<<
>>

Точка зрения Роберта Солоу

Роберт Солоу, получивший Нобелевскую премию от Шведского центрального банка, изложил свою теорию экономического роста в нескольких статьях, опубликованных в 1956 и 1957 гг. Его вывод в то время, как, собственно, и сейчас, удивляет многих.

По его мнению, инвестиции в машины и оборудование не могут быть источником экономического роста на долгосрочную перспективу. Единственным источником такого роста могут быть технологические изменения. Данный вывод был сделан на основе изучения экономики США.

В 1967 г. Р. Солоу подсчитал, что технологические изменения обеспечили семь восьмых экономического роста в США на одного рабочего в течение первой половины XX в. Таким образом, тезис Харрода - Домара о том, что темп роста пропорционален инвестициям в краткосрочном периоде, был посрамлен, хотя представители мейнстрима продолжали считать инвестиции основным фактором долгосрочного роста. Такой подход получил название «капитальный фундаментализм» (capital fundamentalism). Как показывает анализ эмпирических данных, инвестиции в недвижимость и станки не стали панацеей для долгосрочного экономического роста.

Солоу показал, что увеличение количества машин на одного рабочего не является таким уж однозначным благом. В этом случае имеет место эффект убывающей доходности, когда бесконечное увеличение одного компонента производства относительно других не может давать бесконечного увеличения выпуска продукции. При увеличении пропорции компонентов «машина - рабочий» каждая дополнительная машина будет давать все меньшую отдачу. Степень уменьшения доходности зависит от того, насколько важную роль играет капитал в производстве. В США доход от капитала составляет около трети. Две трети - зарплата. Поэтому при достаточном количестве машин дополнительные инвестиции в них приводят к сильному падению доходности.

Р. Солоу никогда не писал об использовании своей модели для тропических стран, для стран с низким уровнем дохода.

Тем не менее его модели начали активно использовать именно для описания экономического роста во всем мире. Интерпретаторы теории Солоу делали допущение, что технологии доступны каждой стране мира в одинаковой степени. Вся проблема лишь в том, что некоторые страны эти технологии используют, а другие - нет (как будто это некая абстрактная «страна» генерирует новые идеи и производит новое оборудование).

Единственную разницу между богатыми и бедными странами сторонники теории Солоу видели в первоначальном уровне обеспечения машинами. Любая страна, которая начинает развитие с «низкого старта», будет иметь высокую доходность на вложение в основной капитал в краткосрочном периоде. В эти страны потечет капитал международных организаций, и они быстро преодолеют имущественный разрыв. Таким образом, бедные страны будут расти быстрее, и мир станет на путь оптимистичного устойчивого роста. Благие намерения и теоретические заблуждения объединились.

Механистическое использование модели Солоу, естественно, не могло привести к ликвидации бедности. Нобелевский лауреат Роберт Лукас считал наивным использование модели Солоу для бедных стран. Он подсчи

тал, что если разницу между США и Индией объяснять только машинами, то их должно было быть в 900 раз меньше. Р. Лукас опирался на тезис Солоу о том, что меньшее количество машин генерируют более высокую доходность. Прибыль, генерируемая индийскими машинами, должна была быть в 58 раз больше американской. В такой ситуации логично было бы задать вопрос: почему же все деньги богатых стран вмиг не перемещаются в бедные страны?

Самым важным аргументом против модели Солоу стали эмпирические данные о развитии десятков стран мира. При высокой доходности ограниченного количества машин бедные страны должны были расти быстрее, чем богатые, но в реальной жизни этого не происходило. При этом проблемы с теорией Солоу заметили не экономисты из бедных стран, а Пол Ромер, американский экономист. Он проанализировал эмпирические данные о более чем 100 странах и представил свои результаты на конференции по макроэкономике, состоявшейся в 1987 г.

Используя данные за 1960 - 1981 гг., П. Ромер показал, что в бедных странах не наблюдалось более высоких темпов экономического роста. До этого периода и после него результаты бедных стран были еще хуже.

До 1981 г. в 60% всех самых бедных стран наблюдался минимальный или даже негативный экономический рост. С 1960 по 1998 гг. 40% самых бедных стран развивались очень плохо. Самые богатые 20% стран имели ежегодный экономический рост в 1%. Еще 20% самых богатых стран мира, в число которых входили и «азиатские тигры», развивались гораздо быстрее. США в 1960 - 1980 гг. показали темпы экономического роста, равные 2,2%, а в 1981 - 1998 гг. - 1,1%. Для сравнения: Нигерия в 1960 - 1980 гг. имела рост ВВП на душу населения, равный 4,8%, а в 1991 - 1998 гг. - минус 1,5%. Получилось, что в последние 40 лет богатые страны все равно росли быстрее, чем бедные. 70% стран третьего мира с 1960 по 1999 гг. росли медленнее, чем богатые страны, которые в среднем развивались со скоростью 2,4% ВВП в год на душу населения.

Теоретики школы экономики развития были посрамлены. Уильям Бау- моль из Принстонского университета в своей известной работе показал, что за последнее столетие 16 промышленных стран догнали лидера - США. Бедные из этой группы стран росли быстрее, чем богатые. На основании этого исследования У. Баумоль сделал вывод, что доходы стран будут постепенно сближаться. Экономист Брэд де Лонг указал на ошибку Баумоля. Дело в том, что Баумоль выбрал только богатые страны, в которых экономические историки восстановили статистические ряды цифр. Именно в подборе стран, игнорировании стартовых условий и заключалась главная ошибка. Она перечеркнула ценность результатов всего исследования. Кстати, У. Баумоль признал свою ошибку. У. Истерли пишет, что

экономисты обычно анализируют те страны, в которых есть полные статистические ряды. Получая доходы преимущественно за счет бюджетных средств, они любят посещать богатые страны: «Победители пишут экономическую историю». Истерли сам признается, что даже в своем анализе развития стран в 1960 - 1999 гг. он был благосклонен к «победителям», потому что по странам, которые впадали в депрессию и сталкивались с системными кризисами, часто не было данных.

Примером реализации доктрины экономики развития является строительство обувной фабрики в Танзании, в г. Морогоро. В 70-е гг. этот проект профинансировал Всемирный банк. Фабрика была снабжена самым современным оборудованием. Она должна была производить 4 млн. пар обуви и продавать ее на танзанийском (25% продукции) и европейском (75%) рынках. За все время работы фабрики не было экспортировано ни одной пары обуви. В 1990 г. проект бесславно закрыли. Это не удивительно, потому что владельцем фабрики было правительство страны. Этот факт явно ставит еще один крест на теории Солоу. Многие экономисты пытались поправить эту модель, утверждая, что технологические изменения и машины обеспечат долгосрочный экономический рост, если инвестировать в образование рабочих и контролировать политику сбережений. Тот факт, что чиновники и политики, а не инвесторы и предприниматели должны выбирать технологии и содержание обучения, сводит на нет все попытки оживить ошибочную теорию.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Точка зрения Роберта Солоу:

  1. 3.3. БИОГРАФИЧЕСКИЙ СПРАВОЧНИК
  2. Тематика контрольных работ (для заочного отделения).
  3. Глава 13 ПОЧЕМУ РАЗВИТ НЕ ВЕСЬ МИР?
  4. Точка зрения Роберта Солоу
  5. Глава 3. Заблуждения идеологии свободного рынка
  6. 7.1Введение
  7. Неоклассическая модель экономического роста