<<
>>

Япония: как последний может стать первым

В конце XIX в. сами японцы с трудом верили, что их страна может стать богатой и процветающей. 9 апреля 1881 г. газета Japan Herald писала: «Мы не считаем, что Япония когда-либо станет богатой страной.

Преимущества природы, за исключением климата, любовь к праздному времяпрепровождению и получению удовольствий делают это невозможным. Японцы - счастливая нация. Когда ты довольствуешься малым, ты, вероятно, не достигнешь многого».

Первые европейцы ступили на японские земли в 1543 г. Вопреки распространенному Марко Поло мнению, на островах не было много золота. Японией руководил император, которому формально подчинялись ханы - административно-территориальные единицы!, одновременно служившие

частью военного, налогового и государственного аппарата. Они находились в состоянии перманентной борьбы между собой. Своей воинственностью японцы очень походили на европейцев. «Национальный характер ярко выражен и сильно отличается от преобладающего характера в азиатских странах. Японцы особенно отличаются от китайцев, своих ближайших соседей. Вместо покорных, спокойный, подчиняющихся власти людей (китайцев), которые являются результатом деспотизма, японцы имеют энергичный характер. Они независимы и сильно уважают честь».

Японцев очень заинтересовала европейская культура. Для них она была гораздо интереснее, чем скучное изучение конфуцианства. Европейцев в Японии встречали гораздо гостеприимнее, чем в Китае. Местные жители были очень любознательны и амбициозны, поэтому они жадно учились всему, чему могли их научить европейцы. Согласно их мифологии, они были нацией солнца, избранными, поэтому должны были соответствовать этому божьему предназначению. Язык, культура, живопись, знания о производстве шелка, керамики - все это находилось под большим влиянием Китая. Но тот факт, что японцы постоянно учились у китайцев, не унижал их. Наоборот, они хотели учиться все больше и больше.

При встрече с европейцами они скопировали их оружие, религию, часы, но все равно чувствовали свое превосходство.

Испанцы и португальцы раздули страхи японцев по поводу христианизации Японии. Они говорили, что их короли сначала засылают миссионеров, а потом полностью порабощают страны. В 1612 г. Токугава Ияэсу запретил христианство. На то время из 18 млн. японцев христианами были до 700 тыс. человек. Японцы боялись, что христианство разрушит их базовые ценности. Началась кровавая кампания, в процессе которой не желающих публично отречься, пытали и убивали. Такое отношение к другим религиям обрекло Японию на культурную и экономическую изоляцию.

В 1616 г. был запрещен вход в порты всех иностранных судов, кроме китайских. Только порты Нагасаки и Хирадо были открыты для иностранцев. Иностранцы могли жить только в Эдо, который потом был переименован в Токио, а также в Киото и Сакае. С 1633 г. все корабли должны были иметь специальное разрешение на выход из японских портов. С 1637 г. ни один японец не должен был покидать страну. Японцы решили законсервировать существующую политическую систему и максимально оградить ее от возможных изменений. Население было поделено на касты. Каждый должен был выполнять свою функцию. Евро пейские книги были запрещены. Японцы изучали мораль по китайским учебникам и по Конфуцию. Они импортировали из Европы

очки и часы и вскоре научились их делать сами. В отличие от Китая эти товары были доступны не только для знати.

В эпоху правления клана Токугавы Япония чем-то напоминала средневековую Европу. Существовавший в стране сёгунат был аналогичен империи римской католической церкви, но был гораздо сильнее. Второй уровень власти составляли ханы*. Их правители могли самостоятельно регулировать экономику и принимать законы. Крестьян уважали за их труд. Рабочих ценили за производимые ими товары. Нижний уровень социальной иерархии составляли люди, именуемые eta, или burakumin. Они были заняты «работой с мертвыми животными и людьми».

При этом самураи, которые также занимались кровопролитием, неизменно были в почете.

В Японии в пользу хана поступало 30% дохода в виде налога (рисом или деньгами). Система кормила людей в зависимости от их места в иерархии. В отличие от европейских феодалов самураи не имели земли. Государству было невыгодно слишком сильно эксплуатировать крестьян. Как и в Европе, самым эффективным средством от угнетения было право переезда в другой хан, т. е. в Японии существовала своеобразная конкуренция законодательств. Но быть слишком богатым также было нельзя.

Типичен пример И. Тоцугоро и его семьи. Они стали очень богатыми, торгуя и оказывая много услуг для Осаки. Сложилась ситуация, когда многие люди задолжали деньги ему и его семье. По конфуцианской религии в 1705 г. сёгун приказал конфисковать все его богатство. Но, несмотря на строгие запреты, японские купцы богатели и быстро обзаводились политическими связями. Самураев интересовала слава, а не прибыль. Г орожане зарабатывали деньги - им слава была не нужна.

Приведем еще одну интересную параллель с Европой. В Японии не существовало кальвинистов, но господствовала весьма похожая этика. Японцы отдавали предпочтение скорее работе, чем богатству. Император и правители поняли, что для купца доход означает рост налоговых поступлений, поэтому поощряли такую коммерческую деятельность. Монахи писали, что через работу человек обретает спасение. Быстро развивалось сельскохозяйственное производство. Началась добыча минералов и угля. Проблемой государства были попытки ханов установить монополии и регулировать цены.

Как и в Европе, большое влияние на Японию оказало развитие производства хлопка. В рамках национальной экономики начала интенсивно развиваться специализация регионов. Маленькая рыбацкая деревня Эдо

* Хан — владение, поместье. Базовая административная единица в период правления сёгуната Токугавы (1600-1868). Все владения различались по размерам, географическому положению, производительности, наличию плодородных земель и сохраняли некоторую политическую автономию.

конца XVI в. через 200 лет стала крупнейшим городом страны. В нем проживало более 1 млн. жителей (во всей стране - 26 млн.). Эдо для Японии стал тем, чем Лондон для Англии. Вторым центром были Осака - Киото, где жил император и его двор. Страна быстро менялась, развивая экономику чуть ли не по Адаму Смиту.

Япония имела целый ряд преимуществ перед Европой: 1) 250 лет без войны и революции; 2) более дешевый и доступный водный транспорт; 3) единственный язык и одна культура; 4) упразднение старых торговых барьеров и запрет на введение новых; 5) развитие общей коммерческой этики. Япония начала быстро урбанизироваться. Развивались крепкие отношения между городом и деревней. Купцы из городов приезжали в деревни и продавали товары за деньги или же выдавали их в кредит. Они оставляли их и затем возвращались, получая оплату за то, что было использовано. Такой порядок торговли говорит о том, какими аккуратными и честными были японцы. Такое динамичное общество не могло оставаться изолированным от научного мира. Знания проникали через Дешиму, где можно было контактировать с голландцами. Даже правители начали понимать, что знания могут быть полезными. В 1720 г. они разрешили ввоз нехристианских книг.

Власть сегунов не была одинаково сильна во всей Японии. Пример Сацумы весьма показателен. В 1825 г. правительство этой провинции оказалось банкротом. В 1831 г. власти объявили о реструктуризации долга на 250 лет и... занялись производством сахара. Через 20 лет в провинции кредиторы наперебой предлагали свои услуги. Вскоре Сацума производила четверть всего сахара страны.

Местные предприниматели начали развивать производство хлопка и оружия. Помогала возможность контрабандного ввоза дешевых товаров из Китая. В этой провинции многие представители бедных сословий стали богатыми. В 1870 г. они инициировали борьбу против старого режима. В 1867 - 1868 гг. произошла японская революция. Сёгунат был низвержен. Власть перешла к императору. Так закончилось 250-летнее правление династии Токугавы. Японцы называют эти события не революцией, а реставрацией, т. е. возвращением к нормальному ходу событий. Они стали нанимать иностранных специалистов и быстро преодолевали технологическую и техническую отсталость.

На императора Окуба большое впечатление произвели немцы, поэтому японцы копировали многие немецкие традиции производства и ведения бизнеса. Японцы переняли протекционизм немцев, ошибочно считая, что свободную торговлю могут позволить себе только богатые страны. Окуба начал развивать почтовую службу, установил новый стандарт времени и осуществил инвестиции в государственную сис

тему образования как для мальчиков, так и для девочек. Стремительно развивалось военное производство. В 1871 г. Япония подписала договор с Китаем как равный партнер. Несмотря на попытки сопротивления со стороны самураев и политические убийства, промышленная мощь Японии стремительно увеличивалась.

С 1886 по 1894 гг. были открыты 34 новые фабрики по производству пряжи, половина из них в районе Осаки. С 1886 по 1897 гг. производство пряжи увеличилось в 14 раз. К 1899 г. японские фабрики производили 355 млн. футов пряжи, к 1913 г. - 672 млн. Япония стала основным конкурентом Британии на рынках третьих стран. Японцы быстро поняли преимущества электричества. К 1920 г. электрические моторы составляли 52,3% от всего производства электроэнергии. В Америке в 1919 г. этот показатель составлял 21,6%. Он достиг 28,3% только в 1924 г.

Задолго до промышленной революции в Японии большую роль в накоплении богатства играл индивидуализм. Но как только японцы поняли, куда идти, как развиваться, важнейшим фактором успеха стали их коллективистские ценности. Типичной ошибкой экономических историков было допущение того, что сегодняшний экономический выигрыш от выбора типа и интенсивности производства сохранится и завтра. История не вписывается в рамки некоей математической формулы или эконометрической модели. Экономическая политика догоняющих стран и лидеров экономического прогресса не может быть одинаковой. Япония испытала это на себе. Опыт развития переходных стран Центральной и Восточной Европы тоже доказывает справедливость этого тезиса. Бедные постсоциалистические страны, как некогда бедная Япония, скопировали зарегулированную экономическую среду Западной Европы, тем самым резко увеличив издержки переходного периода. Если бы политики и чиновники Беларуси, России и других переходных стран в начале 90-х гг. ознакомились с опытом Японии, ошибок было бы гораздо меньше.

<< | >>
Источник: Ярослав Романчук. В ПОИСКАХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ЧУДА. 2008

Еще по теме Япония: как последний может стать первым:

  1. Благотворительность: проблемы и организация
  2. 3.2 НАПРАВЛЕНИЯ COBEPLIiEf 1СТВОВ АНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЭЗ ВО ВЬЕТНАМЕ
  3. «Кризис – это поражение, которое глобальный капитализм нанес себе сам»
  4. СМОЖЕМ ЛИ МЫ ПРЕКРАТИТЬ ИНФЛЯЦИЮ?4
  5. 3.2. Перспективы развития свободных экономических зон в Республике Таджикистан
  6. Инфляция и инфляционное таргетирование
  7. СПЕКТР ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНСТИТУТА
  8. 2.3. Экономическая политика «страхования» благосостояния
  9. Глава 4. Ипотечная афера
  10. Япония: как последний может стать первым
  11. Глава 5. Маркетинг, ориентированный на будущее
  12. Глава 19 Ценные советы Вещи, которые делают большинство людей, чтобы статьбогатыми быстро, и всегда оставаться богатыми
  13. Глава 9ИДЕАЛЬНЫЙ ШТОРМ
  14. 6. СИСТЕМА МИРОВОГО КАПИТАЛИЗМА