<<
>>

Чарлз Шваб и сталелитейная промышленность

По словам учителей Чарлза Шваба, в школе он был парнем, который никогда не говорил «я не знаю». Он с детства понял, что может полагаться только на свои силы, потому что его родители и дедушки - иммигранты - не могли обеспечить ему безбедное существование.

В маленьком городке Лоретто, штат Пенсильвания, жило всего 300 человек. Однако активный мальчик, учась в школе, и здесь находил работу. В 17 лет он уехал в Брад- док, который был известен заводами по производству стали. Сначала он работал в магазине, но веселого, обаятельного парня приметил один из менеджеров компании Carnegie Steel. Вскоре Чарлз познакомился с шотландским иммигрантом Эндрю Карнеги, которому понравился деревенский парень. В свободное время он иногда играл на пианино в доме Карнеги и пел ему шотландские баллады.

Карнеги не брал людей по принципу их происхождения или из-за родственных связей. Поэтому Ч. Шваб делал быструю карьеру в его ком

пании, принцип управления которой был прост: «Сокращай издержки - и прибыль придет сама». Шваб много времени посвящал науке, экспериментировал и использовал инновации. Он делал упор на вертикальной интеграции производства, чтобы контролировать весь процесс от закупки сырья до готовой продукции.

В 23 года молодой Чарлз спроектировал и построил мост через Балтимор и железнодорожный переезд в Огайо. Он устанавливал газовые счетчики, что позволило экономить газ, переделал производство рельсов, сэкономив на каждой тонне стали 10 центов. Он умело умиротворял бастовавших рабочих на заводе в Хоумстеде. В 1889 г. он стал управляющим заводом в Брэддоке. Шваб эффективно использовал систему бонусов за работу и умел стимулировать рабочих. Вскоре Карнеги наградил его небольшим пакетом акций в Carnegie Steel. />Ч. Шваб обожал Карнеги, который умело управлял корпорацией и не участвовал в посиделках сталелитейщиков, чтобы договариваться о фиксации цен.

Э. Карнеги начал бизнес в 1872 г. Тогда ему говорили, что он никогда не сможет конкурировать с Lackawanna Company, затем с Scranton Steel Company, но настойчивый шотландец выигрывал контракт за контрактом, причем не потому, что давал взятки, а потому, что имел самую привлекательную цену и высокое качество.

Ч. Шваб быстро поднимался по корпоративной лестнице. В 1897 г. он стал президентом Carnegie Steel и вместе со своим учителем успешно управлял компанией. Он открыл 16 новых печей на заводе в Хоумстеде - и тонна стали подешевела на 34%. Эффект масштаба начал давать положительные результаты. С 1880 по 1900 гг. стоимость изготовления рельсов упала с $28 до $11,5, а прибыль увеличилась с $2 млн. в 1888 г. до $4 млн. в 1894 г. и до $40 млн. в 1900-м.

В 1901 г. Карнеги ушел на пенсию, и Ч. Шваб, как его представитель, продал бизнес компании J. P. Morgan за $480 млн. Морган затем объединил бизнес Карнеги с другими компаниями и учредил компанию US Steel. Ее президентом стал Чарлз Шваб, в распоряжении которого было 213 сталелитейных заводов, транспортные компании, 41 шахта, 57 тыс. акров богатой углем земли.

Однако старые добрые времена работы с Карнеги были позади. Ч. Шваб обнаружил, что ему не удастся управлять US Steel как компанией, где он прошел боевое крещение. Морган и Гэри (последний вообще не имел представления о сталелитейном бизнесе) были заинтересованы в стабильности бизнеса, а не в инновациях, поэтому между ними и Швабом начали возникать конфликты в корпоративном управлении.

Карнеги всегда жил пуританской жизнью, считая, что так должны поступать и другие. Ч. Шваб следовал примеру своего патрона, но в US Steel он начал жить на широкую ногу, кутить и сорить деньгами. Казино Монте-Карло, роман со служанкой, которая родила ему ребенка, строительство огромного дома за $7 млн. - все это резко подорвало его репутацию. В 1904 г. он ушел с поста президента US Steel.

Но Ч. Шваб справился с временной депрессией и решил составить конкуренцию US Steel, купив компанию Bethlehem Steel.

Он был президентом компании с рыночной ценой около $1 млрд. Управлять фирмой стоимостью $9 млн. требовало иных качеств. Bethlehem Steel была небольшой фирмой, которая перебивалась с одного государственного контракта на другой. Начав управлять ею, Шваб заявил, что она будет самым великим заво - дом по производству бронированной стали и оружия. Он быстро провел реструктуризацию, уволил старых, консервативных управляющих, нанял 15 молодых людей в качестве партнеров и начал борьбу за рынок. Он использовал новую технологию производства стали (в мартеновских печах). Используя железную руду, Шваб мог производить сталь более дешевую и качественную. Производство тонны железа обходилось для Bethlehem Steel в $4,31, а для US Steel - в $7,1.

В отличие от US Steel, где система индивидуальных бонусов была привязана к показателю общей прибыльности, Шваб использовал систему бонусов за индивидуальные достижения. Он скупал лучше мозги и руки, переманивая людей даже из US Steel. Он бросил вызов US Steel в производстве строительной стали. Он нашел $5 млн. на то, чтобы построить завод и начать производить стальные прутья по новой технологии, которую придумал Эдвард Грэй. Ч. Шваб рискнул: «Если мы обанкротимся, то это будет очень крупное банкротство». Затем он убедил своих ведущих заказчиков в полезности использования стальных ригелей. Эксперимент удался. Bethlehem Steel добился огромных коммерческих и производственных успехов. Так Ч. Шваб получил большую долю рынка стали для строительства.

С 1905 по 1920 гг. число работающих в компании Bethlehem Steel удваивалось каждые пять лет. US Steel начала без разрешения владельцев патентов изготавливать балки по новой технологии, но Шваб быстро обнаружил это и заставил US Steel платить роялти. В 1918 г., когда победа в первой мировой войне еще не была очевидной, правительство США нуждалось в новых кораблях. Министр торговли Франклин Лэйн сказал: «Президент обязан послать за Швабом и дать ему расписку Минфина на $1 млрд., чтобы он начал строить корабли без государственным; контролеров, бухгалтеров, аудиторов и других бюрократических проволочек, которые будут его расстраивать. Позвольте президенту призвать к патриотизму Шваба и давайте рассчитывать на его честь. Больше ничего не

нужно. Шваб сделает работу». В апреле 1918 г. Шваб стал генеральным директором Emergency Fleet Corporation, которую создало правительство США. Он начал быстро наводить порядок в судостроении. Он отказался от системы «издержки плюс прибыль (бонус)» и перешел на принцип определения цены каждого корабля. К концу 1918 г. суда были сданы даже раньше срока.

Но не все сделки Шваба с правительством были успешными. Рассчитывая на контракты по производству кораблей для военного флота, Шваб начал инвестировать в производство оружейной стали. Здесь у него возникли проблемы: 1) понятие «качество» резко отличалось в интерпретации бюрократа и Ч. Шваба; 2) поскольку затраты на производство армированной стали были высокими, то правительство беспокоила возможность установления монопольных цен при наличии, по сути, единственного заказчика; 3) изготовление оружия стоило дороже, чем производство рельсов или стали для строительных конструкций. Для военного сектора сталь стоила $450, а рельсы продавались по $25 за т. Многие политики и производители оружия считали это монополистической практикой установления цены. Кроме того, многие оружейники заключали контракты за рубежом на более выгодных условиях (не анализируя структуру цены и госдотации), что позволяло им говорить о завышенных ценах американских сталелитейщиков.

Правительство решило построить завод по производству стали для изготовления оружия на федеральные деньги. Шваб был против, но не смог убедить политиков. В результате президент Вильсон подписал закон о выделении $11 млн. на строительство завода по производству оружейной стали. Он должен был производить сталь менее чем по $300 за т, а не $454, как требовал Шваб и другие компании. Вскоре Конгресс увеличил бюджет до $17,5 млн. Строительство началось в 1917 г. и закончилось в 1921 г. Завод производил сталь гораздо дороже швабовской. Через год завод закрыли.

В 1921 г. Швабу исполнилось 60 лет. Он растерял дух новаторства и предпринимательства. В 1927 г. он уже убеждал сталелитейщиков в необходимости фиксировать цены, выступал против расширения своих заводов. Во время Великой депрессии он предлагал выйти из кризиса за счет высоких таможенных пошлин. Тарифы, введенные Актом Смута - Холи, сделали выход из депрессии более болезненным и долгим.

В 30-е гг. Шваб ушел из бизнеса и проводил много времени, выступая с лекциями и проматывая свое состояние. Он инвестировал в компании, о которых часто не имел должного представления, поэтому терял много денег. Несмотря на депрессию, он не сокращал свои личные издержки, приглашая в свой знаменитый дом на Riverside лучших в мире музыкантов. После смерти жены дом на Riverside забрали кредиторы. Чарлз Шваб, кото

рый показал миру дух предпринимательства, умер в возрасте 77 лет с долгами более чем на $300 тыс.

Ничто в этом мире не вечно. К Ч. Швабу можно относиться по-разному, но, если оставить за рамками его личную жизнь и то, как он тратил свои деньги, мы можем сказать, что в свои лучшие годы он был прекрасным образцом «рыночного предпринимателя». Свой успех он обеспечил не за счет государственных дотаций, а за счет тяжелого труда, новаторского подхода и риска, который так необходим в бизнесе. Под конец своей яркой предпринимательской карьеры Ч. Шваб соблазнился на разные государственные проекты. Этим он замарал свою репутацию. Тщеславие сделало остальное - и разрушило глыбу американского бизнеса.

В Беларуси в начале 90-х гг. ХХ в. тоже появились «рыночные предприниматели». По сво ему масштабу они были заметно мельче Ч. Шваба. Тем не менее они одними из первых поняли суть новых, рыночных отношений и стали активно создавать свои состояния. Затем они вступили в сговор с чиновниками. Захотелось легких, быстрых денег. После непродолжительного медового периода «замужества» с властью эти люди были жестоко наказаны. Кто успел уехать на чужбину, кто сел в тюрьму, кто обанкротился и ушел из бизнеса с пошатнувшимся здоровьем. Если бы им был известен пример Ч. Шваба, они, возможно, повели бы себя иначе.

Джон Рокфеллер и нефтяной бизнес

После двадцати лет работы на рынке нефти и нефтепродуктов компания Джона Рокфеллера Standard Oil Company занимала 90% рынка. Она сумела сократить цену галлона нефти с 58 до 8 центов. Таков был выбор потребителей. Миллионы американцев освещали свои дома за 1 цент в час, выбирая нефтепродукты Рокфеллера. Именно выбор потребителей, а не политиков сделал его самым богатым человеком мира того времени.

Начинал Дж. Рокфеллер почти в нищете. Его отец был коробейником, а мать воспитывала шестерых детей. С самого детства, как говорил сам Рокфеллер, его научили «работать, сберегать и отдавать». Он начал работать в возрасте 16 лет помощником бухгалтера. Т огда ему платили 50 центов в час. Он быстро понял важность честности в бизнесе. Дотошность раздражала кредиторов, но позволила Рокфеллеру быстро завоевать хорошую репутацию в Кливленде.

В 19 лет он начал заниматься перевозками зерна по озеру Эри и вскоре уже оперировал суммами в десятки тысяч долларов. С женой Лаурой они много времени проводили в церкви, считая духовную сферу важным элементом деловой жизни. Один из его коллег по церкви Сэмюэл Эндрюс

инвестировал в нефтяной бизнес и в 1865 г. пригласил Джона к себе. Открытие больших запасов нефти в северо-западной Пенсильвании вскоре изменило жизнь всей Америки и мира.

О нефти знали задолго до нефтяного бума, но никто и не думал о том, что эта липкая черная жидкость может стать одним из самых прибыльных товаров в мире. В 1855 г. профессор Бенджамин Силлиман из Йельского университета установил, что при дистилляции и очистке нефти получается керосин, который при сжигании дает лучший свет, чем использовавшееся тогда китовое масло. Из парафина можно было делать качественные свечи. Что делать со смазочными материалами и бензином, тогда еще не знали.

Силлиман с друзьями учредил компанию и попытался уговорить разных людей бурить землю в поисках нефти. После нескольких отказов он попробовал сделать это сам и в 1859 г. пробурил первую скважину. Так началась нефтяная лихорадка. Вход на рынок был довольно легким. Бурильная установка стоила меньше $1000, земли было много, так что вскоре нефтяная лихорадка охватила всю северо-западную Пенсильванию. Америку подсадили на керосин. Рокфеллер впервые побывал на нефтяном поле в 1862 г., а в 1865-м он вместе с Сэмюэлем Эндрюсом построил свой первый нефтеперерабатывающий заводик. С самого начала Рокфеллера поражали в этом секторе две вещи: огромное количество отходов и колебание цен. В 1862 г. баррель (42 галлона) нефти стоил от $4 до $0,35. Во время гражданской войны, когда президент Линкольн покупал нефть, цены опять поднялись до $4, затем до $13,75. Большинство первых нефтяных миллионеров обанкротилось. Тысячи баррелей нефти сбрасывались в реки, а не закачивались в баки.

Рокфеллер понимал, что будущее бизнеса - в качественной переработке и управлении издержками добычи. Такая стратегия бизнеса быстро дала свои результаты. Компания Coopers просила за баррель $2,5, Рокфеллер - $0,96. Вскоре его компания стала самым крупным переработчиком нефти в Кливленде. В 1870 г. Рокфеллер со своими партнерами преобразовали компанию (подключился брат Уильям и Генри Флеглер, сын пресвитерианского священника) в Standard Oil.

Под руководством Рокфеллера они покупали новое оборудование, нанимали химиков и из барреля нефти получали более 300 побочных про - дуктов. Рокфеллер производил такой дешевый керосин, что вскоре тот вытеснил уголь, китовое масло и на какое-то время электричество на рынке энергоносителей для освещения домов. Будучи крупным производителем нефти, Рокфеллер экономил и на транспортных расходах, добиваясь серьезных скидок от железных дорог. Его конкуренты часто обвиняли его в этом, но, если бы он не был самым крупным клиентом, он не смог бы добиться подобных скидок.

В 1865 - 1870 гг. цены на керосин упали с 58 до 26 центов за галлон. В каждый из этих годов Рокфеллер получал прибыль, в то время как другие нефтяники просто обанкротились и ушли с рынка. Многие производители выступали против Рокфеллера, но простой народ чувствовал себя очень даже неплохо. До 1870 г. только богатые могли позволить себе купить свечи или китовое масло. Люди победнее рано укладывались спать, чтобы сэкономить деньги. К 1870 г. даже простые рабочие могли купить керосин и за один цент в час освещать свое жилище. Теперь и у них была возможность читать по вечерам.

В 1872 г. Рокфеллер ненадолго стал «политическим предпринимателем». Он приобрел долю в компании South Improvement Company. Это было его самой большой ошибкой. Том Скотт, представлявший компанию Pennsylvania Railroad, предложил зафиксировать высокие цены на железнодорожные перевозки и на нефтепродукты. Мелкие производители подняли бунт, и компания была ликвидировала. South Improvement Company не добыла ни одного галлона нефти, но репутация Рокфеллера была испорчена.

Поняв, что ошибся, он снова стал «рыночным предпринимателем». Рокфеллер решил стать самым эффективным производителем Америки.

«Пусть продолжается хорошая работа. Мы должны помнить, что мы перерабатываем нефть для бедного человека, поэтому мы должны делать это дешево и добротно», - говорил Дж. Рокфеллер в 1885 г. Он сделал еще больший упор на исследования ученых-химиков и на получение еще большего количества полезных веществ из каждого барреля нефти. Он пытался интегрировать компанию как вертикально, так и горизонтально. Он скупал нефтезаводы и «мозги», предлагая им участие в акционерном капитале Standard Oil. Многие компании соглашались на предложения Рокфеллера, некоторые же отказывались. Он закрывал неэффективные производства и использовал то, что ему было нужно из купленных активов. Он покупал компании по рыночным ценам и очень ценил руки и интеллект.

Один владелец небольшого завода, рыночная цена которого не превышала $8 тыс., предложил Рокфеллеру купить его за 100 тыс. Когда тот отказался, владелец обвинил Рокфеллера в скупости. Таких людей было много, и они часто формировали общественное мнение. Создать огромную корпорацию не было самоцелью Рокфеллера. Это был способ сокращения издержек. В 80-е гг. Х1Х в. многие предрекали закат нефтяного бизнеса. Поля Пенсильвании истощались, электричество вытесняло керосин как топливо для освещения домов. Никто не мог предположить, что двигатель внутреннего сгорания изменит лицо экономики и всего мира. Российская империя начала активно вытеснять американцев с их традиционных зарубежных рынков. Рокфеллер связывал свое будущее с запа

сами нефти в Лиме, штат Огайо. Эта нефть содержала высокий процент серы, и никто не хотел с ней работать. В течение двух лет он скопил около 40 млн. баррелей этой нефти. Он нанял химиков Г ермана Фраша и Уильяма Бартона, чтобы те придумали технологию очистки нефти от серы. Это решение было весьма спорным. Рокфеллер должен был закладывать в этот проект чуть ли не свои личные деньги. Но чутье Рокфеллера его не обмануло: немецкие химики нашли решение.

В это время Россия стремительно становилась нефтяной сверхдержавой за счет Бакинских нефтяных месторождений. В 1882 г., когда на мировом рынке нефти из Баку еще не было, 85% всей нефти перерабатывала Америка. Шестью годами позже - только 53%. Поскольку компания Standard Oil экспортировала большую часть своей нефти и обеспечивала 98% американского рынка, то Рокфеллеру нужно было искать решение бакинской проблемы. Казалось, Рокфеллер обречен на поражение в этой борьбе. Добыча нефти в Баку была централизованной, запасы велики, а издержки добычи - существенно ниже. Объем добычи составлял 280 баррелей на скважину в день, а в США - только 4,5 барреля в день.

Нефть из Баку была вязкой и содержала много смазочных веществ. Standard Oil должна была строить большие танкеры, чтобы транспортировать нефть к потребителям. При этом стоимость транспортировки азербайджанской нефти составляла треть или максимум половину того, что должны были платить американцы. Многие европейские страны ввели высокие защитные барьеры против американской нефти. Так, Австро-Венгерская империя в 1882 г. купила в США полмиллиона баррелей нефти, в 1890 г. - ни одного. Что еще хуже, местные низкокачественные производители выпускали нефтепродукты и продавали их в емкостях с надписью Standard

Oil              Company. Так подрывалась репутация американцев.

Дж. Рокфеллер не сдавался. Уильям Бартон изобрел технологию крекинга, подогрева нефти для получения гораздо большего количества полезных веществ. Рокфеллер инвестировал в новые средства транспортировки нефти, использовал новые способы маркетинга, чтобы выбить русских с их традиционных рынков (Европа и Китай). Качество от Standard Oil было лучшим в мире, заправочные станции были аккуратными и безопасными. Российско-американская нефтяная война началась в 1885 г. и продолжалась почти 30 лет. В отдельные годы Рокфеллер должен был продавать нефть почти по себестоимости, 5,2 цента за галлон. С 1882 по 1891 гг. Standard Oil опять имела две трети мирового нефтяного рынка.

Рокфеллер и его коллеги знали, что их победа была победой эффективности над огромными естественными преимуществами. Конкуренция была такой напряженной, что повышение цены нефти на один цент стоило бы Америке тысячи рабочих мест, на три цента - потери значительной

части внешнего рынка. С дотошностью бухгалтера и предпринимательским духом новатора Рокфеллер построил одну из самых эффективных корпораций в мире. Его видение развития бизнеса помогало ему отбирать лучших людей, платить им большие деньги, за что его нещадно критиковали. Сам Рокфеллер объяснял это необходимостью снижения затрат в долгосрочной перспективе. При этом он оставался религиозным человеком и жил, как сам признавался, по Библии.

Г осударство не могло пройти мимо такого успеха яркого, неординарного человека. В рамках печально известной Комиссии по торговле между штатами за манипуляцию тарифами на перевозку нефти ему присудили штраф в размере более $29 млн., что в 7 - 8 раз превышало стоимость активов Standard Oil в Индиане. Правда, позже этот штраф был отменен, но Закон Шермана не мог не настигнуть Рокфеллера. Для консолидации управления Standard Oil Рокфеллер создал в разных штатах многочисленные корпорации, но их активы находились в трастовом управлении единого совета директоров. В 1911 г. американское государство решило, что такой порядок сдерживает торговлю между штатами и что у каждой корпорации должен быть свой совет директоров. Это решение стало одним из самых губительных для экономического развития США. В то время со Standard Oil конкурировало более 100 одних лишь техасских компаний, не говоря уже о российском бизнесе, получавшем мощную поддержку от государства. Рокфеллер подчинился решению суда, хотя не видел в нем никакой экономической пользы ни для себя, ни для страны.

Дж. Рокфеллер со дня своей первой зарплаты и до последних дней жизни регулярно жертвовал определенную долю своего дохода церкви. В возрасте 53 лет он пересек отметку пожертвований в $1 млн. Когда ему было 80 лет, он добровольно пожертвовал $138 млн. На протяжении всей своей жизни Рокфеллер добровольно пожертвовал около $550 млн. - больше, чем состояние любого предшествовавшего ему американца. Не государственные деньги, а инвестиции Рокфеллера в науку помогли ученым найти лекарства от лихорадки, менингита и анкилостомы. Он давал крупные суммы денег на усовершенствование фермерства на американском Юге. Он боролся с социальными и медицинскими проблемами так же, как он конкурировал с русскими нефтедобывающими компаниями, сражался за эффективность и инновационный подход. Рокфеллер поддерживал вузы. Только Чикагский университет получил от него более $35 млн. После 60 лет Рокфеллер стал больше внимания уделять благотворительности, постепенно отходя от бизнеса. Он начал играть в гольф, занялся садоводством и полюбил верховую езду. Он умер во сне в возрасте 97 лет, удовлетворенный своей жизнью и успехом. Если и есть в реальном мире человек подобный Данко, который дал людям свет, то это Джон Рокфеллер.

Правительство Беларуси пытается внедрять технологии энергосбережения, экономить топливные ресурсы. Все делается по приказу государства и за счет денег налогоплательщиков. Жизнь и работа Дж. Рокфеллера учит, что политики и чиновники нашей страны не с той стороны взялись за решение про блем ТЭК в целом и энергетики в частности. В первую очередь необходимо раскрепостить человека, дать ему возможность реализавать его иди и творческие инициативы. Если сегодня в Беларуси появится человек с напором, энергией и высокими моральными качествами Джона Рокфеллера, ему едва ли дадут развернуться. Будут заставлять платить взятки, писать объяснительные записки, согласовывать цены, отчитываться перед чиновниками о потраченных на благотворительность деньгах. Если бы он не уехал из страны после ежемесячно налагаемых штрафов, то либо на его успешном заводе ввели бы «золотую акцию», либо заставили бы ввести в состав учредителей друзей или родственников «крышующих» чиновников. Слава богу, что Дж. Рокфеллер родился в США. Как знать, как сложились бы судьбы цивилизации, если бы этот благородный человек родился в Беларуси, России или на Украине.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Чарлз Шваб и сталелитейная промышленность:

  1. Чарлз Шваб и сталелитейная промышленность