<<
>>

РЕФОРМА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОВЛИЯНИЯ

Взаимовлияние и взаимодействие реформы хозяйственной системы и экономического развития представляет собой один из интереснейших - практически и теоретически - аспектов социально-экономических процессов в Китае.

Исследование этоГг многоплановой проблемы в мировой китаеведческой и экономической науке только начинается. Не претендуя на всесторонний анализ, считаем необходимым высказать ряд принципиальных суждений по данной теме, полагая, что к этому обязывает уже факт поддержания Китаем высоких темпов роста в условиях рыночной трансформации, ставший, к сожалению, своего рода исключением из общих правил перехода к рынку.

На начальном этапе экономической реформы китайские ученые-экономисты пришли к выводу, что централизованное директивное планирование в СССР явилось естественным продуктом выбранной И.В.Сталиным стратегии развития, а именно - форсированного подъема тяжелой промышленности с опорой на несколько ключевых звеньев. По-своему закономерно, что и в Советском Союзе, и в принявшем сходную стратегию развития маоцзэдуновском Китае попытки улучшить хозяйственный механизм ограниченными рыночными «прививками» быстро затухали - поскольку стратегия развития принципиальных изменений не претерпевала.

Урегулирование народного хозяйства Китая 1979-1983 гг., воплотившееся, среди прочего, и в переключении части ресурсов, ранее неизменно направлявшихся в тяжелую промышленность, на подъем отстававших от потребностей страны легкой промышленности и сельского хозяйства, на какое-то время объективно снизило государственный спрос на средства производства, тем самым автоматически создало возможность ослабления жесткости директивного планирования и одновременно заставило все новые и новые отрасли промышленности ориентироваться не на план, а на общественные потребности и рынок.

Так было положено начало формированию в Китае «двухколейного» хозяйственного механизма.
Наличие же в Китае огромного неудовлетворенного внутреннего спроса на широкий спектр товаров народного потребления и активное использование руководством КНР сравнительных преимуществ страны в дешевизне рабочей силы для быстрого наращивания экспорта технически несложных готовых изделий способствовали достаточно естественному и динамичному расширению рыночного ареала в народном хозяйстве. Фактически процессы смены стратегии развития и реформы хозяйственного механизма шли параллельно и более или менее синхронно, содействуя друг другу.

Реальное взаимодействие реформы и развития в Китае в 80-90-е годы позволяет вычленить следующие конкретные аспекты проблемы:

? воздействие реформы на развитие, в том числе на темпы роста и уровень инфляции; *

воздействие политики экономического роста на темпы и приоритеты реформ;

я особенности формирования кратко- и среднесрочных макроэкономических циклов в Китае в годы реформ; •

формирование современной модели социально-экономического развития Китая в результате взаимодействия реформы хозяйственной системы и стратегии экономического роста.

Задача точной количественной оценки влияния фактора реформы на темпы экономического роста, по-видимому, практически не решаема. В середине 80-х годов в ряде периодических изданий (например, в журнале «Цзинцзисюэ дунтай») утверждалось, что доля фактора реформы в приросте валовой продукции сельского хозяйства составляет 50%, однако ни уточнения, ни развития, ни простого продолжения эти данные не получили.

Гораздо больше может быть сказано о качественном воздействии реформы на темпы роста. В самом общем виде позитивное воздействие реформы в Китае на экономическое развитие объясняется более эффективным, чем в предреформенный период, распределением общественных ресурсов благодаря, во-первых, развитию рынка; во-вторых, сопутствующему реформе уменьшению степени искажения цен; в-третьих, расширению хозяйственных прав низовых товаропроизводителей. Сыгравшее ведущую роль в экономическом росте расширение рынка опиралось прежде всего на очень быстрое наращивание числа субъектов рынка в виде экономических агентов негосударственных форм собственности и на специфический вариант внешнеэкономической открытости, давший китайской продукции легкой промышленное сти, а затем и бытовой электронике широкий доступ на внешний рынок при далеко ^ симметричному и сугубо выборочном^тфытии китайского рынка для иностранных товаров.

Сформировавшаяся на этих исходных предпосылках экспор- тная ориентация'развития приморских районов Китая в свою очередь стимулирова- ла явный крен в сторону восточного пояса не только внешних, но и внутренних инвестиций и кредитов. Все это предопределило в решающей степени как лидерство восточных регионов в темпах роста при относительном отставании центральных и западных регионов, так и высокие темпы прироста ВВП по стране в целом за счет более высокой производительности труда в восточных провинциях.

Разумеется, воздействие усиления рыночных начал в экономике страны на темпы роста отнюдь не является только позитивным. Расширение хозяйственных прав провинций, к тому же стимулируемых изыскивать собственные источники формирования местных бюджетов, прямо способствовало плохо контролируемому росту дублирования в строительстве, созданию явно избыточных с общегосударственной точки зрения мощностей практически во всех перерабатывающих отраслях. Общие темпы роста при этом нередко зашкаливали за разумные пределы, порождая перегрев экономики. Экономическая структура регионов излишне унифицировалась, что в конечном счете вело к растрате ресурсов, падению экономической эффективности производства. Не случайно в период форсирования реформы в 1984-1987 гг. (хорошо известный особым размахом дублирующего строительства и попытками региональных властей защитить местные рынки от «чужой» продукции) среднегодовое падение комплексной производительности факторов производства составило 4,2%, тогда как на начальном этапе реформы, вплоть до 1984 г., здесь имел место среднегодовой прирост в6,1%\

Некоторые ученые, опираясь на собственные расчеты на основе данных выборочных обследований, приходили даже к выводу о крайне незначительном воздействии таких мероприятий реформы, как сокращение доли продукции, выпускаемой по директивному плану; право распоряжения предприятиями частью прибыли; внедрение системы производственной ответственности, на рост в государственной промышленности. Так, по оценке Хуан Ипина и Рональда Дункана из Национального университета Австралии, вклад реформы в прирост производства легкой промышленности на предприятиях госсектора в 1980-1992 гг.

составил всего 0,09% (из 93,8%), а вклад в рост комплексной производительности факторов производства - лишь 0,14% (из 58,8%)2.

На наш взгляд, такой узко эконометрический подход вряд ли правомочен, поскольку оставляет вне поля зрения общий контекст реформы (расширение рынка, привлечение иностранного капитала и технологий, рост доходов населения и т.п.), благодаря которому и достигается как увеличение вложений труда, капитала и т.п. в производство, так и рост комплексной производительности факторов производства. В то же время идея наличия в китайском экономическом росте весомых факторов, не связанных с реформой, представляется вполне справедли- вой. В частности, можно упомянуть так называемые «мягкие бюджетные ограничения» и «мягкие кредитные ограничения» по отношению к предприятиям госсектора, т.е. различные дотации и «политическое» кредитование, которые позволяли многим фактически убыточным, а то и просто ненужным предприятиям держаться на плаву и вносить статистический «вклад» в формирование ВВП, поддержание высоких темпов роста и т.п., за что расплачивались не они, а фактически все общество - дополнительной эмиссией облигаций госзайма, нарастанием объема просроченных и «плохих» долгов в банковской системе и т.п.

Переход к рынку в КНР в полном соответствии с общими закономерностями этого процесса сопровождался определенным ростом цен, выливавшимся подчас в весьма чувствительные для населения вспышки инфляции (1987-1989, 1994— 1995 гг.). Вместе с тем сознательный отказ китайского руководства от одномоментной либерализации цен предопределил в целом намного меньший и более плавный рост цен в Китае (равно как и падение курса национальной валюты к доллару) по сравнению с другими переходными экономиками.

Наряду с прямым воздействием реформы на уровень инфляции, прежде всего через каналы периодического «урегулирования» цен, сочетавшегося с постепенной либерализацией цен на все новые и новые виды товаров и услуг, между реформой и инфляцией прослеживается и косвенная связь: jipaicn^^ ния^еформ в Китае приводили кАецешрадизацшдринятия решенийслоследую- щей к]од*шшй.инвестиционной накачкой экощщики, следствием чего являлось не только увеличение темпов роста, но и — в условияхЗревыишния совокупного общественного спроса над,,предложенй5М~ всплеск инфляции. В этом плане весьма показательна достаточно очевидная корреляция (с учетом определенного временного лага) между приростом ВВП и индексом розничных цен (табл. 15).

Как правило, подстегивание темпов роста экономики приводило к всплеску уровня цен на следующий год (наиболее характерные примеры - связки 1984 и 1985 гг., 1992 и 1993 гг.). Противоинфляционные мероприятия также давали эффект через какое-то время. Так, хотя в рамках курса на «оздоровление и упорядочение» экономики борьба с ростом цен началась уже с сентября 1988 г., однако ее результаты стали реально ощущаться лишь к концу 1989 г., проявившись в полной мере только в 1990 г. Это хорошо видно на динамике месячных индексов роста цен (% к соответствующему месяцу предыдущего года): 27 - в январе, 26,3 - в марте, 24,3 - в мае, 19 - в июле, 11,4 - в сентябре, 7,1 - в ноябре, 6,4 - в декабре 1989 г., 4,1 - в январе и 0,8 - в июне 1990 г.3

Экономические преобразования в Китае дают богатый эмпирический материал для анализа воздействия не только реформы на особенности развития, но и,

Таблица 15 Год 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 Прирост ввП 11.7 7.6 7.8 5.2 9,1 10,9 15,2 Индекс розничных цен 0,7 2.0 6,0 2.4 1.9 1.5 2,8 Год 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 Прирост ввП 13,5 8.8 11.6 и.з 4.1 3.8 9.2 Индекс розничных цен 8.8 6.0 7.3 18,5 17,8 2.1 2.9 Год 1992 1993 1994 1995 1996 1997 Прирост ВВП 14,2 13,5 12,6 10,5 9,6 8.8 Индекс розничных цен 5,4 13,5 21,7 14,8 6,1 0.8 Составлено по: Чжунго тунцзи чжайяо 1998. С. 16, 73; Чжунго тунри няньцв** 1996. С 255.

Динамика прироста ВВП и индекса розничных цен в Китае в годы реформ, %

напротив, влияния той или иной макроэкономической политики на приоритеты и темпы проведения реформы. На наш взгляд, достаточно четко прослеживаются приоритетность задачи формирования рыночной системы в стране в периоды форсированного экономического роста (например, 1984-1988 гг., 1992 г. - первая половина 1993 г.) и приоритетность задачи отлаживания механизмов макрорегулирования (налоги, учетная ставка, кредитно-денежная политика) в периоды некоторого сдерживания темпов роста.

Взаимодействие и взаимовлияние реформы и развития нашли непосредственное отражение во временной протяженности и особенностях конкретных кратко- и среднесрочных экономических циклов в Китае в годы реформ. Проблема циклов в экономике КНР уже давно привлекает внимание китайских, российских и зарубежных исследователей, однако разнобой в оценке причин формирования и в определении конкретных циклов все еще достаточно велик.

Широкое признание получила классификация фаз цикла, предложенная Хоу Цинго: нормальное состояние, разогрев, перегрев, охлаждение и переохлаждение (при этом не каждый цикл имеет все пять фаз, перегрев и переохлаждение нередко выпадают)4. Интересную попытку проводить разграничение циклов на основе «макроиндекса дефицитности» экономики предпринял в конце 80-х годов В.Е.Зотов9. Хотя предложение В.Е.Зотова принимать за начало цикла годы с пиковыми значениями макроиндекса дефицитности не представляется достаточно убедительным: названные им в качестве начальных лет среднесрочных циклов 1980 г. и 1986 г., с точки зрения реальной экономической жизни Китая, таковыми никак признаны быть не могут. Более близким к реалиям выглядит предложение сотрудника Международного валютного фонда Эрика Опперса выделять, отталкиваясь от динамики прироста ВВП и индекса роста цен, следующие циклы: 1979-1981 гг., 1982 г. - начало 1986 г., середина 1986 г. - 1990 г., 1991-1997 гг. Встречающийся здесь вновь 1986 г. (несомненно, что тогда была предпринята кратковременная попытка сбить нараставший перегрев экономики и сосредоточить усилия на «освоении» уже проведенных мероприятий в сфере реформы, а не на инициировании новых преобразований), видимо, не кажется достаточно убедительным и самому Э.Опперсу, отмечающему, что может выделяться и макроэкономический цикл 1984-1989 гг.* В связи с вышесказанным представляется более справедливым замечание Альберта Кейделя о принципиальной неспособности годовых данных выявить короткие экономические циклы с их участившейся в 80-е годы периодичностью7. Для этой цели лучше подходят данные о помесячной динамике промышленного производства, причем скорректированные так, чтобы элиминировать те или иные резкие аномалии предшествующих нескольких месяцев. Для этого А.Кейдель использовал такой показатель, как изменение (прирост или падение) выпуска продукции в каждом данном месяце относительно средней динамики за три предшествующих месяца (табл. 16).

Таблица 16

Среднемесячные темпы прироста в промышленности Китая по сравнению с соответствующим месяцем предыдущего года, по методике А.Кейделя (1980-1990 гг., %) 11.4 21.5

50,8 13,1 - 2,3 • 0,5

8,5 12.7

9,5 9,0 10,5 21.8

19,0 17,0 16,3

октябрь

ноябрь

декабрь

январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

, октябрь

ноябрь

декабрь

1980 г.

1981 г. июнь 14,7 август 19,2 июль 18,2 сентябрь 15,9 август 5,0 октябрь 22,9 сентябрь - 8,7 ноябрь 24,2 октябрь - 17,7 декабрь 18,4 ноябрь 2.6 1982 г. январь • 5,9 декабрь - 7,1 февраль 9,7 январь - 7,1 март 6.3 февраль - 5,9 апрель • 7,4 март 12.1 май • 6.7 апрель 2,3 июнь • 5.1 май 12,0 июль 7.2 июнь 11.2 август 1.4 июль 14.4 сентябрь 3.6 1983 г. Продолжение табл. 16 июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

г. январь февраль март апрель май июнь июль август сентябрь октябрь ноябрь декабрь

январь февраль март апрель май июнь июль 36.6

6,8 19,1 30.7

31.8

- 1,2

5,5 31,6 -

5,8 23.1

44.2

14.6

7,8 -

2,3 -

2,9 13.7

15,7 -

5,4 29,7

27,4 29,0 25,4 60,0 48.9

29,0 -

8,0

1984 г.

1985 г.

1986 г. январь 6,0 февраль 21,8 март 24,8 апрель 10,3 май 14,1 июнь 5,3 июль 26,8 август 24,3 сентябрь 29,3 октябрь 23,3 ноябрь 28,1 декабрь 8,8 январь 50,5 февраль 62,9 март 14,9 апрель 13,7 Май 5,6 июнь - 1,2 июль 10,2 август - 2,6 сентябрь • 16,9 октябрь - 14,4 ноябрь - 6,5 декабрь 14,4 январь 26,3 февраль 10,9 март 20,4 апрель 10,7 май 12,9 июнь 15,7 июль 12,0 август 15,7 сентябрь 16,1 октябрь 25,4 ноябрь 22,7 декабрь 23,0 1987 г. январь 8,6 февраль - 3,9 март 11,3 апрель 17,1 май 17,6 июнь 29,3 июль 19,0 август 11,6 сентябрь 12,1 октябрь 17,0 ноябрь 7,5 декабрь 12,1 1988 г. январь 20,6 февраль 12,7 март 9,3 апрель 27,8 май 28,6 1990 г. Источник China's Economic Dilemmas in the 1990s. The Problems of Reforms, Modernization and Interdependence NewYorK 1992. P. 127

Данная методика позволяет гораздо четче улавливать непродолжительные циклические спады (например, январь-сентябрь 1982 г., июнь-ноябрь 1985 г.), обычно игнорируемые при выделении укрупненных среднесрочных циклов. Кроме того, появляется возможность лучше представлять реальную - далеко не линейную - динамику процессов в экономике Китая, ее реакцию на тот или иной характер инвестиционной, кредитно-денежной политики, крупные реформенные мероприятия. Например, несколько неожиданным выглядит всплеск месячных темпов роста промышленного производства в марте-апреле 1989 г., т.е. уже после объявления о переходе к курсу «оздоровления и упорядочения» экономики. Этот всплеск, на наш взгляд, однозначно подтверждает нежелание Чжао Цзыяна и его сторонников

капитулировать перед защитниками усиления плановых начал в управлении народным хозяйством Китая, стремление реформаторов сохранить достаточно высокую динамику преобразований, на несколько лет прерванную вскоре трагической развязкой политического кризиса в стране в июне 1989 г. В то же время, методика, предложенная АЖейделем, также несвободна от недостатков. В частности, оказался несколько сжат по срокам и хронологически сдвинут «назад» период «жесткого» урегулирования 1981 г., продолжавшийся , как минимум, до сентября.

По нашему мнению, формирование среднесрочных экономических циклов в Китае в период реформ в решающей степени было обусловлено особенностями экономической политики руководства страны, в комплексе отразившей воздействие таких влиятельных циклообразующих факторов, как динамика инвестиций, кредитов, цен, экономического роста. В связи с этим наиболее уместно выделять циклы 1979-1983 гг. («урегулирование»), 1984-1988 гг. (ускорение реформы, формирование механизма двухколейности, перегрев, инфляция), 1989-1991 гг. («оздоровление и упорядочение»), 1992-1996 гг. (форсирование экономического роста, перегрев, инфляция и «мягкая посадка» народного хозяйства).

Что касается краткосрочных циклов, то и здесь есть свои закономерности. Оба урегулирования периода реформ - впрочем, как и первое для КНР урегулирование 1961-1965 гг. - прошли через три фазы, или краткосрочных цикла: «заминки», когда цели урегулирования только формулировались и оно проводилось «ни шатко, ни валко», к тому же еще действовала инерция предыдущего цикла; жесткого урегулирования, когда заявленные цели (например, сокращение объемов и отраслевое перераспределение инвестиций) реализовывались наиболее последовательно (как правило, эта фаза не превышала одного года - 1962 г., конец 1980 г. - первая половина 1981 г., вторая половина 1989 г. - начало 1990 г.); «мягкого урегулирования», когда рестриктивная финансовая и кредитно-денежная политика существенно смягчалась, готовился переход к ускорению экономического роста или хозяйственных преобразований.

Ряд краткосрочных циклов занимает промежуточное положение. Так, период с середины 1983 г. по сентябрь 1984 г., характеризующийся расширением экспериментов в сфере хозяйственной реформы (и прежде всего отработкой замены перечисления предприятиями прибыли государству ее налогообложением), не только соединяет два среднесрочных цикла, но и может быть с одинаковым основанием отнесен к любому из них.

Очередной среднесрочный цикл начался в Китае с середины 1997 г. В отличие от предыдущих, он протекал в условиях превышения совокупного предложения над сбросом, падения темпов роста и цен, был связан с угрозой рецессии и дефляции.

За 9 месяцев 1998 г. индекс розничных цен снизился на 2,5%, а индекс цен производителей - на 2,9% к соответствующему периоду 1997 г.® Китайское руководство в сложившейся ситуации стремилось всемерно стимулировать инвестиционный спрос, пойдя на крупномасштабную целевую эмиссию облигации, госзайма для увеличения капиталовложений в объекты инфраструктуры. Судя по всему, государственное вмешательство такого рода помогло переломить естественное течение экономического цикла, досрочно прервав фазу спада. Однако не исключены и значительные побочные издержки государственного регулирования такого рода: доведение до опасных значений объема внутреннего государственного долга, принесение в жертву потребностям текущего момента стратегических задач перестройки структуры экономики, снижения ресурсозатратности экономического роста.

Речь, по сути дела, идет о результативности настоятельно требующейся корректировки современной модели экономического развития КНР. На наш взгляд, именно модель экономического развития Китая явилась главным «продуктом» взаимодействия реформы хозяйственной системы (относительно постепенной, но достаточно радикальной) и типа экономического роста (преимущественно экстенсивного, с возрастающей опорой на трудоемкие экспортноориентированные отрасли).

В политико-экономическом аспекте модель развития представляет собой совокупность базовых особенностей социально-экономического бытия страны, определяемых ее экономическим прошлым и настоящим (уровень развития, масштабы и структура народного хозяйства), природными, трудовыми, финансовыми ресурсами, реально преследуемыми руководством страны целями развития, глубиной и формами взаимодействия национальной экономики с мировым хозяйством. В качестве важнейших компонентов модель включает: стратегию социально-экономического развития, тип экономического роста (экстенсивный или интенсивный), ту или иную комбинацию факторов роста, доминирующие особенности функционирования и вектор эволюции хозяйственного механизма, социальные параметры экономики (занятость, степень неравномерности распределения доходов, их уровень и структура использования и т.п.), специфику взаимодействия экономики с политическими институтами, общественной идеологией, ведущими традициями страны.

В обобщенном виде особенности сформировавшейся в период реформ 80- 90-х годов модели экономического развития Китая таковы: ?

Высокая динамика экономического роста, вытекающая из задачи модернизации страны и преодоления в сжатые сроки ее исторически сложившегося отставания от развитых государств мира и соседей по региону Восточной Азии по уровню развития производительных сил, социальным и научно-техническим параметрам. ? Преимущественно экстенсивный, ресурсозатратный, капиталоемкий тип эко- номического роста, ставящий экономическое развитие в целом в жесткую зависимость от поддержания высокой нормы накопления и обусловливающий низкую по международным критериям эффективность экономики. ?

Аномальная цикличность развития с чередованием фаз быстрого роста и последующего «урегулирования» при общей тенденции предпочтения высоких темпов роста структурной сбалансированности. ?

Целостный структурный набор отраслей народного хозяйства при объективно высокой доле трудоемких и инфраструктурных отраслей. ?

Ярко выраженный неравномерный, несбалансированный характер развития в отраслевом и территориальном разрезе, обусловивший заметный региональный, межотраслевой и внутриотраслевой разрыв в достигнутом уровне модернизации. ?

Сохраняющееся противоречие между среднедушевыми и абсолютными экономическими показателями страны, затрудняющее однозначную оценку достижений и перспектив экономического развития Китая. •

Растущее взаимодействие национальной экономики с мировым хозяйством, остающееся в то же время далеко не всеохватывающим и регулируемым. ?

Все более чувствительные ресурсные, экологические, спросовые ограничения экономического развития, диктующие необходимость перехода к интенсивному типу экономического роста, заметного повышения доли наукоемкой, ресурсосберегающей продукции, более гибкой и маневренной структурной политики. •

Занимаемое место примерно в срединной точке рассчитанного на несколько десятилетий перехода от командно-административной системы хозяйствования к рыночной. •

В целом постепенный, градуалистский характер перехода к главенству рыночных принципов хозяйствования, соотнесение темпов рыночных преобразований с общей социалистической ориентацией общественного развития страны и ее традициями. ?

Формирование многоукладной структуры экономики по формам собственности, незавершенность реформы отношений собственности. ?

Постепенно растущая степень маркетизации экономики, активный процесс формирования - вслед за рынком потребительских товаров и средств производства - рынков ценных бумаг, научно-технических достижений, недвижимости (отчасти - рынков информации и рабочей силы). •

Поддержание сильной макрорегулирующей роли государства при переходе от прямых административных к косвенным экономическим методам регулирования народного хозяйства, заметная трансформация его экономических функций, снижение его роли в перераспределительных процессах. ?

Противоречивый характер социальной политики, порождаемый попытками совместить социалистические представления о социальной справедливости с постепенным приведением социальной сферы в соответствие с рыночными принципами функционирования экономики. ?

Сохранение ограничительного воздействия политической системы на ареал распространения и динамику развития рыночных процессов.

В международном плане модель социально-экономического развития Китая в 80-90-х годах во многом напоминает модель развития восточноазиатских стран, прежде всего Тайваня и Южной Кореи периода 70-80-х годов, отличаясь в то же время очевидной самобытностью в силу многонаселенности и общих масштабов экономики, специфики экономического наследия (в частности, предварившего перенос акцента на трудоемкие отрасли почти 30-летнего курса преимущественного развития производства средств производства), принципиально более важной роли внутреннего рынка и внутренних источников развития, одновременности решения задач индустриализации, модернизации, экономической реформы.

«Китайская модель» по своим базовым параметрам во многом является моделью «догоняющего развития», когда целевыми ориентирами экономического роста и социального прогресса выступает достижение в исторически сжатые сроки того или иного уровня развития техники и технологии, абсолютного и среднедушевого производства валового национального продукта, объема доходов и структуры потребления населения, уже достигнутых другими странами. Вместе с тем сохранение Китаем собственной системы ценностных ориентаций, и прежде всего дополнение задачи модернизации производительных сил задачей строительства высокоразвитой духовной культуры, выгодно отличает Китай от многих других стран, также вставших на путь рыночной трансформации.

Наиболее сильными сторонами модели социально-экономического развития Китая стали ее ориентация на стратегические, долгосрочные цели развития, способность решать крупномасштабные проблемы, достаточно высокая степень учета объективных условий страны, умелое использование ее сравнительных преимуществ в факторах роста, неплохая адаптируемость к изменению внутренних и внешних условий функционирования.

К числу недостатков данной модели следует отнести крен к односторонней погоне за темпами роста экономики в ущерб сбалансированности, слабую опору на научно-технический прогресс в экономическом росте, половинчатость многократных попыток совершенствования структуры народного хозяйства, порождаемую незавершенностью перехода к рынку гетерогенность, противоречивость экономической системы. Как подвижки в мирохозяйственной ситуации, прежде всего связанные с азиатским финансовым кризисом и угрозой его географического расползания, так и внутренняя ситуация в КНР настоятельно требуют оптимизации, существенной корректировки нынешней модели экономического развития страны.

Главная задача, стоящая перед Китаем в обозримой перспективе, заключается в завершении двух начатых в 80-90-е годы стратегических поворотов: от в основном экстенсивного к преимущественно интенсивному типу экономического роста и от планово-распределительной системы управления народным хозяйством к главенству рыночных принципов распределения общественных ресурсов. Несомненно, продвижение по этому пути обогатит взаимодействие реформы и экономического развития многими новыми деталями и особенностями.

Примечания

' The China Quarterly. London. 1992. № 131. P. 530.

7 Yiping Huang and Ronald Duncan. State Enterprise in China: A Critical Revien of Policy. Australian National University. 1997. P. 13-14. 3

Яе Bai-san. China's Economic Policies, Theories and Reforms Since 1949. Shanghai: Fudan University Press, 1991. P. 44-45. 4

См.: Цзинцзи жибао. 05.12.1987. 5

См.: Зотов В. Дефицитные циклы и «длинные волны» развития // Проблемы Дальнего Востока. 1990. № 6. С. 68-79.

1 Eric Oppers Macroeconomic Cycles in China. New York: International Monetary Fund Working Papers, 1997. WP/97/135.

7 Mbert КеШ. The Cyclical Future of China's Economic Reforms / China's Economic Dilemmas in the 1990 s. The Problems of Reforms, Modernization and Interdependence. New York, 1992. P. 119- 134.

'China Macroeconomic Analysis / National Economic Research Institute. Beijing, September 1998.

<< | >>
Источник: В.Я.Портяков. Экономические реформы в Китае (1979— 1999 гг.). М.: Институт Дальнего Востока РАН, 178 с.. 2003

Еще по теме РЕФОРМА ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОВЛИЯНИЯ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -