<<
>>

Идем по ложному британскому следу

В Беларуси много предприятий, которые идут по следам британского Rover. Один из типичных примеров - минский производитель велосипедов. Данное предприятие трудно было бы спасти даже Б.

Г ейтсу, если бы ему была поставлена задача сохранить профиль завода и не увольнять рабочих. Тем не менее данное предприятие было продано формально австрийской компании АТЕС Holding Gmbh (руководитель Александр Муравьев). В тендере по продаже данного предприятия ни белорусские, ни зарубежные компании фактически участвовать не могли.

В компанию к Минскому мотовелозаводу (ММВЗ) можно добавить сотни государственных промышленных предприятий Беларуси. Правительство до сих пор не усвоило урок, который в очередной раз преподал нам британский Rover. Сегодня оно пытается накачивать сотни различных промышленных проектов бюджетными и административными ресурсами. История Rover демонстрирует, что стать национальной гордостью, локомотивом экономики на казенные деньги и под указку чиновников нельзя.

С другой стороны, белорусские предприятия не делают никаких попыток интегрироваться в производственно-сбытовые цепочки крупнейшего британского бизнеса. В списке 100 крупнейших нефинансовых ТНК мира находятся 12 британских корпораций. Ни одна из них не имеет на территории Беларуси своего производства или хотя бы крупного оптового склада. А ведь британские ТНК являются типичными примерами современного интернационального бизнеса. Так, Vodafone Group входит в тройку международных компаний с самой высокой долей иностранных активов в капитале. Она создала почти 50 тыс. рабочих мест за границей и обеспечила за пределами Британии более $50 млрд. продаж. Значит, заплатила огромные налоги в бюджеты десятков стран мира. Беларусь не получила ни цента, ни одного рабочего места. Так же обстоят дела с другими ведущими британскими компаниями. Мы не только не получаем британских денег, но и лишаемся богатейшего опыта, великолепной маркетинговой сети и современных механизмов продаж.

Нацбанк Беларуси, Совет Министров судорожно думают, как привлечь в банковскую сферу иностранные инвестиции. Если намерения белорусских полисимейкеров серьезны, стоило бы обратиться к британским банкам. Их шесть в списке 50 крупнейших финансовых учреждений мира. HSBC Bank работает в 48 странах. Он создал за границей почти 220 тыс. рабочих мест. Barclays Bank действует в 37 странах, где создал 74,8 тыс. рабочих мест. Но и в планах этих уважаемых учреждений наша страна отсутствует. Из-за неразвитости финансового рынка белорусы практически не имеют возможности зарабатывать деньги на акциях, облигациях, использовать полноценные страховые и лизинговые инструменты. Да и проценты за кредиты в ситуации доминирования государства над бизнесом чрезвычайно высокие. Нам бы взяться за ум и пойти по пути лидеров британской экономики. Приглашать в качестве партнеров British Petroleum, Unilever или Cadbury Schweppes. К сожалению, мы продолжаем следовать примеру Rover, не замечая, что впереди - тупик.

ОБРАЗОВАНИЕ КАК БИЗНЕС Выгодная ниша современной страны

Великобритания успешно удерживает ведущие позиции в мире в сфере производства услуг системы высшего образования. Дипломы британских университетов резко увеличивают возможности выгодного трудоустройства. Выпускники Кембриджа, Оксфорда, Лондонской школы экономики и десятков других университетов часто становятся высшими руководителями корпораций и членами правительства. С

одной стороны, вузы страны являются коммерческими организациями: они продают свои услуги, но с другой - до свободного рынка в данной сфере еще далеко.

Иностранцы - доноры Великобритании

На рынке высшего образования Великобритании складывается неоднозначная ситуация. Британским университетам невыгодно учить британских студентов. Государство устанавливает чрезвычайно низкую плату за обучение, которая явно не покрывает затрат университетов. Закон спроса и предложения работает в британской сфере образования точно так же, как он работал в Советском Союзе, порождая острый дефицит продуктов питания.

В такой ситуации вузам остается компенсировать затраты и получать прибыль только за счет продажи своих услуг иностранцам, прибывшим из-за пределов ЕС. Получается, что именно они дотируют британскую молодежь. Пользуясь тем, что высшее образование made in Great Britain престижно, британцы заставляют иностранцев субсидировать обучение своих студентов.

В середине первой декады XXI в. в университетах Британии училось около 200 тыс. иностранных граждан из-за пределов ЕС. Ежегодно они платят за образовательные услуги около $2,5 млрд., что составляет около 10% всего дохода университетов. Более четверти всех платных студентов дает Китай. Поднебесная понимает важность знаний, но в последнее время наметился отток студентов. Дело в том, что китайскому рынку требуется все больше специалистов со знанием местной специфики. Кроме того, прежде чем подать заявку на обучение сво его ребенка, родителям нужно задепонировать ?20 тыс. на 6 месяцев. Поговаривают и о том, что китайская молодежь вместо занятий в аудиториях посещает ночные клубы и дискотеки. Наконец, чрезмерно дорого обходится продление визы. Оно может стоить до ?500.

Жадность, как говорится в известной пословице, может сгубить фраера. Тем более что конкуренты не дремлют. Новая Зеландия и Австралия предлагают гораздо более дешевое образование аналогичного качества. Активно вербуют выпускников школ и молодежь вузы Японии, Малайзии и Южной Кореи. Более того, сами британцы начали открывать университетские программы в Китае. Их уже более 160, что не может не сказываться на спросе на обучение в самой Великобритании. Тем не менее британским вузам пока не о чем беспокоиться: спрос на их услуги со стороны разных стран мира пока заметно превышает предложение.

Когда ценовое регулирование убивает образование

Продвинутые в финансах, торговле и промышленном производстве британцы все еще находятся в плену социалистических идей в области образования. Регулируя цены на обучение в университетах, государство вносит хаос в сферу, которая должна стать ведущей в век информации и глобализации. Приведем несколько примеров. В 2005 г. в Кембриджском университете возникла угроза закрытия факультета архитектуры. Спрос на обучение в этом престижном вузе огромный - 11 человек на место. Подвела экономика. Стоимость обучения одного студента составляет около ?19 тыс. в год. Государство установило предельную цену в размере всего ?1,9 тыс. Дотация составляла еще ?7,6 тыс. Остальные деньги факультет должен был получать под прикрытием исследовательских проектов. Должен был, но не получал в необходимом количестве. Так постепенно факультет приближался к банкротству.

Если с такими проблемами столкнулся ведущий вуз страны - Кембридж, то можно себе представить, в каких условиях работают остальные. Парадоксально, но страдают самые дорогие, престижные факультеты, потому что разницу между фиксированной и рыночной ценой здесь невозможно компенсировать привлечением иностранных студентов. Престижный Даремский университет объявил, что перестает обучать японскому и китайскому языкам. Самая большая опасность грозит техническим вузам, где стоимость обучения варьируется от ?7 тыс. до 12 тыс. В 2004 г. о закрытии химического факультета объявил университет Эксетер. Это 28-й случай лишения возможности изучать химию в вузе. При этом в Великобритании сохраняется высокий спрос на специальности данного факультета (5 человек на место).

Складывается ситуация, когда государственная политика в области образования порождает в Британии дефицит специалистов в области естественных наук. Страна учит иностранцев, лишая такой возможности большое количество соотечественников. В престижной Лондонской школе экономики более половины студентов - граждане из стран, находящихся за пределами ЕС. Это не проявление благотворительности или идеологическая вербовка. Просто они платят за обучение в полном объеме. А в Кембриджском университете таких студентов только 10%. Вот и ставят архитекторы вопрос о закрытии факультета.

Ниша частных образовательных проектов

Правительство видит диспропорции на рынке. Однако вместо перевода вузовского образования на рыночные рельсы оно решилось лишь на

пересмотр фиксированной цены. С 2007 г. максимальная цена для британцев увеличилась до ?3000 в год. На этом фоне, естественно, появляется хорошая ниша для развития новых частных образовательных проектов. Например, частная компания BPP является самым крупным в стране поставщиком профессиональных знаний в области права и бухучета. Она обучает 20 тыс. студентов в 32 центрах, расположенных по всей стране. При этом здесь нет государственного планирования. Преподаватели не загружены бюрократической работой и получают более высокую зарплату. Классы великолепно оснащены, а учебные программы соответствуют новейшим требованиям.

BPP учит тому, что пользуется спросом в бизнесе. Здесь нет собственной аспирантуры. Однако получение научной степени возможно. Обучение происходит непосредственно на базе BPP, но выдается диплом университета Центрального Ланкастера, который за определенную сумму легализует полученные знания. Генеральный директор BPP утверждает, что такая комбинация профессиональных знаний и академической степени является самым популярным коммерческим продуктом в данном сегменте рынка. На нового, агрессивного конкурента обращают внимание далеко не все вузы, известные в сфере британского правового образования. Разумеется, они не исчезнут с рынка в одночасье под напором конкурентов. Однако, по мнению людей, прошедших обучение в BPP и в традиционных школах права, частники работают лучше. Значит, традиционные школы вынуждены будут адаптировать свои программы и качество услуг к новым горизонтам, заданным частным образовательным бизнесом. Конкуренция еще ни на одном рынке потребителям не вредила.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Идем по ложному британскому следу:

  1. Глава I. Индивидуализм: истинный и ложный
  2. РАЗВЯЗЫВАНИЕ ИНФЛЯЦИИ И МИЛИТАРИЗАЦИЯ ХОЗЯЙСТВА — СУТЬ «АНТИКРИЗИСНЫХ» ПРОЕКТОВ
  3. ФИЗИОКРАТИЯ
  4. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО "НАЧАЛАМ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ"
  5. Предисловие
  6. Глава 1. Сотворение кризиса
  7. Глава 5. Большое ограбление по- американски
  8. Послесловие
  9. Идем по ложному британскому следу
  10. 1.2. Культурология
  11. Победители и проигравшие
  12. ПОБЕДИТЕЛИ И ПРОИГРАВШИЕ
  13. 1.2. Культурология