<<
>>

Взаимовлияние и сопоставление.

Рыночные преобразования в Китае и в России дают огромную пищу для размышлений oti особенностях стратегии, тактики, конкретных направлений реформы, о теоретической значимости во многом различных процессов в двух странах в контексте общей теории перехода к рынку, о причинах, обусловливающих в чем-то синхронное, в чем-то асинхронное протекание реформ в КНР и РФ, о достоинствах и недостатках «шоковой терапии» и постепенных, градуалистских реформ, наконец, о целесообразности и перспективах взаимного обмена опытом в этой сфере, пусть даже в косвенных формах.

Сегодня Китай и Россию, несомненно, многое разделяет: различный общественный строй и характер функционирования политических институтов, темп проведения экономической реформы, разные представления правящих элит о критериях успешности преобразований, надлежащей степени государственного вмешательства в рыночные процессы, наконец, разная экономическая динамика.

Тем не менее есть, может быть, всего один, но главный фактор, сближающий две страны: это сама по себе экономическая реформа, в рамках которой и Китай, и Россия решают и еще несколько десятилетий будут решать однотипную задачу перехода к полноценному рынку, свободному от деформирующего воздействия организованной преступности, неквалифицированного вмешательства властей, региональных барьеров, антиконкурентного монополизма.

А географическое соседство, внушительные масштабы двух стран в территориальном и демографическом планах, солидные размеры взаимной торговли и экономического сотрудничества усиливают интерес России и Китая друг к другу, естественно распространяющийся и на сферу экономических преобразований.

Предметом анализа ученых Китая в связи с реформами в России стали такие конкретные проблемы, как оценка экономической ситуации, хода и результатов реформ в РФ, перспектив экономического роста; непосредственное сопоставление реформ в Китае и России, сравнение градуалистского и шокового вариантов перехода к рынку; уроки для Китая, которые надлежит извлечь из российского опыта.

Первым крупным научным мероприятием, детально рассмотревшим особенности экономической реформы в России, стала проведенная 15-18 марта 1993 г.

в Сямэньском университете конференция, посвященная, проблемам перехода к рынку стран Восточной Европы и бывшего СССР24. Одной из отличительных черт конференции явилась если и не благосклонность к российскому варианту рыночных реформ, то, как минимум, констатация рядом китайских ученых вынужденности жесткого характера экономической политики начала 1992 г., которая была вызвана пробуксовкой реформенного процесса в годы «перестройки» и неспособностью создать эффективный хозяйственный механизм в предшествующий период. Особенностью позиции некоторых китайских ученых на Сямэньской конференции можно считать в известной мере осторожное отношение к сравнительной характеристике постепенных, градуалистских реформ (ассоциируемых прежде всего с Китаем) и «шоковой терапии», т.е. радикального варианта перехода к рынку, связываемого с практикой ряда стран Восточной Европы (особенно Польши) и России. В частности, Ван Цзиньцунь охарактеризовал «шоковую терапию» как временную политику, применяемую в специфических условиях, которая не может служить основой долгосрочной экономической политики ни в России, ни в Польше, ни вообще где-либо и которую нельзя рассматривать в качестве критерия выделения различных моделей перехода к рынку. Ненаучным, по мнению Ван Цзиньцуня, является и противопоставление градуалистских и радикальных реформ, коль скоро эти понятия не отражают сущности и содержания процесса рыночной трансформации. Внешне мероприятия восточноевропейских стран выглядят радикальнее преобразований в Китае, но с точки зрения общего процесса экономической трансформации реформы Китая отличаются в лучшую сторону большей глубиной, широтой охвата и темпами.

К несколько иным моментам привлек внимание Лу Наньцюань. По его мнению, радикальные реформы, как свидетельствует пример Польши, могут быть успешными. Однако это не означает, что аналогичный успех может быть достигнут в России - все зависит от соответствия избранного варианта рыночной трансформации национальным особенностям страны.

Проблемы, связанные с радикальным типом преобразований, очевидны - резкий спад производства, утрата контроля за инфляцией, значительное падение уровня жизни части населения и рост числа безработных. Однако нельзя пренебрегать и теми проблемами и противоречиями, которые реально существуют при градуалистских реформах, хотя, как правило, и не столь заметно бросаются в глаза. Так, длительный отказ от перехода к подлинно рыночным ценам ведет к разрыву внутренних цен и цен мирового рынка, к невыполнению ценами функции показателя экономической эффективности, не способствует реформе имущественных прав. В целом же, отметил Лу Наньцюань, существо любых методов перехода к рынку идентично и состоит, во-первых, в превращении предприятий в независимых товаропроизводителей через разгосударствление, приватизацию и иные способы создания многообразной по формам собственности экономики; во-вторых, в смене механизма функционирования экономики с целью обеспечения решающей роли рыночного механизма в распределении ресурсов общества; в-третьих, в коренном изменении методов макроэкономического контроля со стороны правительства, переходом к главенству косвенных экономических методов регулирования; наконец, в создании параллельно с формированием рынка полнокровной системы социального обеспечения.

Вместе с тем на конференции отчетливо прозвучала точка зрения об отсутствии в России необходимой экономической основы для применения «шоковой терапии». Среди аргументов фигурировали такие, как долгий срок господства высокоцентрализованной системы планового хозяйства, уродливая отраслевая структура и чрезвычайно высокая монополизированное™ экономики, отсутствие базы развития рыночного хозяйства, слабая конкурентоспособность отечественной продукции на мировом рынке, неизбежность значительного и долговременного падения производства и уровня жизни в случае применения «шоковой терапии» в дефицитной российской экономике. Соответственно, итоги проведения политики «шоковой терапии» в России в 1992 г.

расценивались как поражение.

Можно сказать, что конференция выявила основные методологические подходы китайских ученых к сопоставлению градуалистской и радикальной тактик перехода к рынку, к оценке экономических процессов в России. Она обозначила три основных варианта оценок: в целом позитивный, нейтрально-объективный и негативный. Однако если в начале 1993 г. эти варианты были представлены как бы в равной мере, то в последующем позитивные оценки преобразований в России становятся единичными, а негативные - преобладающими.

Одним из немногих примеров первого рода стал сделанный в 1995 г. доклад «Российская экономика в процессе перехода» ученого из Института азиатско-тихоокеанских исследований пров. Чжэцзян Вэнь Хая25. По его мнению, анализ реформ в России «позволяет увидеть», что у нее есть хорошие шансы в недалеком будущем вернуться в ряды столпов мировой экономики. Как полагал автор, комплексность и последовательность реформ в России позволили за 3-4 года решить важные и одновременно трудные задачи создания рынка и «прояснения» имущественных прав. Самое важное - решена проблема госпредприятий благодаря быстрой крупномасштабной приватизации. Соглашаясь с тем, что за реформу в России заплачена огромная цена, Вэнь Хай полагал, что надо исходить не из того, как было трудно, а из того, какие результаты достигнуты благодаря реформам.

Однако в целом среди китайских ученых возобладало и упрочилось мнение о неуспехе рыночных преобразований в России как с точки зрения эффективности реформенных мероприятий, так и, особенно, в плане их разрушительных последствий для экономики страны - за четыре года реформ экономический спад в России составил 50%, тогда как за четыре года Великой Отечественной войны советского народа против фашизма - всего 25%.

— Тезис о вынужденном характере применения в России методов «шоковой терапии» практически исчез из китайской печати, а суждения о ее несоответствии национальным особенностям России звучат постоянно. Так, Ли Юнцюань считает слепое заимствование базирующейся на монетаристской теории «шоковой терапии» главной ошибкой российских реформаторов, своего рода «утопическим капитализмом». И в целом, по его мнению, ориентация на Запад не оправдала себя. Пренебрежение внутренним рынком и рынком республик СНГ привело лишь к выгодному для Запада падению мировых цен на нефть и некоторые другие виды сырья, нанесло ущерб национальной промышленности России. Расчеты на привлечение крупных инвестиций с Запада в российскую экономику также не оправдались2*.

Еще более жесткую позицию заняла профессор Пекинского университета Чжан Канцин, подвергшая развернутой критике попытку Дж.Сакса объяснить кризис в российской экономике исключительно просчетами российского руководства при применении «шоковой терапии», а не непригодностью ее для России в принципе27. Ее итоговый вывод таков: «шоковая терапия» есть не более чем паллиативный метод контроля над инфляционными процессами, с его помощью не должна решаться принципиально более сложная и долговременная задача рыночной транс- формации, предусматривающая прежде всего институциональное обновление. Поэтому, полагает Чжан Канцин, в целом процесс «смены колеи», т.е. переход от плановой экономики к рыночной, может быть только постепенным, градуалистс- ким. В деле «взращивания» агентов рынка и рынка факторов производства, смены правительственных функций, подготовки регулирующих рынок нормативных актов, создания адекватной рыночной экономике системы социального обеспечения результат не может быть достигнут в одночасье. Создание зрелой, нормативной рыночной экономики требует времени.

Особенно резкой критике ряд китайских ученых подверг методы приватизации в России. По мнению Чжи Сяохэ, выбор России в пользу самого неэффективного способа приватизации - ускоренной безвозмездной приватизации - отвечал политическим интересам проводников этого способа, но совершенно абстрагировался от вопроса его экономической эффективности. Приватизация в России не смогла принести благосостояния подавляющему большинству населения страны, однако создала прекрасную возможность для обогащения директорату, чиновничеству и преступным элементам2®.

Можно предположить, что основным адресатом критических высказываний, касающихся российского варианта перехода к рынку, являются не столько реформы или реформаторы в России, сколько сторонники масштабной приватизации в самом Китае, считающие возможным решать проблемы низкой эффективности госсектора экономики путем его разгосударствления. Стремятся в Китае извлечь полезные для себя уроки и из российской экономической катастрофы 17 августа 1998 г. Ее причины и международное воздействие внимательно и всесторонне анализируются29.

В России отношение к экономическим преобразованиям в Китае не однозначно. Позиция официального руководства РФ, судя по сообщениям СМИ, долгое время была заметно идеологизирована. Это особенно бросалось в глаза на начальном этапе российских реформ: всем памятно искреннее удивление увиденным в Китае Б.Н.Ельцина, полагавшего до своего первого визита в КНР в декабре 1992 г., будто «есе в Китае ходят строем». Даже сильное впечатление от экономических достижений реформирующегося Китая, вынесенное от поездок в КНР В.С.Черномырдина в 1994 г. и Е.М.Примакова в конце 1996 г., не вылилось в реальные поручения изучать и тем более использовать в российской практике хотя бы селективно опыт экономических преобразований в КНР. В 80-е годы объективной оценке китайских реформ мешал закрепившийся за ними «имидж» поначалу чего-то излишне рыночного, а в 90-е годы, напротив, излишне консервативного. Однако камнем преткновения при оценке опыта КНР для определенной части, близкой к правящим кругам и новым крупным собственникам, российской политической эли- ты явилось сохранение в Китае гоїгяпистицеской ориентации общественного развития.

Вместе с тем социалистический образ КНР, ее успехи, приверженность постепенному продвижению реформ, рост жизненного уровня народа вызывают симпатии левой и патриотической оппозиции, да и в целом весьма широких слоев российской общественности, критически относящейся к проводимым в России реформам. Многие в России считают, что китайский опыт преобразований может ответить или хотя бы подсказать, как удовлетворительно решать конкретные экономические проблемы страны. Большой интерес проявляли к реформам в Китае в разные годы А.И.Вольский, Ю.И.Скоков, Е.С.Строев и др. Да и для депутатов разных фракций и комитетов Государственной Думы Пекин стал весьма популярным пунктом визитов. Конечно, далеко не все в России разделяют такой подход. Достаточно распространенной является упомянутая выше точка зрения Е.Т.Гайдара, согласно которой можно говорить о «принципиальной неприменимости» китайского опыта в России.

По-разному интерпретируются в России и некоторые конкретные аспекты опыта реформ в КНР. Например, диаметрально противоположные оценки даются практике государственного регулирования в КНР. Если политики-государственники и многие ученые весьма положительно оценивают стремление китайских властей обеспечить стабильность в стране и не выпустить процессы формирования рынка из-под своего контроля на макроэкономическом уровне, то сторонник деэтатиза- ции реформенных процессов в России А.Илларионов, напротив, неоднократно, но не всегда основательно ссылался на Китай как на образец ухода государства из экономики, подтверждая эту посылку недостаточно корректными данными о значительном снижении в КНР доли государственного потребления, доходов и расходов госбюджета в ВВП30. Предметом споров является и вопрос о социальной направленности экономических реформ в Китае. Некоторые ученые считают КНР чуть ли не образцом формирования социально ориентированной рыночной экономики и ставят ее в пример России, как стране, где жизненный уровень значительной части населения снизился. Другие ученые указывают на исторически ограниченный диапазон охвата населения Китая, особенно крестьянства, системой государственного социального обеспечения, на главенство здесь опоры на семью, характерное для восточноазиатских обществ, наконец, на все еще низкий по международным стандартам уровень доходов и потребления, что исключает возможность причисления Китая к странам с социально ориентированной рыночной экономикой. Дискуссии о сути происходящего в Китае, расхождения в оценках опыта проводимых реформ и возможностей его использования в России отражают не только различия в политической и идеологической ориентации тех или иных общественных групп, ученых и т.п., но и в первую очередь сложный, комплексный и достаточно противоречивый характер феномена реформирующегося Китая, динамизм переживаемых им изменений, соседство несомненных достижений в развитии, реформах, политике открытости с обострением одних проблем, нерешенностью других и возникновением третьих. Только всестороннее представление о китайском опыте преобразований, взвешенная оценка плюсов и минусов применяемых в Китае методов проведения рыночных реформ создают надежную основу для непредвзятого изучения и вероятного использования в России тех или иных наработок, полученных в ходе реформ в КНР. А объективные основания для этого имеются: ориентация - и в Китае, и в России - на утверждение главенства рыночных принципов функционирования экономики сближает наши страны, делает во многом однотипными задачи, решаемые ими на нынешнем этапе развития.

Примечания 1

См.: China 2020: Development Challenges in the New Century. The World Bank, Washington D.C., 1997. P. 3, 5, 29. 2

Чжунго цзинцзи тичжи гайгэ ши нянь (Десять лет реформы экономической системы в Китае). Пекин, 1988. С. 132, 421. 3

Жэньминь жибао. 21.02.1987. 4

Чжунго цзинцзи тичжи гайгэ ши нянь. С. 131.

4 Андерс Ослут Россия: рождение рыночной экономики. М., 1996. С. 28, 32. 1 Материалы Пленума Центрального комитета КПСС (25-26 июня 1937 г.). М., 1987. С. 84. 7 Народное хозяйство СССР в 1990 г. М., 1991. С. 422-423.

1 Переход к рынку. Концепция и Программа (Рабочая группа, образованная совместным решением М.С.Горбачева и Б.Н.Ельцина). М., 1990. С. 42-43.

* Ян Чэнчуань, Юй Дачжан. Синь цзинцзи чжэнцэ лилунь тиси. Лунь Ленин дуй шэхуэйчжуи цзинцзи цзай жэньши (Теоретическая система НЭПа - о переосмыслении Лениным социалистической экономики). Чжэнчжоу, 1985. С. 320. 10 Жэньминь жибао. 14.10.1988. п Цзинцзисюэ дунтай (Пекин). 1980. № 12. С. 25-26.

12 См., напр.: ХуАныан. Следующий шаг Китая (Чжунго ся и бу). Чэнду, 1995. С. 4-5. " Кэцзи цзиньбу юй Чжунго сяньдайхуа (Научно-технический прогресс и модернизация Китая) / Гл. ред. Ли Цзинвэнь. Пекин, 1998. С. 34.

14 20 нянь цзинцзи гайгэ: хуэйгу юй чжаньван (20 лет экономической реформы: ретроспектива и перспективы / Под ред. Чжан Чжоюаня, Хуан Фаньчжана, Ли Гуеиъаня. Пекин, 1998. С. 211. " Я Тай цзинцзи шибао. 19.05.1994. " Кэцзи цзиньбу юй Чжунго сяньдайхуа. С. 34-35.

17 Чжунго цзинцзи няньцзянь 1998. С. 825.

11 Fan Gang. Impacts of Asia Economr Shake-up in China's Reform and Development. National Boonomic Research Institute, China Reform l-oundation // Working Paper Series. 1998. N» 1. P. 8-9. 19

Программа углубления экономических реформ. (Проект). М.,1992. С. 67. 20

Там же, с. 8. 21

Вопросы экономики. 1997. № 1. С.ЗО. 22

Россия в цифрах 1995. М.: Госкомиздат РФ, 1995. С. 233. 23

См.: Вопросы экономики. 1995. № 4. С. 4-60.

14 См.: Элосы, Дун Оу, Чжун Я: цзинцзи чжуаньгуй цзюцзэ (Россия, Восточная Европа, Средняя Азия: выбор пути экономической трансформации) / Гл. ред. Лу Наньцюань, Янь Июй. Пекин, 1994.

25 Вэнь Хай. Чжуаньгуй чжун ды Это цзинцзи (Экономика России в процессе перехода). Ханчжоу, 1995. С. 12.

* Ли Юнцюань. Судьбы российской реформы // Цзинцзи шэхуэй тичжи бицзяо (Сравнение социально-экономических систем). 1994. № 3. С. 15-20.

v См.: Чжан Канцин. «Шоковая терапия» и экономические реформы в России // Дун Оу Чжун Я яньцзю (Исследования Восточной Европы и Средней Азии). 1995. № 5. С. 73-79.

21 Сифан цзинцзи сюэ юй вого цзинцзи тичжи гайгэ (Западная экономическая наука и реформа хозяйственной системы в нашей стране). Пекин, 1994. С. 316, 310.

п См., напр.: СюйСинь Финансовый кризис в России и его влияние // Гоцзи цзинцзи пинлунь (Международное экономическое обозрение). 1998. № 11-12. С. 54-57.

" См.: Известия. 19.09, 11.12.1996.

<< | >>
Источник: В.Я.Портяков. Экономические реформы в Китае (1979— 1999 гг.). М.: Институт Дальнего Востока РАН, 178 с.. 2003

Еще по теме Взаимовлияние и сопоставление.:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -