<<
>>

Заключение

В настоящей работе проведена систематизация терминосистемы финансовой отчетности английского языка, которая рассматривается нами как функционирующая в корпусе текстов годовых финансовых отчетов совокупность терминов, связанных системными парадигматическими отношениями.

Нами также выделены основные жанрово-стилистические особенности текста годового финансового отчета.

В результате анализа терминосистемы финансовой отчетности нами были выявлены системные формально-семантические парадигматические отношения, связывающие значение однословных терминов и ядерных терминоэлементов составных терминов с выражением определенных родовых понятий, а значений неядерных терминоэлементов - с выражением дифференциальных признаков видовых понятий. На основании этих отношений выделены терминообразовательные гнезда. Определены понятийные и деривационные отношения между терминами, входящими в гнездо; проведена классификация терминов по их месту в деривационной цепочке. В нашей выборке однословные (ключевые) термины составляют третью часть терминологических единиц; свыше половины терминов (56,8%) представлено терминами второго ряда: входящие в эту группу терминообразовательные модели отражают наиболее продуктивные способы образования терминов в современном английском языке. Термины третьего и четвертого ряда составляют лишь 8,9% от общего числа терминов. Усложнение структуры словосочетания происходит как путем введения однородных неядерных терминоэлементов, так и путем модификации одного терминоэлемента.

Проведено структурирование терминологического поля посредством выделения и анализа терминообразовательных гнезд. Для выявления наиболее значимых понятий, составляющих ядро терминосистемы финансовой отчетности, использовалась классификация терминообразовательных гнезд по деривационной способности ключевых терминов и общей частотности употребления в тексте входящих в гнездо терминов.

К ядру терминологического поля отнесены 66 терминообразовательных гнезд: 19,2% однословных терминов, формирующие эти гнезда, непосредственно служат основой для деривации 353 составных терминов - 62,1% от общего числа терминов второго ряда. На каждое из этих гнезд приходится в среднем более 34 примеров употребления терминов в тексте (более 1% всей выборки).

Формально-семантические гипер-гипонимические и антонимические отношения, определяющие иерархическую структуру соответствующих терминологических гнезд, отражающие противопоставление родовых, видовых признаков и выражающиеся на уровне терминоэлементов, признаются нами особенно значимыми для исследования проблем перевода терминов. Выявление понятийных и терминообразовательных связей между терминами соответствующих гнезд способствуют как определению точного значения терминов ИЯ, так и анализу проблем их перевода на ПЯ.

Сопоставительный анализ английской и русской терминологии финансовой отчетности был проведен нами на следующих уровнях:

на уровне средств выражения (формально-семантическом уровне), предполагающем сопоставление языковых средств, формирующих внутреннюю форму терминов ИЯ и ПЯ;

на уровне понятий (семасиологическом уровне), предполагающем сопоставление выражаемых терминами понятий и выявление расхождений в дифференциации видовых понятий посредством сопоставления иерархической структуры соответствующих терминологических гнезд.

Сопоставление английской и русской терминосистем финансовой отчетности на семасиологическом уровне позволило сделать вывод, что расхождения в системе понятий ИЯ и ПЯ значительны: 9,3% английских терминов не имеют русских терминов-эквивалентов. Явление безэквивалентности возникает вследствие отсутствия или недифференцированности того или иного понятия, именуемого термином ИЯ, в терминосистеме ПЯ.

Анализ экстралингвистических факторов, обусловивших несоответствие систем понятий ИЯ и ПЯ, показал, что основной причиной безэквивалентности финансовых терминов ИЯ являются принципиальные различия в системах российского бухгалтерского учета и МСФО, проявляющиеся в отсутствии в ПЯ целого ряда понятий (таких, как справедливая стоимость, отложенное налогообложение и др.).

Кроме того, терминология финансовой отчетности русского языка отражает недостаточно высокий по сравнению с развитыми англоязычными странами уровень развития некоторых сфер российской экономики: в частности, рынка ценных бумаг, кредитных отношений, что приводит к меньшей роли соответствующих хозяйственных операций в управлении российскими компаниями и, как следствие, отсутствию ряда терминов в ПЯ.

Подавляющее большинство безэквивалентных терминов представлено составными единицами. Проблема их перевода, как правило, связана с отсутствием в ПЯ видового понятия - и, соответственно, сложностью передачи значения неядерного компонента термина ИЯ, выражающего категориальный признак, отсутствующий в системе понятий ПЯ. Терминоэлементы, обеспечивающие выражение категориального признака в структуре ряда безэквивалентных терминов, могут быть калькированы, хотя отсутствие понятия (противопоставления понятий, иерархии понятий) в ПЯ препятствует идентичности восприятия языковой единицы носителями ИЯ и ПЯ. Мы полагаем, что проблема безэквивалентности будет решаться по мере появления (дифференциации) новых понятий в категориальном аппарате носителей ПЯ, сопровождающегося закреплением в языке соответствующих терминов.

Подавляющее большинство безэквивалентных терминов может быть переведено посредством калькирования: deferred tax - отложенный налог; fair value - справедливая стоимость; с применением грамматических и лексических трансформаций: termination income benefit - денежное пособие, выплачиваемое по истечении срока действия договора. Описательный перевод в силу его громоздкости может быть использован значительно реже: custodian — депозитарий, управляющий ценными бумагами акционера. Транскрипцию и транслитерацию рекомендуется использовать в единичных случаях при переводе терминов-слов: outsourcing - аутсорсинг.

Различным уровнем развития экономических отношений и систем финансового учета в странах ИЯ и ПЯ обусловлены также распространенные расхождения точного объема понятий терминов ИЯ и ПЯ.

Эти семантические расхождения, которые реализуются в различной специфике употребления терминов в ИЯ и ПЯ, как правило, имеют экстралингвистическую основу и не могут рассматриваться на лингвистическом уровне. При переводе текста семантику единиц ИЯ, входящих в данную группу, все же наиболее точно передают принятые относительные эквиваленты, хотя в некоторых случаях они могут потребовать комментариев.

При переводе 17,2% английских терминов финансовой отчетности, имеющих два и более соответствий в ПЯ, обнаруживаются расхождения в симметрии межъязыковой лингво-понятийной цепочки термин ИЯ -понятие - термин ПЯ. Термины, имеющие несколько эквивалентов вследствие многозначности, составляют 7,6% всей выборки, в основном они представлены однословными терминами (полисемия характерна для 20% однословных терминов): turnover - 1.оборот; 2.товарооброт; share -1.доля; 2. акция. Более распространены термины ИЯ, имеющие несколько вариантных соответствий в ПЯ вследствие синонимии терминов ПЯ. Это явление наблюдается при передаче значения 9,6% всех английских терминов: 36 ключевых (10,6% от общего числа однословных терминов) и 60 составных терминов (9,1% от общего числа многокомпонентных терминов): agreement — соглашение; договор; loan — займ; ссуда; кредит; actual depreciation - фактическая амортизация; фактический износ; product portfolio продуктовый портфель; ассортимент продукции; loan market — кредитный рынок; рынок ссудного капитала. Как правило, разнопереводность имеет сугубо лингвистическую причину: не обусловливается расхождениями в системе понятий ИЯ и ПЯ, а возникает на уровне языкового выражения понятий.

У 73,4% английских единиц существует один русский эквивалент, соответствующий им по значению и зафиксированный в лексикографических источниках. Термины ИЯ и их эквиваленты в ПЯ исследовались нами на формально-семантическом уровне. Сопоставление внутренней формы (лексического состава и морфо-синтаксической структуры) терминов ИЯ и ПЯ показало, какими языковыми средствами на уровне терминоэлементов обеспечивается эквивалентность их значений.

Подавляющее большинство однословных терминов ИЯ (80%) переведены однословными единицами ПЯ. Каждый четвертый английский однословный термин переведен русским термином иноязычного происхождения: большинство из них - интернационализмы, имеющие общее латинское и греческое происхождение (contract - контракт; factor -фактор; analysis - анализ). Ряд терминов был заимствован непосредственно из английского языка в период перехода к рыночной экономике (forward - форвард; futures - фьючерс). Почти все термины, имеющие идентичную звуковую (буквенную) форму в ИЯ и ПЯ, являются абсолютными эквивалентами, хотя нами обнаружены и "ложные друзья переводчика" (indicator — показатель; holding — собственность, владение). Нами отмечена также тенденция к определенному соответствию между морфологической структурой английских и русских эквивалентов.

Основное внимание в нашей работе уделено межъязыковому сопоставлению составных терминов (65,7% выборки), номинирующих видовые понятия и связанных формально-семантическими парадигматическими отношениями.

В ходе исследования выявлено, что в подавляющем большинстве случаев при образовании составных терминов, означающих идентичные понятия, в ИЯ и ПЯ использовались различные средства терминологической номинации. Расхождения в средствах терминологической номинации в ИЯ и ПЯ выражаются в использовании различных терминообразовательных моделей и лексических единиц для обозначения одного и того же понятия.

Абсолютное соответствие используемых в ИЯ и ПЯ терминообразовательных моделей ограничено прежде всего различиями в грамматическом строе языков. Как следствие, тождество внутренней формы терминов ИЯ и ПЯ наблюдается лишь у 19,0% составных единиц, имеющих структуру "имя прилагательное/причастие + имя существительное": actual rate - фактический курс; segmented market -сегментированный рынок; floating interest - плавающий процент; fixed annual dividend — фиксированный ежегодный дивиденд.

У 67,4% составных терминов ИЯ и ПЯ отмечаются расхождения в лексическом составе и морфо-синтаксической структуре. Они имеют объективные лингвистические причины: английские термины, в структуру которых входит субстантивный определяющий компонент (имя существительное либо именная группа), составляющие свыше половины составных терминов, не могут быть переведены на русский язык без расхождений в морфо-синтаксической структуре, обусловленных различиями в строе языков и меньшей валентностью терминоэлементов субстантивного характера в русском языке.

Более половины расхождений (58,9%) - расхождения в морфо-синтаксической структуре терминов ИЯ и ПЯ без различий в лексическом составе, наблюдаемые при переводе 39,7% составных единиц: risk figure -показатель риска; sales tax - налог с продаж; share subscription - подписка на акции. Они не препятствуют передаче значения выражаемого терминоэлементами интегрального или диференциального признака.

Значительно реже отмечаются исторически сложившиеся расхождения в лексическом составе терминов ИЯ и ПЯ (11,1% расхождений; 7,5% составных единиц): parent company - материнская компания; equity investment - портфельные инвестиции; utilization of losses - погашение убытков; почти треть составляют лексико-грамматические расхождения (30,0% расхождений; 20,2% составных терминов): interest expenses — расходы на выплату процентов; liquidity risk — риск снижения ликвидности; pension scheme - программа пенсионного обеспечения. Эти расхождения обусловлены также специфическими традициями номинации в каждом из языков. Как показывает наш материал, расхождения внутренней формы терминов, как правило, не приводят к различию терминологического значения единиц ИЯ и ПЯ и не препятствуют достижению эквивалентности в переводе. Однако перевод терминов, имеющих различную внутреннюю форму, представляет собой определенную практическую сложность: он требует от переводчика как понимания значения термина ИЯ, так и знания терминов ПЯ и не допускает калькирования.

Результаты исследования позволяют сделать вывод, что точность передачи значения термина связана не с идентичностью внутренней формы терминов ИЯ и ПЯ (то есть лексического и грамматического значения терминоэлементов в их составе), а с точностью передачи выражаемых этими термин оэлементами категориальных значений (признаков), формирующих значение термина, которое может быть выражено

различными языковыми средствами в каждом языке. Оппозиции категориальных признаков, в свою очередь, формируются под воздействием экстралингвистических факторов; их наличие или отсутствие непосредственно связано с уровнем развития соответствующей научной (профессиональной) области.

Итак, в настоящей работе проведено комплексное сопоставление терминов финансовой отчетности английского и русского языков; установлен ряд системных понятийных и структурных соответствий между рассматриваемыми терминосистемами ИЯ и ПЯ. При межъязыковом сопоставлении целого ряда терминов наблюдается несоответствие между вершинами "семантических треугольников" "реалия ИЯ - понятие в системе понятий ИЯ - термин ИЯ" и "реалия ПЯ - понятие в системе понятий ПЯ - термин ПЯ", обусловленное как экстралингвистическими факторами (временно безэквивалентные термины), так и различными традициями терминологической номинации в английском и русском языках (термины-эквиваленты с различной внутренней формой). Тем не менее подавляющее большинство терминов ИЯ имеет один точно соответствующий им по значению эквивалент, и различие внутренней формы терминов (морфологической структуры однословных терминов; лексического состава и морфо-синтаксической структуры составных единиц) не препятствует достижению эквивалентности.

<< | >>
Источник: Довбыш Ольга Владимировна. Английская финансовая терминология и проблемы ее перевода на русский язык (на материале годовых финансовых отчетов зарубежных компаний) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Москва-2003. 2003

Еще по теме Заключение: