<<
>>

Как нельзя инвестировать: опыт России4

Российские распределители чужого демонстрируют Беларуси десятки уроков неудачного государственного инвестирования. Российские налогоплательщики платят миллиарды долларов за высокомерие номенклатур - ных «помазанников», которые не усвоили уроки британских, французских или американских провалов государства.

www.interfax.by www.interfax.by www.interfax.by Борис Немцов, Владимир Милов. «Путин. Итоги». Новая газета. Москва, 2008.

Российское правительство, как и в бывшем Советском Союзе, наращивает инвестиции в военную сферу. При этом технологическое отставание российской армии увеличивается. Истребитель СУ-34, танк Т-90 - модификации старых серий. «Внятная инновационная программа разработки перспективных образцов вооружений и военной техники так и не разработана.»\ В военном секторе разворовываются или крайне неэффективно используются бюджетные ресурсы. Если в конце 2006 г. цена танка Т-90, поставляемого «Уралвагонзаводом», составляла 42 млн. рублей, то в начале 2007 г. - уже 58 млн. За 11 лет строительства подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Юрий Долгорукий» цена его разработки превысила проектную в семь раз. Что там говорить о сложной военной технике. Ярким примером качества госинвестиций в России стала разработка и запуск проекта школьного интернет-портала «Единая стартовая страница». При запуске в конце 2007 г. на нем не работали ссылки, а убогий дизайн напоминал работу плохих студентов-программистов, которые взяли за свои услуги $200 - 400. Распорядители чужого в лице чиновников министерства образования «выбили» из бюджета $569 тыс. (!). Можно себе представить, что произойдет с бюджетом России, если распорядителям такого рода дать в руки инновационный бюджет или поручить интернетизацию школ! Впрочем, это уже происходит с ресурсами Стабилизационного фонда и десятков других бюджетных программ.

Еще один провальный национальный про ект Кремля - дороги.

Их деградацию подтверждают следующие факты. За время правления В. Путина общая протяженность автодорог с твердым покрытием сократилась примерно на 50 тыс. км - с 750 тыс. до 700 тыс. км. По уровню развитости автодорожной сети Россия сильно отстает от развитых стран. Общая длина автодорог с твердым покрытием в России в 1,6 раза меньше, чем во Франции, в 2 раза меньше по сравнению с Японией и в 10 раз меньше, чем в США. В Финляндии суммарная длина дорог с твердым покрытием и нормальной шириной больше, чем во всей России.

В 2000 г. ввод новых автодорог составил 6,6 тыс. км, в 2006 г. - всего 2,4 тыс. км. Почти вдвое увеличился износ основных фондов в дорожном хозяйстве: с 26% в 2000 г. до 46% в 2005 г. И это при увеличении госрасхо- дов на дороги с 60 млрд. рублей до 220 млрд. рублей. Цена ввода километра новых дорог за это время выросла в 10 раз, с поправкой на инфляцию - в 5 раз. Таково качество государственных инвестиционных проектов, которые являются типичным примером квазикоммерческих программ.

Правительство России рассматривало Инвестфонд едва ли не как главный двигатель инфраструктурного развития. Из выделенных на конец

1. Борис Немцов, Владимир Милов. «Путин. Итоги». Новая газета. Москва, 2008.

2007 г. $7 млрд. 4 млрд. направлены на содействие реализации коммерческих проектов крупных финансово-промышленных групп в Восточной Сибири и сооружение нефтехимического комплекса в Татарстане. Практически все дорожные проекты Инвестфонда стоимостью $2,5 млрд. оказались сосредоточены в Санкт-Петербурге.

Результат реализации громко разрекламированных российским руководством национальных проектов доказывает еще один тезис экономической теории. В России, как и в любой другой институционально слабой, авторитарно-олигархической модели, финансирование государством даже самых благородных по поставленным целям проектов порождает коррупцию, воровство и обогащение вертикали власти.

В 2006 г. в России на реализацию разного рода проектов было выделено $6 млрд., в 2007 г.

- $10 млрд., в 2008 г. - $12 млрд. При этом доля расходов бюджета на здравоохранение, образование, социальную сферу в последние годы снизилась. Если в 2007 г. на здравоохранение и образование предполагалось направить 9% от всех расходов федерального бюджета, то в 2008 г., согласно принятому трехлетнему бюджету на 2008 - 2010 гг., - 8%, а в 2009 г. - всего 7,5%. Зато к 2009 г. до 16% от общих расходов бюджета должны возрасти затраты на государственное управление и обеспечение безопасности. В 2000 г. расходы на чиновников и спецслужбы составляли $4 млрд., а в 2008 г. - $39 млрд. Вот настоящие национальные проекты Владимира Путина.

В 2007 г. Россия израсходовала $5 млрд. на национальный проект «Здоровье», но на качестве медицинских услуг это никак не отразилось. По данным Левада-Центра, в 2007 г. лишь 14% россиян были удовлетворены системой здравоохранения в России, 72% считали, что качество медицинских услуг в России в 2006 - 2007 гг. не изменилось или ухудшилось.

Жилье в ходе реализации нацпроекта «Жилье» стало еще более недоступным. Если летом 2005 г. цена стандартной квартиры площадью 54 кв. м была равна доходу средней семьи из трех человек за 4,3 года, то в 2007 г. - уже за 5,3 года. По данным Росстата, средняя цена кв. м. общей жилой пло - щади в России на вторичном рынке за время реализации «нацпроекта» — с лета 2005 г. по настоящее время—выросла с 21 тыс. рублей до 45 тыс., или более чем в 2 раза.

Отсутствие свободной конкуренции и вытеснение частных инвестиций привело к существенным искажениям еще на одном важном рынке - строительных материалов. В 2003 - 2007 гг. цены на цемент в России в среднем росли почти на 35% в год, но только в 2007 г. они выросли на 62%. Квази- коммерческие, номенклатурные проекты не могут заменить полноценные рыночные отношения в условиях капитализма, когда сами предпринима-

тели на свой страх и риск, за счет собственных ресурсов организуют производство реально нужного потребителям объема товаров и услуг.

С не меньшим треском провалилась реформа ЖКХ. Обещанная конкуренция в коммунальной сфере обернулась сохранением той же мафиозно-чиновничьей монополии. В результате происходит дальнейшее повышение тарифов на коммунальные услуги, а модернизация изношенного коммунального хозяйства и повышение качества коммунальных услуг так и остались мечтой. В 2000 - 2007 гг. тарифы на коммунальные услуги выросли в 9,5 раза, их среднегодовой рост составил более 33%! Доля расходов на жилищно-коммунальные услуги в общей структуре расходов населения выросла с 4,6% в 2000 г. до почти 9%. Реализация проекта по агропромышленному комплексу тоже показательна. Доля импортного продовольствия в среднем по России составляет до 45%, хотя еще в 2004 г. была на уровне 20%, при этом в крупных городах до 70% продовольствия и выше имеет импортное происхождение.

В. Путин и его команда взяли курс на создание мощных государственных корпораций. Данные структуры превратились в бюджетные пылесосы, абсолютно неконкурентоспособные без государственной поддержки. Новые хрустящие рубли от Центробанка РФ сохраняют высокую инфляцию. «Крышевание» коррумпированными чиновниками «своих» компаний привело к монополизации экономики.

По оценкам экспертов Всемирного банка, государственные компании и 22 крупнейшие частные финансово-индустриальные группы контролируют почти две трети объемов продаж промышленной продукции. Более половины активов банковской системы контролируют банки, аффилированные с государством или властными чиновниками, из которых примерно 45% — только четыре банка: Сбербанк, Г азпром- банк, ВТБ и Банк Москвы. В современной России этим людям живется гораздо лучше, чем в СССР. Они чувствуют себя хозяевами жизни, причем далеко не только своей. Наш восточный сосед не сумел защититься от нефтяного проклятия. Его сглазили и вернули в жесткую колею авторитарного государства.

Роман Шлейнов из «Новой газеты» провел исследование еще одного громкого российского инвестиционного проекта. Речь идет о попытке создания конкурента американской системы навигации GPS - глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС). С 2002 по 2007 гг. российские распорядители чужого подписали 58 контрактов по тематике ГЛОНАСС на общую сумму 16,22 млрд. рублей.

В результате навигаторы изготовили в НИИ за три месяца, с использованием глины из Гжели. Институт не допустили до гражданских госкон-

трактов в рамках федеральной целевой программы ГЛОНАСС, хотя его руководитель лично принимал участие в разработке половины этой программы.

В российском приемнике из российских деталей оказалась только разработанная в институте совмещенная ГЛОHАСС-GPS-антенна, позволяющая принимать оба сигнала. Остальное - импортное, вплоть до пластмассы, из которой сделан корпус, поскольку достойной пластмассы в России не оказалось. Даже картонную коробку, в которую упакован прибор, пришлось делать в Южной Корее. В России оказалось дороже.

Российская электронная промышленность не производит элементов, необходимых для таких приборов. Руководитель НИИ Юрий Королев сожалеет: «Мы дошли до того, что приходится самим печатать подложки для антенн, используя глину из Гжели и другие материалы. Из этой глины хорошо делать горшки, но она не радиоэлектронная, впрочем, ничего другого у нас нет. Мы многие годы ждем, когда Рос- пром даст нам элементную базу. Но не созданы даже условия для того, чтобы она появилась. Нет предприятий, предлагающих особо чистый кремний и особо чистые химические реактивы». Когда пришло время делить бюджетные ресурсы, институт, который разрабатывал половину федеральных программ, оказался не у дел. Российская электронная промышленность работает над технологиями, которые корпорации типа Intel уже списывают. На них выделяются бюджетные деньги. В такой институциональной и правовой среде не удивительно, что частный бизнес практически не проявляет интереса к ГЛОНАССу и подобным ква- зикоммерческим госинвестпроектам.

Нет сомнений, что институциональная среда влияет на поведение распорядителей чужого в разных странах. Там, где есть открытая политическая конкуренция, свобода СМИ, где доминирует частный бизнес, а государ - ство выполняет функцию «ночного сторожа», вероятность инвестиционных ошибок при реализации инвестиционных программ меньше. Однако опыт поведения распорядителей чужого во всех странах мира, во все времена доказывает, что хороших государственных инвестиций не бывает по определению.

И это главный урок для Беларуси, которая только начинает перестройку и вступает на болезненный путь избавления от советского наследия. Ни при каких обстоятельствах, ни при каких политиках и партиях, вне зависимости от уровня компьютеризации страны или потребления картофеля на душу населения нельзя государству, т. е. распорядителям чужого, предоставлять право реализовывать инвестиционные проекты. Каждая постсоциалистическая страна, включая все еще госплановскую Беларусь, получила бы огромный толчок в своем развитии, если бы в качестве одной

из статей Конституции было записано положение: «Участие государственных органов и структур в коммерческих инвестиционных проектах в мирное время запрещено».

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Как нельзя инвестировать: опыт России4:

  1. Как нельзя инвестировать: опыт России4