<<
>>

1930-е: строительство «шведской модели»

Шведы опоздали не только с экономическим ростом. Всеобщее избирательное право в этой стране было введено только в начале 20-х гг. ХХ в. Швеция позже других европейских стран стала строить государство всеобщего благосостояния.

Первые его элементы появились в 1913 г. с принятием закона о пенсиях. Чуть позже были приняты другие социальные законы, но они не сыграли заметной роли в экономическом развитии того времени. Однако постепенно социальная система разрасталась. Она включала в себя пособия на детей, доплаты на жилье в зависимости от дохода семьи, выплаты по больничным, систему образовательных грантов, пособие по безработице и различные пенсионные схемы.

Важным элементом шведской модели являются профсоюзы, которые постоянно ведут переговоры с правительством по уровню зарплаты и других социальных платежей. Членами профсоюзов являются 90% работников интеллектуального и 80% работников физического труда. В 1938 г. был подписан договор между Организацией труда, профсоюзом работников умственного труда и Конфедерацией нанимателей Швеции. Он заложил основу согласия в сфере занятости. Эти организации периодически проводят переговоры по уровню оплаты, условиям и производительности труда, состоянию платежного баланса и другим вопросам.

Модель повышения зарплаты определила экспорториентированные отрасли промышленности. В основу ревизии уровня зарплаты легли увеличение производительности труда в конкурентном секторе, а также изменение мировых цен при существующем обменном курсе. Данное соглашение нельзя назвать идеальным, но у него было два позитивных аспекта. Во-первых, его соблюдали все. Профсоюзная дисциплина была жесткой и надежной. После заключения договора работодатели также были поставлены в определенные рамки. Во-вторых, профсоюзы признали право рабо-

Отредактировал и опубликовал на сайте ¦ PRESSI ( HERSON )

тодателя увольнять, нанимать и распределять рабочих в соответствии с планами корпорации.

Шведские профсоюзы понимали важность мобильности труда, и поэтому посо бия по безработице не имели большого значения. Большинство программ занятости было ориентировано на поддержание мобильности рабочей силы и создание временных рабочих мест. Поэтому безработица не субсидировалась. На протяжении 60 - 90 гг. безработица не превышала 3,5%.

Экономика Швеции в значительной мере зависела от внешней торговли. Экспорт и импорт составляли 30 - 35% ВНП. Именно тогда сформировалась основа консенсуса в поддержку свободной торговли. С одним важным исключением: и в далекие 30-е гг., и сегодня сельское хозяйство оставалось под защитой протекционистских мер. В таких условиях шведская промышленность была обязана быть конкурентной, чтобы бороться за новые рынки с производителями других стран.

Социал-демократы не провели широкомасштабную национализацию промышленности, хотя это было записано в их партийной программе. До 70-х гг. государственные промышленные программы сводились к стимулированию разработки высоких технологий ддя производства военных самолетов и развития ядерной энергетики. В обоих случаях исследованиями занимались частные компании, а не государственные лаборатории. До 1970 г. государственные промышленные предприятия производили только 5% от общего объема продукции. При этом они работали в тех же условиях, что и частный бизнес. Политическое вмешательство не допускалось. Социал-демократы даже не предпринимали попыток навязать стране централизованное экономическое планирование советского образца. Конечно, высокие налоги приводили к перераспределению большой части национального продукта, но диспропорции в производственной и торговой структурах были значительно меньше. Мощный фундамент свободного рынка некоторое время выдерживал напор государственного вмешательства.

1950 - 1960 гг.

Этот период считается временем расцвета шведской модели. Быстрый экономический рост при одновременном постепенном разрастании государства всеобщего благосостояния происходил в условиях политического консенсуса, отсутствия конфликтов между рабочими и работодателями.

К началу 50-х гг. Швеция была одной из самых богатых стран Европы. Ее ВНП на душу населения был в два раза выше среднеевропейского и на 25% выше ВНП на душу населения Швейцарии, которая занимала второе место. С 1950 по 1970 гг. ВНП рос в среднем на 4% в год, или 3,3% в расчете на душу населения. За этот период доля Швеции в мировом экспорте

существенно выросла. В то же время в 1960 г. налоговое бремя составляло 31% ВНП - столько же, сколько в США во второй половине 90-х гг. Бюджетный дефицит вообще отсутствовал. Политики сходились во мнении, что жить в долг - это предательство интересов будущих поколений населения страны.

Шведская модель предполагала развитие экспорта в капиталистических условиях. Модель строилась на принципе quid pro quo (услуга за услугу): в обмен на политическую власть и ресурсы для построения государства всеобщего благосостояния социал-демократы согласились на либерализацию рынка в производственном секторе. Тем не менее не нужно преувеличивать кажущуюся гармонию в Швеции.

Жесткое идеологическое противостояние между социалистами и несо- циалистами началось еще в 40-е гг. После войны социал-демократы и профсоюзы хотели принять программу национализации и ввести централизованное планирование. Их планы были расстроены организациями предпринимателей и политической оппозицией. После выборов 1948 г. социал-демократы решили постепенно создавать государство всеобщего благосостояния. Предложенные в самом начале относительно скромные госпрограммы по распределению богатства во имя социальной солидарности нашли поддержку в обществе.

Во главе шведских профсоюзов на протяжении многих лет стояли умные и грамотные люди. В отличие от многих своих коллег из других стран они понимали важность предпринимательства, мотива получения прибыли, перехода к новым технологиям создания богатства. Профсоюзы, социал-демократы и союз работодателей никогда не покушались на курицу, которая несла золотые яйца, - на частный бизнес. Они понимали, что является источником богатства, но делали все, чтобы люди думали иначе.

В 50 - 60-е гг. социал-демократы сумели убедить общественность, что авторами шведского экономического чуда являются распределители чужого, т. е. политики и чиновники, а не бизнес. Бизнесмены, которые, как и сегодняшнее бизнес-сообщество Беларуси, никак не могли по-настоящему консолидироваться, решили, что от социал-демократов не избавишься. Они предпочли смириться с неизбежным, на их взгляд, злом. Оппозиция была деморализована и неэффективна. Несоциалистические партии решили, что единственный способ прийти к власти - принять социал-демократическую платформу. Удачное стечение внутренних и внешних факторов позволило Швеции почивать на лаврах. Конец 60-х гг. был отмечен небывалым оптимизмом, вызванным почти 100-летним непрерывным экономическим ростом. Но уже тогда в стране наметились негативные тенденции.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме 1930-е: строительство «шведской модели»:

  1. СТОКГОЛЬМСКАЯ ШКОЛА В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
  2. 1930-е: строительство «шведской модели»