<<
>>

ГОСУДАРСТВА ПЕРВОГО РАСШИРЕНИЯ

В ходе первого расширения Европейского сообщества к нему присоединились три государства — Ирландия, Дания и Великобритания. Каждая из этих стран имела свои особенности, заставившие их сначала воздерживаться от участия в интеграции, а затем настойчиво добиваться присоединения к ЕС.

Великобритания

Наиболее крупные и глубокие последствиядпя интегрированной Европы имело, бесспорно, присоединение Великобритании.

История ее отношений с Европейским сообществом была сложной, противоречивой и временами мучительной. Не случайно в своей знаменитой цюрихской речи У* Черчилль, предлагая создать «Соединенные Штаты Европы», видел Великобританию вместе с Соединенными Штатами Америки и Россией в качестве «друга», но не участника нового образования. На протяжении первых 15 послевоенных лет Великобритания всячески (противилась вступлению ® ЕС, но в конечном счете оказалась вынужденной просить о приеме. Это противоречие объяснялось особенностями эволюцин Великобритании на протяжении предшествующего столетия и* ее положением в мире в момент окончания Второй мировой войны.

""Политическое и экономическое могущество Великобритании достигло своего апогея во второй половине XIX века. После этого начался длительный и внешне малозаметный процесс «увядания». Английская промышленность стала испытывать все возрастающую конкуренцию со стороцы Германии и США. Уже к началу Первой мировой войны Великобритания утратила свое лидирующее положение в мировой экономике. Она оставалась самой крупной колониальной державой мира, но внутри ее владений созревали ростки цкмоетоятеяьности.’ Военная мощь Великобритании, в том числе Шорская, перестала быть абсолютной.

fet: < Вторая мировая война оказала на Великобританию сильное (воздействие, но его характер был совершенно противоположен тому Эффекту, который война произвела на Францию и Германию. Обе вги страны оказались побежденными , и оккупированными противником: одна -г- в начале, другая — в конце.войны.

Великобритания, Напроти», была бесспорным победителем, который, вместе с США «Советским Союзом, спас Европу от фашизма. Франция и особенно Германия непосредственно подверглись разрушениям и ужасам «айны. Великобритания, как обычно, была надежно защищена Ла- Маншем и пострадала лишь от налетов немецкой авиации на падальном этапе военных действийазревавш ий крах Британской іилерии был скрыт во время войны активным сотрудничеством доминионов и колоний с метрополией. Великобритания была одним .3 наиболее влиятельных участников антигитлеровской коалиции. «, Поэтому если народы Франции и Германии вышли из войны с твердым убеждением пагубности национализма и готовностью поступиться частью своего суверенитета ради сохранения мира, то народы Великобритании, напротив, с гордостью относились к своему победоносному государству и стремились к его всемерному укреплению. Правящие круги Великобритании старались сохранить *о исключительное положение, которое страна заняла в ходе борьбы с гитлеризмом. Они по-прежнему видели свою страну как мировую державу, несущую глобальную ответственность и по праву занимающую место постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Главным направлением, внешнеполитических усилий Лондона было сохранение и развитие особых отношений с Соединенными Штатами на базе совместной борьбы против мирового коммунизма. Вторым, и не менее важным, направлением было сохранение Британского содружества наций. Европейские дела, при всей их важности, были для Великобритании лишь частью; и на первых порах не самой Значительной частью, ее внешней политики.

. В результате опыта Второй мировой войны Великобритания отошла от своей традиционной политики сохранения «равновесия держав» на Европейском континенте и активно поддержала создание общеевропейских организаций нового типа, таких как Организация европейского экономического сотрудничества, Совет Европы, (Западноевропейский союз и НАТО. Обязательным условием европейского сотрудничества, по мнению Великобритании, было сохра- 2 мение безраздельного национального суверенитета и межправительственный подход.

•Естественно, что интеграционный эксперимент, начатый шестью западноевропейскими странами, шел вразрез с этой философией. То,

что хотела и могла предложить Великобритания странам Западной Европы в экономической области, ограничивалось созданием зоны свободной торговли. Понимая потенциальную опасность ЕЭС для своих торговых интересов, Великобритания сделала все возможное для предотвращения его создания или в крайнем случае кардинального изменения его характера. В этих целях в 1957-1958 гг. правительство Великобритании попыталось добиться создания зоны свободной торговли между всеми государствами — членами Организации европейского экономического сотрудничества, включая и «шестерку». Эта попытка закончилась неудачей. Тогда правительство Великобритании провело переговоры с государствами, не вошедшими в ЕЭС, результатом которых было подписание в январе 1960 г. Стокгольмской конвенции о создании Европейской ассоциации свободной торговли.

Именно в это время, на рубеже 50-х и 60-х годов, правящие круги Великобритании начали осознавать, что взятая ими на себя роль глобальной державы не соответствует реальному экономическому и военному потенциалу страны. Премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан выступил со своей исторической речью о «ветрах перемен». Резко ускорился процесс деколонизации, причем стало очевидно, что дальнейшая ориентация внешней торговли Великобритании на страны Содружества не имеет перспективы. Британская промышленность стала остро ощущать свою зависимость от континентальной Европы. Успехи вновь созданного Сообщества усиливали ощущение, что Великобритания может «опоздать на поезд». Поэтому 31 июля 1961 г., всего черед полтора года после создания ЕАСТ, Г. Макмиллан заявил о намерении Великобритании подать заявление о вступлении в ЕС на определенных, устраивающих Великобританию условиях.

10 августа того же года заявление было направлено в Брюссель. Правительство Великобритании заявило о том, что оно поддерживает цели Римского договора, но категорически не одобряет любые шаги, выходящие за его рамки и направленные на создание федерации.-Стороны приступили к переговорам, которые были прерваны в связи с категорическим отказом де Голля допустить Великобританию в ЕС.

і 1 мая 1967 г. Великобритания вновь постучалась в двери сообществ, и вновь рассмотрение ее заявления было сорвано отказом де Голля.

Положение радикально изменилось лишь после того, как во Франций и Германии были образованы новые правительства. На встрече в верхах в Гааге в декабре 1969 г. было наконец решено возобновить переговоры р присоединении Великобритании, Ирландии и Дании при усдбвии принятия ими основополагающих договоров, конечных цедей интеграции и acquis communautaire, Правительство Великобритании заявило о своем согласии. В ходе переговоров об условиях присоединения были достигнуты догово- ценности по непростым вопросам сохранения особых отношений «Великобритании со странами Содружества, ее участия в общей сельскохозяйственной политике и продолжительности переходного периода. Договор о присоединении был наконец подписан и вступил я силу 1 января 1973 г.

« Присоединение не вызвало особого энтузиазма щ стране: и лейбористские, и консервативные лидеры объясняли общественности, иго этот ,шаг носит вынужденный характер: если бы Великобритания не вступила в ЕС, она утратила бы свое влияние в Европе. Британские руководители, по-прежнему подчеркивали, что помимо участия в интеграции страна имеет и другие, не менее важные задачи «кабального характера. Не удивительно, что с самого начала своего пребывания в ЕС Великобритания выступала в роли «партнера Поневоле». За четверть века она ие выдвинула ни одной крупной Инициативы, которая стала бы вехой в развитии интеграции. Наоборот, всякий раз, когда с такими инициативами выступали ее партнеры, Великобритания ставила палки в колеса. Правда, конец •Тих историй всегда был один и тот же: после некоторых проволочек Великобритании неизменно приходилось принимать то, о чем ранее договаривались другие государства — члены ЕС.

Не успел договор о присоединении Великобритании к ЕС вступить в силу, как новое лейбористское правительство потребовало зго пересмотра. В частности, лейбористы добивались изменения /словий участия Великобритании в общей сельскохозяйственной политике и в финансировании Сообщества. Они выражали сомнение В целесообразности валютной интеграции и создания Европейского Союза и требовали сохранения преференций в торговле со странами Содружества, в частности с Новой Зеландией.

Сообщество было вынуждено начать переговоры о частичном пересмотре договора о присоединении Великобритании, однако в конечном счете дело ограничилось мелкими уступками. Это вызвало острые дебаты внутри правящей лейбористской партии и в парламенте. Руководство лейбористской партии утверждало, что ему уда- лось достичь максимальных результатов во время переговоров. Оно подчеркивало, что время абсолютного национального суверенитета прошло, а в наиболее важных вопросах интересы страны защищены правом вето. Противники правительства Гарольда Вильсона утверждали, что надежды на ускорение экономического роста в результате присоединения к ЕС не оправдались. По их мнению, открытие нефтяных месторождений в Северном море и превращение. Великобритании в экспортера нефти позволяло успешно развиваться в одиночку. В конце концов лейбористское руководство решило вынести этот вопрос на референдум.

Результаты референдума были неожиданными: во-первых, потому, что в нем участвовало 64% избирателей, и, во-вторых, потому, что 67,2% участвовавших в голосовании однозначно высказались за участие Великобритании в Европейском сообществе. Однако, несмотря на ясно выраженную волю населения, дебаты о целесообразности участия в интеграции продолжались (и продолжаются до настоящего времени).

Консерваторы во главе с Маргарет Тэтчер, пришедшие к власти в 1979 г,/ исходили «з того, что вопрос об участии или неучастии Великобритании в EG закрыт. Однако они не жалели времени и усилий/резко критикуя Сообщество и требуя его трансформации в сторону большей экономической свободы, меньшей бюрократизации и .усиления роли национальных государств.

Исходя из философии экономического либерализма, правительство М. Тэтчер поддержало планы завершения строительства Единого внутреннего рынка, однако эта поддержка ограничивалась лишь мерами «негативной интеграции». Что касается «позитивной интеграции», то. позиция Лондона, как правило, была крайне сдержанной. Великобритания возражала против любых изменений, которые могли усилить роль институтов сообществ и нарушить существовавшее в то время институциональное равновесие. В 1979-1984 гг. деятельность сообществ была осложнена длительной тяжбой с Лондоном по поводу размеров взноса Великобритании в бюджет ЕС. За этим конфликтом стояли принципиальные расхождения между Великобританией, стремившейся заморозить расширение сферы компетенции Сообщества, и ее партнерами, пришедшими к выводу о необходимости активизации политики ЕС и соответствующего увеличения собственных средств сообществ. V

Принципиальная платформа британских консерваторов в отношении европейской интеграции была предельно ясно выражена М. Тэтчер в ее речи в Колледже Европы в Брюгге (Бельгия) в сентябре 1988 г. Британский премьер изложила пять «руководящих принципов будущей Европы»: •

Главное — это добровольное и активное сотрудничество независимых суверенных государств. Подавить нации и сосредоточить власть в центре европейского конгломерата невозможно. Европа действительно должна говорить одним голосом по многим вопросам, но для этого вовсе не нужно сосредоточивать власть в Брюсселе или поручать принятие

. • решений бюрократии, которую никто не выбирал. Залогом успеха Европы, как и Великобритании, является рассредоточение власти. 1 •

Вопросы, политики/,ЕС должны находить практическое решение. Между тем общая сельскохозяйственная политика остается совершенно Неэффективной и чрезмерно дорогостоящей. •

Римский договор был хартией экономической свободы. Поэтому политика ЕС должна поощрять свободное предпринимательство. Целями ЕС должны быть дерегуляция, свободные рынки, свобода выбора и сокращение государственного вмешательства. Вместо того чтобы обсуждать, нужно ли создавать Европейский центральный банк, надо сосредоточить усилия на практических вопросах обеспечения свободы движения товаров и услуг* •

Европа не должна быть «протекционистской». •

Европа должна сохранять надежную обороноспособность, которая обеспечивается НАТО.

' Принципиальные различия позиций Великобритании и ее партнеров по ЕС закономерно привели к острым разногласиям в 1990— 1991 гг. при подготовке Маастрихтского договора.

В конце концов Лондон снял свои возражения против создания Европейского Союза и согласился-с его трехсекционной «архитектурой». Он приветствовал введение в текст основополагающих договоров принципа субсидиарности, рассматривая его исключительно как ограничение власти интеграционных институтов. В то же время британские консерваторы категорически возражали против любого упоминания в Договоре о европейской федерации как конечной цели интеграции. То, что в конечном счете федерация действительно не была упомянута, афишировалось Лондоном как крупный успех британской дипломатии. Одиако во всех других вопросах англичанам пришлось пойти на уступки.

При обсуждении перспективы создания Экономического и валютного союза британское правительство первоначально пыталось убедить своих партнеров придерживаться принципа постепенности и создания, не единой, а параллельной валюты, Твердого экю». Эта идея была решительно отклонена другими государствами. Британское правительство не решилось применить право вето, понимая, что в этом случае ее партнеры пойдут к Экономическому и валютному союзу без Великобритании, которая утратит какой бы то ни было контроль над валютной интеграцией. Поэтому, поставив свою подпись под Маастрихтским договором, оно настояло на принятии протокола, который разрешал Великобритании не участвовать в третьей стадии формирования ЭВС, если британское правительство и парламент не примут специального решения на этот счет.

Еще более острая ситуация возникла в сфере социальной политики. Британские консерваторы категорически отвергли Социальную хартйю 1989 г. и воспротивились включению ее положений в основополагающие договоры. В течение нескольких лет, вплоть до вступления в силу Амстердамского договора, Хартия оставалась документом 11 государств — членов ЕС.

і" Ратификация Маастрихского договора в британском парламенте сопровождалась острой политической борьбой: в ходе обсуждения было выдвинуто 600 поправок к предложенному правительством законопроекту. И хотя договор был в конце концов ратифицирован, борьба продолжалась, в первую очередь внутри правящей консервативной партии. Сопротивление созданию ЭВС особенно обострилось после «черной среды» 1992 г., когда британский фунт стал жертвой масштабных валютных спекуляций и вышел из Механизма обменных курсов. В декабре 1994 г. среди консерваторов произошел раскол по вопросам европейской политики.;Фракционеры обвиняли премьер-министра Джона Мейджора в том* что он пошел на недопустимые уступки брюссельской бюрократии. Это заставило британское правительство с еще большей осторожностью подходить к предложениям, направленным на развитие интеграции.

Жестоким ударом для Великобритании было опубликованное 26 марта 1996 г. заключение специалистов об опасности «коровьего бешенства» для здоровья людей, за которым последовал наложенный Европейской комиссией запрет на импорт британской говядины. Первой реакцией Лондона был полный отказ от сотрудничества с Европейским Союзом. На состоявшемся в июне того же года заседаний Европейского совета во Флоренции был найден взаимоприемлемый компромисс. Европейская комиссия согласилась в принципе принять план постепенного снятия запрета. Однако не было установлено никаких дат, а Великобритания должна была принять более жесткие меры по уничтожению зараженного скота, чем она первоначально планировала. Этот эпизод еще раз продемонстрировал, насколько велика зависимость Великобритании от континентальной Европы и Европейского Союза.

В мае 1997 г. к власти в Великобритании пришло лейбористское правительство во главе с Тони Блэром. По своей сущности его политический курс в отношении ЕС не отличался от курса консерваторов. Новое британское* правительство по-прежнему подчеркивало ключевую роль государств-наций в современной Европе и категорически отметало федералистские идеалы интеграции. Во всех сферах политики ЕС оно ставило во. главу угла принцип субсидиарности и поддерживало принцип четкого разграничения трех опор Европейского Союза. Признавая необходимость большей гибкости в рамках ЕС, оно выступало за сохранение принципа единогласия при утверждении совместных акций в рамках продвинутого сотрудничества.

Лейбористское правительство уделяло пристальное внймание второй опоре. Оно подчеркивало ключевую роль НАТО в обеспечении обороны Западной Европы. По мнению Лондона, европейцам следовало взять на себя большее бремя ответственности в этой сфере. Их действия не должны никоим образом ослаблять НАТО. Поэтому создание чисто европейских оборонных структур является нецелесообразным. Как представлялось британскому правительству, оптимальным было бы сохранение и укрепление Западноевропейского

Союза, который играет двоякую роль: с одной стороны, является неевропейским устоем» НАТО, а с другой — служит оборонным Компонентом ЕС. Коллективная оборона должна оставаться сферой исключительной ответственности НАТО, а ЗЕС должен наращивать •Вой оперативный потенциал в решении петерсбергских задач.

М Однако были и некоторые важные отличия. Прежде всего лейбористы попытались восстановить доверие партнеров к своей стране, убедить их в преданности Великобритании идеалу интеграции. Лейбористское правительство демонстративно пересмотрело отношение прежнего правительства к Социальной хартии. По его инициативе положения Хартии были включены в текст Амстердамского договора. Правительство Т. Блэра поддержало и включение в Договор главы о занятости. Правда, по настоянию Лондона эти вопросы остались сферой применений принципа единогласия.

Вскоре после прихода к власти Т. Блэр стал заметно смещать акценты в отношении Великобритании к ОВПБ и подчеркивать целесообразность коллективных действий в этой области в свете фиаско, которое потерпел ЕС в Косово. Эта более конструктивная позиция позволила Лондону оказать определенное воздействие на последующую эволюцию второй опоры. В частности, формирование статуса Высшего представителя ЕС по ОВПБ шло под его заметным влиянием.

Крупной вехой в развитии европейской политики Великобритании стало ее председательство в ЕС в январе—июне 1998 г. Т. Блэр поставил своей задачей продемонстрировать, что Великобритания является сильным партнером в развитии европейской интеграции, и проявить в рамках ЕС инициативу, которую никогда не удавалось проявить предыдущим правительствам. Его усилия были сосредоточены на разработке новой экономической стратегии ЕС, скорейшем создании Европола, учреждении Европейского центрального банка и выборах его президента, начале переговоров со странам и-канди- датами. В целом британское председательство было успешным. Оно помогло снять наслоения, накопившиеся в отношениях между Великобританией и ее партнерами за долгие годы правления М. Тэтчер и ее преемника.

Хотя лейбористское правительство подтвердило принятое консерваторами решение временно воздержаться от участия в Экономическом и валютном союзе, и в этой области произошли заметные изменения. 27 октября 1997 г. министр финансов Г. Браун заявил, что его правительство считает благотворным для Европы и Великобритании успех единой валюты в рамках Единого внутреннего «рынка. Однако, прежде чем присоединяться к ЭВС, оно намерено убедиться в том, что этот эксперимент действительно успешен и соответствует национальным интересам. Г. Браун сформулировал пять критериев, по которым Лондон собирался оценивать эффективность валютной интеграции. Он заявил, что в связи с важностью проблемы окончательное решение будет приниматься народами Великобритании в ходе референдума.

Неблагоприятная динамика обменного курса евро усилила скептическое отношение британской общественности к новой валюте. Вместе с тем правительство и деловые круги реалистически оценили большие успехи Экономического и валютного союза внутри зоны евро и стали постепенно склоняться к идее присоединения страны к ЭВС. Т. Блэр и его министры неоднократно заявляли, что присоединение Великобритании является лишь вопросом времени. По- видимому, референдум по этому вопросу станет еще одной лакмусовой бумажкой «европейского призвания» Великобритании.

Ирландия

По многим причинам Ирландия не была среди государств-осно- вателей сообществ.

Первой причиной была сильнейшая экономическая зависимость от Великобритании. Пока Великобритания оставалась вне ЕС, Ирландия не имела иного выбора, кроме как следовать ее примеру. Как только Великобритания подала заявление о вступлении в ЕС, Ирландия должна была сделать то же самое.

Второй причиной был необычный курс Ирландии в европейской политике. Несмотря на постоянное давление со стороны США и Великобритании, Ирландия в течение всей Второй мировой войны сохраняла нейтралитет. После войны она не. присоединилась к НАТО. Это объяснялось главным образом глубочайшими политическими противоречиями в англо-ирлаидских отношениях. Раздел страны после провозглашения независимости Ирландии был настоящей травмой для ирландского народа. В стране возникло мощное движение за воссоединение страны, имевшее ярко выраженную антибританскую направленность.

С момента учреждения ЕС все основные политические партии Ирландии с энтузиазмом относились к перспективе присоединения, как только позволят экономические и политические условия. В их представлении участие в ЕС должно было помочь стране решить две взаимосвязанные задачи: избавиться от экономической отсталости и удушающей зависимости от Великобритании. В референдуме 1972 г. приняли участие 71% избирателей. 83% из них высказались в пользу присоединейия к ЕС* Надеждам ирландцев было суждено сбыться. •/

Ирландия в огромной степени выиграла от участия в ЕС. По словам ирландского Цниистра иностранных дел, в 1973-1997 гг. Ирландия получила от Сообщества 21 млрд. ирландских фунтов. Особенно значительным было воздействие переводов из структурных фондов и Фонда сплочения. В 1989-1999 гг. они были источником 2,5% ВВП. К этому необходимо добавить благоприятное воздей- .етвие высоких цен на сельскохозяйственную продукцию. С учетом Іпого фактора благодаря участию в ЕС ВВП Ирландии в 1996 г. мвличился на 4,5%. Кроме того* Ирландия получила из бюджета даобщества около .400 млн. ирландских фунтов на цели развития дайонов, граничащих с Северной Ирландией. Но самое главное догояло в том, что Ирландия получила доступ к 380 млн. потреби- редей в странах ЕС и смогла наилучшим образом воспользоваться врой возможностью. Если в 1973 г. уровень экономического разви- дая Ирландии составлял 58% среднего уровня ЕС, то к 1998 г. он ‘вырос до 90% (Nickoll William and Salmon Trevor С. Understanding pie European Union. — Harlow, 2001. — P. 437).

Jt*t He приходится удивляться томуТчто Ирландия всегда была среди /вех государств, которые наиболее активно выступали за дальией-

Ё развитие интеграции и усиление интеграционных институтов, и малые государства Бенилюкса, она стремилась к углубле-

і «метода сообществ» и его распространению на новые сферы

деятельности. Она с подозрением относилась к любым попыткам активизации межправительственного подхода, особенно к тем инициативам, которые, по мнению Ирландии, могли привести к установлению «директората» крупных государств. В свете этого понятна неприязнь Ирландии к проектам Европы «двух уровней», или «нескольких скоростей». При обсуждении вопросов расширения ЕС ца восток Ирландия подчеркивала необходимость сохранения acquis fpmmunauiaire и борьбы с любыми попытками превратить ЕС в зону гдободной торговли. , '

^ Ирландия была энергичным сторонником валютной интеграции. Бдтой области наиболее наглядно проявилась роль ЕС в укреплении экономической самостоятельности Ирландии. В 1979 г. страна присоединилась к Европейскойвалютной системе. Это означалоразрыв ^/английским фунтом стерлингов, к которому национальная валюта реда привязана в течение 150 лет. При создании Экономического рралютного союза правительство Ирландии, тщательно взвесив все (да» и «против», пришло к вывода, что Ирландия может присоединишься к ЭВС вне зависимости от позиции Великобритании. В результате Ирландия стала одним из государств-основателей ЭВС, а Великобритания осталась за его пределами.

. .Одним из наиболее сложных для Ирландии вопросов было политическое сотрудничество, особенно сотрудничество в сфере безо- пасности. Дело в том, что конституция страны прямо запрещает. Любое ограничение прав ирландского правительства в области вдашней политики. Политика нейтралитета и неучастия в каких фи то ни было военно-политических альянсах глубоко укоренилась v «общественном сознании и политической культуре ирландцев.

Психологически главный смысл этой политики в понимании ирландцев заключался в утверждении их независимости от Великобритании.

Поэтому начиная с референдума 1972 Г. обсуждение этого аспекта интеграции проходило с большими сложностями. Обосновывая целесообразность ратификации Маастрихтского договора, ирландское правительство делало упор па том, что общая внешняя политика и политика безопасности строится на исключительно межправительственной основе, причем в Договоре Прямо говорится о том, чтб он не ставит под вопрос особый характер политики безопасности и обороны некоторых государств-членов. Этот довод был принят политическими партиями и общественностью Ирландии. Естественно, что он предопределил позицию правительства по вопросам ОВПБ — Ирландия неизменно стояла на позициях строгого соблюдения межправительственного подхода.

Тем не менее в практических вопросах наблюдалась определенная эволюция, Ирландия, в частности, приняла статус наблюдателя в Западноевропейском союзе и стала регулярно участвовать в заседаниях его руководящих органов. Опираясь на свой опыт участия в миротворческих операциях ООН, Ирландия решила принять ограниченное участие в реализации петерсбергских задач. В частности, 50 ирландских военнослужащих приняли участие в операциях KFOR в бывшей Югославии, несмотря на то что эти операции проводились под эгидой НАТО.

Что касается политической составляющей ОВПБ, то в этой области правительству Ирландии было легче участвовать в инициативах ЕС. Оно поддержало идею более широкого применения принципа квалифицированного большинства, создания поста Высокого представителя по вопросам ОВПБ и специального подразделения внутри секретариата Совета ЕС.

В области третьей опоры Ирландия поддерживала идею комму- нитаризацйи политики иммиграции, выдачи виз и предоставления убежиЩа. Однако в билу своего географического и политического положения она была вынуждена воспользоваться исключением и ие участвовать в соответствующих разделах Договора. Дело в том, что Великобритания решила сохранить национальный контроль на своих границах. Это поставило Ирландию перед нелегким выбором. Она могла либо сохранить свободу движения людей в рамках «общей зоны путешествий» с Великобританией, либо пожертвовать этой свободой и присоединиться к «шенгенской» зоне. С учетом своей специфики, в частности проблемы Северной Ирландии, Дублин был вынужден избрать первый вариант. Особое положение Ирландии и Великобритании в области свободного передвижения людей было зафиксировано в двух специальных протоколах к Амстердамскому договору.

Дания

Наряду с Великобританией, Дания является для других госу-

Шдорств-членов «партнером поневоле». Это объясняется объективной даотиворечнвостью ее положения ь Европе.

ЭД^ Дания, как и страны Бенилюкса, входит в число малых госу- и, традиционно страдавших от военного противостояния ции и Германии. На протяжении последней трети XIX и первой 1ииы XX столетия Германия нависала над своим маленьким ведерным соседом, по существу лншая его каких-либо гарантий ЦЦщитической самостоятельности н военной безопасности. Это, різалось бы, должно было содействовать участию Дании в ЕС. шюльзу интеграции говорила и экономическая заинтересованность ранни в развитии торговли с Германией.

|к» Однако, в отличие от стран Бенилюкса, самоидентификация шнии и ее интересы выходят за пределы континентальной Европы, фр многих отношениях — историческом, этническом, культурном,

Б готическом и экономическом Дания является органической

гью Скандинавии. В период становления ЕОУС Дания вела еговоры с другими северными странами о создании Северного щщоженного союза и Северного оборонительного союза. Хотя эти

8феговоры оказались безуспешными, Дания стала участником допортного союза и полноправным членом Северного Совета — Межправительственной организации, созданной в 1952 г. В свете иеого понятно, почему северное направление внешней политики шляется для Дании не менее важным, чем южное.

IfivB области безопасности Дания всегда полагалась на Организацию североатлантического договора, считая гарантии и механизм НАТО #ролне достаточными с точки зрения национальных интересов. jBu Экономически ее главным партнером была Великобритания. Не Решительно, что в конце 50 — начале 60-х годов Дания следовала шфарватере британской политики в отношении сообществ. Она :рстивно поддерживала предложение о создании зоны свободной ||ррговли внутри Организации европейского экономического развитей, Дания была в числе основателей ЕАСТ. Когда же Великобритания подала заявление о приеме в ЕС, Дания немедленно последо- Бда ее примеру.

Щ®, .Мотивы датского участия в европейской интеграции всегда были вметаются преимущественно экономическими: как и Великобритания, она не может позволить себе остаться вне Единого внутреннего вдонка стран континентальной Европы. Что касается остальных Редектов интеграции, то Дания проявляет большую заинтересованность в развитии тех из них, в которых сама она ушла вперед по ^равнению со своими партнерами. Это развитие Единого внутреннего рынка, охрана окружающей среды, устойчивое развитие, социальная политика и занятость, демократичность институтов власти. В этих вопросах она выдвигает далеко идущие инициативы и настойчиво продвигает их В институтах ЕС. В Других Вопросах Дания либо пассивна, либо по тем или иным соображениям отстаивает свою особую позицию и тормозит коллективное продвижение вперед. Дания была пионером исключений иЗ основополагающих договоров, добившись еще при принятии Единого европейского акта так называемой датской Оговорки, которая позволяет государствам- членам сохранять национальные стандарты охраны окружающей среды, если они выше, чем стандарты ЕС.

Понятно, что Дания не была среди энтузиастов создания Европейского Союза. Маастрихтский договор выдвинул перед ней целый ряд новых обязанностей, которые были, мягко говоря, ненужными с точки зрения узкопонимаемых национальных интересов.

Правительство Дании активнейшим образом выступило за укрепление компетенции Сообщества в области социальной политики и охраны окружающей среды. К этому по существу и свелся положительный вклад Дании в разработку Договора о Европейском Союзе.

Поначалу правительство Дании поддержало Также проект создания Экономического и валютного союза, видя в нем естественное продолжение и завершающий элемент Единого внутреннего рынка. Оно считало, что ЭВС, построенный на строгих критериях конвергенции, поможет сдерживать инфляцию. Датчане поддержали создание Европейского центрального'банка в надежде, что он будет способствовать преодолению засилья Бундесбанка в Европейской валютной системе. Одновременно Дания согласилась с предложением Франции о том, чтобы среди целей ЭВС были достижение полной занятости и устойчивое развитие.

В 90-е годы экономика Дании в большей мере соответствовала критериям конвергенции, чем экономика большинства государств — членов ЕС. Вместе с тем датское правительство проявило дальновидность, предвидя, что такое явное нарушение национального суверенитета, как отказ от национальной валюты, может оказаться неприемлемым для общественного мнения страны. В процессе переговоров относительно Маастрихтского договора оно добилось принятия протокола, который давал Дании Право не участвовать в третьей фазе создания ЭВС. Референдум, состоявшийся в июне 1992 г., привел к тому, что ДаННя действительно оказалась за пределами зоны евро.

Причиной Отрицательного результата референдума (50,7% — против, 49,3% — за) был не только евро. В новом договоре датских избирателей беспокоила/прежде всего возможность утраты демократических достижений/которая не могла быть восполнена далеким от них и неэффективным Европейским парламентом. Они считали ненужным созданне политического союза, который не имел ничего общего с понятным- и полезным Единым внутренним рынком. В то це время они были недовольны тем, что Договор оказался недостаточно продуктивным в области охраны окружающей среды и соци- даьной политики. У многих спожилось впечатление, что Договор Открывал двери для неконтролируемой иммиграции. И наконец, иа йрсвие обыденного сознания общая внешняя политика и политика .1<к»опасности ассоциировались у молодых датчан с европейской даиией, командовать которой будут немцы.

ІІ «Отрицательный мандат» референдума определил сложности, с цггорыми столкнулось правительство Дании при реализации Дого- дара о Европейском Союзе. Первоначально она выступала против даменения формата европейского политического сотрудничества и .распространения компетенции Европейского Союза иа сферу без- Гласности. Это объяснялось главным образом традиционным взглядом на НАТО как единственного и достаточного гаранта бсзопас- ги Западной Европы. Дания не была членом ЗЕС и противилась рюилеиию связей этой организации с Европейским Союзом. Однако последующее развитие событий заставило Данию занять более рибкую позицию. Она получила статус наблюдателя в ЗЕС и, по- прежнему выступая против слияния ЕС и ЗЕС, сняла свои возражения. против развития связей между двумя организациями. Она направила своих военнослужащих в Югославию для участия в операциях IFOR и SFOR.

ЇЇ Дания неизменно подчеркивает необходимость строгого соблюдения межправительственного подхода в вопросах второй опоры. Особенно пристальное внимание она уделяет гарантиям прав тех Государств, которые решат не участвовать в совместных акциях. Главным образом в этих целях она требует, сохранения всех полномочий в этой области за Советом ЕС.

с:. Тот же акцент на межправительственном сотрудничестве характерен и для датской позиции по вопросам третьей опоры. Особое (беспокойство вызвал у Копенгагена вопрос о гражданстве и потенциальная возможность использования этого института для подрыва Национального суверенитета. Под давлением Дании понятие гражданства было уточнено в Амстердамском договоре. При этом было црямо указано, что гражданство ЕС дает гражданам национальных государств — членов ЕС дополнительные права и защиту, но не даменяет собой национальное гражданство, м. Не подлежит сомнению искренность озабоченности датской Общественности демократическим дефицитом в системе Европейского сообщества и Европейского Союза. Однако те решения, которые предлагаются датчанами, идут вразрез с логикой интеграции ^позицией других государств-членов. Политические силы Дании даитают, что единственным надежным орудием демократического контроля иад интеграционными процессами являются национальные парламенты. Характерно, что Верховный суд Дании в полном противоречии с принципом первичности права сообществ считает, что в случае выявления несоответствия между Конституцией Дании и правом сообществ решающее слово принадлежит датским судам, а не Суду ЕС.: 9.3.

<< | >>
Источник: Шемятенков В.Г.. Европейская интеграция. Учебное пособие. — М.: Меж- дунар. отношения. — 400 с.. 2003

Еще по теме ГОСУДАРСТВА ПЕРВОГО РАСШИРЕНИЯ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -