<<
>>

Увлечение градуализмом

Анализ парадигм перехода постсоциалистических стран от плана к рынку, текущего состояния экономики и характера взаимоотношений между государством и бизнесом позволяет сделать вывод, что они обречены на периодические рецессии.

Не исключены более глубокие системные кризисы и дефолты. Отметим любопытную закономерность. Чем больше во время жесткого системного кризиса в правительствах стран было так называемых «не экономистов» (т. е. тех, кто не был красным директором, профессором марксистской школы экономики), тем качественнее были реформы на стартовом этапе. Здесь нужно отметить Эстонию, Польшу и отчасти Россию. Очевидно, что речь идет об экономистах, которые обладали теоретическими и практическими знаниями, выхо

дившими за рамки курса политэкономии социализма и «критики буржуазных теорий».

Однако даже те программы реформ, которые получили название «шоковой терапии», были далеко не системными. Причины такой непоследовательности очевидны: теоретические ошибки в определении причин провала социалистической экономики, отсутствие политической воли и консолидации позиций законодательной и исполнительной власти, некритичное принятие рекомендаций и идеологам Запада. Либерализация цен была частичной. Стабилизационные меры предполагали всего лишь нейтрализацию гиперинфляции и ее постепенное снижение.

Ни одно правительство не решилось на запрет дефицита бюджета на законодательном уровне. Налоговые системы, как под копирку списанные с западноевропейской, предполагали сохранение налоговой нагрузки на уровне 40 - 50% ВВП. Кстати, страны, которые дальше других отошли от стандартных рекомендаций ЕС (Литва, Эстония), провели более успешные реформы на первом этапе трансформации. Реформу банковского сектора оставили на потом, мотивируя это решение необходимостью поддержки реального сектора, а также необходимостью создания условий ддя выравнивания шансов национального капитала в конкурентной борьбе с иностранным.

В программах так называемых шоковых реформ не было ни слова о приватизации пенсионной системы, развитии конкуренции и приватизации телекоммуникационного, энергетического, транспортного секторов. Даже самые смелые прорыночные политики не говорили о необходимости приватизации системы образования и здравоохранения. Несмотря на то, что большинство постсоциалистических стран представляли собой малые открытые экономики, крайне непопулярной были политика полной либерализации внешней торговли и переход на нулевую импортную таможенную пошлину по всем товарным группам. Реакционный меркантилизм XIX в., агрессивный протекционизм XX в. быстро перекочевали в постсоциалистические страны и стали опасной частью их экономической политики в начале XXI в.

Особенно консервативным и даже ортодоксальным был подход к денежному и финансовым рынкам. Системные, последовательно либеральные меры и решения, которые могли максимально быстро нейтрализовать негативные последствия централизованной плановой экономики, не были приняты во внимание при разработке проектов, рассматриваемых законодателями и правительствами. Сильнейшие структурные диспропорции, несовместимость количества напечатанных еще в советскую эпоху «условных единиц» с количеством товаров, отсутствие объективных информационных индикаторов в виде свободных цен на все факторы про

изводства, а также на деньги требовали радикальных, адекватных сложившейся ситуации решений. Такими решениями в денежной сфере и на финансовых рынках могли бы быть: 1) законодательное разрешение конкуренции валют; 2) долларизация экономики; 3) разрешение частных банкам печатать собственные деньги; 4) переход на золотой стандарт; 5) снятие ограничений по капитальному счету на первой стадии реформ; 6) снятие ограничений на участие иностранного капитала в банковской системе, а также в других финансовых учреждениях (на страховом рынке, рынке пенсионных средств и т. д.); 7) переход на международные стандарты бухгалтерской и налоговой отчетности; 8) активное развитие национального фондового рынка и его интеграция в аналогичные региональные структуры.

Комплексное принятие вышеуказанных мер привело бы к резкому снижению издержек переходного периода как для государства, так и для бизнеса и граждан. Отметим, что такие варианты реформ существовали теоретически, но в силу разных причин, в том числе недооценки значения этих явлений, большинство из них не рассматривалось.

Высокая инфляция в странах ЦВЕ и СНГ сохранялась более десяти лет. В сложившейся системе поддержки госсектора при помощи фискальных и административных мер она стала способом перераспределения ресурсов в пользу новых заемщиков, которые получали чрезвычайно выгодные кредиты в национальной валюте. Новые частные финансовые учреждения и предприятия реального сектора при отсутствии эффективного института банкротства и защиты прав собственности кредиторов вынуждены были либо становиться так называемыми «политическими» или «номенклатурными» предпринимателями (устанавливать личные связи с политиками, участвовать в государственных инвестиционных программах, госзаказе и т. д.), либо соглашаться на снижение своей доли на рынке и увеличение инвестиционных рисков.

Очередной распространенной формой искажения рынка, а также системы мотивации государственных менеджеров и банкиров было спасение государственных банков путем увеличения доли государства в их уставном капитале (де-факто национализация). Такие меры использовались не только в странах бывшего Советского Союза, но и в Польше, Чехии и Словакии. Словенская банковская система вплоть до вступления страны в г. в ЕС была надежно ограждена от конкуренции со стороны иностранных финансовых учреждений.

Свидетельством интервенционистской политики государства, которое пыталось моделировать рыночное равновесие, является доля государства в банковском капитале, в страховом секторе и других сегментах финансового рынка. Правительства переходных стран, декларируя необходимость снижения рисков для вкладчиков, заблокировали рыночные механизмы

саморегулирования данного сектора экономики. Выбор финансовых инструментов, форм страхования, тем более пенсионного обеспечения, был резко ограничен. За редким исключением постсоциалистические страны отказались от создания полноценной капиталистической экономики, приняв за основу далеко не самую конкурентную западноевропейскую модель.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Увлечение градуализмом:

  1. Увлечение градуализмом