<<
>>

Некоторые проблемы формирования современной налоговой системы в России

В июне 1997 г. Россия официально принята в Клуб восьми промышленно развитых стран мира. Однако в России пока не создана полноценная рыночная экономика, и одной из причин этого является торможение качественных изменений в финансовом механизме.

На финансовом рынке по-прежнему господствует государство и его ресурсы, а накопления частного сектора либо укрываются «в матрицах», либо перетекают за рубеж. Способствует этому прежде всего налоговая политика правительства, которая вытесняет капиталы из производственного сектора и не позволяет развиться нормальному инвестиционному процессу.

Между тем по своим внешним параметрам и составу налогов российская система налогообложения практически полностью копирует западную модель, а там налоги отнюдь не рассматриваются как фактор подавления рыночной активности граждан и предприятий. В чем же причины такого расхождения?

Наверное, не требует особых доказательств тот факт, что одни и те же виды налогов по-разному проявляют себя в различных экономических условиях и для разных экономических субъектов. На Западе основным плательщиком налогов является средний класс населения, получающий доходы в основном легальными путями — большей частью в виде зарплаты, перечисляемой безналичным путем на банковские счета граждан. Кроме того, в большинстве западных стран экономика находится на подъеме, доходы населения растут, в них велика доля различного рода социальных пособий, поэтому высокие ставки налогов оправданы ситуацией и функционально используются властями как средство «охлаждения» рынка и сокращения избыточного спроса.

В России значительная часть доходов имеет криминальный или полулегальный характер, в частном товарном обороте велика доля наличных денег, учет на большинстве предприятий отстает от западных стандартов. При этом производственная активность в стране особенно низка, многие предприятия находятся в критическом финансовом состоянии и не имеют средств даже на выплату заработной платы своим работникам.

Неудивительно, что налоги, которые на Западе не считаются чрезмерно обременительными для производственной и инвестиционной деятельности, в России превращаются в угрозу экономической безопасности государства и справедливо вызывают резкие протесты общества.

Как пишет международный эксперт М.Хадсон, «Советы, которые получает Россия (по реформированию налоговой системы) от Международного валютного фонда. Всемирного банка и американских консультантов — не лучшего свойства. Российская налоговая система сейчас стимулирует биржевые спекуляции, а не производство. Если будет принят новый налоговый кодекс, закрепляющий эту систему, то основное бремя налогов будет возложено на простых граждан».

Даже при использовании этих видов налогов Россия отходит от западных стандартов. Речь идет в первую очередь о следующих моментах:

- принципиальном исключении из налогообложения частных доходов граждан в пределах, обеспечивающих их достойное существование (высокий необлагаемый минимум);

- фактическом исключении из налогообложения капиталов, вложенных в производство, и прибылей, реинвестируемых на цели развития предприятий;

- поддержании максимально благоприятного налогового режима для частных инвестиций в национальную экономику.

В России же в результате последовательных налоговых реформ доходы рядового наемного работника оказались «урезанными» на 60—70% сверх уже удержанных подоходных налогов. Эта сумма слагается из платежей в социальные фонды — примерно 40%, НДС — 10-20% плюс акцизы и таможенные пошлины. Только в пенсионные фонды переводится почти 30% выплачиваемой зарплаты, что выглядит полным абсурдом для мужской части населения России: средняя продолжительность жизни мужчин не достигает 60 лет, т.е. они просто не доживают до пенсии, за которую платят всю жизнь. (Для сравнения в Западной Европе платежи в пенсионные фонды в среднем не превышают 15—20% при средней продолжительности жизни населения 70 лет). К этому следует еще добавить налоги на автомобили, на жилье, на дачи, на земельные участки и т.

д. Но еще до всех этих налогов из доходов наемных работников удерживается подоходный налог по прогрессивно растущим налоговым ставкам начиная с минимальной ставки 12% и при невероятно низком необлагаемом минимуме.

Для сравнения в советское время необлагаемый минимум был установлен на уровне 70 руб. в месяц, что составляло по тогдашнему обменному курсу примерно 100 долл. США (этому курсу можно доверять, поскольку он рассчитывался исходя из самых ординарных и широко потребляемых товаров).1

Для общества в целом гораздо важнее обеспечить устойчивость и поступательность развития национального производства, чем сохранить у власти то или иное правительство. В налоговой сфере этот принцип выражен на Западе в самой недвусмысленной форме — как бессрочные «налоговые каникулы» для капиталов, вложенных в производство и остающихся в нем.

Но это только отправная точка — на самом деле в большинстве стран власти идут дальше и оказывают поддержку национальному производству в самых разных формах. Если говорить о налогах, то там нормально работающее предприятие совершенно законно не платит вообще никаких налогов (кроме НДС, который обычно перекладывается на потребителя, а при экспорте полностью компенсируется), если не имеет так называемой налогооблагаемой прибыли.

Правила же ее расчета таковы, что позволяют предприятиям делать ряд финансовых списаний из своей выручки (важнейшие — списания на амортизацию оборудования, приобретенную технологию и на формирование резервов). Эти списания в сумме дают объем накоплений, позволяющий финансировать не только процесс производства, но и его обновление и даже (до определенных пределов) расширение.

Если предприятие получает налогооблагаемую прибыль, оно, конечно, должно платить налог. Но в противовес этому и в качестве компенсации законом предусмотрены льготы или даже прямые субсидии, которые предприятие получает, если совершает действия, к которым его хочет побудить правительство.

Например, часто предприятию возвращают уже уплаченные налоги, если оно направляет свою прибыль на новые капиталовложения или на другие одобренные цели (экологию и т.д.), дают льготные кредиты, предоставляют бесплатно участки земли, помещения, безвозвратные субсидии и т.д.

Другой формой поддержки предприятий, часто даже более значимой для них, являются расходы государства на развитие инфраструктуры (в районах, выделенных под промышленное развитие), развитие передовых систем связи, новые технологии и т.д. (например технологии Интернета, разработанные военным ведомством целиком на бюджетные деньги, совершенно бесплатно переданы правительством США для освоения частному бизнесу).

Если все это суммировать, то на практике оказывается, что на Западе предприятия должны платить налоги только тогда, когда доходы изымаются из производства на цели потребления (на зарплату наемных работников и на выплату дивидендов акционерам предприятия) или когда их хозяева решат окончательно изъять свои капиталы из бизнеса. В остальных случаях они могут не беспокоиться о налогах, и это не временная поблажка, а всеми признанная и неизменная политика.

При этом в западной прессе часто пишут, что налогоплательщики активно и часто весьма успешно разными средствами скрывают свои доходы и налоговые власти вроде бы ведут неустанную борьбу с такой практикой. Однако с этой борьбой тоже не все так просто. Известно, что так называемые оффшорные центры в огромных количествах собирают «спасающиеся» от налогов капиталы из всех стран мира. Американские капиталы «бегут» на Багамы, британские — на острова в Ла-Манше, немецкие — в Швейцарию и Люксембург и т.д. И странно слышать, что власти никак не могут справиться с этим бегством капиталов.

На самом деле терпимость, проявляемая правительствами развитых стран по отношению к этим оффшорным центрам, вовсе не случайна. Многие из этих центров были или остаются колониями или зависимыми территориями, имеют тесные экономические связи со своими метрополиями и, самое главное, полностью контролируются банками из этих стран. Американские капиталы не просто бегут на Багамы, они бегут в американские банки, находящиеся на Багамах, британские капиталы бегут в филиалы британских же банков на островах, кстати, остающихся в подданстве британской короны. При желании, разумеется, эти лазейки были бы немедленно закрыты. Но если бы британцы поступили так со своими островами, то британские капиталы стали бы искать убежища в американских банках на Багамах или в немецких в Швейцарии. Естественно, это существенно отразилось бы на положении Лондона как мирового финансового центра.

Все это хорошо понимают, и правительства западных стран давно признают оффшорные центры как наименьшее и неизбежное зло. Но некоторые из них идут дальше и по своей инициативе создают оффшорные центры непосредственно на своей территории. Американцы, например, создали такой оффшорный банковский центр в самом Нью-Йорке, другие страны создают специальные безналоговые зоны на своей территории или допускают на определенных условиях создание оффшорных компаний в рамках своих законов и со счетами в своих банках.

В России же вся налоговая политика по-прежнему основана на постулатах, заимствованных из прошлого периода административно-командных методов управления экономикой.

Первый исходит из того, что государственные инвестиции всегда заведомо эффективнее, чем частные, поэтому большая часть чистого дохода общества должна аккумулироваться в государственном бюджете.

Второй — капитал в России инвестируется и применяется с нулевым риском и дает гарантируемый доход, что оправдывает его налогообложение даже в том случае, если по отчетности он не приносит дохода его собственнику.

И, наконец, третий — государство способно более эффективно заботиться о социальных нуждах личности, чем сама личность.

Если же говорить о становлении в России эффективной налоговой системы, соответствующей основам рыночной экономики, то она должна основываться на прямо противоположных умозаключениях. Для того чтобы выйти на исходные рубежи и дать простор развитию рыночных отношений в национальной хозяйственной системе, надо:

- во-первых, освободить от налогообложения капиталы, применяемые в производстве, включая и реинвестированную в производство прибыль (фактически этот

принцип действует во всем рыночном мире, где налогом облагаются только доходы и капиталы, изымаемые из производства);

- во-вторых, стимулировать частные инвестиции в производство, сократив государственные инвестиции до абсолютного минимума и исключив государственные инвестиции в те сферы и отрасли, которые могут быть обеспечены финансированием из частных источников (основной принцип рыночной экономики — запрет прямой конкуренции государства с частным капиталом, а вместо прямых субсидий промышленности гораздо эффективнее действуют налоговые льготы);

- в-третьих, создать наилучшие условия (в том числе и налоговые), чтобы каждый мог самостоятельно финансировать свои социальные потребности, и только в исключительных случаях предоставлять поддержку за счет государства.

Таким образом, заимствуя западную модель налоговой системы, российские власти придерживаются прежних представлений о роли государства и государственных органов в регулировании экономики и социальной жизни общества. На самом деле и то, и другое неправильно. И налоговая система нуждается в упрощении, и в финансовой политике государства необходимы радикальные перемены.

Основным средством подъема национального производства должно стать восстановление платежеспособного спроса, связанного с этим производством и ориентированного именно на его продукцию.

В настоящее время значительная часть внутреннего платежеспособного спроса формируется вне связи с национальным производством и даже в ущерб ему: потребление государства и госслужащих, имеющее своим источником налоги; доходы от экспорта энергоносителей и сырьевых ресурсов; проценты, выплачиваемые по долговым обязательствам государства. Потребителей, получающих доходы из этих источников, абсолютно не беспокоит неконкурентоспособность внутреннего производства, и поэтому они выступают за максимальную либерализацию импорта.

В то же время платежеспособный спрос, формируемый за счет доходов от внутреннего производства, сокращается, поскольку, во-первых, он урезается налогами и, во-вторых, те же налоги, включаемые в издержки производства, вынуждают взвинчивать цены на производимую продукцию до такого уровня, что она не может выдержать конкуренцию с импортными товарами. Соответственно и импортеры этих товаров, получив выручку от их продажи, считают более выгодным для себя направление ее на финансирование новых импортных сделок.

Теперь представим себе, что в России удалось бы убрать этот мешающий налоговый «нарост». Национальные производители, которые сейчас сидят с нераспроданными запасами продукции, могли бы снизить цены и получить некоторое увеличение спроса на нее. Заметив этот рост спроса и получив не урезанную налогами выручку, они вновь вложили бы эти средства в расширение производства, при этом, возможно, еще раз бы снизили цены (поскольку при росте производства удельные издержки в расчете на единицу произведенной продукции падают) и получили бы дополнительное увеличение спроса. А относительное снижение цен по сравнению с импортом очень скоро привлечет внимание импортеров, которые нашли бы для себя более выгодным финансировать производство товаров внутри страны, чем закупать их по импорту.

Собственно, такой процесс имел место во всех странах, и он «пошел» уже и в России независимо от воли и желания властей. Разница — и весьма существенная — в том что правительство в России скорее препятствует, чем помогает этому процессу, и фактически в России его инициируют, как это ни парадоксально, в основном иностранные предприниматели (например, в кондитерской, табачной отраслях, в производстве пива и т.д.), пользуясь тем, что их основные коммерческие обороты находятся вне досягаемости российских налогов, а российские предприниматели из-за тех же российских налогов вынуждены уступать им поле деятельности.

В результате ко времени, когда Россия все же вернется к разумным налогам, в важнейших отраслях национальные предприниматели будут вытеснены иностранным капиталом. Но сейчас этот процесс еще можно повернуть в пользу национальных интересов, если дать передышку местному бизнесу, объявить налоговые «каникулы», хотя бы на некоторое переходное время гарантируя опять же, что в дальнейшем налоговое бремя будет удерживаться в разумных пределах.

При этом начать следует с введения всеобщего поимущественного налога, который кроме всего прочего дал бы реальную картину накопления и распределения богатства в стране, т.е. того, чего остро не хватает государственным аналитикам. Неправда, что такой налог трудно ввести и невозможно контролировать — в нормальных условиях люди вполне добровольно платят разумные налоги. А чтобы этот налог был разумным и обязательным для уплаты, нужно выполнить всего три условия:

- налог должен быть необременительным по размеру, возможно, не более 0,5% стоимости имущества ежегодно;

- оценивать свое имущество (его составляющих частей) должен сам налогоплательщик. Эта оценка будет считаться базовой при всех операциях с имуществом (сдаче в залог, страховании, продаже и т.д.). Кроме того, государство сохраняет за собой право в случае необходимости выкупать это имущество по указанной его собственником цене;

- любые операции с имуществом должны осуществляться гражданами только при наличии справки об уплате этого налога.

Что же касается других видов налогов, то не только налоговые ставки следует удерживать в разумных пределах, но и методы обложения не должны быть чрезмерно сложными и обременительными для налогоплательщика. Налоги в западных странах ориентированы на законопослушное население, на осуществление подавляющей массы расчетов в безналичной форме (через банки, векселя, чеки и кредитные карточки), на высокую учетную дисциплину в бизнесе, на массовое применение компьютеров — и тем не менее налогоплательщики там постоянно жалуются на чрезмерную усложненность налоговой системы, и власти в ответ на эти жалобы предпринимают меры в сторону упрощения налоговых правил и использования менее обременительных методов налогообложения.

В России, наоборот, западные методы налогообложения вводятся без должной подготовки и без учета реальных возможностей налогоплательщиков. Это относится, например, к введению НДС, который вообще плохо поддается контролю без массового применения компьютеров. Кроме того, это дорогой и социально весьма опасный налог — не случайно в США его обсуждают уже давно, а вводить все же остерегаются; в Японии правительство, которое хотело ввести этот налог, тут же убрали в отставку. В России при тех ставках, по которым этот налог взимается, он сверх всего прочего приводит еще и к росту цен, и к повышению стоимости рабочей силы. Именно поэтому внутренние цены на многие товары в России уже превышают мировые. В результате российский экспорт просто умирает.

Возможно, старого и испытанного средства — налога с оборота с разумными ставками — было бы вполне достаточно. Кстати, у него есть еще один очень полезный сейчас эффект: при этом налоге становится невыгодным использование искусственных посреднических звеньев при продвижении товаров от предприятий до потребителей.

Вместе с тем неэффективность системы налогообложения в России связана еще и с низким уровнем налогового контроля. Обычные методы налогового контроля, принятые на Западе, в России не срабатывают. Самым распространенным способом ухода от налогов стало создание фиктивных фирм по поддельным (или украденным) документам, которые после проведения двух-трех операций просто исчезают.

Для борьбы с такой практикой следовало бы ввести следующие финансовые ограничения:

- Разрешать ликвидацию предприятия только при условии уплаты всех налогов и удовлетворения всех кредиторов — или в порядке банкротства.

- В случае непогашенных долгов или при объявлении банкротства вся задолженность автоматически переносится на директора предприятия, который может освободиться от нее только либо:

а) погасив все долги из своих средств;

б) отнеся (доказательно) непогашение долгов на неправомерные действия владельцев предприятия — в этом случае суммы задолженности переносятся с директора на владельцев предприятия.

Разумеется, взыскание долгов может оказаться невозможным из-за разного рода законодательных ограничений.

Было бы целесообразно установить такой порядок, чтобы должники до погашения всей суммы своих долгов не имели права:

- приобретать какое-либо имущество (суд его тут же арестует в погашение долга);

- занимать директорские посты на любых предприятиях и любые ответственные должности в финансовых учреждениях;

- создавать новые предприятия и покупать паи или акции в действующих;

- получать загранпаспорт для поездок за рубеж.

Для гарантии от различного рода злоупотреблений достаточно при учреждении предприятия вместе с копией паспорта снимать отпечатки пальцев (эта мера действует уже во многих странах мира) и при каждом последующем учреждении предприятия требовать предъявления документа об уплате поимущественного налога.

Что же касается общих размеров налогового бремени, то очевидно, что Россия ни по уровню экономического развития, ни по размерам собственности у основной массы населения не может ориентироваться на ведущие западноевропейские страны, где доля ВНП, распределяемого через государственный бюджет, составляет 40—50%. Реалисты называют для России цифру, в два раза меньшую, и это, видимо, близко к истине, если учесть, что примерно те же показатели отражали уровень налоговых изъятий в послевоенных Германии и Японии. В налоговых ставках это соответствует 15—20% налога •на прибыль, не более 5—7% НДС и не более 30—35% общих начислений на зарплату в виде подоходного и социальных налогов. При иных налоговых условиях частный капитал не может быть эффективно применен в экономике России и нельзя рассчитывать не только на привлечение иностранного капитала, но даже и на удержание в стране национального капитала.1

При изучении налогообложения в РФ следует учитывать, что налоговая система является одним из элементов, взаимосвязанных со структурной политикой. А именно, совокупность мероприятий в области государственных инвестиций и финансовых стимулов, направленных на структурные изменения с точки зрения структурной политики, характеризует на макроуровне те особенности, которые затем отражаются на специфике налогообложения краев и областей в составе РФ.

Специфика налогообложения в РФ наиболее остро ощущается, когда возникает необходимость включения налогов в единую производственную систему, т.е. когда контроль над субъектами экономической среды осуществляется автономно, например в случае автономных областей и автономных округов. Различие в этой ситуации объясняется процедурностъю отслеживания динамики изменений в экономическом субъекте и его действиях. Политическое положение автономных областей и автономных округов в составе РФ также обуславливает специфику их налогообложения.

Страница: 234

<< | >>
Источник: В.И. Видяпин. Бакалавр Экономики. Хрестоматия в 3 томах. Российская экономическая академия им. Г.В. Плеханова, Центр кадрового развития. Том 2./под общ. ред. В.И. Видяпина., М.., 1999год, 1056 стр.. 1999

Еще по теме Некоторые проблемы формирования современной налоговой системы в России:

  1. 10.2. Особенности развития совместных предприятии в России
  2. 5.6. Стимулирование инновационных процессов в экономике России
  3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТА
  4. Проблемы формирования международного финансового центра в 120 российской федерации (институциональный аспект)
  5. СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ИНВЕСТИЦИИ Ж НАЛОГОВЫЕ УСТАНОВЛЕНИЯ[188]
  6. §3 Вопросы реформирования систем образования и здравоохранения в России
  7. Некоторые проблемы формирования современной налоговой системы в России
  8. 2.2. Рентные отношения и особенности экономического развития современной России
  9. 2.3. Экономика России и «ресурсные ловушки»
  10. 3.3. Особенности изъятия ренты в современной России
  11. 4.2. Проблемы и перспективы диверсификации российской экономики
  12. ЛЕКЦИЯ 30. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ
  13. 23.4. Налоговая система специфика налогообложения России субъектов Российской Федерации
  14. 25.4. Налоговая система налоги в сфере внешнеэкономической деятельности, налогообложение в зарубежных странах, его особенности; роль налогов как средства государственного регулирования международных экономических отношений
  15. Глава 9 НАЦЕЛЕННОСТЬ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ НА ФОРМИРОВАНИЕ ЭФФЕКТИВНОЙ МОДЕЛИ ВОСПРОИЗВОДСТВА
  16. Налоговая система Российской Федерации
  17. Институциональные теории и их влияние на развитие бухгалтерского учета в России
  18. Системы (модели) национального бухгалтерского учета в рыночной экономике, их взаимосвязь с культурой как институциональным фактором
  19. Формирование и развитие института финансового посредничества в россий­ской экономике
  20. § 1. Понятие, структура и признаки банковскои системы России
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -