<<
>>

Африканская трясина

Ситуация в африканских странах, особенно тех, что располо)

жены южнее Сахары, представляет собой печальную проти)

воположность восточноазиатскому «экономическому чуду».

В большинстве стран Тропической и Южной Африки объем

ВВП на душу населения по сравнению с серединой 1960)х го)

дов не только не увеличился, но и снизился; именно там,

больше, чем где)либо еще на планете, распространены нище)

та, болезни, недоедание, неграмотность и детский труд.

Вме)

сто тенденций к росту и процветанию, которые преобладают

в большинстве других регионов мира, на этом континенте

в течение последних тридцати лет жизненный уровень пада)

ет, а масштабы бедности не сокращаются. Отчасти это связа)

но с природными факторами. Тропический климат способ)

ствует распространению инфекционных заболеваний, почва

здесь менее плодородна, а стихийные бедствия случаются ча)

ще, чем, например, в Европе. Треть населения Африки живет

в странах, лишенных выхода к морю, что затрудняет им до)

ступ к международным рынкам и основным торговым путям.

Произвольное определение границ и дискриминационная

политика бывших колониальных держав способствовали

сильной этнической и языковой раздробленности внутри аф)

риканских государств. Во многих странах континента бушу)

ют войны и не прекращаются конфликты.

Однако в других регионах, для которых характерно

столь же негативное сочетание естественных и цивилиза)

ционных факторов, ситуация выглядит лучше, чем в Африке.

Даже войны и голод имеют политические причины — ни од)

на из демократических стран за все десятилетия и века своей

истории не страдала от массового голода, и войны друг с дру)

гом такие государства, как правило, не ведут. Это показывает,

что перспективы развития конкретной страны во многом свя)

заны с характером ее институционального и политического

устройства. В Африке значительно больше, чем на других

континентах, распространены политические репрессии, кор)

рупция, экономический дирижизм и протекционизм.

От ко)

лониального периода африканским государствам досталась

в наследство иерархическая, репрессивная система полити)

ческого управления, которую они используют для угнетения

этнических меньшинств и сельского населения, ограничения

предпринимательской деятельности и нарушения основопо)

лагающих прав граждан.

Лидеры африканских стран в общем и целом стара)

лись избегать «копирования» экономического курса бывших

колониальных хозяев, опасаясь зависимости от торговых

связей с прежними метрополиями. Поэтому они пытались

построить автаркическую экономику, устанавливая драко)

новские тарифы, осуществляя национализацию и жестко

контролируя промышленность. Цены и валютные операции

жестко регулируются, а государственные расходы порой пе)

реходят всякие разумные границы. Городские элиты экс)

плуатируют сельское население. Вместо формирования рын)

ков сбыта, государство в африканских странах монополизи)

ровало закупки сельхозпродукции, выплачивая крестьянам

гроши за их поставки, и ввело централизованную систему

распределения продовольствия. Таким образом государство,

по сути, проводило конфискацию всех излишков сельхозпро)

дукции, что вело к обнищанию аграрного населения и фак)

тической ликвидации торговли. Объемы производства

в сельском хозяйстве снижались; крестьяне вынуждены бы)

ли уходить на «подпольный» рынок. Все это препятствовало

осуществлению планов индустриализации, а в условиях

экономического спада 1970)х годов положение стало угро)

жающим. В середине 1980)х годов, после тщетных попыток

выйти из кризиса за счет иностранных займов, многие аф)

риканские страны оказались на грани краха. Общественные

структуры рушились, люди голодали, лекарств не хватало,

производственное оборудование простаивало из)за отсут)

ствия запчастей. За последующие годы положение удалось

стабилизировать, но экономическое оживление так и не на)

ступило. В 1990–2002 годах ВВП на душу населения в стра)

нах Тропической и Южной Африки увеличивался в среднем

лишь на 0,4% в год.

Причиной голода и лишений, от которых страдают аф)

риканцы, стали не скудость почв или засуха, а деспотические

режимы, систематически подрывающие экономический по)

тенциал собственных стран.

Избежав «зависимости» от меж)

дународной торговли, эти государства сегодня зависят от

международной помощи. В пересчете на душу населения Аф)

рика к югу от Сахары получает этой помощи больше, чем лю)

бой другой регион мира. Для некоторых государств объем

получаемой финансовой помощи вдвое превышает нацио)

нальный доход. Однако эти деньги часто не попадают к нуж)

дающимся, а идут на поддержание правящих режимов,

эксплуатирующих собственный народ. Многие западные до)

норы заявляли, что эти страны еще не созрели для демокра)

тии и индивидуальной свободы, поэтому им следует созда)

вать плановую экономику и сокращать зависимость от

внешней торговли. Результаты подобных «рецептов» не за)

ставили себя ждать. Потенциальные предпринимательские

инициативы душатся на корню, и если в 1960)х годах на до)

лю Африки приходилось 5% объема международной торго)

вли, то сегодня — всего 1%.

В ряде случаев африканские страны на долгие годы

оказываются под властью авторитарных режимов

вроде режима Мугабе в Зимбабве, Мои в Кении или

Мобуту в Заире, которые держатся только за счет

западной помощи развивающимся странам. Афри_

канский экономист Джордж Айитти называет та_

кой тип политического устройства .государством_

вампиром., напоминающим оккупационную армию:

оно заинтересовано не в поощрении творческой ини_

циативы и экономическом росте, а лишь в присво_

ении имеющихся в обществе ресурсов. Часто подоб_

ные лидеры и их окружение обогащаются за счет

прямой экспроприации собственности и масштаб_

ного расхищения государственных средств. По оцен_

кам, Мобуту сколотил состояние в ? миллиарда

долларов, в то время как его страна оказалась на

грани краха.

Если вам кажется, что иерархичность системы управле)

ния — синоним ее эффективности, присмотритесь к ситуа)

ции в этих странах повнимательнее. В государственном сек)

торе царит хаос. Бюрократы игнорируют свои прямые

обязанности, приказы сверху не выполняются — чиновни)

ки следуют указаниям «с точностью до наоборот».

Суды,

которые редко можно назвать беспристрастными, не защи)

щают нерушимость контрактов и права собственности. Кор)

рупция распространена настолько, что государство оказы)

вается полностью парализованным и не выполняет свои

функции. Чиновники вымогают взятки даже за разрешение

заниматься любой деятельностью или торговлей, что ставит

корпорации в крайне затруднительное, а бедняков — в со)

вершенно безвыходное положение. Политические решения

часто принимаются по соображениям связей и кумовства,

а не целесообразности того или иного предложения. Произ)

вол и коррупция препятствуют развитию предпринима)

тельства, во многие из таких государств иностранные ин)

вестиции не поступают вообще. Африка действительно

оказалась «на обочине» — в этом антиглобалисты совер)

шенно правы, — но причина заключается в том, что афри)

канские государства сторонятся глобализации и в резуль)

тате проводят социалистическую или протекционистскую

политику либо оказываются во власти правителей)банди)

тов. Для простых африканцев глобализация означает лишь

то, что их лидеры разъезжают по миру, выступая на между)

народных конференциях26.

В последние годы некоторым африканским странам

удалось сбалансировать госбюджет, но это лишь первый не)

большой шаг. Обуздание мощных лоббистских группировок,

энергичная борьба с коррупцией, сокращение госаппарата

и открытие экономики для иностранных конкурентов — все

это дается им намного труднее. Из стран, расположенных

к югу от Сахары, несколько больше половины можно назвать

относительно демократическим с точки зрения политическо)

го устройства, но по степени либерализации экономики они

находятся на последних местах в мире. Оценивая уровень

экономической свободы в этом регионе, специалисты из Ин)

ститута Фрейзера пришли к выводу, что из 20 стран мира с на)

именее свободной экономикой 14 находятся в Африке (сле)

дует отметить, что за рамками исследования остались

государства, где продолжаются масштабные вооруженные

конфликты, — из)за невозможности получить сколько)ни)

будь достоверные данные). Из всех африканских стран, по ко)

торым имеется соответствующая статистика, лишь 4 попали

в первую половину списка из 123 стран, выстроенных по сте)

пени экономической свободы27.

Самые масштабные и последовательные попытки из)

бежать «язв» глобализации и либерализации предприни)

маются в Зимбабве — стране, которая уже много лет полу)

чает международную помощь на нужды развития. После

прихода к власти диктатора Роберта Мугабе торговые связи

страны с внешним миром были резко ограничены, госу)

дарственные расходы взлетели до небес, а цены жестко регу)

лируются. В последние годы власти этой страны усиливают

репрессивную политику: происходит массовая экспроприа)

ция собственности, свобода слова подавляется, а оппозиция

подвергается террору. Всего за пять лет объем ВВП Зимбаб)

ве сократился на треть, а количество живущих в абсолют)

ной нищете увеличилось на 10 процентных пунктов. Неког)

да эта страна была крупным экспортером продовольствия,

но за несколько лет урожаи зерновых сократились на две

трети, и более 6 миллионов зимбабвийцев сегодня оказа)

лись на грани голода28.

Другим примером из того же ряда является Нигерия.

Из)за жесткого регулирования экономики и коррупции эта

огромная страна с богатыми природными ресурсами и об)

ширными сельскохозяйственными угодьями не в состоянии

избавиться от ужасающей нищеты. В конце 1980)х годов вла)

сти, по рекомендации МВФ и других организаций, приступи)

ли к определенным структурным реформам, однако из)за

непопулярности этих мер нигерийское правительство отка)

залось от них уже в начале 1990)х. В экономике вновь было

введено регулирование, кредитный и валютный рынки лик)

видированы, над процентными ставками опять установлен

жесткий контроль. Это привело к росту инфляции и безрабо)

тицы. С 1992 по 1996 год число нигерийцев, живущих в абсо)

лютной нищете, увеличилось с 43 до 66% населения — неверо)

ятная цифра! Сегодня на долю Нигерии приходится четверть

от общего числа граждан всех африканских стран к югу от Са)

хары, живущих в абсолютной бедности. Несмотря на приход

к власти нового демократического правительства, реформы

в стране осуществляются крайне медленно. Средний доход на

душу населения в Нигерии сегодня ниже, чем тридцать лет на)

зад; качество образования и здравоохранения снизилось.

Экономисты Джеффри Сакс и Эндрю Уорнер изучили

результаты различных реформ в африканских странах с точ)

ки зрения экономического роста. На основе материала по раз)

ным странам они попытались вычислить вероятные показа)

тели роста для африканского континента, если бы там, как

и в Восточной Азии, проводилась экономическая политика,

направленная на открытие рынков, свободу предпринима)

тельства, защиту прав собственности и рост сбережений. Сакс

и Уорнер утверждают: в этом случае, даже несмотря на небла)

гоприятные природные условия, Африка в 1965–1990 годах

смогла бы добиться среднегодового роста ВВП на душу насе)

ления в размере 4,3%. В результате доходы населения увели)

чились бы почти в три раза. Конечно, любые оценки такого

рода следует воспринимать с определенной долей скепсиса,

но даже с большой поправкой на статистическую погреш)

ность эта цифра все равно остается чрезвычайно высокой по

сравнению с реальными показателями экономического рос)

та в Африке за эти годы — всего 0,8% в год29.

Если мы изучим результаты, достигнутые теми афри)

канскими странами, которые все)таки проводили политику

свободной торговли и экономической открытости, подобные

оценки гипотетических достижений либеральной политики

окажутся вполне реалистичными. В Ботсване скотоводы бы)

стро осознали, что политика экономической открытости со)

ответствует их интересам, в результате чего уже в конце

1970)х годов в ряде секторов экономики воцарилась свобод)

ная конкуренция. В этой стране права собственности на)

ходятся под защитой и никогда не проводилась национали)

зация. Благодаря «особым отношениям» с ЕС ее экспорт

в европейские страны освобожден от пошлин и квот. С мо)

мента обретения независимости в 1966 году история Ботсва)

ны стала исключением для континента, где господствуют

диктаторские режимы. Ныне она является одной из наименее

коррумпированных стран Африки, и по этому показателю ее

можно сравнить с Европой. По темпам экономического рос)

та Ботсвана даже обогнала восточноазиатские страны —

в 1970–1990 годах его среднегодовые темпы составляли

10%. Другая страна, уже на раннем этапе сделавшая ставку

на свободную торговлю, — островное государство Маври)

кий. За счет сокращения военных расходов, защиты прав

собственности, снижения налогов, либерализации рынка ка)

питалов и усиления конкуренции Маврикию удалось до)

биться среднегодовых темпов роста на уровне 5%. Сегодня

почти все жители острова имеют доступ к чистой воде;

успешно развиваются системы образования и здравоохра)

нения. Если страны вроде Маврикия и Ботсваны способны

продемонстрировать такие показатели роста, что мешает

остальным африканским государствам добиться того же? Их

жители не менее изобретательны и предприимчивы, чем

граждане Маврикия и Ботсваны, но вынуждены тратить свой

творческий потенциал на попытки избежать взяток и обой)

ти нормы регулирования, а свои способности — реализовы)

вать в «неформальном» секторе.

Другой наглядный урок дает Гана: в этой стране к ли)

берализации экономики приступили в 1983 году, и постепен)

но ее благосостояние начало расти, тогда как в соседних го)

сударствах ситуация ухудшалась. Среди прочих мер в Гане

проведено дерегулирование сельского хозяйства, отменены

тарифы, контроль над ценами и государственные субсидии.

Производство быстро растет, что в первую очередь пошло на

пользу крестьянам, выращивающим кокосы, — но, посколь)

ку крестьяне получили возможность инвестировать получен)

ные средства или тратить их на товары и услуги, от аграрно)

го бума выигрывают и многие другие отрасли экономики.

В 1990)х годах число людей, живущих в абсолютной нищете,

сократилось с 36 до примерно 29% населения, и в 2000 году

в Гане впервые за ее историю произошла мирная и демокра)

тическая передача власти.

По такому же пути пошла и Уганда: в 1990)х годах по

темпам либерализации экономики она занимала одно из

первых мест на континенте. Была проведена ускоренная ли)

берализация торговли, отменено регулирование цен, налоги

сокращены, уровень инфляции снижен, сделаны первые ша)

ги по защите прав собственности и дерегулированию финан)

совых рынков. Благодаря этим факторам в сочетании со

значительной иностранной помощью на нужды развития

среднегодовые темпы роста превысили 5%, а уровень эконо)

мического неравенства снизился. В 1990)х годах число уган)

дийцев, живущих в абсолютной нищете, сократилось с 56 до

35% населения. Относительно высокий уровень открытости

и просветительская деятельность независимых организаций

способствовали тому, что Уганда стала первой африканской

страной, где заболеваемость ВИЧ/СПИДом в городах начала

снижаться.

Эти африканские «львы» (двоюродные братья азиат)

ских «тигров», или «драконов») наглядно демонстрируют —

пусть даже их развитие проходит не без сбоев, — что бедность

нельзя считать чем)то вроде «закона природы». Медленно,

очень медленно, некоторые страны Тропической и Южной

Африки начинают использовать свои ресурсы более эффек)

тивно и предоставлять своим гражданам больше экономиче)

ской свободы. Число демократических государств в Африке

растет, а процесс урбанизации ломает традиционную систе)

му трайбалистской лояльности, которая препятствовала

установлению равенства всех граждан перед законом. Разви)

тие конкуренции приводит к сокращению коррупции, по)

скольку правители уже не могут по собственному произволу

выдавать или не выдавать разрешения и льготы. Другим мо)

тивом для борьбы с коррупцией становится заинтересован)

ность в иностранных капиталах: международные инвесторы

стараются избегать стран, где процветает мздоимство. Госу)

дарственный контроль над экономикой начинает понемно)

гу смягчаться. Доля расходов на здравоохранение в госбю)

джетах африканских стран за 1990)е годы пусть ненамного,

но увеличилась.

Африке еще предстоит пройти невероятно долгий

путь, но, вопреки утверждениям некоторых скептиков, поло)

жение отнюдь не безнадежно. Многим африканским государ)

ствам, неудержимо катившимся в пропасть, удалось стаби)

лизировать экономику, хоть и на крайне низком уровне

развития. Чтобы продвинуться вперед, им понадобятся ре)

шительные демократические и либеральные реформы, а для

осуществления этих реформ требуются лидеры, которым хва)

тит смелости поставить интересы народа выше интересов

друзей или бюрократии. С учетом тяжелейших стартовых

условий XXI век вряд ли станет «веком Африки», но полно)

стью исключать этого все же нельзя.

<< | >>
Источник: Юхан Норберг. В защиту глобального капитализма. 2000

Еще по теме Африканская трясина: