<<
>>

Инновационное наполнение инвестиций

Для чего существуют инвестиции в основной капитал? Стандартный ответ: чтобы осуществлять замену изношенных основных фондов, расширять производство или производить новые товары или услуги.
Ответ верный, но недостаточный. Важнейшая функция инвестиций в основной капитал — инновационная: с их помощью осуществляется инновационное обновление основных фондов на основе использования научно технических достижений для производства новой или улучшенной конкурентоспособной продукции, новых или модифицированных эффективных технологий. Инвестиции — необходимое условие осуществления инноваций, их живое тело. В то же время инновации — душа инвестиций, без инноваций капитальные вложения могут оказаться неэффективными и даже вредными, продлевая будущее производство неконкурентоспособных продуктов. Более того, без инноваций инвестиции часто оказываются невозможными, поскольку заменяемое устаревшее оборудование уже не выпускается, его не найти на рынке. Поэтому основным источником инноваций, в том числе и радикальных, являются инвестиции в основной капитал. Источниками инвестиций, в свою очередь, могут служить: • собственные средства предприятий — прежде всего амортизация основных фондов предприятий и организаций (в России в 2003 г. она составила 23,8% общего объема инвестиций) и капитализированная прибыль (18,0% инвестиций); • бюджетные средства федерального, региональных и местных бюджетов (в 2002 г. — 18,7% инвестиций, в том числе федеральный бюджет — 6,3%); • внебюджетные привлеченные средства банков, фондов, иностранных инвесторов и т. п. Инновационная функция инвестиций не сводится к замене устаревших фондов новыми на том же предприятии и для производства тех же продуктов (товаров или услуг). С помощью инвестиций осуществляется межпродуктовое (в основном в рамках предприятия) и межотраслевое перераспределение амортизации, прибыли и привлеченных средств для осуществления инноваций.
Причем при освоении микроинноваций и улучшающих инноваций такое перераспределение осуществляется в минимальной степени. При освоении и распространении базисных инноваций, новых поколений техники (технологий) и технологических укладов межотраслевое и межпродуктовое перераспределение инвестиционно-инновационных ресурсов производится в крупных масштабах. Объем и структура инновационных инвестиций меняются по фазам среднесрочных и долгосрочных циклов. В фазах кризиса и депрессии происходит значительное сокращение объема инвестиций и инноваций; в фазах оживления и подъема — опережающий их рост с концентрацией на базисных и улучшающих инновациях; в фазе зрелости уровень инвестиций стабилизируется, они в основном направлены на улучшающие инновации, растет доля псевдоинноваций. Влияние инвестиций на динамику фаз экономических циклов впервые раскрыл М. И. Туган-Барановский в капитальном труде по теории промышленных циклов, опубликованном около века назад [108]. Н. Д. Кондратьев связывал большие циклы экономической конъюнктуры с периодическим массовым обновлением основных капитальных благ, требующим крупных инвестиций: «Если К. Маркс утверждал, что материальной основой периодически повторяющихся в каждое десятилетие кризисов или средних циклов являются материальное изнашивание, смена и расширение массы орудий производства в виде машин, служащих в среднем в течение 10 лет, то можно полагать, что материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства» [30. С. 390—391]. И далее: «Повышательная волна большого цикла связана с обновлением и расширением основных капитальных благ, с радикальным изменением и перегруппировкой основных производительных сил общества. Но этот процесс предполагает огромные затраты капитала» [Там же. С. 391]. Это связано с волной инноваций, с освоением накопленных в период понижательной волны цикла технических открытий и изобретений [Там же.
С. 393]. Ритм больших циклов связан с процессом накопления и инвестирования капитала [Там же. С. 395]. Интересно отметить, что Н. Д. Кондратьев связал эти ритмичные колебания не только с такими капитальными благами, как крупнейшие постройки, сооружение значительных железнодорожных линий, проложение каналов и т. п., но и с вложениями в подготовку кадров квалифицированной рабочей силы [Там же. С. 390]. Развивая идеи М. И. Туган-Барановского, Э. Хансен отмечал, что «господствуют над циклом и управляют им колебания размеров инвестиций» [109. С. 90]; но при этом следует учитывать «притяжение, исходящее от новых технических усовершенствований и от явлений роста экономики» [Там же. С. 91]. Согласно И. Шумпетеру, нововведениям присущ волнообразный характер: «Нововведениям свойственно нахлынуть приливной волной и затем отступить... Экономический цикл сводится таким образом по существу к отливу и приливу нововведений и тем последствиям, которые отсюда вытекают. Нововведения предполагают инвестиции, которые поэтому не распределены равномерно во времени, а появляются время от времени еп та88е... Крупные нововведения влекут за собой создание новых предприятий и нового оборудования» [Там же. С. 101 — 102]. Волна нововведений является содержанием инвестиционного бума в фазах оживления и подъема экономики, считает Э. Хансен: «Нововведения — вот что выводит систему из равновесия и приводит ее к буму в сфере капиталовложений... Деятельность навато- ров является движущей силой, которая порождает новый цикл» [Там же. С. 106]. Экономический кризис в России в 90-е годы прошедшего века нашел выражение в опережающем падении инвестиций: за 1991 — 1998 гг. они сократились в 4,8 раза, в том числе по отраслям, производящие товары, — в 7,1 раза [52. С. 595]. Коэффициент обновления основного капитала упал с 8,2 в 1980 г. и 5,8% в 1990 г. до 1,1% в 1998 г.; уровень физического износа основных фондов по экономике в целом вырос с 38,6% в 1995 г. до 49,5% в 2002 г., в 1999 г. уровень износа машин и оборудования в промышленности достиг 68,4%, в сельском хозяйстве — 66,9%, в строительстве — 65,3%, на транспорте — 64,1% [Там же.
С. 308]. Многократно сократился поток инноваций, государство практически прекратило поддержку базисных инноваций в производственном секторе. Произошли неблагоприятные сдвиги в структуре инвестиций. Доля затрат на оборудование, инструмент и инвентарь снизилась с 38% в 1990 г. до 22% в 1995 г., в 1998 г. она составила 28%. Ухудшилась отраслевая структура инвестиций: резко сократилась доля инвестиций в потребительский и инновационно-инвестиционный сектора, возросла доля вложений в энергосырьевой и инфраструктурный сектора (табл. 9.1). Таблица 9.1 Динамика отраслевой структуры инвестиций в основной капитал (в %) [52. С. 596] 1980 1990 1995 1998 2000 2002 2002 к 1990 Потребительский сектор: 34,8 36,6 41,7 37,4 29,4 27,1 651) Сельское хозяйство 17,0 15,9 3,5 3,0 2,7 3,1 19 Пищевая промышленность 2,2 2,9 2,7 4,1 3,6 3,8 131 Легкая промышленность 1,0 1,2 0,3 0,3 0,2 0,2 17 Жилищно-коммунальное хозяйство 14,63 16,6 29,5 24,7 18,0 15,4 52 Здравоохранение — — 2,9 2,7 2,9 2,0 693) Образование — — 1,9 1,8 1,4 1,7 893) Культура и искусство — — 0,9 0,8 0,6 0,9 1004 Инновационно-инвестиционный сектор: 16,4 15,3 9,0 12,9 12,7 12,5 82 Наука и научное обслуживание — — 0,4 0,5 0,5 0,7 1752) Машиностроение и металлообработка 8,4 8,2 3,1 3,2 2,9 3,2 39 Химическая и нефтехимическая промышленность 2,6 1,7 1,6 1,6 1,8 1,9 112 Строительство 4,6 4,5 2,5 4,1 3,9 2,7 60 Связь 0,8 0,9 1,4 3,5 3,6 4,0 444 Энергосырьевой сектор: 22,1 26,9 27,9 26,0 31,4 35,1 130 Электроэнергетика 3,3 2,4 5,2 6,1 3,7 4,9 204 Топливная промышленность 8,6 11,6 14,4 12,1 18,5 20,6 178 Черная металлургия — 1,4 2,0 1,9 2,0 2,0 143 Цветная металлургия — 1,5 1,9 1,7 2,8 3,1 207 Лесная и целлюлозно-бумажная промышленность 8,4 8,3 3,1 3,2 2,9 3,2 39 Промышленность стройматериалов 1,8 1,7 1,3 1,0 1,5 1,3 76 Инфраструктурный сектор: 14,95 12,84) 15,66 21,1 25,8 24,0 186 Транспорт 12,8 10,9 13,2 14,1 21,1 19,1 175 Торговля 2,1 1,9 2,0 2,5 2,8 2,4 126 Финансы, кредит, страхование — — 0,4 0,5 0,5 0,7 1753) Управление — — — 4,0 1,4 1,8 — Доля потребительского сектора снизилась с 36,6% (фактически — 42—43%, поскольку нет данных по социокультурной сфере) в 1990 г. до 27,1% в 2002 г. — на треть. В наибольшей мере были сокращены вложения в сельское хозяйство (в 5,3 раза) и в легкую промышленность (в 5,9 раза), продукция в которых в значительной мере была вытеснена с внутреннего рынка импортом. На 18% (с учетом науки — на 20%) сократилась доля инновационно-инвестиционного сектора, особенно машиностроения (в 2,6 раза) и строительства (на 40%). Высокие темпы роста доли инвестиций наблюдались лишь в связи (в основном за счет приобретения импортного оборудования) — рост с 0,9% до 4%. Доля энергосырьевого сектора поднялась на 30%; лидерами здесь были электроэнергетика (вдвое), топливная промышленность (на 78%, в том числе нефтяная — на 89% и газовая — в 2,3 раза) и цветная металлургия (в 2,1 раза). Значительное повышение доли инвестиций наблюдалось в секторе инфраструктуры, особенно на транспорте и в финансово-кредитной сфере (на 75%). Следует напомнить, что эта структурная перестройка происходила на фоне общего падения инвестиций за 1991 — 1998 гг. почти в 5 раз. Тем не менее совершенно отчетливо выявился крен в сторону повышения доли энергосырьевого и инфраструктурного секторов — за счет секторов, работающих на человека и инновационно-технологический прогресс. С 1999 г. тенденция начала меняться. Наблюдается опережающий рост инвестиций в основной капитал: за 1999—2003 гг. — на 56% при росте ВВП на 37%; особенно значительное опережение наблюдалось в 2000 г. — рост инвестиций на 17,4% при росте ВВП на 10%. Это дает основание говорить об инвестиционном буме в фазе начавшегося оживления экономики. Общий объем инвестиций составил в 2003 г. 2183 млрд. руб. — около 73 млрд. долл. Увеличились возможности капитализации прибыли, особенно по нефтегазовой промышленности: прибыль нефтегазовых компаний, вошедших в исчисляемый журналом «Эксперт» рейтинг 200 крупнейших компаний России, составила в 2002 г. после вычета налогов 449 млрд. руб. — рентабельность 18,9%. Для сравнения: по 41 компании машиностроения прибыль после вычета налогов составила всего 20,3 млрд. руб. при рентабельности 6,2%. «Рекордсменом» по убыточности здесь является ЗИЛ — около 2 млрд. руб. убытков — убыточность 56,3% [110. С. 88—89, 115]. Понятно, что за счет собственных средств машиностроение не сумеет осуществить инновационный прорыв. Уровень рентабельности машиностроения и металлообработки в целом составил в 2002 г. 11,3%, прибыль за вычетом убытков — 57,1 млрд. руб., инвестиции — 43,4 млрд. руб. — 3,2% общего объема инвестиций [52. С. 368, 596]. На перспективу до 2008 г. правительственным прогнозом намечены среднегодовые темпы прироста инвестиций в 7,9—9,1% при росте ВВП 4,8—6,1% [58. С. 38]. Прогноз Института экономики РАН намечает умеренные темпы прироста ВВП на перспективу (табл. 9.2). Таблица 9.2 Прогноз ИЭ РАН темпов роста ВВП на перспективу до 2025 г. [63. С. 180] (а - пессимистический сценарий, б - оптимистический сценарий) 2004—2010 2011—2015 2016—2025 Среднегодовые темпы прироста а -2—2 3—5 3—5 ВВП б 4—6 5—7 3—6 Темпы роста ВВП за период а 87—115 116—128 134—163 б 132—150 128—140 134—174 Темпы роста ВВП к 2003 г. а 87—115 101—147 135—240 б 132—150 169—210 226—376 Пессимистический сценарий предполагает для периода 2004—2010 гг. падение на 13% или незначительный рост ВВП с последующим повышением темпов прироста до 3—5%; удвоение к 2003 г. будет достигнуто лишь после 2020 г. При оптимистическом сценарии темпы прироста ВВП до 2010 г. составят 4— 6% (что примерно совпадает с прогнозом правительства), повышение в 2000—2015 гг. до 5—7% и в следующем десятилетии снижение до 3— 6%; удвоение ВВП будет достигнуто к 2014 г. — за 12 лет. На первом этапе, отмечают авторы прогноза, ожидается кризис основного и человеческого капитала, что связано с проводимой правительством либеральной политикой минимизации роли государства в развитии экономики, ограничением поддержки высокотехнологичного комплекса: «Подобного рода экономическая политика в среднесрочной перспективе может привести к резкому торможению темпов прироста ВВП — от — 2% до 1,5—2% в среднем за годы вместо предложенных Президентом РФ 7,2%. Другими словами, в стране возможен кризис, в основе которого лежит массовое выбытие основного капитала. Этот кризис затронет в первую очередь отрасли производственной инфраструктуры, сельское хозяйство и обрабатывающую промышленность и в меньшей степени — экспорто-ориентированные отрасли. Стало быть, сырьевая и энергетическая ориентация страны еще более усилится, возрастет зависимость страны от внешнеэкономических факторов» [Там же. С. 175]. Поэтому необходимо сконцентрировать усилия на преодолении кризиса основного и человеческого капитала и ускоренном развитии российского высокотехнологичного комплекса. Для этого потребуется на первом этапе (2004—2010 гг.) 12—15%-й среднегодовой прирост инвестиций при условии, что половину этого прироста возьмет на себя государство [Там же. С. 177]. Это обеспечит 4—6% прироста ВВП и удержание на уровне 4—6% среднегодовых темпов прироста реальных доходов населения [Там же. С. 178]. В случае реализации этого сценария на втором этапе (2011 — 2015 гг.) предстоит завершить процесс модернизации отечественного машиностроения, что позволит «полноценно обслуживать инвестиционный спрос реального сектора на высоко- и среднетехнологичной основе» [Там же]. При этом темпы прироста ВВП составят 5—7%, прироста инвестиций — 10—12% (с сокращением государственного участия в инвестиционной политике) и среднегодовой прирост реальных располагаемых доходов населения — 5— 7% в год [Там же. С. 179]. На третьем этапе (2016—2025 гг.), согласно оптимистическому сценарию ИЭ РАН, экономика России «обретет черты информационно-индустриального общества и по уровню технологического и социального развития приблизится к группе стран — лидеров мировой экономики. Темпы прироста ВВП российской экономики сблизятся с темпами стран-лидеров и будут колебаться в диапазоне 3—6% в год» [Там же]. Темпы прироста инвестиций в этот период снизятся по сравнению с предыдущими этапами. При оценке перспектив роста ВВП и инвестиций на период до 2050 г. нужно иметь в виду следующие основные факторы. При условии сохранения нынешнего ритма среднесрочных цикличных колебаний можно ожидать повторения цикличных кризисов в мировой ( и следовательно, в российской) экономике в начале 10-, 20-, 30- и 40-х годов. Каждый раз это будет связано со сменой поколений техники (технологий), инновационным обновлением активной части основных фондов, опережающими темпами роста инвестиций и инноваций в фазах оживления и подъема экономического цикла с последующим падением темпов роста или абсолютным сокращением инвестиций в основной капитал в фазах кризиса и депрессии. С вступлением пятого Кондратьевского цикла в понижательную фазу в первые два десятилетия XXI в. возможно снижение среднегодовых темпов прироста ВВП и инвестиций, а в начале 20-х годов — повторение глубокого кризиса (аналогичного кризисам начала 30-х и 70-х годов), когда произойдет падение объема ВВП и инвестиций. Однако в течение последующих полуторадвух десятилетий, с вступлением в повышательную волну шестого Кондратьевского цикла и распространением базисных инноваций, обновлением на их основе основных капитальных благ темпы роста ВВП и инвестиций вновь возрастут. Выше речь шла об общей, теоретической схеме, тенденциях экономической динамики, которые наиболее характерны для авангардных стран, но по-разному проявляются в различных странах и цивилизациях, формируя индивидуальную ритмику цикличной экономической динамики. Об этом можно судить по данным табл. 9.3, в которой сгруппированы статистические показатели, приводимые Всемирным банком за разные годы и поэтому сравнительно сопоставимые. При горизонте в 10 лет погодовые колебания заметно сглаживаются, но четко вырисовывается общемировой тренд, отчетливо проявляющийся по странам с высоким уровнем доходов: сниже ние темпов прироста ВВП по миру — с 3,8% в 80-е годы (периоде бурного распространения пятого уклада) до 2,7% в 90-е годы (фазы зрелости этого уклада) и соответственно темпов прироста инвестиций — с 3,9% до 2,9%. Такая же тенденция наблюдается по странам с низким уровнем дохода [3,3 и 2,5%; 4,3 и 3%]. Прирост ВВП Прирост инвестиций 1980 1990 1990 2001 1996 1997 1999 2000 2000 2001 1980 1990 1990 2001 Весь мир 3,3 2,7 3,2 2,5 1,1 3,9 2,9 Страны с высоким доходом 3,3 2,5 2,8 3,5 G,7 4,3 3? США 3,5 3,4 3,8 4,2 G,3 4,G 7,6 Япония 4,1 1,3 G,5 2,4 -G,6 5,5 -G,2 Германия 2,3 1,5 — 3,G G,6 2,G 1,1 Великобритания 3,2 2,7 3,2 3,1 2,2 6,4 4,2 Франция 2,4 1,9 2,3 3,1 1,8 3,3 2? Австралия 3,5 3,9 1,8 1,9 3,9 3,7 6,6 Страны с низким доходом 4,5 3,4 5,G 4,2 4,7 4,3 1,5 Страны с низким и средним доходом 3,2 3,4 4,9 5,4 2,9 2,G 2? Европа и Центральная Азия 2,1 -1^ — 6,3 2,3 — -7,G Россия — -3,7 — 8,3 5,G — -15,7 Восточная Азия и Тихоокеанский регион 7,5 7,5 6,8 7,4 5,5 8,4 6,8 Китай Ю,3 7,8 7,9 7,3 Щ8 Щ8 Южная Азия 5,6 5,5 4,8 4,2 4,9 5,6 7,1 Индия 5,7 5,9 3,2 3,9 5,4 6,2 7,7 Латинская Америка 1,7 3,2 4,4 3,8 G,4 -G,3 4,2 Бразилия 2,7 2,8 1,1 4,5 1,5 3,3 3,5 Средний Восток и Северная Африка 2^ 3,G — 4,G 3,G — — Африка (к югу от Сахары) 1,6 2,6 4,2 3,1 2,9 -3,8 3,1 Таблица 9.3 Любопытно отметить, что эту тенденцию повторяют и страны с низким доходом, тесно связанные с экономикой развитых стран: по ВВП — 4,5 и 3,4%, по инвестициям — 4,3 и 1,5% (темпы падения еще более резко выражены в связи с уменьшением притока иностранного капитала). По странам с низким и средним доходом наблюдается общая тенденция стабильности темпов прироста ВВП и инвестиций, причем рост ВВП обгоняет рост инвестиций. Однако внутри этой группы стран (где проживает 5,2 млрд. человек — 84,4% населения земного шара и производится 19,1% ВВП мира) наблюдаются противоположные тенденции. Если Китай имеет темпы прироста ВВП и инвестиций 10—11%, Индия — около 6% прироста ВВП и 6—8% прироста инвестиций, то страны бывшего СССР пережили глубокий кризис (со среднегодовыми темпами падения ВВП 3,7% и инвестиций 15,7% в 90-е годы), а в Латинской Америке и Африке (к югу от Сахары) наблюдались кризисные явления в 80-е годы, а в 90-е годы ускорились темпы прироста ВВП и инвестиций. Впрочем, среди развитых стран выделяются Япония и Германия, пережившие период стагнации в 90-е годы в противовес США, где в 90-е годы наблюдался инвестиционный бум. Однако цикличные колебания ВВП и инвестиций становятся более резкими, если брать более короткий — двухлетний период. Очевидно, что в 2000—2001 гг. наблюдались явные признаки кризиса в странах с высоким уровнем дохода (0,7% прироста ВВП, в том числе США — 0,3%, Германия — 0,6%, а Япония — минус 0, 6%); эту же тенденцию повторяет Латинская Америка (0,4% прироста). В то же время в странах с низким уровнем дохода наблюдается ускорение темпов прироста (прежде всего за счет Индии), в Китае темпы прироста замедляются, но остаются высокими (7,3%), а в России составляют 5% (против 8,3% в 1999— 2000 гг.). Особенно сильно отразился кризис на прямых иностранных инвестициях: если в 1996—2000 гг. среднегодовые темпы их притока составили 40,2%, то в 2001 г. они упали на 40,9%, в 2002 г. — на 21% [112. С.5]. На фоне глобального ритма цикличных колебаний в разных странах и цивилизациях могут наблюдаться противофазы, что четко проявилось в России. Вопрос в том, сохранятся подобные тенденции экономической динамики России в последующие десятилетия либо будет наблюдаться тенденция усиливающейся синхронизации с мировым ритмом. Представляется, что в условиях высокой открытости российской экономики, значительной доли экспорта в производстве и импорта в потреблении скорее будет преобладать вторая тенденция. В таком случае на российской экономике будут негативно сказываться кризисные фазы среднесрочных и долгосрочных циклов. В то же время в течение полутора-двух десятилетий будут ощущаться последствия глубочайшего кризиса 90-х годов, и прежде всего критического износа основных фондов. Эти факторы следует учитывать при прогнозе ВВП, инвестиций и инноваций в предстоящей половине века. Можно согласиться с тем, что при пессимистическом сценарии — если продолжится инерционно-рыночная стратегия, не будут предприняты радикальные меры по инновационному обновлению, модернизации на основе базисных инноваций опасно устаревшего основного капитала — страну ждет падение темпов экономического роста во второй половине этого — начале следующего десятилетия. Но даже при оптимистическом сценарии вряд ли реально обеспечить темпы прироста инвестиций в 10—12% при среднегодовом приросте реальных располагаемых доходов населения в 4—6%. Прирост инвестиций в 8—10% означает их увеличение за 7 ет на 71—95%, что станет важнейшим источником инновационного обновления экономики — если суметь обеспечить инновационное наполнение инвестиций. Долгосрочный прогноз Минэкономразвития (декабрь 2004 г.) предполагает увеличение объема инвестиций в основной капитал за 10 лет (2015 к 2004 г.) в 1,94 раза по базовому (инерционному) сценарию и в 2,96 и в 2,91 раз по инвестиционному и инновационному сценариям — при намечаемом росте ВВП в 1,61, 2,01 и 2,02 раза соответственно и увеличении импорта в 2,74, 3,46 и 3,47 раза. Однако вряд ли реалистичен опережающий рост и инвестиций, и реальных располагаемых доходов населения (в 1,92; 2,21; 2,23 раза по инвестиционному и инновационному сценариям по сравнению с темпами роста ВВП). Да и этот рост не может быть обеспечен, если растущая доля потребительского рынка и рынка инвестиционного оборудования будет отдаваться импортным товарам, а отечественные товары будут вытесняться с внутреннего и внешнего рынков. В последующем десятилетии (2011—2020 гг.) будет сказываться падение эффективности последних поколений пятого технологического уклада при низкой эффективности первых поколений шестого — как в мире, так и в России. Поэтому вряд ли удастся обеспечить высокие темпы прироста ВВП, инвестиций и инноваций. Но после кризиса начала 20-х годов распространение новых эффективных поколений шестого уклада и необходимость радикального обновления основных капитальных благ обеспечат более высокие темпы экономического роста и опережающий рост инвестиций — на полтора-два десятилетия, начиная с середины 20-х годов. В 40-е годы эти темпы, вероятно, стабилизируются на среднем уровне. Таковы основные контуры долгосрочного экономического и инновационно-инвестиционного развития России — при оптимистическом инновационно-прорывном сценарии и реальном повороте инвестиций к инновациям. Что касается пессимистического сценария, то здесь картина может сложиться весьма плачевная, вплоть до превращения страны в технологическое захолустье с резким замедлением темпов роста ВВП, инвестиций и инноваций и разрушением научно-технического потенциала. В этом случае ресурсов для инновационной модернизации экономики действительно не будет. 9.2.
<< | >>
Источник: Б. Н. Кузык, Ю. В. Яковец. Россия-2050. Стратегия инновационного прорыва. 2005

Еще по теме Инновационное наполнение инвестиций:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -