такого подчинения наличию данных природой материалов растительного царства. Правда, первые доменные печи начали появляться уже в XV в., но они топились дровами и работали не на частную промышленность, но на нужды военные и, отчасти, на потребности мореплавания. Далее, в XV в. была изобретена железосверлильная машина для выделки пушечных дул. Одновременно с ней появились большие тяжелые железные молоты до 10 центнеров весом, приводимые в движение водяной силой (гидравлические молоты), так что наряду со сверлением оказалась возможной механическая ковка литого железа. Наконец, в XV в. возникли прокатные мастерские в современном смысле этого слова. Дальнейшее развитие поставило на очередь две трудные проблемы, выдвигавшиеся опасностью обезлесения и прорывами воды: Разрешение первой проблемы было тем настоятельнее, что, в противоположность подъему текстильной промышленности, английская металлургическая промыш- ленность начала приходить в упадок и к началу XVIII в., казалось, готова была окончательно замереть.

Затруднение было устранено изобретением способа получать из угля кокс2110, в 1735 г., и применением с 1740 г. кокса для доменных печей. Этот успех был еще более закреплен применением с 1784 г. процесса пудлингования31. Опасность, грозившая рудному делу, пала вместе с изобретением паровой машины. Первые робкие попытки показали возможность поднимать воду при помощи огня, а потом за период времени с 1670 до 1770 гг. и далее до конца XVIII в. паровая машина достигла такой степени совершенства, что добыча угля сделалась возможной в количестве, необходимом для современной индустрии.

Вышеописанный ход развития оказал влияние на промышленность в трех направлениях. Прежде всего уголь и железо освободили технику и вместе с тем и возможности производства от рамок, связанных с применением органических материалов; пала зависимость также от жйвот- ной силы и роста растений. Хищническая разработка дала в изобилии ископаемый горючий материал и железную руду — основу такого широкого развития промышленности, о котором раньше нельзя было и подумать. Таким образом, железо явилось важнейшим фактором в развитии капитализма, и мы не можем себе вообразить, как бы без этого пошло его развитие дальше, какой бы вид приняла культура Европы вообще*. Далее механизация процесса производства благодаря применению паровой машины освободила его от подчинения органическим рамкам человеческого труда, хотя, конечно, не вполне: для обслуживания машины человеческий труд, само собой разумеется, остается необходим; однако, механизация всегда проводилась именно в целях его вытеснения. Каждое новое изобретение приводит к замене огромного количества рабочих небольшим числом людей, обслуживающих машины. Наконец, при содействии науки производство освободилось от устарелых, традиционных его способов. Производство вступило в союз со свободно открывающим новые пути интеллектом. Тем не менее, большинство изобретений XVIII столетия было сделано отнюдь не в результате специальных научных изы- еканий: когда был открыт процесс превращения угля в кокс, никто поначалу и не подозревали, что он означает в химическом отношении. Лишь связь с современной наукой, систематическая работа в химических лабораториях со времени Юстуса Либиха32, сделали индустрию тем, что она из себя теперь представляет, и содействовали полному расцвету капитализма.

Новая форма производства, развившаяся в Англии в XVIII в. и основывающаяся на соединении в руках частного предпринимателя всех средств производства, вначале рекрутировала рабочую силу искусными принудительными мерами, хотя и не прямого характера. Сюда относится прежде всего два закона: закон о бедных и закон об учениках королевы Елизаветы. Их появление было вызвано громадным количеством бродячего люда в стране, обезземеленного аграрным переворотом населения. Вытеснение мелких оброчных крестьян крупными арендаторами и превращение пахотных полей в пастбища для овец (хотя это явление часто переоценивалось) приводили к тому212, что число народа, занятого в сельском хозяйстве, постепенно уменьшалось и одновременно увеличивалось количество безработных, которые и были подвергнуты принудительному трудоустройству. Тот, кто не подчинялся добровольно, заключался в работный дом с его строгой дисциплиной. Кто оставлял работу без разрешения хозяина или предпринимателя, считался бродягой. Единственной формой помощи безработным была отправка их в работные дома. Именно таким способом и рекрутировалась в первое время рабочая сила для фабрик. С большой неохотой подчинялись рабочие дисциплине труда. Но власть имущего класса была слишком велика: она опиралась на мировых судей, решавших дела не на основании определенных законов, но в зависимости от массы отдельных предписаний и по собственному усмотрению; до второй половины XIX в. предприниматели произвольно распоряжались рабочей силой, загоняя ее во вновь возникающие предприятия. Но вместе с тем уже с начала XVIII в. в процессе урегулирования взаимоотношений между предпринимателем и рабочими начали выявляться элементы современного нормирования условий. Первые truck-законы были изданы при королеве Анне и Георге I33. Они устанавливали систему оплаты труда рабочих товарами. Если в течение всех средних веков трудящийся боролся за то, чтобы самому сбывать на рынок свой продукт, то теперь законодательству приходилось защищать его от навязывания ему чужих продуктов за его труд и обеспечить ему денежное вознаграждение213.

Другим источником рабочей силы явились в Англии мелкие ремесленные мастера, в огромном числе превращавшиеся в фабричный пролетариат.

Главными источниками сбыта изделий новой промышленности на рынке являлись — война и роскошь, нужды армии и создание придворной пышности214.

Армии становились все более и более крупными потребителями фабричных изделий по мере того, как возрастали размеры оплачиваемых войск, в них прогрессировала дисциплина и совершенствовались вооружение и военная техника. Для текстильной промышленности важным обстоятельством явилось введение военной формы, как средства установления дисциплины и облегчения надзора; для железной индустрии — потребность в орудиях и снарядах; для торговли — потребность в жизненных припасах. К сухопутному войску присоединялся еще и флот. Увеличение размеров военных судов открыло индустрии новый рынок для сбыта. В то время, как размеры торговых судов почти не изменились до самого конца XVIII в., составляя в среднем для приходящих в Лондон судов еще в 1750 г. всего 140 тонн, военные суда уже в XVI в. достигали вместимости в 1000 тонн, а в XVIII это сделалось нормальным. Потребности армии и флота возрастали с увеличением числа и протяжения путей военных судов (а также и торговых) в особенности начиная с XVI в. Если до тех пор длительность пути на восток обычно равнялась году, то теперь суда оставались в плавании гораздо большее время. Одновременно передвижение войск на более далекие расстояния во время сухопутных походов вызвало необходимость усиленного снабжения их амуницией, провиантом и т. д. Наконец, начиная с XVII в., постройка судов и производство орудий идут необыкновенно ускоренным темпом.

В. Зомбарт полагает, что однообразные массовые потребности войны явились одним из основных условий развития современного капитализма. Эту мысль надобно ограничить должной мерой. Действительно на нужды армии и флота ежегодно расходовались огромные суммы: в Испании 70% всех государственных доходов, в других государствах — 2/3 и более. Однако, помимо европейского Запада, например, в царстве Великого Могола и в Китае, мы встречаемся с громадными, хотя и не обмундированными, но снабжеными оружием армиями; тем не менее там это не привело к развитию капитализма. Кроме того, и на Западе, помимо участия капиталистической промышленности, потребности армии все в большей степени удовлетворялись силами самого государства, учреждением государственных мастерских и мастерских для производства предметов вооружения и амуниции. Поэтому думать, что именно война, как таковая, создавая потребности армии, является одной определяющих сил при возникновения современного капитализма, представляется нам неправильным. Война, и не только в Европе, является, конечно, проводником капитализма, но вовсе не служит основной причиной его возникновения. Иначе с ростом удовлетворения потребностей армии собственными силами государства капитализм должен был бы падать, но этого мы отнюдь не наблюдаем.

Наиболее яркую картину того влияния, которое оказало на развитие промышленности стремление двора и дворянства к роскоши, мы видим во Франции215. В XVI в. ежегодные траты короля на предметы роскоши зачастую доходили до 10 млн. ливров. Такие огромные траты династии и высших слоев населения способствовали возникновению громадного числа предприятий. Важнейшими предметами производства были (помимо лакомств, таких как шоколад, кофе и т. п.): кружева (XVI в.), тонкое белье (для стирки и глаженья которого возникли специальные мастерские XVII в.), чулки (XVI в.), зонтики (XVII в.), набивные материи (XVII в.), обои (XVIII в.). По количеству сбыта наиболее важными оказывались две последние отрасли производства. Они означали демократизированиерсскоши и тем представляли собой решительный поворот к капитализму.

Придворная роскошь существовала в Китае и в Индии в размерах, никогда и нигде в Европе не виданных. И несмотря на это, она не послужила толчком к развитию капитализма и капиталистического производства, так как эти потребности удовлетворялись на основе принудительных повинностей подданных. Эта система установилась так прочно, что даже в наше время крестьяне окрестностей Пекина обязаны поставлять ко двору те же предметы, что и триста лет тому назад, и так как они уже не умеют выделывать их сами, то им приходится покупать их у соответствующего предпринимателя. В Индии и Китае и потребности войска удовлетворялись путем повинностей и барщины. В Европе, подобно Востоку, также были известны принудительные литургии, хотя и в несколько иной форме. Здесь князья косвенными мерами превратили рабочих, занятых в производстве предметов роскоши, в крепостных, наделив их землей, дав им привилегии, связав долгосрочными контрактами и тем прикрепив их к мастерским. Однако, мы не видим этого во Франции, классической стране производства предметов роскоши: здесь скорее сохранилась ремесленная форма производства — частью в виде мастерских, частью в виде сдачи работы на дом. Ни техника, ни экономика такого производства не потерпела коренных изменений. Вследствие демократизирования роскоши и предъявляемых требований на ее суррогаты, известная часть предприятий, вырабатывающих предметы роскоши, обратились к производству изделий массового сбыта, что и явилось поворотом к капитализму. Это движение отличалось стремлением дать наиболее дешевый продукт, в то время как предприятия по производству предметов роскоши для двора, как и цеховое ремесло, обращали главное внимание на качество изделий. Первой вступила на путь стремления понижать цены путем государственной политики Англия, на исходе XV столетия; желая вытеснить с рынка фландрскую шерсть, правительство установило всевозможные запрещения вывоза.

Революция цен в XVI и XVII вв. дала решительный толчок для осуществления чисто капиталистической идеи — получать прибыль путем удешевления производства и понижения цен216. Причиной этой революции с полным правом можно считать постоянный приток благородных металлов, явившийся следствием открытия заокеанских стран. Революция эта длилась с 30-х годов XVI в. до Тридцатилетней войны, но различно повлияла на отдельные отрасли хозяйственной жизни. Почти все продукты сельского хозяйства повысились в цене*, что открыло возможность производства их для сбыта. Совершенно иначе шло развитие цен на промышленные изделия. Цены на них остались теми же или повысились в самой незначительной степени; таким образом, по сравнению с ценами на продукты сельского хозяйства, они скорее упали. Это относительное падение цен на промышленные изделия сделалось возможным лишь вследствие перемен в технике и экономике и, в свою очередь, породило стремление увеличить прибыль путем удешевления производства. Таким образом, не развитие капитализма предшествовало понижению цен, но, наоборот, сначала относительно упали цены, а затем уже появился капитализм.

Стремление к усовершенствованию техники и экономики с целью понижения цен уменьшением издержек производства породило в XVII в. лихорадочную погоню за изобретениями. Все тогдашние изобретатели имели в виду удешевление производства; мысль о вечном двигателе, как источнике энергии, является лишь одной из иллюстраций этого общего движения. Конечно, фигура изобретателя не чужда и более ранним временам. Однако, при рассмотрении конструкций самого замечательного из изобретателей докапиталистической эпохи, Леонардо да Винчи — ибо эксперимент впервые возник на почве разрешения вопросов искусства, а не науки — мы замечаем, что раньше изобретатели имели в виду не удешевление производства, но разрешение той или иной технической проблемы. Изобретатели докапиталистической эпохи работали эмпирически. Их изобретения являлись большей частью делом случая. Исключение составляет горное дело: на выдвигавшихся им (горным делом) задачах разрешение последних выработалось сознательным научно-техническим путем. Для разви-

* Это объясняется не только увеличением народонаселения; в Китае в XVIII и XIX вв. народонаселение увеличилось в 10 раз и однако не последовало общего подъема цен на сельскохозяйственные продукты. О движении народонаселения ср. статьи (К. Inama-Stornegg и Ed. Meyer) «BevOlkerungswesen II BevOlkerung des Mittelalters und der neueren Zeit bis Ende des 18 Jahrhunderts in Europa». 111. «Die «BevOlkerung des Alterums» в HandwOrterbuch, II, стр. 882 и сл.

тия изобретательности очень важным и содействующим нововведением явился первый определенно поставленный закон о патентах, именно в Англии в 1623 г., заключавший в себе все основные положения современного законодательства о патентах. Если до тех пор право пользования изобретением предоставлялось на основании ad hoc выданной за деньги привилегии, то закон 1623 г. ограничивает защиту изобретения четырнадцатью годами, обусловливая дальнейшее его использование уплатой предпринимателями определенной премии первоначальному изобретателю. Без этого поощрительного закона не были бы возможны те чрезвычайно важные для развития капитализма изобретения в области текстильной промышленности, которые имели место в XVIII в. Резюмируя еще раз отмеченные нами выше особенности западного капитализма и причины его возникновения, получаем следующие отличительные черты. Лишь он создал покоящуюся на расчете рациональную организацию труда, которой раньше нигде не встречалось. Торговля существует повсюду, во все времена — она восходит к каменному веку; точно так же в самые различные эпохи и в разных странах мы встречаем финансирование на военные нужды, казенные поставки, откупа, аренду должностей и т. д. Но мы нигде не видим рациональной организации труда. Далее, мы повсюду встречаем примитивное, обставленное всевозможными запрещениями внутриплеменное хозяйство, при котором не может быть и речи о какой-либо свободе хозяйственных сношений между членами одного племени, одного рода, и наряду с этим абсолютную свободу внешней торговли. Внутренняя и внешняя этика были различны, и это порождало полное невнимание к устройству финансов страны. Нет ничего более связанного традициями, чем родовое хозяйство в Китае или кастовое хозяйство в Индии, и рядом нет никого более беззастенчивого, чем индийский внешний торговец. Второй особенностью западного капитализма является как раз уничтожение различий между внутренним и внешним хозяйством, внутренней и внешней моралью, проведение принципа торговли и во внутреннем хозяйстве и соответствующая организация труда. Уничтожение первоначальных хозяйственных стеснений замечается, правда, и в Вавилонии; но там мы нигде не встречаем такой организации труда предпринимателями, какая известна современному Западу.

Причину такого развития хозяйства только на Западе можно усматривать в некоторых лишь одному ему свойственных чертах культурного развития. Одному лишь Западу известно государство в современном смысле этого слова, с твердыми основами управления, ведомственной администрацией и государственно-гражданским правом; зачатки этого встречаются, правда, в древности и на Востоке, но нигде они не достигли полного развития. Лишь Западу известно выработанное юристами рациональное право, разумно толкуемое и применяемое. Лишь на Западе мы встречаем понятие гражданина (civis romanus, citoyen, bourgeois, Btirger), так как лишь на Западе существует город в специфическом смысле этого слова. Далее, лишь на Западе мы видим науку в современном смысле этого слова: теология, филосо- фйя, размышления о высших проблемах жизни известны и китайцам, и индийцам и, быть может, отличаются глубиной, недосягаемой для европейцев; но рациональная наука и рациональная техника этим народам неизвестны. Наконец, западная культура отличается от всякой другой еще и наличием людей с рациональной нравственностью: магия и религия встречаются повсюду, но религиозная основа жиз- недеяльности человека, которая в конце концов должна была привести к специфическому рационализму, своеобразно обнаруживается опять-таки лишь на одном европейском Западе.

<< | >>
Источник: Вебер М.. История хозяйства. Город — М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле». — 576 с. (Малая серия «LOGICA SOCIALIS» в серии «Публикации Центра Фундаментальной Социологии»).. 2001

Еще по теме § в. Развитие промышленной техники:

  1. ТЕМА 4. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НА РУБЕЖЕ 19-20 ВЕКОВ
  2. 3.1 РОЛЬ СЭЗ В РАЗВИТИИ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ
  3. 9.2. Промышленность
  4. ТЕОРИИ РЕВОЛЮЦИЙ В РАЗВИТИИ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ СИЛ ОБЩЕСТВА
  5. СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ В ПЕРИОД ГОРОДСКИХ КОММУН
  6. 4. РЕМЕСЛО И ПРОМЫШЛЕННОСТЬ
  7. § в. Развитие промышленной техники
  8. 1. Развитие техники
  9. НЕКОТОРЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЫНОЧНОЙ экономики
  10. 2.2. Концепция и устройство механизма преобразований в условиях динамического развития промышленного предприятия
  11. СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -