<<
>>

1.1. История изучения терминов и проблем их перевода б отечественном и зарубежном языкознании

Переводу и межъязыковому сопоставлению терминов, которые традиционно рассматриваются как единицы перевода [Бархударов: 1975], в научной литературе совершенно справедливо уделяется огромное внимание [Авербух: 1988; Андрианов: 1964; Борисова, Донской: 1985; Будагов: 1976; Гак: 1977; Герд: 1986; Гринев: 1995; Лейчик: 1988; Марчук: 1991; Нелюбин: 1990, 1995, 1996; Пумпянский: 1965; Скороходько: 1963; Якимович: 1976].

Для понимания проблем перевода термина необходимо обратиться к специфике термина.

Под термином традиционно понимается слово (словосочетание), означающее понятие специальной области знания или деятельности [Ахманова:1966, Бархударов: 1970, Володина: 1998]. Вслед за О.С.Ахмановой [Ахманова: 1966, с.11], Т.Л.Канделаки [Канделаки: 1970, с.15]; С.В.Гриневым [Гринев: 1993, с.33], в настоящей работе мы рассматриваем в качестве терминов исключительно субстантивные единицы языка, хотя многие исследователи оспаривают обоснованность признания субстантивности конституирующим свойством термина. Наличие этой полемики отмечает, в частности, В.П.Даниленко: "Несмотря на то, что практически значительная часть знаменательных слов <...> употребляется в функции терминов, однако, по мнению ряда ученых, лишь имя существительное отвечает максимально полно тем требованиям, которые позволяют терминам выполнять свою основную номинативно-дефинитивную функцию" [Даниленко; 1993, с.47].

Термины могут иметь различную структуру. По числу компонентов выделяют

термины-слова, или однословные термины, реже именуемые монолексемными [Лазарева: 2000, с. 15], к которым могут быть отнесены и сложные термины, образованные сложением основ и имеющие слитное или дефисное написание;

термины-словосочетания, или составные, многокомпонентные термины.

Л.В.Щерба характеризовал составные термины как сочетания слов, обладающие структурным и семантическим единством и представляющие собой расчлененную терминированную номинацию [Щерба: 1974].

Критерием рассмотрения словосочетания как одной номинативной терминологической единицы служит его использование для называния одного понятия [Гринев: 1993, с.32].

С учетом рассмотренных выше положений, нам представляется исчерпывающим определение термина, данное С.В.Гриневым, в котором он характеризует термин "как номинативную специальную лексическую единицу (слово или словосочетание) специального языка, принимаемую для точного наименования специальных понятий" [Гринев: 1993, с.ЗЗ].

Вопрос о специфике терминов и проблемах их перевода всегда занимал особое место в сопоставительном языкознании: его рассматривали в своих работах по теории перевода Л.С.Бархударов [Бархударов: 1975, с.75]; А.В.Федоров [Федоров: 1968, с.159]; он является объектом все более пристального внимания современных ученых. В "Толковом переводческом словаре" Л.Л.Нелюбина переводу терминов посвящена отдельная статья, что подчеркивает значение рассматриваемой проблемы и сложность ее решения [Нелюбин:2001, с.121-123]. Если задача перевода - обеспечение эквивалентности как "общности содержания ... текстов оригинала и перевода" [Комиссаров: 1990, с.47], то при переводе специальных текстов терминам следует уделять особое внимание: именно они определяют информационное содержание специального текста, являясь своеобразными ключами, организующими, структурирующими и кодирующими специальную информацию [Володина; 1998]. Следовательно, именно применительно к терминам наиболее остро встает вопрос о возможности достижения эквивалентности при существовании различия кодовых единиц, представляющий, по мнению Романа Якобсона, "кардинальную проблему языка и центральную проблему лингвистики" [Якобсон: 1978, с.18].

Практически все лингвисты согласны с тем, что "абсолютная тождественность кодов противоречит природе языка" [Каде:1978, с.71]. Возможность абсолютно полной и точной передачи содержания оригинала при переводе ограничена прежде всего различиями в системах ИЯ и ПЯ [Комиссаров: 1990, с.39; Найда:1978, с.

114]; кроме того, ей препятствуют разные традиции номинации понятий, сложившиеся в каждом из языков, а также различия явлений самой действительности.

В задачи нашего исследования входит изучение специфических проблем перевода терминов, обусловленных особыми свойствами данных лексических единиц.

В отечественном языкознании существуют различные, даже противоположные точки зрения на особую природу термина. Рядом ученых подчеркивается принципиальное отличие термина от лексических единиц общеупотребительного языка [Капанадзе: 1965; Лотте: 1961]. Так, требования, предъявляемые к термину Д.С.Лотте (однозначность, точность, отсутствие синонимов, краткость), фактически противопоставляют термины общеупотребительной лексике по семантической и грамматической структуре. Противоположный взгляд на природу термина систематизирован в трудах С.Д.Шелова: он предлагает пересмотреть основные свойства термина, с помощью которых термины выделяются из общеязыкового фонда как слова специальные, трактовать конституирующие признаки термина как относительные и говорить о "терминологичности языковых знаков" [Шелов: 1995, с.35]. В целом же, следует отметить, что в отечественной науке сложилось понимание того, что специфика термина заключается прежде всего в его особой функции номинации понятия в системе понятий: "языковая единица получает признаки термина постольку, поскольку она выступает в терминологической функции, и теряет их в том случае, когда данная единица перестает быть термином" [Лейчик: 1976, с. 10]. Таким образом, тот факт, что "граница между терминологической и общеупотребительной лексикой ... имеет не исторический, а функциональный характер" [Гринев: 1993, с.29], позволяет нам рассматривать термины как лексические единицы, свободно функционирующие в языке подобно другим словам, но имеющие специальную функцию называния специального понятия в рамках отдельной терминосистемы.

Анализу основных свойств и характеристик термина в отечественном языкознании посвящен целый ряд работ [Авербух: 1985; Апресян: 1995; Виноградов: 1961; Гак, Лейчик: 1981; Герд: 1980; Гринев: 1993; Даниленко: 1977,1993; Дианова: 1996; Канделаки: 1977; Капанадзе:1965; Лейчик: 1973,1976,1991; Лотте: 1961; Марчук: 1996; Морозова: 1969; Реформатский: 1961; Суперанская: 1989; Татаринов: 1996; Шелов: 1995].

По нашему мнению, наиболее четко важнейшие свойства термина сформулированы С.В.Гриневым: это "специфичность употребления" (специальная область употребления) и "содержательная точность". Под первым свойством (на котором базируется критерий терминологичности, выдвигаемый горьковской школой терминоведения), С.В.Гринев понимает использование термина для называния понятий; под вторым - "четкость, ограниченность значения терминов", устанавливаемая дефиницией (наличие которой, в свою очередь, лежит в основе критерия терминологичности в понимании научной школы МГУ) [Гринев: 1993, с.29].

Основные свойства и особая функция терминов определяют требования, предъявляемые к их переводу. Специфика перевода терминов, по всей видимости, заключается в том, что важнейшим условием достижения эквивалентности является сохранение в переводе содержательной точности единиц ИЯ, обеспечение абсолютной идентичности понятий, выражаемых терминами ИЯ и ПЯ, Иными словами, если термины ИЯ и ПЯ кодируют понятие соответствующей научной области, а "тождественность кодов отправителя и получателя является элементарным условием успешной коммуникации" [Каде: 1978, с.71], то именно обеспечение тождественности означаемых терминами понятий представляет собой важнейшую задачу перевода специального текста.

Основные проблемы, которые испытывает переводчик при подборе термина ПЯ, эквивалентного терминологической единице ИЯ, возникают именно вследствие отсутствия в ПЯ устойчивых терминологических единиц с тем же "кодом": во-первых, при переводе терминов ИЯ, не имеющих эквивалентных единиц ПЯ, зафиксированных в лексикографических источниках, и, во-вторых, при отсутствии абсолютного соответствия между значениями единиц ИЯ и ПЯ. Над решением этих проблем терминоведы, переводчики, составители двуязычных словарей работают на протяжении нескольких десятилетий: одной из первых работ, наиболее полно систематизирующих проблемы перевода, является монография Э.Ф.Скороходько, в которой предлагается методика межъязыкового сопоставления терминов и рассматриваются приемы перевода "неизвестных терминов" [Скороходько: 1963].

Выявление расхождений в системе понятий, выражаемых терминами ИЯ и ПЯ, - важный шаг на пути межъязыковой гармонизации терминосистем, обеспечивающей решение проблем перевода терминов. Межъязыковая гармонизация отдельных терминосистем, представляющая собой одну из важнейших задач современного сопоставительного терминоведения [Гринев: 1993, с. 19], предполагает именно обеспечение тождественности кодирования понятий в системах ИЯ и ПЯ. Эта задача в принципе достижима, если носители ИЯ и ПЯ используют единую систему понятий, нашедшую свое выражение в соответствующих терминосистемах ИЯ и ПЯ. Так, Л.С.Бархударов приводит термины в качестве редкого примера "совпадения лексических единиц" ИЯ и ПЯ во всем объеме их референциального значения, хотя им же отмечены такие явления, иллюстрирующие расхождения терминов ИЯ и ПЯ в передаче референциального значения, как частичное соответствие, пересечение значений, недифференцированность значения слова и полное отсутствия выражаемого термином понятия в одном из языков [Бархударов: 1975, с.75-78]. Выявление этих расхождений требует прежде всего систематизации терминологии ИЯ.

Системность терминологии всегда рассматривалась как одна из ее важнейших характеристик [Будагов: 1976; Гринев: 1993; Колгина: 1996; Коновалова: 1998; Лотте: 1961; Никитина: 1994; Реформатский: 1961; Цаголова: 1985]. Неоднократно отмечалось, что системность терминологии имеет двойственную основу: с одной стороны, это системность понятийная, логическая, вытекающая из системности понятий самой науки, с другой — системность лингвистическая, системность языковых единиц, выражающих эти понятия. Соответственно, при анализе проблем перевода терминологии также необходима систематизация как лингвистическая, так и понятийная, то есть комплексное сопоставление терминов на уровне понятий и языковых средств их выражения. Таким образом, именно системные отношения между терминами, формирующими терминосистему, рассматриваются нами как ключ к систематизации проблем перевода и их решению.

Существуют различные подходы к выделению и анализу терминосистем. Вслед за С.В.Гриневым, под терминосистемой мы понимаем "упорядоченное множество терминов с зафиксированными отношениями между ними, отражающими отношения между называемыми этими терминами понятиями" [Гринев: 1993, с. 17]: так, в нашем исследовании системные отношения в терминосистеме выявляются на формально-семантическом и семасиологическом уровне.

Долгое время терминологические системы исследовались в парадигматике в отрыве от какого-либо конкретного словесного окружения, ситуации речи, жанра высказывания - словом, от любого текста: "термин связан не с контекстом, а с терминологическим полем, которое и заменяет собой контекст <...>. Поэтому, если известен "терминологический ключ" <...>, то контекст <...> уже не важен. Термины могут жить вне контекста, если известно, членами какой терминологии они являются" [Реформатский: 1961, с.46]. На практике, однако, применение такого подхода порождает проблему определения границ терминологического поля, усугубляющуюся многозначностью терминов, функционирующих в различных узких научных областях в разных значениях. Отметим, что фигурирующий в замечании А.А.Реформатского "терминологический ключ", в сущности, определяется именно границами научно-профессиональной области, в рамках которых осуществляется коммуникация. Так, терминологический ключ к терминологии бухгалтерского учета может "не подойти" для систематизации терминов банковского или биржевого дела, несмотря на то, что все эти узкие области входят в финансовую терминологию. Более того, даже в системе подъязыка достаточно узкой научной области актуализация того или иного значения термина может определяться характером конкретного жанра текста и/или задачами коммуникации.

Современным ученым, уделяющим особое внимание социальной роли и коммуникативной функции лингвистического знака [Марчук: 1996, с.П], представляется важным изучение терминологии именно "в естественных условиях ее функционирования" [Гарбовский: 1988, с.21], "в реальных условиях профессиональной ... коммуникации" [Мархасев: 1991, с.ЗЗ]. Можно сказать, что в современном терминоведении безусловно признана первичность сферы функционирования терминов [Герд: 1981; Гринев: 1993; Лейчик: 1989].

В связи с этим нам представляется целесообразным подойти к проблеме выделения терминосистемы, введя дополнительный критерий текстовой общности входящих в нее терминов. Отдельная терминосистема рассматривается как объект исследования в рамках типологического терминоведения [Казарина: 1988, с. 18], терминоведческой теории текста: "совокупность терминов составляет семантическую структуру документа" [Гринев: 1993, с.213]. Более того, "информационная функция" термина [Гринев: 1993, с.219], его "коммуникативная активность" [Володина: 1998, с.206] позволяют рассматривать терминосистему как основу организации специального текста, в противоположность изучению совокупности терминов той или иной научной области, рассматриваемых в отрыве от микро- и макроконтекста, от особенностей функционирования в языке. В этом отношении показательно выдвинутое Н.К.Гарбовским предположение о наличии корреляции между классификацией терминологических подсистем и классификацией функциональных стилей [Гарбовский:1988, с.23].

Итак, в настоящей работе термины анализируются как наименования элементов системы понятий, организующих передачу информации специального текста и определяющих содержание коммуникативного акта. Преимуществом подобного подхода является возможность выявления системных отношений между терминами на основе их функционирования в специальном тексте и сопоставления характеристик языковых единиц на парадигматическом и синтагматическом уровне. При этом становится возможным точное определение тех значений языковых единиц, которые актуализируются именно в рамках данной системы, то есть значений, действительно связанных системными отношениями. Выявление значений данной терминологической единицы в системе специального текста снимает вопрос о допустимости или недопустимости в терминологии синонимии, полисемии и некоторых других явлений, позволяя рассматривать термины как развивающиеся, свободно функционирующие в языке единицы и выявляя закономерности проявления этих явлений в парадигматике и синтагматике в конкретном речевом акте.

Обращаясь к тексту как к языковой системе, отражающей функционирование терминосистемы, мы одновременно рассматриваем сам текст и его перевод как реализацию акта специальной коммуникации. На наш взгляд, целесообразность такого подхода к изучению терминов как единиц перевода косвенно подтверждают характеристики, данные термину М.Н.Володиной: "В термине наиболее отчетливо проявляется социально-коммуникативный параметр познания, его коммуникативно-диалогическое измерение... В связи с этим можно утверждать, что основная функция термина - по возможности точно выражать специальные понятия - наряду с репрезентативно-когнитивным, носит также социально-коммуникативный характер" [Володина: 1998, с.51]. Термин рассматривается как единица языкового и профессионально-научного знания, обеспечивающая эффективность специальной коммуникации. Эквивалентность терминов ИЯ и ПЯ, несущих основной объем информации рецептору специального текста, необходима для обеспечения полноты и точности передачи содержащейся в тексте информации при переводе.

Подход к терминосистеме как к текстообразующей основе, структурирующей акт коммуникации, переводит проблему перевода на прагматический уровень, на котором она, в сущности, и рассматривается большинством современных ученых при анализе переводческой эквивалентности [Швейцер: 1988, с.93]. Сопоставление терминов ИЯ и ПЯ, несомненно, предполагает изучение особенностей их функционирования в специальном тексте в ИЯ и ПЯ, то есть соотнесение с "функционально релевантными признаками данной ситуации" [Catford: 1967, р.94] и рассмотрение терминов одновременно на семасиологическом и прагматическом уровне. Выявление системных связей между терминами на основе анализа их функционирования в специальном тексте позволяет установить парадигматические отношения, в которые вступает термин в терминосистеме, точно определить объем выражаемого им понятия, его место в терминосистеме ИЯ и обнаружить, насколько точно передано значение терминологической единицы в ПЯ. Специальный текст при таком анализе является проекцией отдельно взятой, замкнутой терминосистемы, в которой выявляется функция термина.

Анализ терминов как текстообразующих элементов, составляющих терминосистему, обслуживающую определенную область деятельности (то есть функционирующих в конкретном специальном тексте, содержание которого определяет эта терминосистема), предполагает решение следующих задач:

выявление и рассмотрение системных парадигматических связей, структурирующих терминосистему;

изучение проблем перевода терминов с ИЯ на ПЯ с точки зрения обеспечения адекватности восприятия информации, заключенной в терминах (их понятийного содержания), носителями ИЯ и ПЯ.

Для выявления системных парадигматических отношений между терминами и определения места термина в терминосистеме ИЯ, обусловливающего выбор его эквивалента в ПЯ, необходимо провести комплексное изучение соответствующего терминологического поля и обнаружить взаимосвязь между терминами на уровне понятий и на уровне лингвистических средств, используемых для их обозначения (в частности, на уровне терминоэлементов).

Парадигматические отношения традиционно подразделяются на семантические и словообразовательные отношения (помимо ассоциативных отношений, не рассматриваемых в настоящей работе). Под семантическими отношениями понимаются родо-видовые,

синонимические, антонимические отношения, отношения полисемии.

Неоднократно отмечалось, что в основе любой терминологической системы лежат родо-видовые, или гипер-гипонимические отношения, иначе именуемые гипонимическими [Новиков: 1982], инклюзивно-эксклюзивными [Никитин: 1988]. Необходимо отметить, что гипер-гипонимические отношения рассматриваются многими учеными применительно к лексической системе языка в целом - как "фундаментальные парадигматические отношения, посредством которых структурирован словарный состав языка" [Новиков: 1982, с.241-242; Арутюнова: 1978; Никитин: 1988]. В терминологии гипер-гипонимические отношения отражают иерархию понятий и являются фундаментальными, конституирующими отношениями, определяющими структуру терминологического поля. Очевидно, что именно из-за конституирующего характера родо-видовых отношений последние рекомендуются в качестве основы объединения терминов в терминологических словарях: по мнению ряда терминоведов, при гнездовом принципе расположения терминов в словаре четче прослеживается взаимосвязь понятий [Гринев: 1995, с.34-35].

Применение одновременно словообразовательного и семантического анализа в изучении лексико-грамматической и морфологической структуры терминов создает основу для выявления формально-семантических парадигматических связей между единицами терминосистемы. Этот подход, в сущности, объединяет два различных подхода к изучению системности лексических единиц. Первый представлен семантической теорией Й.Трира, в рамках которой языковая система рассматривается как совокупность понятийных полей, которым соответствуют лексические поля, и может быть отнесен к "логическим концепциям" системности лексики [Долгих: 1972, с.31]. Соотнесенность системности терминологии с понятийной системностью подчеркивается практически всеми учеными [Будагов: 1976, с.19; Лейчик: 1976, с.9; Шелов: 1995, с.35]. Несмотря на отсутствие полного параллелизма между понятийным и лексическим уровнями языковых систем, выявление взаимосвязи между ними достаточно продуктивно именно в изучении терминологии: так, экспликация "связей систем специальных понятий и регулярных языковых средств, обслуживающих данную систему" легла в основу исследования концептуальной структуры отраслевых терминологий, подчеркивающей "единство логической и лингвистической системности" [Антонова, Лейчик: 1987, с.31-32]. Нам представляется, что определенную ограниченность "логического" подхода к изучению терминосистемы позволяет преодолеть его сочетание с сугубо лингвистическим, заключающимся в толковании языковой системы как словообразовательного объединения слов. На наш взгляд, анализ словообразовательных парадигматических отношений должен играть особую роль в изучении составных терминов, образованных от терминов-слов.

Коновалова Е.А. в своем исследовании парадигматических отношений в экономической терминологии русского языка отмечает, что большинство экономических терминов объединено формально-семантическими гипер-гипонимическими отношениями, то есть "образуется посредством присоединения к гиперонимам согласованных и несогласованных определений", что является основанием для следующего сделанного ею вывода: "в экономической терминологии системность проявляется не только на уровне логико-понятийной соотнесенности, но и на собственно языковом уровне - на уровне лексических и словообразовательных средств" [Коновалова: 1998, с.101]. Те же системные отношения отмечаются и в рассматриваемой нами терминосистеме, и нам хотелось бы уточнить, что системность отмечается именно на уровне терминообразовательных средств, терминоэлементов, обнаруживая взаимосвязи гипер-гипонимических и деривационных отношений в терминосистеме. Поэтому более точным в терминологическом отношении является замечание В.Н.Былиновича: "Стержневый, то есть субстантивный компонент словосочетания, указывающий на его принадлежность к соответствующей семантической категории, правомерно рассматривать как категориальный терминоэлемент (КТЭ), а определительный комплекс при нем - как специфический терминоэлемент (СТЭ)" [Былинович: 1984, с.96].

При анализе формально-семантических гипер-гипонимических отношений в нашем исследовании используется словообразовательный (точнее, терминообразовательный), или деривационный, анализ. Фактически он представляет собой метод компонентного анализа лексико-грамматической структуры термина, при котором термин разлагается на форманты, являющиеся носителем мельчайших единиц содержания — сем [Попова, Стернин: 1984, с.38]. Интегральная сема, входящая в семантическую структуру термина-гиперонима, объединяется с различными дифференциальными семами в структуре значений терминов-гипонимов. При наличии формально-семантических гипер-гипонимических связей интегральную сему, как правило, содержит ядерный компонент составного термина, а дифференциальную - другой терминоэлемент (терминоэлементы), который вводится определением к ядерному термину-компоненту, приводя к сужению родового значения. Целесообразность терминообразовательного (деривационного) анализа составных терминов отмечает в своем исследовании М.В.Верещака: "Структура составных терминов, структурно-семантические отношения производности дают возможность проанализировать их с позиций их образования аналогично анализу слов с позиций словообразования" [Верещака: 1984, с.74]. По его мнению, "анализ терминообразовательного гнезда способствует выявлению родо-видовых отношений" [Верещака: 1984, с.75]. Наличие формальносемантических парадигматических связей между терминами, формирующими терминообразовательное гнездо, свидетельствует о взаимосвязи системности лингвистической и понятийной.

Анализ формально-семантических парадигматических отношений между терминами в структуре терминообразовательного гнезда рассматривается нами как способ систематизации терминологии. При этом может быть выявлена связь между парадигматическими отношениями в терминосистеме и проблемами перевода терминов. Так, препятствием в достижении эквивалентности перевода может являться различная дифференциация понятий в ИЯ и ПЯ: особенно значимо отсутствие категориального противопоставления понятий, выражающегося в антонимических отношениях между терминами в одном из языков и отсутствии подобной антонимии в другом. Синонимичные отношения между терминами, как правило, реализуются в наличии вариантных соответствий. Иными словами, для решения проблемы перевода того или иного термина на ПЯ необходимо прежде всего выявить, в какие парадигматические отношения вступает этот термин в системе терминов ИЯ.

Итак, мы полагаем, что в основе систематизации и решения проблем перевода терминов должно лежать изучение структуры терминообразовательных гнезд в ИЯ и ПЯ, выявление взаимосвязи между терминами на уровне понятий и на уровне лингвистических средств, используемых для их обозначения (а именно, на уровне терминоэлементов). Поэтому за основу изучения терминологического поля нами приняты формально-семантические гипер-гипонимические отношения,

выражающиеся на терминообразовательном уровне. При таком подходе обеспечивается анализ структуры составных терминов и сопоставление терминоэлементов, образующих лексико-семантическую и морфо-синтаксическую структуру терминов ИЯ и ПЯ. Следовательно, при анализе составных терминов ИЯ, не имеющих однозначных абсолютных эквивалентов в ПЯ, могут быть выявлены формальные структурные элементы термина, выражающие определенную дифференциальную сему (то есть означающие определенный специальный признак), которые не могут быть адекватно переданы в ПЯ, и различия в дифференциации понятий в системах ИЯ и ПЯ, реализовавшиеся на лингвистическом уровне. Отражение родо-видовых отношений между понятиями в лексико-грамматической структуре терминов создает основу для анализа проблем их перевода. Таким образом, комплексная структуризация системы путем выделения терминообразовательных гнезд обеспечивает одновременно и понятийную, и лингвистическую (структурную, терминообразовательную, семантическую) систематизацию терминов и способствует выявлению закономерностей перевода.

Сопоставление терминов ИЯ и ПЯ мы будем проводить в рамках определенной разновидности текста, в конкретной терминосистеме, на формально-семантическом и семасиологическом уровне, то есть на уровне понятий и на уровне лингвистических средств, используемых для их обозначения (на уровне терминоэлементов).

Предметом нашего анализа выступает терминология финансовой отчетности, формирующая структуру текста годового финансового отчета. В нашей работе под текстом понимается корпус текстов годовых финансовых отчетов, то есть гипертекст, рассматриваемый как инвариант текстов подобного рода, с присущими им жанрово-стилистическими особенностями. Именно в гипертексте актуализируются латентные парадигматические отношения между терминами. Соответственно, терминосистема финансовой отчетности рассматривается нами как когнитивная модель [Лакофф: 1988], или фрейм [Филлмор: 1988], лежащий в основе данного корпуса текстов и делающий возможным его понимание.

Используемый нами подход к выделению терминосистемы может быть охарактеризован как прагматический: за основу принимается не корреляция терминов с понятиями отдельно взятой узкой научной области (бухгалтерского учета, операций с ценными бумагами и т.п.), а функционирование терминологии как системы, организующей особый жанр текста годового финансового отчета, который играет специфическую роль в деловой коммуникации. Характерные особенности данной разновидности текстов, позволяющие рассматривать их как основу выделения терминосистемы, и принципы выборки терминов приведены в следующем разделе настоящей главы.

<< | >>
Источник: Довбыш Ольга Владимировна. Английская финансовая терминология и проблемы ее перевода на русский язык (на материале годовых финансовых отчетов зарубежных компаний) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва-2003. 2003

Еще по теме 1.1. История изучения терминов и проблем их перевода б отечественном и зарубежном языкознании: