<<
>>

Госсектор и налоговая система

В начале XXI в. производство классических «общественных товаров» в Швеции составляет только 10% госсектора. Подавляющая часть прироста государственных расходов приходилась на расходы местных органов власти.

Увеличились расходы на здравоохранение, содержание центрального правительства, на поддержку предприятий, социальные выплаты, а также на обслуживание процентов по долгам. В секторе производства социальных услуг Швеция построила реальный социализм, основанный на государственной монополии по принципу «один размер для всех» (one size fits all).

В школах действует единая учебная программа. Система здравоохранения работает в полувоенном режиме. Система образования в целом, до-

школьные учреждения, уход за стариками и другие сферы жестко регулируются законами. Частные структуры не могут конкурировать со щедро субсидируемым государственным сектором. Швеция построила социальное государство вопреки выводам авторов теории общественного выбора Дж. Бьюкенена, Г. Таллока и У. Нисканена, которые доказывали, что распределение госресурсов зависит от относительной силы групп давления.

Самые большие расходы госсектора приходились на детские сады и ясли. В начале 90-х гг. субсидии составляли $12 тыс. в год на ребенка. От этого в первую очередь выигрывали граждане с доходами выше среднего уровня. Неравенство появилось также при введении квот на получение бесплатного образования в отдельных вузах, на получение бесплатных услуг в отдельных домах престарелых. В определенной степени распределение этих благ превратилось в «лотерею государства всеобщего благосостояния». В данной сфере очень многие решения политизированы и отданы на усмотрение чиновников.

Административные расходы на содержание и управление госсектора огромны. В такой атмосфере безусловный выигрыш достается лоббистам и бюрократам. Несмотря на то, что качество услуг по-прежнему остается высоким, наметилась тенденция его ухудшения.

В системе образования не хватает учителей, что приводит к снижению качества образовательных услуг. Нехватка врачей вызвала длинные очереди на проведение разного рода хирургических операций. Например, в начале 2000-х гг. операции по удалению катаракты нужно было ждать около двух лет.

Одной из основных причин быстрого экономического роста Швеции после второй мировой войны стала концентрация ресурсов в высокопроизводительных секторах экономики, что было результатом действия чисто рыночных механизмов. Но рост госсектора повернул эту тенденцию вспять. Содержание большого госсектора требует высоких налогов. Высокие предельные ставки подоходного налога породили заметные различия между вкладом в получение добавленной стоимости инвесторов, предпринимателей и наемных рабочих. «Шведская модель» вбила клин между ростом производства и индивидуальной компенсацией за вклад в этот рост. По данным ОЭСР, в 1987 г. шведские рабочие, занятые в промышленности, получали валовую зарплату (включая социальные выплаты), которая по размеру находились на 7-м месте среди 15 промышленно развитых стран. Несмотря на рост начисленной зарплаты на 72%, реальная зарплата шведов в 1980 - 1987 гг. уменьшилась на 0,6%. В 1989 г. предельная ставка подоходного налога составляла 72% (в начале 80-х гг. - даже 80%). Средний рабочий отдавал в качестве подоходного налога около 60% своего дохода. Если к этому добавить 25% НДС, 40% налога на начисленную зарплату, то объем изъятий становится похожим на экспроприацию.

Такая налоговая система вкупе с плоской шкалой зарплаты лишает стимулов хорошо работать, повышать свою квалификацию и сберегать средства. Неудивительно, что шведы работают меньше времени, чем рабочие в других странах. Поразительно воздействие налоговой системы на работу высококвалифицированных специалистов. Шведские врачи работают в среднем только 1600 часов в год (к примеру, в США - 2800 часов). Врачам выгоднее оставаться дома, чем ходить на работу. Этому способствуют щедрые выплаты по больничным.

До начала 90-х гг. при практически полной компенсации зарплаты не было ограничения на количество дней, которые человек может пробыть на больничном. При этом компенсационные выплаты осуществлялись в рамках государственной страховой программы, а не за счет работодателя. При отсутствии системы мониторинга за больными такая система превратилась в источник злоупотреблений. В 1988 г. средний швед болел 26 дней в году - гораздо больше, чем житель любой другой страны.

В течение 90-х гг. данная система подверглась изменениям в сторону большей прозрачности и усиления контроля. Многие шведы поняли, что их налоговая система сдерживает стремление к повышению квалификации и сбережению. К тому же она не в состоянии справиться даже со своей изначальной целью - обеспечением равенства. На бумаге налоги действительно были прогрессивными, но в то же время в налоговом законодательстве существовали многочисленные «дырки». К примеру, люди брали кредиты и платили проценты для того, чтобы уменьшить налогооблагаемую базу, осуществляли инвестиции в сферы с низким налогообло - жением (например, в строительство жилья). Но доступ к налоговым привилегиям имели далеко не все. У людей с более высокими доходами мотивация уйти от налогов сильнее, и они готовы платить юристам, чтобы те помогли им это сделать. Чтобы обойти систему, работодатели вступают в различные сделки с наемными рабочими, оплачивают им питание или участие в различных конференциях, которое напоминает отпуск. Распространился бартер: экономисты оформляли налоговые декларации для стоматологов в обмен на лечение зубов.

Проблема не в том, что в Швеции нельзя разбогатеть, а в том, что здесь трудно остаться богатым и честно заниматься производственной деятельностью. В обществе, в котором трудно накопить капитал, люди склонны полагаться на государственные подачки, а не на собственный труд. Вместе с тем нужно признать, что наряду с высоким прогрессивным налогообложением физических лиц налоги на юридических лиц остаются низкими. Система позволяет существенно уменьшать налогооблагаемую базу за счет включения в затраты различных статей расходов. В конце 90-х гг. эффективная ставка налога на прибыль предприятий составляла 25%.

Налоговая система благосклонна к большим компаниям. Новые компании, малый бизнес не могут в полной мере пользоваться системой уменьшения налогооблагаемой базы. Получается, что субсидируются инвестиции в крупные предприятия. К тому же накопленная прибыль облагается гораздо меньшими налогами, чем распределенная прибыль, что позволяет фирмам избегать уплаты налогов, оставляя деньги на будущие инвестиции. Такая практика в сочетании с более низкими налогами на доход от капитала, чем на дивиденды, привела к сосредоточению капитала в больших фирмах. Новым компаниям гораздо сложнее финансировать свой бизнес. Появление венчурного капитала крайне затруднено.

Шведскую модель государства всеобщего благосостояния можно считать гигантским экспериментом по социальному инжинирингу. Замысел был таков: дать благожелательным, рациональным политикам и чиновникам власть вводить общенациональные нормы по жилью, ведению сельского хозяйства, по вопросам защиты потребителя и т. д. В результате деятельности распорядителей чужого страна должна была получить справедливое эгалитарное общество. Шведские чиновники исторически не были коррумпированы, поэтому у простых граждан не было резкого отторжения интервенционистской политики. Но постепенно шведы поняли, что такой подход не оправдывает себя. Чиновники не всегда порядочны, а дух эгалитаризма мало чем отличается от обычной зависти. При такой системе больше всех страдают бедные. У богатых же есть только один выход - вывоз капитала. Они им давно пользуются, а простых шведов продолжают кормить баснями о всеобщей справедливости, равенстве и братстве.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Госсектор и налоговая система:

  1. ОБЩАЯ ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РЕФОРМЫ
  2. РЕФОРМА ОТНОШЕНИЙ СОБСТВЕННОСТИ
  3. НЕКОТОРЫЕ ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РЫНОЧНОЙ экономики
  4. 4.1. Функционально-экономическая сегментация рынка капитала в Российской Федерации
  5. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ
  6. СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ИНВЕСТИЦИИ Ж НАЛОГОВЫЕ УСТАНОВЛЕНИЯ[188]
  7. РАЗДЕЛ 5. В поисках справедливости : шведский эксперимент[21]
  8. 5.1. Необходимость и проблемы трансформации общественного сектора в переходной экономике России.
  9. 1.1. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СЕКТОР В ДРЕВНЕМ МИРЕ
  10. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ИСТОРИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКТОРА
  11. § 1. Генезис государственных функций
  12. «Матрешка» рисков
  13. Госсектор и налоговая система
  14. Функции государственного бюджета