<<
>>

Где мы и куда мы идем

Итак, во втором тысячелетии в истории человечества мир двигался от немногочисленных больших и малых империй, более или менее равных по уровню богатства и благосостояния, к множеству национальных государств.

При этом некоторые из них стали гораздо богаче других. Население Земли увеличилось с нескольких сотен миллионов до более 7 млрд.

Начав с примитивных орудий труда, мы пришли к концу тысячелетия, имея в наличии сложнейшие и точнейшие приборы, устройства и механизмы. Человечество прошло путь от просто наблюдения за природой к

совершено иному методу и глубине научного познания. Сегодня существует асимметрия в получении знаний и богатства, но лишь единицы захотели бы вернуться в прошлое. Те, кому надоели компьютеры и материальный мир, могут уединиться в мире дикой природы, но они наверняка возьмут с собой очки, современные лекарства, книги и т. д.

Прогресс человечества был обеспечен за счет роста и расширения так называемой западной цивилизации, ее способа получения знаний, политических институтов и идеологии. Сегодня некоторые ученые рассматривают процесс распространения западной цивилизации как агрессию. В постмодернистском мире «относительных ценностей и морального равенства» сама идея западноцентростремигельного мира многим кажется высокомерной. Они предпочли бы иметь историю, в которой для каждого нашлись бы хорошие слова и не было бы никаких лидеров. Еврофобы заявляют о себе, по-новому интерпретируя историю. Антиглобалисты утверждают, что во втором тысячелетии Запад доминировал не по причине превосходства своих политических и экономических институтов. Попытки ревизии истории предпринимают люди, которыми движет принцип политической корректности и которые игнорируют факты прошлого.

Сегодня многие геоэкономисты говорят о процессе конвергенции, выравнивания уровня богатства и благосостояния. Они объясняют этот процесс мобильностью факторов производства.

Нет смысла опровергать данную тенденцию, но из нее отнюдь не вытекает то, что все страны, как по шаблону, обязательно станут богатыми. Что будет с Японией и с Г ерма- нией? Как решат пенсионные про блемы Италия и Франция? Каково будущее американской экономики и доллара? Впишутся ли Беларусь, Россия, Китай и Индия в процесс мировой конвергенции? Ответов на эти и другие вопросы пока нет.

Ликвидация структурных диспропорций, которые сложились в мире в результате активного вмешательства государства, наверняка не будет легкой и безболезненной. Еще больше неопределенности в судьбе Ближнего Востока и многих мусульманских стран. Африка остается огромным проблемным континентом с небольшими вкраплениями порядка и рынка. Пол Кругман ошибочно утверждает, что сама идея международной экономической конкуренции устарела и потеряла смысл. Мы видим, что в современной рыночной борьбе за ресурсы выигрывают как раз те страны, которые создают более благоприятный и более конкурентный по сравнению с другими деловой климат. Так что экономическая конкуренция никуда не делась. Не зря же страны ОЭСР так жестко критикуют Ирландию, Эстонию или Словакию за налоговый демпинг. Пытаясь заглянуть в будущее, моделируя систему устойчивого экономического роста, нам очень полезно усвоить уроки прошлого. К мнению экономических авторитетов, которые

вопреки фактам реальной жизни не могут отказаться от своих теорий, нужно относиться весьма критически. Д. Лэндис говорит о том, что в XXI в. полезно помнить следующие уроки XX столетия: доходы и выгоды от торговли не распределяются равномерно. Одни страны получают большие преимущества, чем другие. Причина в том, что сравнительные преимущества у всех разные. В данный исторический момент некоторые виды деятельности более выгодны, чем другие. Они требуют использования знаний и ноу-хау. Тем не менее стратегически в долгосрочной перспективе свободная торговля еще никому не навредила; экспорт и импорт рабочих мест не то же самое, что экспорт и импорт товаров.

Воздействие на общество от этих двух процессов может быть совершенно разным; сравнительные преимущества не некий зафиксированный и неизменный набор факторов. Они могут изменяться в зависимости от динамики и трансформации капитала, людей, земли и т. д.; всегда полезно слушать и слышать сигналы рынка, т. е. не блокировать информацию, которая поступает в результате постоянно происходящих динамичных сделок между людьми; многие люди по-прежнему предпочитают брать и делить, чем производить. Это искушение присуще каждому обществу в любой исторический период. Нейтрализовать его, сделать доминирующей и модной этику не распределителя, «халявщика», а творца и производителя, нужно при помощи постоянного интенсивного про цесса образования и PR идеологии капитализма, частью которой, безусловно, является философия Айн Рэнд.

Победа над силами интервенционизма в одном поколении совершенно не значит автоматической передачи этих достижений следующим поколениям. По умолчанию, т. е. не прилагая усилий к систематизации знаний и изучению причин богатства и бедности человека, стран и цивилизаций, человек, живущий в современном информационном окружении (семья, школа, вуз, медиа, культура, «улица»), становится сторонником liberte, egalite, fraternite (свобода, равенство, братство), т. е. лозунгов Парижской коммуны и этатизма. «Люди, которые живут для того, чтобы работать, - небольшая и счастливая элита. Но эта элита открыта для людей, которые сами захотели войти в нее. Это люди, которые делают акцент на позитивном. В этом мире оптимистам легче не потому, что они всегда правы, а потому, что они настроены на позитив. Даже когда они ошибаются, они извлекают из своих ошибок позитивные уроки. Именно так делаются достижения, исправления и улучше

ния. Именно так достигается успех. Быть образованным, открытым на получение новой информации оптимистом выгодно и прибыльно. Пессимизм может лишь предложить пустое подтверждение того, что ты прав. Самый главный урок, который вытекает из истории развития цивилизаций, - продолжай дерзать и пробовать. Чудес не бывает. Идеальное состояние недостижимо. За миллениумом не последует коллапс. Мы должны культивировать скептический подход к вере, избегать догм, быть хорошими слушателями и наблюдателями, стараться прояснить и определить цели и выбирать для их достижения более адекватные средства». Это мнение Д. Лэндиса перекликается с основными тезисами философии объективизма А. Рэнд и рекомендациями австрийской школы эконо - мики (Л. фон Мизес, Ф. фон Хайек, М. Ротбард, И. Кирзнер и другие). Раз столько умных и талантливых людей сошлись во мнении относительно природы богатства и бедности, белорусским элитам критически важно изучить это бесценное наследие и начать проводить экономическую политику на данной научной и идеологической базе.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Где мы и куда мы идем:

  1. § 1. Экономическое учение С.Сисмонди
  2. 5.2. Эффективный рынок капитала как институциональная субматрица национальной экономики
  3. 1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ КРИЗИСА СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
  4. Глава 17 ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ
  5. I. ФАКТЫ И ВОПРОСЫ Первый импульс
  6. Предисловие
  7. Глава 2. Свободный рынок и его последствия
  8. Где мы и куда мы идем
  9. 3. СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
  10. 15. Неопределимость своего (23.11.1993)