<<
>>

Образование для чего?

Один из экономистов, рассуждая о специфике работы чиновников, писал: «Чтобы быть уверенным в поражении цели, сначала стреляй. Затем назови целью то, куда ты на самом деле попал».

Многие эксперты считают, что образование чуть ли не по определению создает условия для стабильного развития человека. В 1996 г. Комиссия по образованию для в. ЮНЕСКО опубликовала доклад «Обучение. Сокровище внутри» (Learning: the treasure within). Председатель комиссии Жак Делор, бывший президент Европейской комиссии, собрал отставных политиков из разных стран мира. Был среди них и разваливший экономику Ямайки бывший президент этой страны Майкл Мэнли. Любители распоряжаться чужим горячо обсуждали тему образования.

Практически все международные организации, включая Всемирный банк, подхватили тезис о том, что образование является основным средством для человеческого развития. Тем не менее У. Истерли, как и ряд других экономистов, решил проверить взаимосвязь между инвестициями в образование и экономическим ростом. Результаты исследования поразили

Отредактировал и опубликовал на сайте ¦ PRESSI ( HERSON )

«добродетельных» представителей международной бюрократии. Оказывается, государственная система образования, как и механическое увеличение инвестиций, игнорирует стимулы людей. Если у человека нет мотивации инвестировать в будущее, то попытки государства вкладывать деньги в образование обречены на провал. Когда самым прибыльным видом деятельности в стране является выбивание льгот и кредитов, наличие в ней высококвалифицированных специалистов по финансовым рынкам, по рыночному управлению предприятием никак не поможет обеспечению экономического роста. Обучение навыкам работы на современном оборудовании в стране, где такого оборудования нет, - также бессмысленная трата денег.

В 1960 - 1990 гг. в мировой экономике имел место взрывной рост расходов на образование.

К 1990 г. начальное образование стало доступным для 100% людей в половине стран мира (во многом благодаря поддержке Всемирного банка). Для сравнения: в 1960 г. 100-процентный доступ к начальному образованию имели жители только 28% стран мира. К примеру, в Непале произошло образовательное чудо, когда доля детей, которые получали начальное образование, увеличилась с 10% в 1960 г. до 80% в 1990 г. Не менее стремительно выросло число студентов вузов. В 1960 г. в 29 странах вообще не было университетов. К 1990 г. таких стран осталось только три (Командорские Острова, Гамбия и Гвинея-Бисау). Доля студентов в мире с 1960 по 1990 гг. увеличилась в 7 раз, с 1% до 7,5% населения.

У. Истерли пришел к выводу, что «такой стремительный рост расходов на образование практически никак не отразился на темпах экономического роста». Целый ряд исследований не установил причинно-следственной связи между объемом инвестиций в образование и ростом ВВП. Более того, в некоторых случаях наблюдается негативная корреляция между темпами роста ВВП и инвестициями в образование. В Анголе, Мозамбике, Судане, Сенегале, Замбии и целом ряде других стран расходы на образование резко выросли, но с точки зрения экономического роста эти страны потерпели сокрушительное фиаско. В свою очередь, Япония срав - нительно мало вкладывала в человеческий капитал, но демонстрировала высокие темпы экономического роста.

В Советском Союзе расходы на образование также были сопоставимы с западными, но это никак не отразилось на росте благосостояния. Выпуск продукции на одного рабочего в бедных странах в 60-х гг. составлял 3%, в 70-х гг. - минус 2,5%, а в 1980 г. - минус 0,5%. Эта тенденция совпала со стремительным ростом расходов на образование. Таким образом, образование также не является панацеей для экономического роста.

В Беларуси с начала 90-х гг. мы также наблюдаем рост числа студентов. Искажения на рынке труда дошли до того, что в начале 2000-х гг. на

одну вакансию юриста претендовали 25 человек с соответствующим дипломом, на одну вакансию бухгалтера - 30 человек.

В 2008 г. власти даже распорядились увеличить прием в технические училища и сократить наборы в вузы. Неумелое управление экономикой и сферой образования стало причиной серьезных диспропорций на рынке труда. Механически инвестируя в человеческий капитал, Беларусь дотирует богатые страны, куда уезжают наши высококвалифицированные специалисты. С другой стороны, образование используется властями для внедрения определенной идеологии. Раздача научных титулов не по принципу научной новизны и глубины, особенно в гуманитарных науках, приводит к формированию ярких антирыночных настроений в гражданском обществе в целом и в экономическом сообществе в частности.

Отметим, что ряд ученых попытались установить корреляцию между уровнем дохода человека и уровнем его образования. К примеру, Грегори Мэнкью из Г арварда утверждает, что в модели Солоу доход в долгосрочной перспективе определяется сбережениями в форме и физического, и человеческого капитала. В модели Солоу физический капитал не может быть источником долгосрочного роста из-за уменьшающейся доходности (доля физического капитала в выпуске составляет от 0,25% до 0,33%). Когда мы добавим в модель человеческий капитал, доля этих двух слагаемых увеличивается до 80%. «Если в бедный странах контролировать систему образования и стимулировать сбережение, то бедные страны будут расти быгстрее», - утверждает Мэнкью. Он также объясняет факт инвестиций в богатые страны тем, что в бедных странах нет квалифицированных специалистов.

По мнению У. Истерли, красивая теоретическая упаковка от Г. Мэнкью, настаивающая на взаимосвязи между средним образованием и доходом, имеет целый ряд дефектов. Во-первых, среднее образование - это довольно узкое определение аккумулированного человеческого капитала. А как быть с начальным образованием? Отношение между начальным образованием и доходом на душу населения далеко не такое очевидное. Таким образом, концентрируясь на среднем образовании, Мэнкью преувеличивает вариативность образования в целом.

Вторая проблема - доходность человеческого капитала при сделанных Мэнкью допущениях. Он считает, что приток капитала выровняет доходность физического капитала и что страны будут отличаться доходностью только по человеческому капиталу. Тем самым Мэнкью попадает в ловушку, объясняя разницу между богатыми и бедными странами на основании единственного фактора. Если предположить, что это так, то небольшая группа высококвалифицированных рабочих должна была бы получать очень высокие доходы. Более того, при росте уровня образования

резко увеличивается число эмигрантов. К примеру, вероятность того, что образованные граждане Индии уедут в США, в 14,4 раза выше, чем вероятность того, что уедут граждане, не имеющие образования. Исследование 61 бедной страны мира показало, что во всех исследуемых странах люди со средним и высшим образованием более склонны уехать в США, чем люди с начальным образованием. Из Гвианы в США уезжает 77% выпускников вузов. Эти факты прямо противоположны тому, что говорил Мэнкью (высококвалифицированные специалисты будут уезжать в бедные страны).

Наконец, третий серьезный просчет Мэнкью заключается в том, что тот допустил абсурдно высокое соотношение между доходами образованных и необразованных рабочих. В США зарплата неквалифицированного рабочего в 70 - 80-е гг. была в 14 раз выше, чем в Индии. Мэнкью считает, что зарплата высококвалифицированных рабочих в Индии будет в 3 раза выше. Если зарплата квалифицированных и неквалифицированных рабочих соотносится как два к одному в США (как предположил Мэнкью), то разница между этими двумя категориями в Индии должна была бы составлять 84 раза. Если люди реагируют на стимулы, то в Индии мы должны были бы наблюдать массовый спрос на образование. Доходность образования в Индии должна была быть в 42 раза выше, чем в США. Но ни в Индии, ни в одной другой стране мира нет такой огромной разницы в зарплате между квалифицированными и неквалифицированными рабочими. В то время инженер в Индии получал в 3 раза больше простого рабочего. Различные исследования показывают, что доходность от образования в бедных странах максимум в 2 раза больше, чем в богатых, и то за счет гораздо более низких альтернативных издержек. Даже если предположить, что тезис Мэнкью о том, что разница в доходах между разными странами объясняется разницей в уровне сбережения, верен, то встает вопрос о причинах различного отношения к сбережениям. Неужели мы будем обвинять бедных в том, что они потребляют, а не сберегают?

Чтобы понять роль образования в экономике, важно учитывать, как используют люди свои знания, работают ли они после окончания учебных заведений по специальности. Если правительство создает стимулы для развития исключительно госсектора, то рыночные навыки и умения будут про - игрывать умению быть активным лоббистом. Инвестиции в поиск контакта в правительстве, в установление родственных связей с номенклатурой будут давать большую отдачу, чем диплом престижного американского MIT или Лондонской школы экономики.

Инвестиции в образование приносят выгоды только тогда, когда правительства создают стимулы для рыночного роста, а не чиновничьего перераспределения. В стагнирующей экономике, жестко регулируемой

государством, студенты будут прогуливать занятия, заниматься далеко не учебой, а люди с высшим образованием будут вынуждены устраиваться на работу, которая не требует дорогого образования. В такой ситуации появляется феномен переученного бебиситтера, когда кандидаты разных наук выполняют простую работу в богатых странах за зарплату, которая в разы превышает ее размер по специальности в их родной стране. Коррупция, низкие зарплаты учителей, низкие расходы на новые учебники и техническое обеспечение учебного процесса - все эти проблемы разрушают стимулы к получению качественного образования.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Образование для чего?:

  1. 1 .4. Бухгалтерский баланс
  2. § 1. Экономические взгляды К. Маркса
  3. ТЕОРИЯ «ИЗДЕРЖЕК ПРОИЗВОДСТВА» ДО РИКАРДО
  4. 1.1. Предметная область, соответствующая феномену интегрированных субъектов, и его содержание
  5. Глава 10КАК ПОСТРОИТЬ КОВЧЕГ
  6. Глава 11 ВОЗЬМИТЕ КОВЧЕГ ПОДКОНТРОЛЬ
  7. Глава 13СРЕДСТВО № 2. КОНТРОЛЬ НАД ЭМОЦИЯМИ
  8. Глава 2 ОСНОВНАЯ ОШИБКА ОБРАЗОВАНИЯ
  9. Глобальные проблемы разоружения и конверсии
  10. ТЕОРИЯ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ
  11. O КАПИТАЛЕ
  12. Глава вторая ДЕНЬГИ, ИЛИ ПРОСТОЕ ОБРАЩЕНИЕ
  13. КАРЛ МАРКС. «К КРИТИКЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ»^