<<
>>

Глава 10. Восстановление процветания

Цель этой и следующей глав — наметить путь выхо­да из нынешнего состояния на период до 2020 года, путь, позволяющий вернуть американскому обществу надежду, понимание общих целей и чувство собствен­ного достоинства.

Сейчас Америка идет неверным пу­тем, хором кричат американцы. Так вернемся же на пра­вильный путь и ясно покажем, как можно восстановить процветание и понимание цели. Начать следует с про­яснения целей, стоящих перед обществом, и прагматич­ных путей их достижения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛЕЙ

В табл. 10.1 я привел ряд экономических целей и сроки их достижения. Первая цель связана с нынешним кри­зисом занятости. Сегодняшнюю безработицу на уров­не 9% к середине десятилетия следует свести к 5%, и до 2020 года она не должна превышать этот уровень. Мер, которые помогут Америке достичь этой цели, мно­го. В их числе реформы рынка труда, увеличение свобод­ного времени и долгосрочное стимулирование повыше­ния квалификации работников. Вскоре мы рассмотрим

эти задачи.

Вторая цель тесно связана с первой — преодоление кризиса в образовании. К 2020 году по меньшей мере 50% американцев в возрасте 25-29 лет должны иметь степень не ниже степени бакалавра по сравнению с 31% амери-

244

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

ТАБЛ. 10.1. Цели и задачи на 2010-2020 годы

ЦЕЛЬ 1. Повышение занятости и качества трудовой жизни

К 2015 году снизить уровень безработицы до 5%.

Улучшить контроль над вознаграждениями менеджеров высшего звена. Ввести во всех компаниях, в которых работает не менее 100 человек, гаран­тированные оплачиваемые отпуска по беременности и уходу за детьми.

ЦЕЛЬ 2. Улучшить качество образования и повысить его доступность

К 2020 году увеличить до 50 % долю людей в возрасте 25-29 лет, имеющих степень бакалавра.

Повысить место США в глобальном рейтинге успеваемости так, чтобы страна заняла место в пятерке лидеров во всех категориях (чтении, естест­венных науках и математике).

ЦЕЛЬ 3. Уменьшить бедность

К 2020 году снизить уровень бедности до 7%, то есть вдвое по сравнению с уровнем бедности в 2010 году.

К 2020 году уменьшить долю американских детей, растущих в бедности, до менее чем 10%.

ЦЕЛЬ 4. Избежать экологической катастрофы

В период с 2005 по 2020 год сократить объем выбросов парниковых газов американскими предприятиями не менее чем на 17%. Гарантировать, чтобы поставки энергии, генерируемой за счет исполь­зования топлива с низким содержанием углерода, к 2020 году состави­ли не менее 30% общей выработки энергии в США, а к 2030 году—40%. На дорогах к 2020 году должно быть 5 млн электромобилей.

ЦЕЛЬ 5. Достижение баланса федерального бюджета

К 2015 году снизить дефицит бюджета менее чем до 2% ВВП. К 2020 году ликвидировать дефицит бюджета.

Стабилизировать расходы федерального правительства на здравоохране­ние на уровне 10% ВВП.

ЦЕЛЬ 6. Совершенствование управления

Обеспечить государственное финансирование всех выборов в федеральные органы власти.

Ограничить финансирование кампаний корпорациями и лоббистскую деятельность.

Исключить возможность перехода с гражданской службы в частный сектор и обратно.

Рассмотреть поправки к конституции, касающиеся длительности пребыва­ния на выборных должностях и пределов этого пребывания.

245

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

ЦЕЛЬ 7. Обеспечение национальной безопасности Положить конец военной оккупации Ирака и Афганистана. Сбалансировать расходы на оборону, дипломатию и развитие. К 2012 году разработать стратегию национальной безопасности в соответ­ствии с рекомендациями, изложенными в докладе Национального разведы­вательного совета «Глобальные тенденции —2025».

ЦЕЛЬ 8. Повысить уровень счастья американцев и их удовлетворенность жизнью

Разработать национальные показатели удовлетворенности жизнью. Увеличить ожидаемую продолжительность жизни по меньшей мере на 8 лет. Переместиться с 22-го места на одно из пяти первых мест в рейтинге наиме­нее коррумпированных стран (в соответствии с используемым Transparency International Индексом восприятия коррупции).

канцев, имевших этот уровень образования в 2009 году*. Это непременное условие успешной конкуренции в усло­виях глобальной экономики XXI века. Чтобы достичь этой цели, сегодняшним учащимся надо лучше овладе­вать ключевыми предметами —математикой, естествен­ными науками и чтением. Здесь американцы должны ставить задачи исходя из глобальных сравнений. Амери­ке необходимо остановить затяжное сползание своего школьного образования. США способны к 2015 году за­нять место в ведущей десятке стран по всем трем указан­ным предметам, а к 2020 году оказаться в пятерке лучших. В-третьих, американцы должны честно подходить к проблеме бедности, а не возлагать ответственность за бедность на самих бедных и не бросать их на произвол судьбы. Известно, что прекратить воспроизводство цик­ла бедности можно, лишь предоставив детям, ныне ра­стущим в бедности, возможности полностью реализо­вать их человеческий потенциал. Но эта задача требует, чтобы Америка как общество инвестировала в челове­ческий капитал, то есть в здоровье, питание, когнитив­ные навыки и образование каждого американского ре-

* U.S.Department of Education, National Center for Educational Statis­tics, «The Condition of Education 2010», June 2010, p.214, hup:// nces.ed.gov/pubs2010/2 010 028.pdf.

246

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

бенка независимо от того, родился он в богатстве или в бедности. К 2015 году каждый американский ребенок должен быть охвачен программами всестороннего раз­вития маленьких детей, что гарантирует бедным роди­телям из рабочего класса доступ к качественному уходу за детьми, к мониторингу питания, безопасному дневно­му уходу за детьми и качественному дошкольному обуче­нию. Как я покажу далее, никакое вложение средств в на­ших детей не может быть более важным, чем вложения в долгосрочное здоровье нации.

Уровень бедности не менялся на протяжении трех деся­тилетий, а затем, после 2008 года, стал повышаться. Ныне 20 % американских детей растут в бедности. Необходи­мо сделать так, чтобы к 2020 году эта доля сократилась до 10%.

В общем более 14% американцев в 2010 году жили за чертой бедности. К 2020 году этот уровень надо снизить наполовину. Единственного ключа к успеху нет: здесь дол­жны сыграть свою роль образование, профессиональная подготовка, высокая занятость и здравоохранение.

В-четвертых, успех в достижении первых четырех целей не будет продолжительным, если американцы по-прежнему будут двигаться прямо к экологической ка­тастрофе и к исчерпанию природных ресурсов. У Амери­ки в любом случае есть причина для радикальной пере­стройки своей инфраструктуры: дороги, мосты, дамбы, системы водоснабжения и канализации и система переда­чи энергии устарели и обветшали. Но у американцев есть еще одна причина вкладывать средства в ключевые объек­ты инфраструктуры. Инфраструктуру необходимо ради­кально перестраивать, чтобы внедрить разумное и устой­чивое использование энергии и транспортные средства, соответствующие требованиям XXI века, и достичь трех взаимосвязанных целей: эффективности, снижения зави­симости от импорта нефти и перехода к низкоуглеродной экономике. Обама поставил задачу: к 2020 году уменьшить выбросы на 17% по сравнению с 2005 годом. К этой цели я добавлю другую: необходимо модернизировать систему передачи энергии и транспортную инфраструктуру, что­бы обеспечить появление на дорогах США по меньшей мере 5 млн электромобилей к концу десятилетия, на пути

247

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

к «переломной точке», по достижении которой электро­мобили без особой государственной поддержки, благода­ря своим техническим возможностям станут коммерче­ски жизнеспособной альтернативой*.

В-пятых, американцы должны поставить под контроль растущий государственный долг. В 2010 году бюджетный дефицит составил около 10% ВВП. Часть этого объема объясняется циклическими колебаниями, вызванны­ми низкими налоговыми поступлениями и необычайно высокими выплатами по страхованию от безработицы и другими трансфертами, связанными со слабой эконо­микой. Но даже при некотором оживлении экономики среднесрочный дефицит бюджета достигает примерно 6% ВВП. Этого достаточно, чтобы вызвать сокрушитель­ное накопление долга и сделать возможным бюджетный кризис через несколько лет. Налоги неизбежно возрас­тут, особенно налоги на максимальные доходы, получа­тели которых в течение последних 30 лет пользовались огромными льготами.

В-шестых, необходимо заставить правительство снова работать эффективно. Американское правительство на­ходится в руках корпоративных лобби, его основная адми­нистративная машина сломана. Политические решения неизменно краткосрочны, планирование почти отсутству­ет, и огромные специальные знания Америка не исполь­зует должным образом для решения проблем. Без эффек­тивно работающей государственной администрации даже хорошо финансируемое государство обречено на неудачу.

В-седьмых, ключ к успеху—разумная внешняя политика. Прежде всего необходимо отказаться от подходов, предпо­лагающих применение «жесткой» силы (военной мощи), и использовать подходы, основанные на применении «мягкой» силы (дипломатических средств и помощи раз­витию). Америка расточает триллионы долларов на бес-

Сначала государство должно субсидировать покупки электромоби­лей, чтобы помочь автостроению «двинуться по кривой обуче­ния». Позднее электромобили будут конкурировать с традици­онными автомобилями, при условии что бензин будут облагать налогом с учетом его вредного воздействия на окружающую среду.

248

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

полезные войны, приводя в беспорядок бюджет и подры­вая моральный дух нации. Прекратив войны и направив усилия на искоренение главных причин конфликтов (мас­совой незащищенности, крайней нищеты, борьбы за ре­сурсы и усиливающегося давления на окружающую среду), Америка укрепит свою безопасность, затратив ничтожную долю средств, ныне поглощаемых военными расходами. К 2015 году Америка должна сократить свой военный бюд­жет по меньшей мере наполовину—с нынешних 5% ВВП до 2-3% ВВП —и перенаправить часть сэкономленных средств на инвестиции в глобальную стабильность.

Наконец, в-восьмых, эти цели следует рассматривать как составляющие конечной цели общества—достиже­ние большей удовлетворенности жизнью как для нынеш­него, так и для будущих поколений. Для этого американ­цам необходимы более совершенные критерии того, что обеспечивает удовлетворенность жизнью: они должны не ограничиваться простым рыночным доходом, а вклю­чать досуг, хорошее здоровье, безопасную окружающую среду, справедливость и доверие в обществе. Располагая более совершенными ориентирами и показателями сча­стья, американцы смогут серьезно, а не в рекламной го­рячке дать ответ на знаменитый вопрос, который по­ставил Рейган во время своей избирательной кампании против Джимми Картера в 1980 году: «Живется ли вам сегодня лучше, чем четыре года назад?»

НОВЫЕ ПОДХОДЫ К СРЕДНЕСРОЧНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ

Для достижения этих ключевых целей американцы дол­жны принять новый подход к экономической поли­тике — подход, ориентированный на смешанную эко­номику, которая опирается на два столпа: государство и рынки. Необходимо стремиться не только к эффектив­ности, но и к справедливости и устойчивости; необхо­димо видение экономики в более длительной перспекти­ве, видение, основанное на инвестициях и структурных изменениях; необходима целостность действий, предпо­лагающая одновременное внедрение политических ин-

249

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

новаций в нескольких секторах общества. Далее я при­веду краткий набросок некоторых наиболее важных политических инициатив.

НОВАЯ СТРУКТУРА РЫНКА ТРУДА

Кризис занятости, переживаемый Америкой, отража­ет не дефекты макроэкономики, а дефекты функциони­рования самого рынка труда. Говоря это, я имею в виду, что долгосрочные решения проблемы занятости связа­ны не с изменением ставок по кредитам, предоставляе­мым Федеральной резервной системой, не с раздуванием совокупного спроса с помощью бюджетного «стимули­рования», а с повышением квалификации работников, улучшением качества трудовой жизни и с должным функ­ционированием рынка труда. Некоторые европейские страны, в том числе скандинавские, Германия и Нидер­ланды, добились значительных успехов благодаря ряду активных мер на рынке труда, направленных на создание гибких и удовлетворяющих работников условий труда и повышение квалификации работников до уровня тре­бований, предъявляемых к кандидатам на конкретные рабочие места. Теперь настала очередь США разрабо­тать собственную активную политику в сфере занятости. Проблема занятости в Америке начинается с недоста­точной квалификации работников. Рассмотрим показа­тели безработицы по состоянию на декабрь 2010 года: 9,4% рабочей силы вообще не имели работы, а 17,5% американских работников либо были безработными, либо были вынуждены согласиться на неполную заня­тость. Однако уровень безработицы существенно изме­няется в зависимости от возраста и уровня образования. Среди работников в возрасте 16-24 лет безработица до­стигает ошеломляюще высокого уровня —19,3%, а среди работников в возрасте от 25 лет общий уровень безрабо­тицы вдвое ниже и составляет 8,3%*.

* Столь же сильное влияние оказывает уровень образования. Уровень безработицы в категории работников в возрасте от 25 лет сре­ди тех, кто не закончил среднюю школу, составил 14,5%, среди

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

Как я неоднократно отмечал, сейчас в Америке работ­ники разделены на тех, кто учился в колледже, и тех, кто в нем не учился. После того как пузырь на рынке жи­лой недвижимости лопнул и число рабочих мест в строи­тельстве резко сократилось, а отрасли производства, не требующие высокой квалификации, были выведе­ны в Китай, Мексику и другие страны с новой рыноч­ной экономикой, неквалифицированные американ­ские рабочие вынуждены соглашаться с очень низкой заработной платой и практически полным отсутствием гарантий сохранения рабочих мест, а их шансы найти стабильную работу уменьшаются. Ранее мы видели, что медианная заработная плата работников, не имеющих аттестата об окончании средней школы, составляет жал­кие 20 тыс. долларов в год, а люди, имеющие такой ат­тестат, зарабатывают 27400 долларов в год. Заработная плата выпускников колледжей составляет 47800 долла­ров в год, а люди, имеющие научные степени, зарабаты­вают 63200 долларов в год. Лестница заработной платы, отражающая уровень образования, стала круче, чем ко­гда-либо прежде, поскольку у рабочих низкой квалифи­кации на рынке труда из-под ног ушла почва.

Больнее всего кризис ударил по молодежи, особенно по молодым выходцам из меньшинств в возрасте от 16 до 19 лет. Следовательно, ключевая долгосрочная стратегия занятости должна заключаться в поощрении образова­ния и приобретении квалификации. В общем эта страте­гия должна предполагать окончание средней школы все­ми учащимися, не менее 90% которых будут продолжать обучение в колледжах или профессиональных училищах, причем не менее 50 % этих учащихся должны получить степень бакалавра. К 2020 году не менее половины мо­лодых людей в возрасте 19-23 лет должны продолжать образование для получения степени бакалавра. Можно согласиться с мнением группы советников конгресса,

тех, кто успешно закончил среднюю школу,— 10,8%, среди тех, кто продолжал какое-то время учиться после окончания средней шко­лы, но не получил диплома, —8%, а среди тех, кто получил сте­пень бакалавра или более высокую степень, —4,9%.

250

251

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

которые заявили, что «глобальная конкурентоспособ­ность Америки зависит от способности выпускников американских средних школ получить по меньшей мере степень бакалавра»*. Учащиеся, уже бросившие шко­лу, должны сосредоточить усилия на получении хотя бы дипломов, эквивалентных свидетельству об окончании средней школы, и затем дипломов, эквивалентных ди­пломам об окончании местных колледжей или профес­сиональных училищ. Конкуренции на рынке труда для этого недостаточно: у таких молодых людей нет ква­лификации, необходимой для того, чтобы нормально чувствовать себя на рынке труда в течение следующих 40 лет, а не только во время следующего экономическо­го кризиса.

Главное долгосрочное решение—повышение квалифи­кации американских работников, но кризис на рынке ра­бочей силы требует краткосрочных решений. Что мож­но сделать с уровнем безработицы в 9%? Оживление деловой активности позволит несколько улучшить ситуа­цию и снизить его. В абсолютных цифрах это будет озна­чать, что 14 млн человек останутся безработными. Столь­ко же будут страдать от скрытой безработицы (то есть уйдут из числа работников, учитываемых статистикой, или будут работать по несколько часов в день). Решение проблемы таких работников зависит от обстоятельств. В состав рабочей силы вообще не следует включать мил­лионы молодых людей, ныне не имеющих работы. Та­кие люди должны оканчивать среднюю школу, профес­сиональные училища, местные колледжи или получать диплом бакалавра. Проблема таких молодых людей — от­сутствие средств для получения образования и острая потребность в хлебе насущном. Следовательно, кратко­срочным решением должно быть увеличение государ­ственных субсидий, предоставляемых не менее 1-2 млн ныне безработных молодых людей моложе 25 лет при

U.S. Department of Education, «Mortgaging Our Future: How Finan­cial Barriers to College Undercut America's Global Competitiveness», A Report of the Advisory Committee on Student Financial Assistance, September 2006, p. iii.

252

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

условии возвращения в школу, в результате уровень без­работицы снизится примерно на 1%. Расходы бюджета на эти цели составят около 15 тыс. долларов в год на од­ного учащегося —или всего от 15 до 30 млрд долларов. Ис­ходя из того, что валовой национальный продукт равен 15 трлн долларов в год, можно подсчитать, что предла­гаемые расходы составят примерно 0,1-0,2% ВВП.

Другая часть краткосрочного решения (которую в дей­ствительности можно соединить с долгосрочными вы­годами) — распространение практики разделения ра­боты путем сокращения продолжительности рабочего времени. Сегодня в Америке работники с полной заня­тостью ежегодно отрабатывают около 1700 часов в год, что примерно на 200 часов (или 5 недель) в год больше времени, отрабатываемого европейскими работниками. Например, если сократить количество рабочих часов на 5%, то же самое количество рабочего времени мож­но разделить между еще 5% работников. Это не просто краткосрочная мера, хотя она может послужить и крат­косрочным целям. Перераспределение нагрузки между большим числом работников — часть долгосрочной ре­формы, направленной на восстановление равновесия между работой и досугом американцев.

Перераспределение работы путем сокращения рабо­чего времени и расширения занятости весьма успеш­но осуществляют в Германии. Во время последнего спа­да экономической активности немецкое правительство пересмотрело различные социальные меры (например, пособия по безработице), чтобы стимулировать сокра­щение рабочего времени, а не численности работни­ков. Благодаря перераспределению работы безработи­цу в Германии удалось снизить примерно на 1%. В США, где адаптацию оставляют исключительно на усмотрение компаний и где бремя кризисов отражается не на коли­честве рабочих часов, а на числе работников, такой под­ход даже не рассматривают.

Активная политика европейских стран на рынке тру­да предполагает значительно большие, чем в США, рас­ходы на переквалификацию и услуги, позволяющие ра­ботникам соответствовать имеющимся рабочим местам.

253

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

Учитывая необычайную изменчивость мировой эконо­мики и технологий, можно уверенно сказать, что преж­ние рабочие места уже не вернутся. Работники среднего возраста зачастую лишены навыков работы с информа­ционными и коммуникационными технологиями, кото­рые необходимы для работы в новой экономике, профес­сиональная подготовка необходима для восстановления способности таких работников устраиваться на работу. Однако такие усилия стоят больших денег. Многие ев­ропейские страны тратят на программы активных мер на рынке труда порядка 1,0% ВВП. Сравните этот пока­затель с 0,2% ВВП, расходуемыми на профессиональную переподготовку в США. Все эти меры — предоставление субсидий для возвращения молодежи в школы, перепод­готовка работников более старших возрастов и услуги по поиску работы, соответствующей имеющейся у лю­дей квалификации, —потребуют расходов в объеме еще 0,5% ВВП в год*.

Следует отказаться от макроэкономических мер стиму­лирования совокупного спроса, в том числе от дополни­тельных финансовых стимулов и количественных льгот, предоставляемых Федеральной резервной системой. Эти меры не способствуют преодолению кризиса занятости в Америке и угрожают дестабилизацией финансовых рынков и подрывом долгосрочной платежеспособности бюджета. И все же увеличение должным образом финан­сируемых государственных расходов на инфраструктуру окажет своеобразное «стимулирующее» действие, кото­рое проявится не в совокупном спросе, а в увеличении занятости строительных рабочих сравнительно низкой квалификации. Проблема инфраструктуры, которая бу­дет описана ниже, состоит в том, чтобы признать: не­обходимым экономике инфраструктурным проектам нужны значительные средства, и они будут появляться в течение не одного года, а целого десятилетия.

* Organization for Economic Co-operation and Development, «Public Expenditure and Participant Stock on LMP», Statistical Database, http://stats.oecd.org/Index. aspx?? DatasetCode=LMPEXP.

254

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

ВЫРВАТЬСЯ ИЗ ЛОВУШКИ БЕДНОСТИ И НЕОБРАЗОВАННОСТИ

Я неоднократно подчеркивал кошмарную реальность американской системы образования, которая лишает де­тей из бедных семей и даже семей со средними дохода­ми возможности успешно дойти до степени бакалавра*. Многие дети из бедных семей бросают среднюю шко­лу. Другие оканчивают среднюю школу, но из-за финан­совых проблем не могут поступить в колледжи. Многие поступают в колледжи, но не могут окончить их и бро­сают учебу из-за растущих долгов и необходимости зара­батывать. На всем пути от учреждений дошкольного об­учения до получения степени бакалавра прослеживается четкое влияние доходов: детей из бедных семей остав­ляют на задворках общества, поскольку бремя расходов на образование несут отдельные семьи и местные сооб­щества, а не общество в целом.

В результате местного финансирования образования различие в расходах на одного ученика между богаты­ми и бедными местными общинами оказывается огром­ным. Если ранжировать школьные округа в государстве по расходам на одного учащегося, то расходы на одного учащегося в 95-м процентиле зачастую вдвое превышают расходы в 5-м процентиле и на 50% превышают меди­анные расходы на одного учащегося. Например, в штате Нью-Йорк, в котором я проживаю, медианный школь­ный округ тратит на одного учащегося 16 тыс. долларов, а в округе из 95-го процентиля эти расходы составляют 29 тыс. долларов**. Во многих случаях дети из бедных се­мей нуждаются даже в больших затратах. Такие затра­ты необходимы для преодоления тяжелых последствий взросления в бедных кварталах, позднего начала обуче-

U.S. Department of Education, «Mortgaging Our Future: How Finan­cial Barriers to College Undercut America's Global Competitiveness». * U.S. Department of Education, «Revenues and Expenditures for Public Elementary and Secondary School Districts: School Year 2007-2008 (Fiscal Year 2008)», NCAS 2010-323, August 2010, p. 6, http:^nces. ed.gov/pubs2010/2010 323.pdf.

255

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

ния и ограниченных возможностей получать помощь, которую им не могут оказать плохо образованные роди­тели (зачастую это неполные семьи).

Важная функция, которую должны выполнять феде­ральные власти в сфере образования, заключается в уве­личении финансирования в расчете на одного учащегося в бедных округах и в обеспечении эффективного расхо­дования этих средств, в том числе расходования средств на инновационные образовательные программы. В на­стоящее время доля федерального финансирования на­чального образования составляет примерно 8% общего финансирования начального и среднего образования, или 50 млрд долларов из 584 млрд, потраченных на эти нужды в 2006/2007 учебном году*. В бедности живут 10 млн американских детей. В качестве весьма приблизи­тельной иллюстрации представим себе, что образование этих детей дотируют — с помощью ваучеров, дополни­тельного финансирования чартерных школ и мероприя­тий, не входящих в школьную программу, и других спосо­бов—в размере 5000 долларов на одного учащегося в год. Эти средства будут направлены на улучшение школьных и домашних условий для детей из бедных семей и усло­вий в кварталах, где живут такие дети. Такое финансиро­вание потребует бюджета в размере примерно 50 млрд долларов в год, что увеличит нынешние федеральные расходы на начальное и среднее образование вдвое, а бюджет — примерно на 0,3% ВВП. Это весьма прибли­зительная оценка объема необходимой помощи, но она дает представление о масштабах дополнительного фи­нансирования, в котором нуждаются начальное и сред­нее образование.

Сделаны различные оценки постепенного увеличения финансирования старшего среднего образования. Это дополнительное финансирование необходимо для по­вышения удельного веса молодых людей, по завершении образования получающих степень бакалавра. В настоя-

* U.S.Department of Education, «The Condition of Education 2010» p. 277.

256

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

щее время эту степень получают от 30 до 35 % всех моло­дых людей. Поскольку возрастная когорта людей, родив­шихся в один год, составляет примерно 4 млн человек, поставленная цель означает, что ежегодно степень бака­лавра должны получить от 1,2 до 1,5 млн человек. Пред­положим, мы хотим, чтобы ежегодно степень бакалавра получали на 1 млн человек больше. Этого будет достаточ­но, чтобы от 50 до 60% каждой возрастной когорты по­лучали степень бакалавра. Компания McKinsey недавно провела исследование, согласно которому при нынеш­ней стоимости высшего образования в расчете на одного студента федеральное финансирование обучения необ­ходимо увеличить примерно на 50 млрд долларов в год (или на 0,35% ВВП), что на 300 млрд в год превышает нынешние расходы на образование*. Поначалу часть этих средств следует использовать на оказание помощи, которая позволит вернуться в школы для получения сте­пени бакалавра 1-2 млн молодых людей до 25 лет, в на­стоящее время не имеющих работы.

Даже при большем объеме финансирования, дости­гающем, возможно, 0,5-1,0% ВВП в год, точные пути к совершенствованию образования остаются неопреде­ленными. Чтобы наметить их, необходимы эксперимен­ты, инновации и массированное изучение лучших мето­дов образования. Сейчас существует модное поветрие, в соответствии с которым львиную долю вины возлагают на бедных учителей, а затем набрасываются на профсою­зы учителей за то, что профсоюзы не принимают мер в отношении плохих учителей. Это еще один пример на­ивной, но заразительной веры в чудодейственное сред­ство, но в действительности проблемы намного сложнее, и их решение требует различных видов вмешательства. Обрушивать критику на учительские профсоюзы лег­ко и недорого, но такая активность не способствует ре­шению проблем. Существуют неопровержимые свиде­тельства того, что многие подростки, намеревающиеся

* McKinsey & Company, «Winning by Degrees: The Strategies of Highly Productive Higher-Education Institutions», November 2010, p.8.

257

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

бросить школу и не получать аттестат о ее успешном окончании, сбиваются с правильного пути уже к четвер­тому классу. Проблема этих детей заключается не в кон­кретных учителях, а в общих условиях их жизни. Так опи­сывают ситуацию авторы одного из недавних докладов:

...большинство детей, которые так и не окончат школу, на­чинают отдаляться от нее в раннем отрочестве, а к сред­ним классам отставание в учебе только увеличивается. К моменту перехода в старшие классы средней школы такие подростки уже одной ногой стоят на улице и не го­товы успешно учиться по плотной учебной программе, направленной на подготовку к профессиональному об­разованию и колледжу. Начинать следует со школы сред­ней ступени, выпускающей учащихся в старшие классы средней школы. Надо сделать так, чтобы все учащиеся школы средней ступени не только продолжали обучение до окончания средней школы, но и целеустремленно учи­лись по школьной программе, которая хорошо подгото­вит их к дальнейшему обучению*.

Причина долгого, медленного решения проблемы бро­сающих школу подростков, по их мнению, в том, что

...уход из школы —процесс, начинающийся задолго до пе­рехода учащихся в школу высшей ступени. Исследование показывает, что решение учащегося бросить школу воз­никает в результате наступающей в школе средней ступе­ни потери интереса и мотивации. Причиной этому зача­стую становятся трудности в учебе и обусловленное этим снижение оценок. Исследование также показывает, что причина отставания в неудачном овладении учебным ма­териалом, необходимым для того, чтобы успевать в шко­ле. Во многих случаях это следствие неумения бегло чи­тать к четвертому классу**.

* America's Promise Alliance, «Building a Grad Nation: Progress and Challenge in Ending the High School Dropout Epidemic», Novem­ber 2010, p. 16, http:^www.americaspromise.org/Our-Work/Grad-Nation/Building-a-Grad-Nation. aspx.

** Ibid.

258

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

По-видимому, тяжкие обвинения, выдвигаемые против профсоюзов учителей, направлены не по адресу и вызва­ны иными причинам. Профсоюзы учителей не играют большой роли в пригородах, где живут люди с высоки­ми доходами, но их значение велико в школах для детей из бедных семей. Профсоюзы стали козлом отпущения в городских районах потому, что они отвлекают внима­ние от реального несчастья — городской нищеты. Более того, на первый взгляд обвинение учительских профсою­зов во всех бедах сулит снижение расходов на образова­ние и повышение его качества. Но это лишь еще одно «чудодейственное средство», отвлекающее внимание об­щественности от тяжелой и постоянной работы, необхо­димой для повышения качества образования всех детей, особенно бедных.

Да, обществу нужны инновации в образовании и в ме­тодах обеспечения и гарантирования компетентности учителей. Лучшие аккредитованные частные школы практикуют новые и передовые модели преподавания (хотя результаты обучения в таких школах в общем противоречивы)*. Впрочем, кажется очевидным, что наилучший способ достижения инноваций — создание высокого уровня доверия между школьными админист­раторами, преподавателями и местными сообществами, доверия, которого можно достичь независимо от того, работают учителя в государственных школах, где дей­ствуют профсоюз, или в частных школах, в которых нет профсоюзов. Профсоюзы учителей примут участие в этом обновлении и модернизации образования, если к ним будут относиться как к партнерам по реформиро­ванию, а не как к жертвам процесса.

Ibid., p. 50. Заключительный вывод этого исследования: «Хотя 17% аккредитованных частных школ дают образование на более высо­ком уровне, чем традиционные государственные школы, полови­на частных школ предлагает образование, сопоставимое с тем, которое дают государственные школы, а более трети частных школ дают образование, которое значительно хуже того, кото­рое дают местные государственные школы».

259

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ ИНВЕСТИРОВАНИЕ В РАННЕЕ ДЕТСТВО

Однако надо прислушиваться и к потребностям самых маленьких и наиболее уязвимых членов общества—детей в возрасте от 0 до 6 лет. Америка теряет миллионы таких детей на каждом этапе их взросления. Попытки испра­вить эти ошибки, когда детям исполнится 6 лет, обходят­ся гораздо дороже и оказываются менее успешными, чем в том случае, если начать обучение с рождения. Как пока­зали нобелевский лауреат Джеймс Хекман и многие его коллеги, именно инвестирование в маленьких, только-только начинающих жить детей дает высокую отдачу от вложений в человеческий капитал*. Но вместо таких ин­вестиций Америка оставляет большую часть своих детей на произвол судьбы, обрекая их на пожизненные трудно­сти, вызванные тем, что эти дети растут в бедности.

Сегодня американские дети — самая уязвимая и одоле­ваемая бедностью группа населения. Так было не всегда. Полвека назад наивысшим уровень бедности был среди престарелых: в 1959 году 35,2% американцев старше 65 лет жили за чертой бедности. Затем была введена бесплатная медицинская помощь для престарелых и улучшено соци­альное обеспечение. В 1969 году, уровень бедности сре­ди престарелых снизился до 25,3%, в 1979 году—до 15,2%, в 1989 году-до 11,4%, а в 2008 году-до 9,7%.

Но с бедностью среди детей произошло нечто проти­воположное. В 1959 году уровень бедности среди детей, не достигших 18 лет, составлял 27,3%. В 1969 году этот по­казатель снизился до 14%, но затем начался его долговре­менный рост-до 16,4% в 1979 году, 19,6% в 1989-м и 19,0% в 2008 году. Сегодня каждый пятый американский ребе­нок растет в бедности**.

* Дополнительную информацию о выполненном Джеймсом Хекманом исследовании инвестиций в раннее детство см.: http://www.heck-manequation.org/.

** U.S.Census Bureau, «Table 3: Poverty Status of People, by Age, Race, And Hispanic Origin: 1958-2009», Current Population Survey, Annu­al and Social Economic Supplements, http://www.census.gov/hhes/ www/poverty/data/historical/people, html.

260

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

Большинство американцев не представляют жутких последствий бедности, испытанной в раннем детстве. Эти последствия — за пределами понимания, если толь­ко американцы не станут намного более внимательными к бедным. Крупнейшим научным открытием, сделанным за последние годы в области человеческого развития, стало открытие исключительно важной роли первых лет жизни — от утробного состояния до 6 лет. Этот пери­од известен как период раннего развития ребенка. Пер­вые годы жизни — фундамент всей последующей жизни. Если матери здоровы и правильно питаются во время беременности, если роды проходят в безопасных усло­виях, если маленького ребенка правильно кормят, если они получают качественный медицинский уход, если ре­бенок растет в безопасных и благоприятных условиях, если ему дают возможность учиться и социализировать­ся в дошкольном учреждении, то ребенок, скорее всего, будет иметь более крепкое здоровье, будет лучше учить­ся и получать более высокую зарплату. Но если ребе­нок родился недоношенным, если он растет в опасной, вызывающей стрессы среде, если он подвержен вне­шним рискам вроде загрязнения, шума и других угроз, если из-за бедности ребенок отлучен от дошкольных учреждений и качественного ухода, последствия могут быть катастрофическими, причем не только в детстве, но и в старшем возрасте. Например, недоедание в ран­нем детстве приводит к хроническим проблемам со здо­ровьем во взрослой жизни и существенно снижает про­изводительность труда.

Другое важное открытие касается того факта, что американцы не вкладывают достаточно средств в сво­их детей на критически важном этапе их жизни — с мо­мента рождения до 6-летнего возраста. Если небоскреб стоит на шатком фундаменте, никакое дополнительное укрепление верхних этажей не повысит надежность все­го здания! Другими словами, многие предпринимаемые в американском образовании усилия (например, рефор­мирование средней школы) происходят слишком позд­но. Можно было бы помочь некоторым детям компенси­рующими действиями (и это, разумеется, следует делать),

261

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

но успехи в этом деле были бы больше, если бы их пред­принимали как можно раньше, обеспечивая здоровое развитие всех детей в раннем возрасте.

Поста Эспинг-Андерсен, ведущий специалист шведско­го государства по проблемам всеобщего благосостояния, задает вопрос: почему социальная мобильность в Шве­ции выше, чем в США?* Он отмечает, что во всех стра­нах с высокими доходами социально-экономический статус родителей формирует перспективы ребенка в от­ношении образования и заработков, но в Швеции эта закономерность проявляется намного слабее, чем в дру­гих странах, а в США она проявляется намного сильнее. В Швеции даже дети, растущие в условиях относитель­ной бедности, имеют почти такое же перспективы в от­ношении образования и заработков, как и дети, расту­щие в самых богатых семьях. Эспинг-Андерсен делает предположение: отличие Швеции состоит не в том, что шведское государство оказывает поддержку образова­нию (в этом отношении Швеция в общем не отличается от других стран), а в том, что в Швеции оказывают госу­дарственную поддержку семьям и их детям с самого раннего возраста, еще до начала формального обучения в школе.

У всех шведских семей есть доступ к качественным дошкольным учреждениям, которые финансирует госу­дарство. Это позволяет матерям работать, не оставляя детей без присмотра. Женщины, являющиеся главами семей (в США такие женщины образуют группу, для ко­торой характерен высокий уровень бедности), в Шве­ции не бедны. Примечательно, что, по данным Эспинг-Андерсена, уровень бедности среди одиноких матерей в Швеции составляет всего 4%, а в США Бюро перепи­си населения в 2009 году зафиксировало в аналогичной

* Gosta Esping-Andersen et al., Why We Need a New Welfare State. Oxford: Oxford University Press, 2001. См. особенно гл.З «Стратегия соци­альных инвестиций, направленных на ребенка» (р. 26-67); см. также: Gosta Esping-Andersen. «Unequal Opportunities and the Mechanism of Social Inheritance» — in: Generational Income Mobility in North America and Europe, ed. Miles Corak. Cambridge: Cambridge University Press, 2004.

262

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

группе уровень бедности 30%*. Все шведские дети по­сещают учреждения, дающие качественное дошкольное обучение.

По мнению Эспинг-Андерсена, главное заключается в предоставлении государством услуг, прежде всего все­общего доступа в дошкольные детские учреждения. Это позволяет ликвидировать бедность среди семей с деть­ми даже в большей мере, чем увеличение семейных дохо­дов государственными пособиями. Государственные услу­ги, которые в Швеции отличаются неизменно высоким качеством, обеспечивают всем детям приличный старт в жизни.

Государственное финансирование ухода за детьми, до­школьного обучения и начального школьного образова­ния в Швеции составляет 1% ВВП. Сравните это с 0,4% ВВП на те же цели в США**. Разумеется, учитывая, что доля детей, растущих в бедности, в США больше, чем в Швеции, потребности в государственном финанси­ровании ухода за детьми-дошкольниками в США значи­тельно выше, чем в Швеции. Однако в США не менее половины этих потребностей покрываются не за счет го­сударственного финансирования —за счет собственных доходов их оплачивают семьи из среднего класса и бо­гатые семьи. Давайте запишем очень приблизительную оценку финансирования, которое в 2015 году США при­дется выделять на охват всех дошкольников программа­ми раннего детского развития. На эти нужды уйдет еще 0,5% ВВП. И снова для составления точного бюджета не­обходимы обучение в процессе работы и поэтапное рас­ширение применения оказавшихся удачными моделей дошкольного обучения.

* Данные по США см.: U.S.Census Bureau, Income, Poverty and Health Insurance Coverage in the US: 2009, p. 15, http:^www.census.gov/ prod/2010pubs/p60-238.pdf. Данные по Швеции см,: Gosta Esp-nig-Andersen, «Unequal Opportunities ann Mechanisms of Social Inheritance», p. 308.

** Organization for Economic Co-operation and Development. «OECD Family Database», http://www.oecd.Org/document/4/),3746, en_2649_34 819_37836 996_l_l_l_l,00.html.

263

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ РЕАЛЬНАЯ РЕФОРМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Американцы с низкими и средними доходами страдают от стагнации заработков, последствий международной конкуренции и роста стоимости медицинских услуг. Не­умолимый рост цен на эти услуги в течение последних 20 лет стал причиной затянувшейся почти на 16 меся­цев эпопеи с реформой здравоохранения, начавшейся с приходом Обамы в Белый дом. Хотя реформа достиг­ла двух важных целей (она привела к охвату медицин­ским страхованием бедных американцев и защитила людей, имеющих предсуществующие заболевания), она почти не предусматривает способа замедлить рост цен на услуги здравоохранения при данном объеме их ока­зания. В будущем, по мере осуществления новых мер, стоимость здравоохранения будет, скорее всего, расти, а не снижаться. То, что произошло, достаточно ясно: от­расль частного медицинского страхования, фармацевти­ческие компании и Американская медицинская ассоциа­ция блокировали более радикальные реформы, которые могли бы привести к установлению контроля над расхо­дами. Как сказал один из руководителей отрасли, «здра­воохранение само себя не реформирует», поскольку кор­порации слишком могущественны*.

* George Halvorson, Health Care Will Not Reform Itself. New York: CRC Press, 2009. Позиция Халворсона такова: компании, предоставляющие медицинские услуги, делают большие деньги, и у них нет никаких причин или побуждений отказываться от этих доходов.

«Многие компании, занимающиеся оказанием медицинских услуг, превратили Америку в лавочку. С чисто деловой точки зрения эти компании почти всегда экономически успешны. Эти компа­нии—победители, а не проигравшие... К сожалению, ожидать, что нынешняя американская масштабная, очень хорошо финан­сируемая, приносящая высокие прибыли, растущая быстрыми темпами, затратная инфраструктура здравоохранения добро­вольно примет меры по снижению расходов и цен или добро­вольно и спонтанно или улучшит результаты, или повысит каче­ство медицинских услуг, наивно... Американское здравоохране­ние—это здоровая и растущая антисистема огромных размеров и масштабов. И это очень хорошо кормит» (р. 2).

264

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

В некоторых исследованиях показано, как заинтере­сованные группы в здравоохранении взвинчивают свои расходы и цены, зная, что получат возмещение от госу­дарства (если услуги оказаны в рамках программ пре­доставления медицинской помощи престарелым и не­имущим) или же эти расходы будут покрыты частными покупателями медицинских страховок, у которых нет дру­гих возможностей получить необходимые медицинские услуги. Согласно одному исследованию, чрезмерные рас­ходы в американском здравоохранении в 2003 году соста­вили 1645 долларов на человека или примерно 4% ВВП*. В исследовании установлено, что чрезмерно высокие

Халворсон объясняет: огромные расходы американской системы здравоохранения обусловлены тем, что пациентов с хронически­ми заболеваниями наблюдают разные врачи-специалисты: «Свы­ше 75% расходов на лечение в Америке ныне обусловлены расхо­дами на лечение людей, страдающих множественными заболева­ниями, причем 80% этих расходов сопряжено с лечением больных хроническими и сопутствующими заболеваниями» (р. XIX).

Когда лечение проводят многие специалисты, происходит мно­гократное повторение анализов, обследований, оформления счетов, ведения документации, управленческих операций, при­чем все это при плохой координации медицинских действий. К тому же такое здравоохранение почти не позволяет избежать хронических заболеваний и снизить их уровень благодаря более здоровому образу жизни, правильному питанию, физкультуре и другим мерам, доступным и посильным людям. Система воз­мещения расходов на здравоохранение создает стимулы к уве­личению затрат. Медицинское страхование, оплачиваемое рабо­тодателями, в значительной степени субсидируется, потому что расходы на такое страхование не облагаются налогами, а врачей вознаграждают за процедуры и услуги, а не за положительные результаты, которые эти процедуры и услуги имеют для здоро­вья пациентов. Как уныло замечает Халворсон, «американские больницы не получают больше денег, если хорошо лечат и совер­шенно избавлены от инфекций. Гораздо больше денег больница получает за лечение инфицированных пациентов» (р. 11). Хал­ворсон рассказывает о случаях, когда реформирование услуг при­водило к снижению расходов —и к бунту врачей, считавших, что такие изменения создают угрозу их доходам и работе». * McKinsey & Company, «Accounting for the Cost of Health Care in the United States», January 2007, p. 10, http^www.mckinsey.com/mgi/ reports/pdfs/healthxare/MGI_US_YC_fullreport. pdf.

265

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

расходы пронизывают всю систему здравоохранения, включая больницы, амбулаторную помощь, обеспечение лекарствами и управление здравоохранением. Заработки врачей в США гораздо выше заработков врачей в дру­гих странах. То же самое следует сказать и о ценах на ле­карства. Цены на услуги, предоставляемые частными поликлиниками, высоки, а возможности этих поликли­ник избыточны. Расходы на управление здравоохранени­ем (включая расходы на административную поддержку, оформление счетов, информирование пациентов и рас­ходы на маркетинг), по оценкам, превышают средние расходы на те же нужды в странах ОЭСР (а это страны с высокими доходами) в 6 раз!

В Скандинавских странах системой здравоохранением управляют, расходуя вдвое меньше средств, чем в США, и добиваются лучших результатов, которые можно оце­нить с помощью показателей ожидаемой продолжи­тельности жизни и детской смертности. В Скандина­вии достигают этого благодаря «системному подходу» к здравоохранению: его финансирует государство, а со­ответствующие услуги оказывает частный сектор. Одно из системных различий заключается в том, что в Скан­динавии в отличие от США гораздо больше внимания уделяют первичной медицинской помощи, которая пре­дупреждает дорогостоящее лечение хронических за­болеваний, возникающих и обостряющихся, если ими пренебрегают на ранних стадиях развития. Врачи, зани­мающиеся оказанием первичной помощи, осуществля­ют связь между пациентами и специалистами. Общее управление системой здравоохранения в скандинавских странах более прозрачно, чем в США. Оформление сче­тов и управление в Скандинавии не превращаются в бю­рократический кошмар, в какой эти процедуры выли­ваются в американских частных страховых компаниях. А в сложных случаях врачи работают более четко и из­бегают массированного дублирования управленческих действий и дорогостоящих медицинских анализов.

Как заметил сам Обама во время дебатов о реформе здравоохранения, в США имеются примеры успехов, аналогичных успехам скандинавского здравоохранения,

266

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

прежде всего опыт работы медицинского центра Kaiser Permanente и Кливлендской больницы. Чтобы отметить эти успехи, Обама даже посетил Кливлендскую больни­цу. Однако в законе о реформе здравоохранения прак­тически не сделано ни малейшего шага в этом направле­нии. Лоббисты одержали победу задолго до посещения Обамой Кливлендской больницы, пообещав поддержи­вать законодательство о реформе (или по меньшей мере не оказывать сопротивления этому законодательству) до тех пор, пока реформа не будет затрагивать основ­ную структуру системы здравоохранения, оказывающей услуги по завышенным ценам.

ПУТЬ К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Величайшей инфраструктурной проблемой следующих десятилетий будет преодоление зависимости амери­канцев от ископаемого топлива. Это необходимо и для сокращения выбросов парниковых газов в атмосферу, и для снижения зависимости США от стремительно ис­тощающихся запасов нефти и крайне нестабильных ее поставок. Это сложная проблема, решение которой по­зволит достичь четырех целей — национальной безопас­ности, энергетической безопасности (получения изоби­лия дешевой энергии), сохранения окружающей среды и конкурентоспособности промышленности. В настоя­щее время никакого национального плана достижения хотя бы одной из этих целей (тем более одновременно­го достижения всех четырех целей) нет. Всеобъемлющие стратегии предусматривают использование нескольких видов энергии (солнечной, энергии ветра, атомной, ис­копаемых видов топлива с улавливанием углерода), ис­пользование нескольких новых видов источников энер­гии (водородных батарей, электромобилей) и новых типов городского планирования.

Во всех направлениях сталкиваешься с «бутылоч­ными горлышками». При создании значительной ча­сти инфраструктуры США федеральное правительство и правительства штатов использовали принудительное отчуждение частной собственности для приобретения

267

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

земель и других ресурсов, необходимых для обеспече­ния населения общественными благами. Со временем осуществлять принудительное отчуждение стало значи­тельно труднее. Право частных землевладельцев и мест­ных сообществ препятствовать реализации проектов остановило злоупотребления, но одновременно серь­езно осложнило модернизацию инфраструктуры. За­щитники окружающей среды препятствуют не толь­ко строительству новых электростанций, работающих на угле, но и внедрению низкоуглеродных технологий. В последние годы защитники окружающей среды сорва­ли строительство ветровой электростанции на мысе Код, солнечной электростанции в пустыне Моав, линии высо­ковольтных передач в Нью-Йорке, подземных хранилищ углекислого газа и выдачу разрешений на строительство атомных электростанций по всей стране.

Никто даже не догадывается, что в конце концов бу­дет построено. На одобрение проектов могут уйти де­сятилетия, и еще годы и десятилетия уйдут на то, что­бы начать работы. До недавнего времени эта проблема была известна под названием NIMBY (Not in My Back Yard) — «только не на моем заднем дворе». Но теперь си­туация стала еще хуже. Америка пришла к экономике BA­NANA (Build Absolutely Nothing Anytime Near Anything): «не строить абсолютно ничего и никогда рядом с чем бы то ни было».

Огромный разрыв между потребностями нации и возможностями их удовлетворения обусловлен отсут­ствием национальной стратегии. Существует великое множество элементов государственной политики, раз­бросанных по энергетическому законодательству, есть за­кон 2009 года о стимулировании, имеются транспортное законодательство и конкретные налоговые меры, касаю­щиеся развития альтернативных источников энергии и электромобилей. Этот разнобой в законодательстве не способствует целостности стратегии. Администра­ция Обамы провозгласила цель: добиться снижения вы­бросов парниковых газов на 17% к 2025 году, но не пред­ложила никакой политики достижения этой цели или хотя бы сценария возможного ее достижения. А без та-

268

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

кой политики цели остаются лишь цифрами, взятыми с потолка и не связанными с инвестициями в новые сети передачи электроэнергии, строительство электромоби­лей и электростанций, которые могли бы действительно привести Америку к решению поставленных задач.

Переход к низкоуглеродной экономике потребует за­трат. Низкоуглеродная энергия обходится дороже и за­частую менее удобна по сравнению с традиционны­ми видами ископаемого топлива. Разумеется, сжигать уголь можно круглосуточно, а солнечная энергия до­ступна только днем, да и ветер дует непостоянно. Се­годня примерно 50% электричества в США получают от сжигания угля, 20% —за счет атомной энергии, 20% — от сжигания природного газа, а остальное электриче­ство генерируют на гидроэлектростанциях*. Чтобы перейти к низкоуглеродной энергетике (будь то атом­ная энергетика, возобновляемые источники энергии или использование угля в сочетании с эффективным перехватом выбросов углекислого газа), придется по­тратить, вероятно, еще примерно 50 долларов на тон­ну выбросов углекислого газа. Быстрые и несложные расчеты позволяют предположить, что общая величи­на расходов на переход к низкоуглеродной экономи­ке к 2050 году составит примерно 200 млрд долларов в год. Сравните эту сумму с ВВП, который к середине XXI века достигнет 20 трлн долларов. Таким образом, расходы на энергетический переход составят пример­но 0,6% ВВП. Конечно, если технологии низкоуглерод­ной энергетики в будущем окажутся намного дешевле, чем сегодня, или если традиционные виды ископаемого топлива существенно подорожают, нарастающие расхо­ды на переход к низкоуглеродной экономике будут зна­чительно ниже 0,6% ВВП.

Мои коллеги и я разрабатываем план постепенного перехода от нынешнего состояния к будущему—состоя­нию, которое в краткосрочной перспективе не вызовет

* U.S. Energy Information Administration, «Net Generation by Ener­gy Source: Total», January 2011, http://www.eia.doe.gov/cheaf/ electricity/epm/tablel_lhtml.

269

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

нарушений в работе энергетических систем, основан­ных на использовании ископаемого топлива, но позво­лит к 2050 году осуществить впечатляющую трансформа­цию энергетической системы в систему, потребляющую мало углерода*. Основная идея этого плана заключает­ся в обложении нынешнего ископаемого топлива не­большим налогом и в предоставлении за счет этого налога крупных субсидий низкоуглеродной энергети­ке (использующей, например, энергию ветра и солн­ца или применяющую улавливание углерода и его хра­нение на действующих тепловых станциях, сжигающих уголь). Поскольку существующая энергетика, основан­ная на сжигании ископаемого топлива, огромна, а но­вая низкоуглеродная энергетика крайне мала, даже очень небольшой налог на ископаемое топливо позволит вы­плачивать вполне щедрую по нынешним временам суб­сидию, которой будет достаточно, чтобы поощрить выход на рынок новой низкоуглеродной энергетики. С помощью соответствующих субсидий, выплачивае­мых в течение продолжительного времени, размеры но­вой энергетики будут увеличиваться. Со временем налог на ископаемое топливо будет расти, а субсидии новой энергетике будут постепенно сокращаться, чтобы сохра­нялась общая чистая сумма стимулов для продолжения перехода к новой энергетике (эта сумма равна сумме на­лога и субсидий).

Потребители не должны столкнуться с резким по­вышением цен на энергию, а производители энергии с помощью технологий, использующих чистую энер­гию, должны получать предсказуемые и щедрые субси­дии, которые будут поддерживать долговременный пе­реход к новой энергетике. Такая система будет сама себя финансировать, поскольку поступления от налога на ископаемое топливо будут покрывать субсидии, пре­доставляемые альтернативной энергетике. За несколь­ко десятилетий циклы освоения технологий (например,

* См. неопубликованную статью: Lawrence Burns, Vidjai Modi, and Jef­frey Sachs, «Transition to a Sustainable Energy System for the United States», January 2011,

270

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

распространение электромобилей и технологий ис­пользования солнечной энергии) снизят расходы низ­коуглеродных энергетических систем с по сравнению с нынешними технологиями получения энергии за счет сжигания ископаемого топлива. Возможно также, что рыночные цены на уголь и нефть станут настолько высо­кими вследствие истощения запасов ископаемого топли­ва, что низкоуглеродные системы, генерирующие энер­гию за счет возобновляемых источников вроде энергии ветра и солнца, окажутся дешевыми рыночными альтер­нативами и без государственных субсидий, необходимых для их запуска.

СОКРАЩЕНИЕ ВОЕННЫХ РАСХОДОВ

Самой большой статьей бюджетных расходов являют­ся расходы на военные нужды, поглощающие не менее 5% ВВП —около четверти всех расходов федерального правительства, что отражает приоритеты внешней по­литики США. Масштабы военных расходов огромны, а их обоснование весьма сомнительно. В 2012 году во­енные расходы США составят около 738 млрд долларов (не считая еще примерно 250 млрд долларов, которые будут потрачены на внутреннюю безопасность, сбор раз­ведывательной информации, пенсии ветеранам и про­чие нужды, связанные с военной деятельностью). Таким образом, общие расходы федерального бюджета, прямо или косвенно связанные с военной деятельностью, со­ставят огромную сумму—примерно 1 трлн долларов в год. Прямые расходы на войны в Ираке и Афганистане (обе эти войны если и имеют какую-то ценность для безопас­ности Америки, то весьма сомнительную) составляют примерно 150 млрд долларов в год. Другая значительная часть военных расходов—расходы, связанные с обслужи­ванием тысяч ядерных боеголовок, для сохранения кото­рых нет никаких очевидных причин, поскольку для ней­трализации угрозы любого нападения достаточно лишь малой части этого арсенала. На противоракетную оборо­ну, другие программы военных закупок и военные науч­ные исследования и опытно-конструкторские развития

271

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

уходит огромная сумма—200 млрд долларов*. Во многих случаях сами генералы заявляют, что предлагаемые си­стемы вооружений им не нужны, но могущественные лобби и оказывающие им поддержку конгрессмены до­биваются продолжения финансирования таких систем.

Прекращение войн в Ираке и Афганистане, закры­тие многих сотен военных баз, созданных по всему миру после Второй мировой войны, и прекращение работ по созданию некоторых дорогостоящих и сомнитель­ных вооружений позволит сократить раздутый бюджет Пентагона не менее чем на 300 млрд долларов. Конеч­но, это приведет к войне с ведущей отраслью американ­ской промышленности и, возможно, с еще более могу­щественным лобби (которое конкурирует с нефтяным, угольным, банковским, фармацевтическим и медицин­ским лобби). У военных подрядчиков есть преимуще­ство: они нанимают работников практически во всех избирательных округах США. Лозунгом военно-промыш­ленного комплекса в течение многих десятилетий было не слово «оборона», а словосочетание «рабочие места», и сплетенная военно-промышленным комплексом сеть была настолько мощной, что даже окончание холодной войны едва отразилось на военном бюджете как доле на­ционального дохода.

КОНЕЧНЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ АМЕРИКИ

Легко упустить из виду конечную цель экономической политики: удовлетворенность населения жизнью. В стра­не, которая была основана именно для защиты неотъем­лемого права стремиться к счастью, эта конечная цель должна оставаться неоспоримой. Однако американцы упускают не только множество возможностей достичь счастья коллективными усилиями, но даже возможности измерять счастье так, чтобы иметь представление о са­мочувствии нации. Зацикленность американцев на ВВП

* U.S. Department of Defence, «DoD Request: FY 2011», http:^comptrol-Ier.defence.gov/Budget2011.html/.

272

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

не позволяет им обращать внимание на более важные показатели. Как сказал Роберт Ф. Кеннеди-младший:

...по-видимому, мы слишком долго отказывались от стрем­ления к личному совершенству и жертвовали обществен­ными идеалами ради простого накопления материальных вещей. Валовой национальный продукт США ныне пре­вышает 800 млрд долларов в год, но эти цифры, по ко­торым мы судим о США, скрывают и загрязнение атмо­сферы, и рекламу сигарет, и машины скорой помощи, пробивающиеся к больным по перегруженным дорогам. Показатели ВВП включают и специальные замки на две­рях наших домов, и тюрьмы, в которых держат людей, взламывающих эти замки. ВВП учитывает уничтожение реликтовых калифорнийских лесов и утрату чудес при­роды, превращенных в вопиющий хаос. ВВП учитывает производство напалма, ядерных боеголовок и брониро­ванных полицейских автомобилей для борьбы с беспо-"рядками в американских городах. ВВП учитывает произ­водство винтовок Whitman и ножей Speck, производство телепрограмм, воспевающих насилие ради продажи иг­рушек нашим детям. Но валовой национальный доход не позволяет учитывать здоровье наших детей, качество по­лучаемого ими образования или радость от игры. Этот показатель не учитывает красоту нашей поэзии или кре­пость брачных уз, проницательность наших обществен­ных дебатов о неподкупности должностных лиц страны. ВВП не измеряет ни наше остроумие, ни нашу отвагу, ни нашу мудрость, ни наше обучение. Не измеряет ВВП и наше сострадание, нашу преданность стране. Короче, ВВП измеряет все, кроме того, ради чего стоит жить. ВВП • может рассказать нам все об Америке — за исключением того, почему мы гордимся тем, что мы—американцы*.

Попытки расширить количество показателей для бо­лее совершенного измерения того, что важно для наше­го благополучия, множатся. Всемирное исследование ценностей и Gallup International предложили ряд новых

* Robert F. Kennedy, Remarks at the University of Kanzas, March 18, 1968, http^www.jfklibrary.org/Research/Ready-Reference/RFK-Speeches/Remarks-of-Rober-F-Kennedy-at-the University-of-Kansas-March-18-1968.aspx.

273

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

показателей субъективного восприятия благополучия, которые, как обнаружили психологи и экономисты, ста­бильны, меняются медленно и полезны для социальной диагностики. «Индекс человеческого развития»— еще одна известная попытка совместить экономические по­казатели с социальными (такими как уровень грамот­ности, охват детей и подростков школьным обучением и ожидаемая продолжительность жизни) и дать более полное представление о благополучии. Американский проект человеческого развития недавно распространил измерения на основе индекса человеческого развития на штаты, административные и избирательные округа, что стало исключительно полезным вкладом в дело оцен­ки существующего в Америке разнообразия экономиче­ских и социальных условий*.

Ни в одной стране к проблеме измерения и повыше­ния счастья не отнеслись серьезнее, чем в гималайском буддистском королевстве Бутан. Еще в 1972 году четвер­тый монарх этой страны Джигме Дорджи Вангчук при­звал ориентировать политику страны на содействие валовому национальному счастью, а не на увеличение национального валового дохода. Эту проблему в Бутане восприняли не легкомысленно и не как метафору. Пра­вительство Бутана учредило Комиссию по валовому на­циональному счастью, поручив ей контролировать раз­работку ряда показателей, позволяющих количественно оценивать изменение уровня национального счастья и отслеживать такие изменения**. ВНС (валовое нацио­нальное счастье) измеряют в девяти сферах:

• психологическое благополучие;

• использование времени;

• жизнеспособность сообществ; '

* American Human Development Project, «The Measure of America

2010-2011: Mapping Risks and Resilience», http:^www.measureo-

famerica.org. ** Karma Ura, «Gross National Happiness», Centre for Bhutan Studies,

http://www.grossnayionalhappiness.com/gnhIndex/introductionG-

NH. aspx.

274

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

• культура;

• здоровье;

• образование;

• разнообразие окружающей среды;

• уровень жизни;

• управление.

Состояние каждой из этих сфер измеряют рядом коли­чественных показателей. Примечательно, что стандарт­ные экономические показатели вроде семейного дохода и уровня образования в Бутане сочетаются с показателя­ми культурной целостности (использования диалектов, участия в традиционных видах сдорта и в общинных праздниках), экологическими показателями (площа­дью лесов в стране), показателями состояния здоровья (индекс массы тела, количество дней в месяце, когда че­ловек был здоров), благополучия сообщества (общест­венное доверие, близость родственных отношений), распределения времени и общего психического здоро­вья (психологических расстройств).

Охватывающее мир движение за измерение сча­стья и качества жизни стремительно ширится. ОЭСР в 2004 году начала Глобальный проект измерения об­щественного прогресса, а Еврокомиссия выдвигает собственный комплекс интегрированных показателей. В последнее время были предприняты многочисленные попытки скорректировать ВВП так, чтобы исправить многие аномалии этого показателя (путем «вычитания» из стандартных показателей ВВП таких видов явного вреда, как загрязнение окружающей среды, перенаселен­ность и истощение природных ресурсов). Уильям Норд-хаус и Джеймс Тобин первыми предложили «показатель экономического благополучия» (Measure of Economic Welfare, MEW). Сходной инициативой по корректиров­ке ВВП за счет нескольких факторов (таких как нера­венство, перенаселенность и загрязнение окружающей среды) стал «индикатор истинного прогресса» (Genuine Progress Indicator, GPI). В 2005 году группа сбора эконо­мических данных журнала The Economist продемонстриро­вала, что «качество жизни» вполне неплохо объясняется

275

ЧАСТЬ II. ПУТЬ К ПРОЦВЕТАНИЮ

статистически с помощью комбинации измеримых пока­зателей, характеризующих состояние экономики, поли­тической жизни, здравоохранения и занятости. В опуб­ликованных в последнее время научных работах многие исследователи пришли к сходным результатам*. Недав­но французское правительство создало комиссию под ру­ководством Дж. Стиглица и А. Сена, которой поручило разработать новый комплекс показателей. А в 2010 году правительство Великобритании объявило, что будет не­посредственно отслеживать субъективное восприятие благополучия в ежегодных обзорах**.

Настало время и США всерьез отнестись к измере­нию и мониторингу благополучия Америки. Два главных факта — субъективное восприятие счастья не меняется и даже снижается по мере роста дохода и США отста­ют от многих стран по уровню счастья — делают такие усилия особенно безотлагательными. В табл. 10.2 при­ведены показатели благополучия, которые необходимо ежегодно собирать в дополнение к стандартным счетам национального дохода. Например, Gallup International ис­пользует результаты опросов общественного мнения для оценки средней «удовлетворенности жизнью» в 178 стра-

* Недавно опубликован интересный обзор. См.: David Blanchflower and Andrew Oaswald, «International Happiness», NBER Working Paper No. 1668, January 2011.

** Дополнительную информацию об этих исследованиях см. в: Organi­zation for Economic Co-operation and Development, «Global Pro­ject on Measuring the Progress of Societies», www.oecd.org/pro-gress; William Nordhous and James Tobin, «Is Growth Obsolete?» in The Measurement of Economic and Social Performance, NBER Book Series Studies in Income and Wealth, 1973, http:/ywww.nber. org/books/moss73-l; Economist Intelligence Unit, «The Economist Intelligence Unit's Quality-of-Life Index», The World in 2005, http:^ www.economist.com/media/pdf/QUALITY_OF_LIFE. pdf;Joseph Stiglitz and Amartya Sen, «Commission on the Measurement of Eco­nomic Performance and Social Progress», http://www.stiglitz-sen-fitoussi.fr/en/index/htm; Paul Dolan et al., «Measuring Subjective Well-Being for Public Policy», Office for National Statistics — Govern­ment of the United Kingdom, February 2011, http:^www.statistics. gov.uk/articles/social_trends/measuring-subjective-wellbeing-for-public-policy. pdf.

276

ГЛАВА 10. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОЦВЕТАНИЯ

ТАБЛ. 10.2.

Показатели национального благополучия (1 —наивысшая оценка в рейтинге)

ИСТОЧНИКИ: Gallup, OECD Statistical Database, World Health Orga­nization.

нах, задавая вопрос: «Принимая во внимание все обстоя­тельства, насколько вы в целом удовлетворены своей жизнью сегодня?» ОЭСР создала «индекс детского бла­гополучия», объединяющий шесть аспектов: матери­альные условия, жилищные условия, образование, здо­ровье, опасное поведение и качество школьной жизни. Другие показатели могут охватывать такие переменные, как ожидаемая продолжительность жизни, успеваемость учащихся, уровень бедности, они также приведены в таб­лице. Очевидно, что по сравнению с достижениями дру­гих стран с высокими доходами США не блещут своими достижениями в повышении общего благополучия.

<< | >>
Источник: Сакс Д.. Цена цивилизации/Пер. с англ. А. Калинина; под ред. В. Ю. Григорьевой. — М.,2012. —352 с.. 2012

Еще по теме Глава 10. Восстановление процветания:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -