<<
>>

Что сделало Британию богатой

Почему же из всей Европы вперед вырвалась именно Англия? С одной стороны, на этот вопрос ответить довольно легко. К началу XVIII в. Англия лидировала в производстве хлопка, топлива, в тех отраслях промышленности, которые были двигателями прогресса (производство железа, текстильная промышленность, энергетика).

К тому же в Англии было эффективное сельское хозяйство и транспорт. Новые технологии в сельском хозяйстве освобождали рабочую силу для промышленного производства, а также создавали повышенный спрос на продукты питания для растущего городского населения. Британцы начали интенсивно развивать дорожную инфраструктуру, совершенствовать морской флот. В Британии сошлись многие факторы, которые и обеспечили ей успех. Но большинство этих факторов Британия создала сама. И дело здесь не только в материальных ценностях, но и в культуре и институтах, которые развивались здесь на протяжении столетий.

В то время идеальным для развития было общество, которое: 1) знало, как создавать новые формы производства и управлять им, как адаптиро

вать новые технологии и изобретения; 2) могло передавать знания и ноу-хау молодежи либо посредством формального образования, либо путем обучения непосредственно на фабрике; 3) обеспечивало отбор кандидатов на вакантные рабочие места по заслугам, а их оценку - по вкладу в производство товаров и услуг; 4) обеспечивало возможности для развития частной инициативы, для создания индивидуальных или коллективных предприятий, поощряло конкуренцию и инициативу; 5) позволяло людям наслаждаться результатами сво его труда и работы своих предприятий. Такое общество должно обеспечивать равенство полов (удвоение творческого и другого потенциала), не допускать дискриминации по религиозному, этническому, половому и др. признакам. Предпочтение отдавалось научно обоснованному планированию, а не предрассудкам.

Такое общество должно также располагать политическими и социальными институтами, которые способствовали бы достижению значимых целей.

Такие институты должны защищать права собственности и стимулировать сбережение и инвестиции, защищать личные свободы и права всех граждан от посягательств диктаторов и частных лиц, включать систему исполнения договоров и контрактов и эффективного судопроизводства. При этом правительство должно быть стабильным (не обязательно демократическим) и управлять обществом по известным правилам. Если государство является демократическим, то при проведении выборов победившее большинство не должно нарушать права проигравшего меньшинства, а меньшинство не должно оспаривать результаты выборов и стремиться получить власть в процессе переворота. Правительство должно быть восприимчивым к претензиям граждан, реагируя на них с использованием адекватных механизмов, честным, не допуская получения экономическими субъектами прибыли вне процесса рыночного обмена, скромным и нежадным, не пытаться повышать налоги, не предоставлять привилегий и не претендовать на так называемые социальные излишки. Идеальное общество должно быть честным, но честность должна обеспечиваться не законом, а в первую очередь неформальными институтами. Для честности законы не нужны. Должны работать неформальные институты.

Страна, в которой аристократия получила широкие гражданские права в 1251 г. с принятием Великой хартии вольностей, безусловно, была лучше подготовлена к восприятию инноваций, чем Индия или даже Франция. К примеру, в 1685 г. из Франции были изгнаны протестанты. Евреям не разрешали участвовать в торговле и заниматься другими видами деятельности. В Германии многими ремеслами могли заниматься только люди соответствующего происхождения. В XVII - XVIII вв. в Индии существовала лучшая в мире хлопкообрабатывающая промышленность. Индийским товарам из хлопка не было равных по качеству и цене. Индия

обладала огромным экспортным потенциалом. Но ручной труд не был заменен машинным. Кто смог бы выиграть от использования машин в хлопковой промышленности? Во-первых, рабочие, труд которых был бы значительно облегчен; во-вторых, посредники, которые финансировали производство хлопка, а затем сбывали готовую продукцию, и, наконец, европейские купцы, которые имели бы больше товара и обслуживали бы более крупные товарные потоки как в азиатском, так и в европейском регионах.

Однако институты Индии заблокировали творческий потенциал рабочих и посредников. Рабочая сила была необычайно дешевой. В этих условиях не было смысла вводить машинное производство. Индийцы не умели пользоваться инструментами, не вносили в них технологических изменений и не хотели пользоваться железом и сталью. Дух предпринимательства не был присущ широким народным массам Индии.

Британия имела многие преимущества по сравнению с другими странами и регионами. Британская нация стала формироваться относительно рано. Хотя британцы по-прежнему называют себя подданными Короны, они были гражданами дольше всех в истории. Ничто так не способствовало развитию Британии, как индивидуализм, культура личных достижений и частная собственность. Британцы, как никто другой, усвоили слова Эдмунда Берка: «Закон против собственности - это закон против промышленности».

Напомним слова А. Смита: «Естественные усилия каждого человека улучшить свое благосостояние, обеспечить себе свободу и безопасность - это настолько сильный принцип, что его одного достаточно, чтобы не только продвигать вперед общество к богатству и достатку, но и преодолевать сотни высоких препятствий, которые соорудили люди по своей глупости в виде законов. Природа этих препятствий такова, что они либо нарушают свободу, либо снижают уровень безопасности. В Великобритании промышленность идеально безопасна, и хотя она далека от того, чтобы быть идеально свободной, она так же свободна или даже более свободна, чем в других странах»1.

В XVIII в. дипломаты и политики многих стран воспринимали Англию как страну с огромным потенциалом. Вот что писал о ней французский дипломат перед подписанием договора в Утрехте в 1713 г.: «Каким бы заброшенным ни был остров сегодня, если он попадет в руки англичан, то через несколько лет мы увидим на нем большое число жителей, строящиеся порты и самые большие ворота для товаров из Европы и Азии, которые англичане затем будут продавать в Перу или в Мексику. 60 млн. в золоте и серебре, которые добываются в этих странах, будут предметом их внимания и вознаграждением. Эта нация, умудренная в торговле и прекрасно

1. Адам Смит. Исследования о природе и причинах богатства народов.

Издательство «Эксмо». Москва 2007

Отредактировал и опубликовал на сайте ¦ PRESSI ( HERSON )

оснащенная кораблями, не пожалеет никаких усилий, чтобы замкнуть на себе огромныге доходы, поступающие из Америки. Для Франции потеря этих рынков будет означать большие убытки...»

Французы на протяжении всех средних веков рассматривали англичан как своих основных конкурентов. Даже сегодня средний француз считает англичанина своим главным конкурентом и соперником. Вот как объяснял Вольтер успех англичан: «Англия стала мощной страной, потому что со времен Елизаветы все стороныг общественной жизни, все политические партии соглашались поддерживать коммерцию. Тот же парламент, который принял решение обезглавить короля, быт занят распределением должностей в зарубежный торговых представительствах, как будто ничего не произошло. Кровь Карла I еще струилась из тела, когда парламент, практически полностью состоявший из фанатиков, принял Закон о навигации 1650 г.». Вот как описывал в 1780 г. европейских островитян принц Явы: «Британцы похожи на бурный, стремительный поток воды. Они настойчивы, энергичны, неотразимы в своей храбрости. Если они действительно чего-то хотят, они используют насилие, чтобы получить это. Голландцы очень способны, умны, терпеливы и спокойны. Если возможно, они стараются достичь своей цели путем убеждения, а не силы оружия. Возможно, Ява будет завоевана британцами».

Когда европейские страны увидели преимущество англичан, они регулярно засылали на острова шпионов, которые должны были объяснить феномен динамичного экономического роста. Чтобы догнать островитян, другие правительства Европы использовали субсидии, раздавали монопольные привилегии, налоговые льготы, взятки, обеспечивали рабочей силой, но такого прорыва административными рычагами добиться не удалось. В конце XVIII в. Франции помешала революция. Порядок в этой стране был установлен только в 1815 г., после победы над Наполеоном при Ватерлоо. Процесс «догоняющего развития» этих стран шел медленно. Мировое лидерство англичан уже ни у кого не вызывало сомнений.

Кроме Англии к массовому использованию машин были готовы и другие европейские регионы - Нидерланды, Франция, земли, расположенные вдоль Рейна, и протестантские кантоны Швейцарии. К востоку от Эльбы готовность стран к переходу на машинное производство была гораздо меньшей. Австрия, Польша, Россия, земли Османской империи были далеки от технического про гресса. В отличие от британской или американской культуры и традиций для этих стран был характерен целый ряд осо бенностей. Прежде всего, в средние века крестьяне здесь имели статус крепостных. Они были привязаны к земле и не имели права перемещаться по стране. К 1500 г. в Англии, Франции и Нидер

ландах практически не существовало крепостного права. Его наличие резко ограничивало мобильность трудовых ресурсов. Производство было организовано в жестких рамках гильдий, которые быстро трансформировались в коллективные монополии.

В этих странах была резко ограничена свобода торговли. Таможенные пошлины, подати, платежи за пользование дорогами и портами, платежи за вход в город (надпись на воротах города: «Быки и евреи - 4 пфеннига») - торговые барьеры следовали один за другим, потому что землями правили разные политические кланы.

Славянские государства представляли собой как будто совершенно иной мир. Здесь крепостное право проявлялось в самых худших формах. Огромная концентрация богатства в руках знати лишала промышленников производственного капитала. Россия пыталась догнать Запад, но в конце - начале XX вв. ей не повезло с социализмом. Еще хуже было положение на Балканах, которые находились под игом Османской империи. Эти регионы до сих пор не оправились от наследия коллективизма и этатизма. Их политики до сих пор пытаются изобрести свой уникальный национальный путь, игнорируя уроки экономической истории мира. К тому времени, когда первая страна Европы пустилась вдогонку за Англией (1815), там выросло целых два поколения людей, которые жили в условиях промышленного развития и экономического роста. Многие историки утверждают, что те, кто начинает догонять, имеют преимущество в том, что они знают, какие ошибки совершили их предшественники. Но, с другой стороны, упущенное время и возможности - это серьезные издержки.

Общий баланс выигрышей и издержек таков, что выгодно начинать реформы как можно быстрее. Страны Европы в погоне за Англией должны были развиваться гораздо быстрее, чем вырвавшаяся вперед Англия. Для этого им нужны были деньги и ресурсы, которые можно было получить из четырех источников: 1) частные инвестиции; 2) финансовые посредники и частный кредит; 3) государственная помощь; 4) международные потоки капитала. Аристократы Европы не склонны были инвестировать в промышленность. Они жили за счет доходов от земли, но некоторые из знати начинали понимать перспективность инвестиций в новые технологии. Необходимость финансирования и диверсификации рисков привела к изобретению новой формы финансового посредника - акционерного инвестиционного банка. Финансовые институты, в том числе выдающие долгосрочные кредиты, начали возникать во всей Европе. Своей безупречной репутацией славились банки Германии, Голландии и Швейцарии. Как правило, экономическая политика Франции и Г ермании носила более ярко выраженный протекционистский характер, но степень государственного вмешательства была на несколько порядков ниже, чем сегодня. Отметим,

что в традиционно прорыночных государствах - викторианской Британии и США после второй мировой войны - существовало множество торговых барьеров, которые защищали их от импорта в развития. Они поучали других: не делай так, как делал я. Делай так, как я могу позволить себе поступать сейчас.

Во Франции государство помогало становлению новых отраслей промышленности: выдавало безвозвратные кредиты, предоставляло налоговые льготы и т. д. Политики имели большое влияние при предоставлении бесплатных или очень дешевых кредитов, поэтому вокруг них всегда кучковались бизнесмены. Но к 1780 г. деньги в бюджете на щедрую помощь закончились. Англия защищалась от французских товаров, а Франция не пускала к себе английские изделия из хлопка. Французская революция еще больше усилила роль государства. После полного поражения Наполеона в 1815 г. во Франции недолгое время существовал период свободной торговли, который быстро закончился под напором французских производителей.

Россия, отстав от Европы, также шла по пути развития спонсируемых государством огромных предприятий, преимущественно в области металлургии и добывающей промышленности. Концепция догоняющего развития была реализована на практике. Россия росла темпами 5 - 6% в год в 1885 - 1900 гг. и в 1900 - 1912 гг. С 1890 по 1904 гг. протяженность железных дорог удвоилась, с 1880 по 1900 гг. производство железа и стали увеличилось в 10 раз. Россия переместилась с 7-го на 5-е место в списке крупнейших промышленных государств. Это было большим достижением для России. Позже коммунисты переписали историю, умалив потенциал капитализма в этой стране и его достижения до 1917 г. Но российская автократия не сумела построить стабильные институты, которые соответствовали бы экономике капитализма. Поражения в Крымской войне, в японской войне 1904 - 1905 гг., в первой мировой войне окончательно подорвали доверие к власти и сделали ее легко уязвимой для экстремистов разного рода.

В 1951 г. Александр Гершенкрон в книге «Экономическая отсталость в исторической перспективе» описал процесс догоняющей индустриализации. По его мнению, для преодоления отсталости нужно быстро наверстать разрыв в знаниях и научиться отделять отсталые отрасли экономики от передовых. Он не ставил вопроса, почему кто-то должен захотеть преодолевать этот разрыв, а считал, что тот сам по себе является стимулом для развития. По его мнению, стране выгодно не торопиться с реформами, но его анализ грешит серьезными недостатками, поскольку он не пытался оценить издержки бедности в период, предшествующий началу индустриализации. Он считал, что в основу быстрого развития можно положить

использование самых современных технологий, но что тогда делать с большим количеством дешевой рабочей силы? По большому счету, модель Г ер - шенкрона - это попытка оправдать Россию и подобные ей страны. При этом он не описал конкретные механизмы, при помощи которых эти страны с острым дефицитом капитала и квалифицированного труда смогут преодолеть отставание, и не сказал, какую цену должны заплатить за это простые люди.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Что сделало Британию богатой:

  1. Преддверие конца
  2. Глава ХП. Растущая доходность ремесла.—Торговля, первоначально пассивная, становится активной.—Ярмарки. —Ярмарочное право, свобода ярмарок.—Возникновение городов.—Городское устройство.—Купеческие гильдии.
  3. 5.5. Экономический подъем Нидерландов как пример использования внешних возможностей для развития
  4. ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ МИРОВОЙ ТОРГОВЛИ
  5. Глава 1 ДАРЫ СОБСТВЕННОСТИ
  6. Глава 6 * АНГЛИЯ ВПЕРЕДИ /
  7. ВВедЕние
  8. Глава 13 ПОЧЕМУ РАЗВИТ НЕ ВЕСЬ МИР?
  9. Глава 2 От британского верховенства к американскому
  10. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО "НАЧАЛАМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ"
  11. Что сделало Британию богатой
  12. Наелись наци онализма - богаче не стали
  13. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ
  14. ГИПЕРМАРКЕТ TESCO - ЭТО СУПЕР Народный магазин Британии
  15. Крах Уолл-Стрит
  16. От подъема к падению
  17. ОТ ПОДЪЕМА К ПАДЕНИЮ