<<
>>

СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ИНВЕСТИЦИИ Ж НАЛОГОВЫЕ УСТАНОВЛЕНИЯ[188]

На уровне национального хозяйства структурные изменения проявляются в динамике хозяйственных связей и отношений между элементами системы, в возникающих диспропорциях, которые невозможно толковать иначе, чем отклонение от приемлемой системы отношений.

Таким образом, когда экономисты говорят о наличии диспропорций в чем-либо, то они, во-первых, применяют структурный анализ, а во-вторых, имеют нормативный критерий относительно того, что признается состоянием отсутствия диспропорции. В противном случае идентифицировать диспропорцию невозможно, следовательно, и говорить тогда о ней неуместно.

Экономическая система может быть представлена набором из нескольких системообразующих элементов, которые и определяют общие параметры функционирования хозяйства, его функции и их эффективность. Характеристика структурных изменений может быть дана по этим элементам. К ним можно отнести: фазы воспроизводства (производство, распределение, обмен, потребление); связи между секторами экономики (добывающие, перерабатывающие, обрабатывающие отрасли); регионы и взаимодействие между ними; новые образовавшиеся рынки и их связь с существующими рынками; накопление и потреб

ление; материально-вещественные и финансово-денежные потоки и др.

Можно дать следующее толкование проявления структурных изменений в показателях качества отдельных элементов экономической системы (табл. 8.3). Как видно из таблицы, структурные изменения затрагивают состояние основных фондов экономики, трудового потенциала (рабочей силы), качество потребления сырья, производственный и трансакционный секторы экономики, а также приводят к изменениям в распределении, обмене и потреблении создаваемых благ.

Специфика трансформационного кризиса российской экономики 1990-2000 гг. и продолжающихся конвергентных кризисов в условиях роста в 2000-2006 гг. в структурном характере, что обеспечивает необратимую потерю некоторых полезных свойств хозяйственного развития.

Динамика инвестиций в воспроизводство основного капитала на протяжении первого из указанных периодов обнаруживала устойчиво нисходящие тенденции, удельный вес чистых инвестиций в накоплении сократился с 27% в 1991 г. до 13% в 1995, а доля чистых инвестиций уменьшилась до 2% ВВП, что в 4-6 раз меньше, чем в промышленно развитых странах (8-12% ВВП)[189]. Уровень износа основных производственных фондов в металлургической отрасли составил 50%, в машиностроении - 45, в отраслях высокой технологии - 52, в легкой промышленности - 54%.

Структурные сдвиги в российской экономике, в значительной мере неуправляемые, привели к возрастанию диспропорций в экономической структуре, выразившихся в возрастании доли добывающих отраслей и закреплении их лидирующего положения. Если взять индекс промышленного производства 1990 г. за единицу и рассчитать значение показателя за 1999 г., то результат будет примерно такой: продукция высокой степени переработки - значение индекса 0,42; для производств продукции низкой степени переработки - 0,58. К 2006 г. ситуация не претерпела коренных изменений, даже несмотря на то что государству, пользующемуся условиями благоприятной мировой конъюнктуры на внешних рынках сырья и энергоносителей, удалось обеспечить финансирование оборонного заказа в требуемом объеме.

Анализируя изменение индекса интенсивности структурных сдвигов, можно отметить возросшую скорость происходящих

Таблица 8.3. Основные элементы проявления структурных изменений (на примере российской экономики 1991-2006 гг.)

Элемент Проявление
Основные фонды Рабочая сила Сырьё

Производственный и трансакционный секторы

Распределение

Обмен

Потребление

  • моральный и физический износ, нарастающее или сокращающееся замещение;
  • недогрузка (недоиспользование), сверхэксплуатация;
  • рост/снижение аварийности
  • деквалификация/ повышение квалификации;
  • ухудшение/неизменность либо улучшение здоровья (апатия, стрессы, депрессии);
  • безработица (с учетом скрытой)
  • увеличение/снижение потерь и перерасхода сырья;
  • изменение структуры потребления сырья (замена высококачественного сырья на дорогое и низкого качества, ориентация на местное сырье)
  • сокращение/рост масштабов и упрощение/ совершенствование структуры;
  • неэффективная/эффективная структура (рост доли добывающего сектора);
  • вытеснение импортом отечественных производств, либо рост экспорта (за счет несырьевых производств)
  • рост/сокращение дифференциации по отраслям, регионам, группам населения;
  • зависимость от импортных/экспортных поставок
  • снижение/ увеличение эквивалентности обмена;
  • сокращение/расширение хозяйственных, кооперационных связей
  • сжатие/рост платежеспособного спроса населения, предприятий и государства;
  • ухудшение/увеличение качества структуры потребления (за счет роста/снижения доли потребления продовольствия);
  • увеличение в структуре потребления доли импорта

t

структурных сдвигов в 1992-2000 гг., что, естественно, не может не отразиться на качестве результатов, социальной и институциональной структурах общества.

Нужно заметить, что в условиях абсолютного экономического спада скорость стихийных структурных изменений была несравнимо выше, нежели в условиях экономического роста 2000-2006 гг. Быстрота подобных сдвигов обычно приводит к эффекту “потери ожиданий”, когда ломка прежней структуры и формирование новых пропорций, а также

закрепление новых стимулов и мотивов, выстраивающих линию поведения агентов в потоке наслаивающихся изменений, не могут обеспечить адекватность реакций приспособления и ответов на происходящие сдвиги. Оценка качества структурных сдвигов в промышленности производится с помощью индикатора, показывающего увеличение или уменьшение доли отраслей низкой степени переработки исходного сырья и соответственно отраслей высокой степени обработки. Снижение показателя, оценивающего качество структурных сдвигов, говорит о сокращении эффективности структуры производства. Кроме того, изменения в технологии производства, рутинах проектирования техники выступают определяющим фактором структурных изменений. Усиление позиций сырьевых отраслей и компаний говорит в пользу того факта, что в структуре экономики наметился сдвиг в сторону приоритетного развития и закрепления доминирующего влияния названных сырьевых производств. Когда в стране ключевое положение в экономике и политической деятельности занимают одни и те же фигуры, это является лишним доказательством справедливости развиваемой здесь позиции и теории.

Примером технологических изменений на российских предприятиях машиностроительного и приборостроительного комплекса является динамика производственных процессов и уровня переработки материалов и продуктов. Так, “Красный пролетарий” выпускал высокоточные станки с системой числового программного управления, но стал выпускать токарные станки с ручным управлением, Самарский станкостроительный производил координатные станки высшей категории точности, теперь же токарные с ручным управлением среднего класса точности, Челябинский завод измерительных приборов - уникальные контрольно-измерительные приборы, затем их производство было свернуто.

Таким образом, изменение уровня технологической обработки изделий, глубины переработки сырья составляют существо технологического фактора структурных изменений.

Безусловно, правительство, занимаясь разработкой структурной политики как неотъемлемого и основополагающего направления макроэкономической политики, обязано исходить из свойств и закономерностей изменений в уровне технологии. Это и будет необходимым требованием учета микроэкономических реакций при формировании и реализации экономической политики. Отсутствие сбалансированности, согласованности в функ

ционировании технико-технологической, институциональной, политической, правовой, социальной структур выражается в нарушении координации различных экономических агентов, что приводит к возрастающей дезорганизации с последующим снижением уровня сложности выпускаемой продукции. Подобный итог вполне закономерен, поскольку невозможно развивать неэффективную структуру, обеспечивая должные требования (конкурентоспособные) по качеству, срокам освоения, устойчивости производства, снабжения и сбыта.

Структурные изменения экономики охватывают практически все ее составляющие, хотя в некоторых случаях при направленных действиях правительства, они могут иметь локализованный характер, т.е. касаться либо какой-либо одной отрасли, либо отдельно взятых секторов экономики, либо институтов. Важно учитывать временной интервал, за который осуществляется оценка структурных изменений и их идентификация. Если правительство проводит специальную политику, которая по своему содержанию состоит в масштабных структурных изменениях, как это происходит в транзитивных экономиках, то релевантными параметрами становятся не только время, правильный выбор стратегии изменений и направлений развития, но и величина ресурсов, которые потребуются для осуществления таких преобразований. При этом нужно иметь четкий план: какую структуру экономики хотелось бы получить в результате структурной политики, как эта новая структура будет определять социальные отношения и социальную политику. Если же правительство не имеет подобного плана, тогда и невозможно дать оценку эффективности экономической политики, так как трудно сказать, каково соотношение затрат и выгод экономической системы. Структурное качество различных экономик также различно, и оно в значительной степени определяет потенциал роста экономики. Структура может быть такой, что будет тормозом социально-экономического развития и без соответствующей правительственной политики страна не сможет успешно развиваться. Это особенно характерно для стран, следующих модели догоняющего развития, т.е. отстающих по уровню социальной жизни от передовых в этом отношении стран, которые относятся к группе стран так называемой пионерной модернизации.

Далее выделим основные отличия в характере структурных изменений в этих двух группах стран, отнеся Россию к стране

догоняющего развития, поскольку она стремится приблизиться по качеству социальной жизни к наиболее развитым странам. Дадим характеристику структурным изменениям, исходя из оценки модификации отношений на макро-, мезо- и микроуровне, а также в рамках базовых процессов и отношений: собственности, производства, потребления, распределения и обмена (табл. 8.4).

Как следует из таблицы, структурное качество значительно отличается для названных двух групп стран. Интерес вызывает то кардинальное отличие, которое касается разработки макроэкономической политики. Оно напрямую затрагивает институты, ответственные за ее проведение. Они должны способствовать возникновению действенного передаточного механизма правительственных решений. С ростом разнообразия управляемого объекта, а именно это часто наблюдается при структурных сдвигах, необходимы меры, а, может быть, и специальная правительственная политика, позволяющая справиться с этим процессом. Возможны два варианта действий. Во-первых, увеличить разнообразие субъекта управления (интенсивно), т.е. повысить уровень его организации и эффективность экономической политики. Во-вторых, снизить разнообразие объекта управления (экстенсивно), что довольно трудно осуществить на практике.

В ходе структурных изменений появляются новые законы связи между элементами системы, определяющие эффективность функционирующей экономики. При этом позиции одного сектора экономики могут расширяться за счет сокращения других секторов, причем, как показал опыт России 1990-х годов, даже при общем сокращении валового внутреннего продукта. Трансформация российской экономики сформировала новую институциональную структуру, во главе которой встали сырьевые (в основном добывающие и металлургия) отрасли, второй уровень обеспечен торговлей и связанными с ней отраслями переработки, а также “импортной инфраструктурой”, на третьем уровне: банковско-финансовые институты и государственный бюджет с необходимыми обязательствами перед социальной сферой. Промышленность, создающая высокую добавленную стоимость, в этой схеме занимает подчиненное место. Если одному из трех элементов понадобится новое оборудование (средства производства), тогда он будет решать, заказать ли его отечественному производителю или зарубежной компании. Потребительские товары промышленного производства поступают в страну по импорту, и они, как правило, более высокого качества. После того,

/ Структурные изменения Страны "пионерной модернизации" 1 Страны догоняющей модернизации (Россия)
Собственность

Макроуровнь

Мезоуровень (отраслевая структура, регион)

]

Микроуровень (фирма) Производство

Нечеткие границы собственности, рекомбинированная собственность, рост доли акционерной собственности. Увеличение доли и роли госсектора с возрастанием соответствующих расходов

Структурная сбалансированность, минимальные диспропорции, возникновение интеллектуалоемких производственно-технологических систем на основе электронных нанотехнологий, биотехнологий, создающих продукты высокой добавленной стоимости На уровне отраслей и регионов доминируют транснациональные корпорации. Создание технопарков, городов науки, зон стимулирования развития высокотехнологичных производств, вертикальная и горизонтальная организация

Новые формы мотивации сотрудников, развития технологической структуры. Системы управления качеством, дивизиональные и матричные типы управления

Увеличение доли нематериальных активов, интеллектуализация основных производственных фондов. Сокращение сроков амортизации основных фондов. Рост числа автоматизированных комплексов, заводов-роботов, систем компьютерного управления производством

Приватизация без решения задач структурной организации экономики, а также без учета эффективности разных типов собственности. Сокращение доли и роли государства. Импорт организационных форм и основных институтов Сырьевая структура экономики, производство продуктов с невысокой долей добавленной стоимости, сокращение потенциальных возможностей для внутреннего инвестирования приоритетных направлений развития

Зависимый тип информационной инфраструктуры, снижение роли науки в сфере производства и технологии. Отсутствие достаточно мощных техноструктур в передовых технологических направлениях, например, в микроэлектронике

Преобладание и линейно-функциональных и функциональных, организационных структур, процессы демотивации. Наличие малых фирм вокруг более крупных предприятий, создающее условия для нелегальной деятельности Высокий процент износа основных фондов, старение технологий с низкой интенсивностью их обновления, ориентация на западные технологии и оборудование, поступающие по импорту. Низкий уровень широкого использования собственных разработок оборонного комплекса в гражданской промышленности

Структурные изменения Страны "пионерной модернизации" Страны догоняющей модернизации (Россия)
Потребление

Распределение

Обмен

\

Социальная ориентация макроэкономической политики ведет к эгалитарному потреблению основных благ. Существуют специальные программы выравнивания дохода и потребления между различными группами населения. Политика направлена на предотвращение роста коэффициента Джини и обеспечение доступа к основным социальным благам как можно большего числа граждан

Эгалитарное направление политики регулирования доходов и социальной политики, стимулирующее развитие институтов, обеспечивающих расширение числа агентов, относимых к среднему классу. Приемлемое неравенство

Во внешней торговле: увеличение ввозимого сырья, вывозится готовое оборудование и продукты конечного потребления (высокая степень переработки и высокие потребительные стоимости)

Внутренний рынок: ставка на высокое качество и борьба за внутренний рынок с применением правительственных мер и правовых актов

Декларация социальных целей. Примат целей макроэкономической стабилизации. Коэффициент Джини довольно значителен и за годы масштабных структурных изменений значительно возрос, создает резкую дифференциацию в потреблении благ. Заниженный уровень общего потребления, снижение качества питания значительных слоев граждан, ухудшение их здоровья и ограниченный доступ к основным социальным функциям Высокий уровень неравенства, преобладание форм несправедливого присвоения не заработанных доходов в соответствии с вкладом. Усиление расслоения и сокращение возможностей расширения среднего класса

Во внешней торговле: нарастание вывоза сырья и других ресурсов, в том числе интеллектуальных. Ввоз оборудования, технологий, в основном тех, с помощью которых удается делать первичную обработку добытых ресурсов (нефть, газ и т.д.)

Внутренний рынок беззащитен, продукция низкого качества и высоких издержек. Пропорция в ценах и затратах не в пользу отечественного производителя

Инвестиции

Валютное обращение

Занятость

Императивы

макроэкономической

политики

Активные внутренние инвестиции в наукоемкие отрасли на основе банковского капитала, специализированных фондов, страховых компаний. Увеличение государственных программ и инвестиций. Высокий инвестиционный потенциал экономики

Электронизация денежного обращения, использование кредитных и дебетных карточек. Устойчивость национальной валюты, сохранение курсового паритета.

Повышение доли инженерно-технических и исследовательских работников на фирмах. Рост требований разносторонней подготовки, к умению работать со значительными объемами информации и принимать решения. Рост престижа и доли умственного труда в структуре рабочей силы

Действует законодательство, определяющее характер планирования и последовательность реализации экономической политики. Индикативные планы, стратегические цели, исходящие из необходимости решения конкретных социальных проблем, включая и проблематику долгосрочного характера

Низкий инвестиционный потенциал, трудности в организации и наращивании внутренних инвестиций. Ориентация в работе банков на финансовый сектор экономики. Невысокая доля и роль государства в инвестиционном процессе

Низкая скорость осуществления платежей. Нестабильность национальной валюты, даже при введении валютного коридора. Большая масса долларов в виде тезаврированного актива, находящегося на валютных счетах или на руках у населения в свободном обмене Низкая или сокращающаяся доля инженерно- технических работников в структуре занятых. Ухудшающаяся возрастная структура в этом виде труда. Отсутствие широты образования, узкая специализация. Нестабильность рынков труда.

Отсутствие четких стратегических целей и общей стратегии развития (долгосрочной). Низкий уровень законодательного обеспечения разработки и реализации экономической политики. Решение вопросов краткосрочного и среднесрочного характера исходя из имитации методов и моделей экономической политики, часто не учитывающих специфику национальных хозяйственных структур и их инерцию

как в России прошла приватизация и отдельные предприятия стали собственностью иностранных владельцев, телевизоры, холодильники, другие электробытовые приборы изготавливаются в рамках лицензионных производств уже на территории России. Это приводит к окончательной потере инженерных кадров и инженерной мысли в промышленности. Примечательно, что такая схема работы экономики вполне может обеспечить иллюзию эффективности и даже экономический рост, который можно будет оценить по определяющим его индикаторам. Вот почему те промышленные предприятия России, которые имеют заказ от нефтяных или газовых компаний либо государства, демонстрируют устойчивое развитие.

Фиксация такой институциональной структуры фактически означает формирование “круга бедности” национальной экономики. В таком случае хозяйство окажется поделенным между отечественными сырьевыми гигантами, которым для увеличения объемов будет требоваться все больше и больше западного оборудования; иностранными транснациональными корпорациями, сбрасывающими в Россию технологии, обеспечивающие степень обработки более низкого уровня; и, наконец, отечественной промышленностью, обслуживающей набор “первичных” потребностей страны. Это относится к агропромышленному комплексу, пищевой сфере, строительству и услугам. Первая группа высоко монополизирована, вторая - олигополизирована, третья - отличается от первых двух большей конкуренцией. Структурно зависимый характер российской экономики будет становиться реальностью. Инфраструктуру, вероятнее всего, в конечном счете поделят национальные монополии, государство и иностранный транснациональный капитал.

Реструктуризация, в том числе сформировавшейся неэффективной системы отношений, потребует дополнительных ресурсов. Значительные ресурсы уже были потрачены при проведении политики трансформации и для реализации неверных целей, т.е. на получение неэффективной структуры. Теперь понадобятся дополнительные затраты, чтобы провести ее модификацию. Следовательно, существует острая потребность в активном внутреннем инвестиционном процессе. В условиях “капитальной” бедности в стране эту задачу будет непросто решить. Капитал создает поток товаров и услуг, приносящих доход.

Стоимостная оценка дохода определяет реальную стоимость самого капитала, так как стоимость капитального блага есть сто

имость в той мере, в которой он (капитал) приносит определенный доход. Если страна не располагает капиталом, то ей довольно трудно интенсифицировать инвестиционный процесс без внешних вливаний. Однако в России, помимо капитальных активов, имеются неизрасходованные элементы национального богатства, которые можно использовать, во-первых, для наращивания капитала, во-вторых, для увеличения инвестиционного потенциала, как самостоятельно используя данный ресурс, так и за счет первого варианта.

Понятие инвестиций имеет более широкое значение. Оно включает капиталовложения как одну из компонент инвестирования наравне с вложениями в оборотные активы, финансовые инструменты (акции, облигации и другие ценные бумаги), отдельные виды нематериальных активов (патенты, лицензии и т.д.), а также вложения в человеческий капитал. Перечисленные направления вложений затрагивают практически все сферы экономической активности: кредитно-финансовую, производственную, научно-технологическую, трудовые отношения, поэтому инвестиции, а также факторы, воздействующие на направленность и распределение инвестиционных потоков, выполняют роль формирования экономической структуры в самом широком смысле.

Пространство, которое задано системой налогов, льгот, удельным весом сбережений в доходах, ожидаемой нормой прибыли, ставкой ссудного процента, динамикой инфляции, инвестиционной привлекательностью регионов, экономических секторов, отдельных фирм, состоянием инвестиционного рынка и самих инвестиционных институтов, и характеризует возможность формирования и реализации долгосрочных целей инвестиционной деятельности субъекта во взаимосвязи с другими стратегическими целями и может быть названо пространством принятия инвестиционных решений. У этого пространства, или инвестиционного поля, имеется результирующий вектор, определяющий направление его сжатия или расширения и скорость этого процесса.

Инвестиционную политику невозможно рассматривать вне связи с политикой структурной, поскольку изменение пропорций между элементами системы требует, согласно развиваемой доктрине экономической дисфункции, монетарного обеспечения, т*е. некой величины денежных средств, поступающих в систему на эти цели в единицу времени. Такой приток денег в единицу

} времени на выполнение поставленной задачи изменения структурных отношений и представляет собой инвестиции на осуществление структурного сдвига. Это преобразование не может состояться в необходимом качестве без инвестиционных вливаний. Когда происходят неуправляемые структурные сдвиги, они представляют собой, во-первых, реакции на какие-либо воздействия на систему, в частности, реакции на ее демонетизацию, движение к нижней границы монетарного диапазона, - в этом случае система теряет свои качественные характеристики и возможность выполнять определенные функции. Во-вторых, структурные сдвиги могут быть вызваны конкуренций других экономических подсистем более высокого технологического уровня развития и качества, которые вытесняют, сужают диапазон устойчивого функционирования прежних структур. При этом общим результатом названной конкурентной борьбы является ослабление ресурсного обеспечения прежних структур или сокращение спроса на те функции, которые они выполняют.

Когда текущая структура экономики вступает в конфликт с зарождающейся и развивающейся новой структурой или институтами и технологиями, то возникает ситуация структурного кризиса. Инерция поведения хозяйствующих субъектов, неопределенность ситуации при принятии конкретных решений приводят к фиксации законов связи и взаимодействия элементов системы. Уровень отношений и коммуникационные линии между агентами не соответствуют потребностям новых технологических цепочек, либо институтов, либо политических решений, если осуществляется трансформация экономики, подобно той, что происходила в России. Старая структура постепенно уступает свои позиции. Это сопровождается повышением трансакционных издержек, нарушениями в ходе рыночных процессов, денежно-кредитном механизме, с вытекающим дисбалансом в системе ценообразования, инфляцией, ростом структурной безработицы. То, насколько экономики хватит времени и ресурса выйти из этого состояния, преодолеть его, зависит от ее инвестиционных возможностей. В макроэкономическом смысле сдвиги в технологии и технике служат одним из главных двигателей изменений в структуре экономики. Поэтому, исходя из сказанного, можно выделить два фактора - технологию и конечный продукт и потребление-инвестиции, определяющие экономическую структуру и соответственно направленность происходящих изменений этой структуры.

ЭКОНОМИЧЕСКИМ РОСТ

РАЗВИТИЕ

Структурные изменения на основе факторов

рис. 8.6. Структурные изменения различного вида генерации, экономический рост и развитие

Именно поэтому инвестиционная и структурная политика не могут рассматриваться в отрыве друг от друга. Однозначно следует утверждать, что формулировка структурной политики определяет цели движения, а инвестиционной - средства движения и одновременно возможности достичь конечной точки планируемой траектории.

Итак, чтобы осуществлять структурную политику, правительству нужно обеспечить воздействие на две составляющие структурных изменений: технологическую и институциональную. Возможные варианты структурной политики показаны на рис. 8.6.

Безусловно, структурные изменения происходят одновременно и благодаря действию факторов производства, и инвестиций, и нововведений. Эти процессы трудно разорвать. Однако структурные изменения высшей генерации образуются за счет нововведений в условиях экономического роста. Этот тип структуры обычно и становится более эффективным, хотя абсолютной гарантии, конечно, не существует и быть не может. При этом наблюдается развитие инфраструктуры, рост квалификации персонала, расширение собственных каналов сбыта фирм, высокая внутренняя конкуренция, инвестиции в снижение издержек производства, повышается общий потенциал риска при принятии решений экономическими агентами. В итоге повышается отдача от используемых факторов производства.

На стадии факторов структурные изменения осуществляются только за счет обладания природными ресурсами, избыточной и Дешевой рабочей силы. Сначала обеспечивается экономический рост на этой основе, что и запускает механизм изменения пропорций.

Наибольшая эффективность структурных модификаций достигается тогда, когда правительство применяет стратегию развития экономики на основе использования источников нацио

нального богатства. Оценка эффективности использования каждого компонента богатства при помощи соответствующих показателей, определение исходной и желательной структуры национального богатства и уровня благосостояния, воспроизводимого на его основе, представляет собой важнейшее направление формирования верной структурной политики. Через динамику элементов богатства можно представить и инвестиционный процесс.

Правительство РФ неоднократно утверждало, что главным приоритетом экономической политики считает борьбу с инфляцией и создание такого макроклимата, который бы способствовал привлечению иностранных инвестиций. Необходимо разобраться в подобном подходе, учитывая следующее положение: существует ли необходимость в привлечении иностранных инвестиций, и если существует, то в какой мере их можно считать основополагающей компонентой для экономического роста экономики. Эта проблема касается оценки эффекта, который оказывает иностранный капитал на производство. Такой эффект вряд ли является определяющим. Причины этому можно вывести из исследования, проведенного Организацией экономического развития и сотрудничества по поводу влияния международных капиталовложений (прямых инвестиций) на развитие Ирландии, Бельгии, Канады и Австрии еще в 1988 г. “Достаточно бесспорным является тот факт, что иностранные капиталовложения в малоразвитые страны обычно имеют небольшой положительный, если не откровенно отрицательный эффект... Единственным преимуществом, которое страна может извлечь из этих капиталовложений, является то, что определенное количество жителей находит рабочие места... Но эти люди работают исключительно на самом низком уровне сферы обслуживания, а более престижные рабочие места всегда заняты иностранцами. Поэтому только ограниченная часть заработной платы остается в стране...”[190].

Кстати, мировой финансовый кризис 1997-1999 гг. подтвердил полученные десятилетием раньше выводы. Их можно сформулировать следующим образом:

  1. проведение политики прямых инвестиций не приносит ни особой современной технологии, ни особого “know-how” в страну;
  2. во многих странах иностранный капитал привлекается за счет субсидий и различных льгот из федерального бюджета, а это означает, что налогоплательщики, в том числе отечественные компании, практически оплачивают своих конкурентов;
  3. дочерние предприятия или филиалы в основном ориентируются на свою материнскую компанию за рубежом и совсем в небольших масштабах сотрудничают с промышленностью страны пребывания;
  4. расходы на НИОКР в созданных филиалах иностранных компаний могут быть выше, чем на предприятиях страны пребывания, но они оказываются ниже по сравнению с аналогичными вложениями на материнском предприятии;
  5. иностранные инвестиции в целом не способствуют повышению квалификации рабочей силы, так как иностранные предприятия стараются использовать высококвалифицированные низкооплачиваемые кадры для получения большей отдачи при меньших затратах, привлекая лучший персонал своих внутренних конкурентов.

Значительными достоинствами для иностранных компаний обладают заключаемые лицензионные соглашения. Они позволяют достаточно быстро освайвать новые рынки, в странах с нестабильной политической ситуацией снижают риски, которые имелись бы при прямых капиталовложениях, позволяют переводить нерентабельное производство из собственной страны за рубеж и хотя бы частично покрывать расходы на исследования и разработки, и, наконец, лицензии выгодно продавать своему потенциальному конкуренту, чем ждать пока он сам разработает конкурентоспособную продукцию.

Если говорить о действительно высокозначимых инвестициях, то речь должна идти о валовых частных внутренних инвестициях, которые включают все конечные покупки машин, оборудования, все строительство и изменение запасов. Совершенно ясно, что если имеется свободный основной капитал, т.е. излишние производственные мощности, то ожидаемая норма прибыли от прироста инвестиций будет низкой, и, следовательно, инвестирование будет незначительным или его совсем не будет. Пессимистические настроения в отношении будущего развития предпринимательства тоже способствуют снижению инвестиций. Главным стимулом к инвестированию является новая продукция

и новые технологии, ориентированные на удовлетворение растущих потребностей.

Если рассматривать инвестиционный процесс с позиций стратегического управления экономической системой, то это, скорее, процесс определения ее положения на траектории развития, которую можно представить любой подходящей кривой, описывающей долгосрочные тенденции, например, логистической кривой. Так, необходимо знать, как изменяются параметры, будь то прибыль, производительность, фондоотдача, темпы роста объема продаж или какие-либо другие показатели. Допустим, получен отрезок роста какого-либо параметра, кривая роста, как известно, склонна к насыщению. Тогда возникает важнейший вопрос: где на кривой роста находится полученный отрезок за определенный временной интервал. Если он подходит к началу кривой, то предстоит стремительный рост. В случае неправильного понимания этого положения и недостаточности капиталовложений на участке медленного роста, который сменяется быстрым ростом, система может потерпеть конкурентное поражение или не справиться с задачами управления. Однако если отрезок роста накладывается на логистическую кривую в стадии насыщения и фирма продолжает крупные вложения, то она опять же проиграет тому конкуренту, который, поняв существующее положение, прекратил инвестиции в стадии насыщения и переключился на другую логистическую кривую, соответствующую новой технологической возможности.

Трудность здесь состоит в том, как определить момент времени, когда необходимо полностью перейти на инвестирование новых и до каких пор поддерживать старые технологии. Эта задача сводится к определению так называемого времени технологического разрыва и предусматривает стратегию смешанных капиталовложений в обе технологии или в оба продукта в течение всего интервала времени. А отсюда возникает не менее важная задача - определить пропорции капитала, вкладываемого в разные объекты, которая является задачей оптимизации инвестиций.

Управление “технологическими разрывами” предполагает два основных подхода: стратегию регенерируемого роста, состоящую в стимулировании общей экономической активности, в том числе на зарождающихся рынках, и стратегию выжидания, когда страна только отслеживает развитие новых рынков. При реализации данных подходов экономической политики существенная проблема заключается в противоречии между экономичностью и

результативностью. Под экономичностью понимается снижение издержек производства, что при переходе от старой к новой технологии или от старого к новому продукту практически маловероятно. Отдача от инвестиций в новую и старую технологии определяется в пользу новой, но экономический эффект может повыситься на меньшую величину, что вызвано затратами на преодоление “технологического разрыва”. Выбирая экономичный вариант политики, правительство фактически следует консервативной модели, т.е. осуществляет расходы (либо стимулирует) в устоявшиеся направления развития и технологии. Тем самым дается сигнал о том, что ценнее консервативная модель экономического поведения.

Обсуждение проблем эффективных структурных изменений возникло в экономической науке относительно давно, с момента появления исследований развивающихся стран, стремящихся преодолеть свою экономическую отсталость. Экономистами был обнаружен “структурный парадокс”, не позволяющий без помощи наиболее развитых стран сократить отставание, получивший наименование “порочного круга бедности”. Наиболее серьезным обстоятельством, обнаруженным несколько позже, примерно к началу 1980-х годов, явилось то, что даже при организации подобной помощи в максимально возможном масштабе ее величина вряд ли будет достаточной.

“Порочный круг бедности” представляет собой систему взаимосвязей между параметрами социально-экономического развития, при которой низкий душевой доход приводит к низкому уровню сбережений и низкий уровень спроса - к низкому уровню капиталовложений и инвестиций в человеческий капитал. В итоге обеспечивается низкая производительность труда, которая в свою очередь приводит к низкому душевому доходу. Опасность “порочного круга бедности” в формировании и длительном закреплении “культуры бедности”, ориентированной не на самостоятельное, а на догоняющее развитие. Подобная психология и выстраиваемая на этой основе экономическая политика несовместимы с решением задач социального характера. Для развивающихся стран низкий душевой доход обусловлен положительным и довольно внушительным по величине приростом населения. Для транзитивных экономик причина возникновения этого парадокса связана с отсталостью и, что еще важнее, с неэффективностью хозяйственной структуры, низкой эффективностью инсти-

тутов и спонтанным появлением новых правил, распыляющих ресурсы и снижающих их доходность. Отдельные институты делают вообще невозможным создание высокой потребительной стоимости.

На примере налоговых установлений покажем, как одна лишь формулировка добавленной стоимости и механизм взима-              I

ния этого налога могут изменять не только величину налогового              j

сбора, но и эффективность функционирования коммерческой              j

цепочки, состоящей из п экономических агентов-посредников. I

Разнообразие ситуаций по изменению конкретного налога              '

весьма ограничено. Налог можно ввести, упразднить, снизить или повысить ставку налога, расширить или сузить налоговую базу. В отношении налоговой системы появляется еще одна возможность - манипулировать структурой налогов, т.е. определять пропорции между налоговыми ставками и диапазоны взимания налогов. Таким образом, арсенал решений в части изменения налогов лимитирован самой природой налога, а последствия для экономики обозримы.

Структура налогов и их величина должны быть максимально адекватными структуре хозяйства и решаемым задачам, т.е. налоги должны быть оптимизированы, утверждены и должны действовать довольно продолжительный период времени.

Существует миф о том, что в наиболее развитых странах Запада налоговая структура оптимизирована и ставки налогов не выступают тормозом для развития производства и увеличения занятости. Российские же налоги непомерно высоки, поэтому необходимо их в максимальной степени снизить. Данная точка зрения основана на непонимании истинного положения дел в области налогов в ряде западных стран. Для сравнения приведем уровни налогов на доходы корпораций и уровни налогов на добавленную стоимость, действующие в некоторых странах (табл. 8.5).

Анализ представленных данных позволяет сделать два важных вывода. Во-первых, налог на добавленную стоимость не является самым высоким в России, как принято считать, поскольку во Франции, Италии и Бельгии налоговая ставка (18,6) сравнима с российской (20%), а в Швеции этот показатель даже выше - 25%. В таких странах, как Великобритания, Нидерланды, Германия, налоговая ставка по НДС незначительно ниже - 15%. Во-вторых, уровень налогообложения доходов корпораций по верхней ставке варьируется и по разным западным странам превышает соответствующий показатель по России в 2 и более раза.

Таблица 8.5. Уровни налогообложения в развитых странах 1996 г. в порядке убывания ставки (в %)

Страна Налог на доход корпораций (верхняя ставка) Налог на добавленную стоимость
Германия 58 14
Италия 52 18,6
Япония 51 5
Канада 45 7
Бельгия 40 18,6
США 40 5*
Франция 36 18,6
Австралия 35 -
Нидерланды 34 15
Испания 34 12
Великобритания 30 15
Швеция 28 25
Швейцария 28 7
* Налог с продаж.

В западных обществах, вовлеченных в процесс глобализации, налоговая структура становится сильно зависимой от этого процесса и вместе с тем выполняет роль одного из факторов его эффективности. Современные международные корпорации выбирают рынки, формы деятельности в зависимости от национальной системы налогообложения. Мобильность товаров, капиталов, рабочей силы сильно возросла за последние 25 лет, и немалую роль в этом играет система налогообложения. Корпорации могут выбирать, где разрабатывать продукт, где его производить и где продавать в зависимости от величины ставок налогов. В тех странах, в которых ниже ставки налога, корпорации более открыто обозначают свои прибыли. Цифры весьма убедительны: если в 1970 г. транснациональные компании США получали вне страны 10-20% общей прибыли, то в 1995 г. - 50%, а отношение международных продаж акций и облигаций к ВВП за тот же период возросло с 3 практически до 140%.

Глобализация ставит определенные границы эффективному сбору налогов. Она унифицирует налоговые системы разных стран. Причины довольно просты: неограниченный выбор места производительной или консультационной деятельности международных корпораций; в связи с этим возникающие трудности в

определении места уплаты налога; свободное перемещение трудовых ресурсов, обычно высококвалифицированных кадров, что затрудняет сбор налогов с личных доходов граждан; рост мобильности финансовых рынков, применение большого разнообразия финансовых инструментов и рост числа финансовых трансакций, действенный контроль над которыми утрачивает силу, что затрудняет эффективное налогообложение.

При всей важности названных процессов глобализации, которые не могут не задеть российской экономики, нужно отметить, что национальные налоговые системы оказывают определяющее влияние на переливы капитала, труда, технологии и финансов. Эффективность национальных налоговых систем определяется традициями налогообложения данной страны, законодательной базой, причем касающейся не только собственно налогов, но и сопряженных сфер экономики - организации бизнеса, торговли, инвестиций, арбитража и т.д.

Например, в Великобритании корпорации осуществляют свою деятельность в соответствии с Законом о компаниях, опубликованным в 1985 г. и включающем 747 статей. Действие одного этого закона не смогло бы обеспечить нормальную производственную деятельность промышленности Великобритании, поэтому основу эффективного функционирования данного сектора экономики создают следующие правовые акты:

  • Закон о предотвращении мошенничества с инвестициями (1958 г.);
  • Закон доходе и налогообложении корпораций (1970 г.);
  • Закон о правилах торговли (1973 г.);
  • Закон об арбитраже и закон о налоге на прирост капитала (1979 г.);
  • Руководство по налогу на добавленную стоимость (1980 г.);
  • Закон о наименовании компаний (1985 г.).

В 90-х годах указанные правовые акты постоянно совершенствовались, но их концептуальная основа, которая и образует базу правового регулирования, была сохранена. Однако приведенные данные не позволяют выявить общую величину налогового бремени, которое ложится на производителя, тем не менее следует с осторожностью относиться к российским экономистам, предлагающим кардинальное снижение всех налогов. Подобные действия не решат основных проблем развития промышленности и экономики в целом, хотя нужно согласиться с тем, что упрощение налоговой структуры, расширение базы налогообложения й|

разумное снижение налогового бремени на производителя являются крайне полезными мероприятиями с точки зрения оздоровления российской хозяйственной системы.

Одно из дискутируемых предложений, которое выдвигалось академиком Д. С. Львовым, в отношении изменения налоговой системы, сводится к отмене НДС, начислений на фонд оплаты труда и переносу тяжести налогообложения на прибыль, предварительно зафиксировав ту ее долю, которую необходимо отчислять в бюджет. Кроме того, следовало бы обеспечить 100%-ное перечисление природно-ресурсной ренты в доход государства. С этими мероприятиями связывают возможности снижения издержек, повышения конкурентоспособности отечественной продукции, вытеснения импорта с внутреннего рынка, дополнительной загрузки производственных мощностей и создания условий для экономического роста.

Идея переноса налоговой нагрузки на природно-ресурсную ренту заслуживает практической реализации, однако другие предложения, касающиеся НДС, налога на прибыль, имеют достаточно зыбкие экономические основания. Дело в том, что при соответствующих расчетах, на которые ссылается Д.С. Львов[191], по всей видимости, не учтен фактор социально-экономического status quo. Показатель прибыли в российской экономике имеет во многом условное значение. Если угодно, это показатель “последействия”, который может отражаться либо не отражаться в соответствующей отчетности.

В условиях высокой криминализации экономики, сильного теневого сектора и значительных ставок налога на прибыль перенос еще большей нагрузки на этот инструментальный показатель просто обнулит собираемую налоговую сумму или по крайней мере приблизит ее к нулевой отметке. Это будет равносильно введению налоговых каникул для промышленности, что можно применить открыто, без манипуляций с переносом налоговой нагрузки.

Налоговая система представляет собой многогранный инструмент экономической политики, который можно использовать в целях повышения эффективности промышленности, для решения социальных задач, в области макроэкономического регули

рования, установления необходимых пропорций между различными экономическими подсистемами и т.д. В Великобритании министр финансов лейбористского правительства в конце 1998 г. вышел в Палату общин с проектом снижения минимальной ставки подоходного налога до 10%. По расчетам министерства это должно стимулировать трудовую отдачу и улучшить положение работников по найму с низким и средним доходом. Компенсацию подобного снижения подоходного налога правительство рассчитывает получить за счет увеличения налога с продаж недвижимости, повышения налогов на алкоголь и табак, отмены ряда льгот и налоговых привилегий. Цель налоговых изменений состоит в перестройке экономики посредством повышения производительности труда, переносе налогового бремени на торговлю с тех, кто является создателем передовых научных, технологических и других инженерных разработок.

В Японии, экономика которой длительный период находилась в застое и понесла убытки от азиатского финансового кризиса 1997-1998 гг., также принимаются усилия по снижению налогов. В январе 1999 г. был сокращен подоходный налог с физических лиц, в апреле - с юридических лиц. Японское правительство в 1998-1999 гг. распространяло талоны на питание с тем, чтобы поддержать национальную промышленность в условиях падающего платежеспособного спроса. Однако опыт передовых стран с рыночной экономикой не должен создавать иллюзию применимости аналогичных методов налогового регулирования в отношении российской экономики. Переходный период лишает налоговую систему гибкости, поэтому результаты изменений налоговой системы могут оказаться довольно скромными.

Это влияние распространяется на взаимодействие различных секторов экономики, включая и вновь образованные, на межотраслевую кооперацию и формирование посреднических звеньев, обеспечивающих доставку производимых товаров, а также импортной продукции до конечного потребителя. Ниже представим простейшую модель, демонстрирующую влияние изменения ставок налога на прибыль и налога на добавленную стоимость на функционирование посреднической цепочки. Модель получена в предположении, что спрос на распространяемый по цепочке продукт высоко неэластичный в краткосрочном периоде, так что рост цены приводит к незначительному сокращению объемов потребления и существенно не влияет на величину налоговой

Рис. 8.7. Посредническая цепочка в системе “производитель-потребитель”

суммы, собираемой с данной коммерческой цепи[192]. Цена рассматривается как институциональное установление, воздействующее на систему мотивов и стимулов как производителя, так и потребителя.

Пусть по коммерческой цепочке (рис. 8.7) продвигается продукт с себестоимостью С = 1. Введем допущение о том, что норма прибыли одинакова на всех участках посреднической цепи. Себестоимость производителя можно представить в виде двух

компонент: С\ - внутренних затрат фирмы, С\ - стоимости сырья и комплектующих, приобретаемых у поставщиков.

То есть: С = С{ +Cf = С\ + X Рг +              гДе              ^              _              общее коли-

г=1              г=1

чество покупаемых сырья и материалов по цене Рп а - ставка налога по НДС. Способ ценообразования является институциональным установлением.

Существует несколько способов ценообразования, и экономические агенты мої ут выбирать тот или иной. На практике наиболее распространены следующие:

  1. издержки плюс;
  2. цена, основанная на спросе, когда маркетинговыми методами определяется приемлемый для потребителя уровень цены, от

    него отнимается желаемая норма прибыли и ставится задача доведения издержек до полученного уровня;

  3. цена может устанавливаться в силу конкурентной необходимости: ниже, на уровне или выше сложившейся на данном рынке цены, т.е. фактически быть безразличной к издержкам и нормативной.

В последнем случае норматив служит целям соперничества, расширения рынка или даже внутренним целям фирмы, сосредоточенной на освоении новой технологии, ресурсы на которую удастся получить только при понижении цены на производимый по старой технологии товар по сравнению с рыночной (при соответствующей эластичности спроса) либо наоборот - при повышении цены на продукт новой технологии, чтобы сделать его модным и создать потребительский ажиотаж, приводящий к концентрации необходимых финансовых средств на “раскрутку” продукта и технологии. Так нередко поступают многие электронные и компьютерные гиганты (IBM, INTEL и др.).

Также может использоваться ценообразование по предельным издержкам по методу Хотеллинга-Лернера, поэлементное ценообразование или ценообразование по средним издержкам. Кроме названных методов ценообразования на практике применяются еще несколько ценовых установлений:

  • подражание, при котором цена поддерживается на уровне, установленном конкурентами, например, при олигополии, чему соответствует ломаная кривая спроса;
  • обучение, в результате которого предприятие изменяет цену в зависимости от изменения какого-либо параметра, характеризующего потребителя, например, дохода;
  • эмпирико-статистическое определение ожидаемых затрат и спроса, в результате сопоставления которых выводится функция прибыли и устанавливается соответствующая цена.

Подражание и обучение представляют собой, скорее, институционализированные ценовые стратегии, т.е. модели ценового поведения фирм, а не собственно правила установления цены, а эмпирико-статистическое определение подпадает под вторую названную выше группу методов ценообразования. Однако чаще всего первый метод “издержки плюс” имеет безусловный приоритет, поэтому далее в качестве установленного правила назначения цены мы используем именно его.

Рассмотрим две схемы налогообложения НДС при нулевых издержках посредников, когда они покупают продукт по некото

рой цене, назначают свою цену с учетом нормы прибыли и продают по этой цене с НДС (Trf = 0), и другую - когда Trt Ф 0, а также два подхода к НДС в зависимости от того, что считать добавленной стоимостью. Это тоже проблема институциональных установлений.

I. НДС берется с величины “себестоимость плюс прибыль”

R

за вычетом величины Рг, т.е. уже выплаченного налога на

г=1

добавленную стоимость при покупке сырья, материалов и комплектующих.

  1. Тогда поступления по налогу на добавленную стоимость для цепочки посредников из п элементов составят:

НСндс = [1 + (1 + g)b]n {(1 + ay - 1 }С,              (8.1)

где g - налог на прибыль; Ъ - норма прибыли; а - налог на добавленную стоимость; п - количество элементов посреднической цепи между производителем и конечным потребителем; С - себестоимость произведенного продукта. НСндс - налоговая сумма, которую приносит налог на добавленную стоимость на п элементах посреднической цепи.

А поступления по налогу на прибыль:

НСР ={[1 + (1 + g)bf - (1 + ЬГ)С.              (8.2)

Будем считать, что цена у первого посредника, приобретавшего товар за сумму Рх = С + ЬС + gbC + а(\ + Ь(1 + g))C, определяется так: Рг- Рі + ЬРХ + gbPx + а( 1 + b( 1 + g))P\, тогда цена я-то - последнего члена цепи, по которой он предложит товар потребителю, составит: Рп = (1 + а)п~х( 1 + (1 + g)b)n'x Рх = = (1 + а)п(\+ (1 + g)b)nC.

  1. Если учитывать трансакционные издержки посредников, то цена на «-ном элементе будет определяться следующим образом:

Р„ = (1 + а)п~\ 1 + (1 + g)b)n~l Ру + "? Щ\ + а)я~‘(1 + (1 + g)b)n.

-1              (8.3)

Тогда налоговая сумма составит:

НСвдс = [(1 + а)" - Щ + (1 + g)b)n С +

+ X Trt{{ 1 + а)я~‘ -1}(1 + (1 + 8)ЬГ‘, і 1 t

где 7У, - трансакционные издержки в /-й посреднической операции. Трансакционные издержки будут определяться протяженностью посреднической цепи, т.е. являться функцией числа посредников - Tr = F(n). Однако рост трансакционных издержек при увеличении числа посредников не означает, что причина этих издержек - посредники. Ответ на вопрос, почему экономические агенты начинают выполнять роль посредников (спекулянтов), коренится не только в сопоставлении экономии на трансакциях для разных видов деятельности, но и в анализе изменений действующих установлений. Например, рост числа безработных приводит к вынужденному посредничеству, а низкие зарплаты в промышленности, отток кадров в малый и средний бизнес, где труд оплачивается выше, поскольку капиталоемкость предпринимательского сектора и энергозатраты значительно ниже, чем в крупной промышленности, усиливают переток кадров в спекулятивный сектор. Таким образом, учет трансакционных издержек при каждой посреднической сделке приводит к увеличению цены Рп. Косвенные налоги также приводят к росту цен.

Проведенные еще в 1996-1997 гг. автором расчеты по приведенным зависимостям позволяют сделать следующие выводы:

  • налоговая сумма по налогу на прибыль при одинаковой ставке значительно ниже налоговой суммы по НДС, поэтому последний играет существенную роль в экономике как фактор реаллокации;
  • снижение ставки НДС сокращает налоговые поступления на большую величину, чем снижение ставки налога на прибыль;
  • НДС осуществляет больший вклад в рост цен по сравнению с налогом на прибыль;
  • рост цен при увеличении числа посредников опережает рост налоговых поступлений, таким образом ухудшая бюджетное соотношение доходы/расходы, поскольку социальные выплаты при росте цен требуют индексации, а доходы не позволяют обеспечить этот рост;
  • изменение ставки налога на прибыль (уменьшение ее до нуля) незначительно влияет на налоговые поступления по НДС, так что с позиций обеспечения поступлений в бюджет становится выгодно существенно снизить налог на прибыль, но сохранить НДС на уровне 20%, который при соответствующей норме прибыли приведет к сокращению налоговых поступлений на 8-10%, но если налог на прибыль снизить до 10-12%, то снижение общих налоговых поступлений от этих двух налогов (не учиты

вается возможное расширение налоговой базы при переходе производства из теневого в легальный сектор) составит всего от 1 ДО 3%.

НДС берется, исходя из действующего в экономической теории определения добавленной стоимости. Под добавленной стоимостью понимают стоимость проданного фирмой продукта за вычетом стоимости изделий (материалов), купленных и использованных фирмой для его производства. Перепишем цену производителя, учитывая разделение себестоимости на две компоненты:

R              R              Г              R              R              ^

Рг+ аX Pr+WCj + X Рг + я X РЛ +

Г = 1              Г = 1              I              г = 1              г = 1 J

R              R              1

I Pr+aY,Pr\.              (8.4)

г=1              г=1 J

Из формулы следует, что прибыль определяется не только величиной внутренних издержек фирмы, но и ценами закупаемого сырья и материалов, ставкой НДС и величиной нормы, которая имеет два “фундаментальных” свойства: свойство само- установления, которое состоит в том, что величина нормы устанавливается предпринимателем, и свойство остаточности, или “рыночного установления”, когда предпринимателю приходится обнулять прибыль, чтобы продать товар. Из данного институционального установления цены и прибыли явно не следует, что прибыль является вознаграждением за нововведения (по Й. Шумпетеру) или за риск (по Ф. Найту), т.е. прибыль при таком установлении не может рассматриваться как плата за фактор “предпринимательская способность”. Функциональная связь между ставкой налога на прибыль и нормой прибыли, видимо, существует. Высокий налог на прибыль, по сути дела на остаточный доход в условиях падения доходов и платежеспособного спроса приводит в одних случаях к обнулению прибыли, в других - к уводу прибыли “в тень”.

Обеспечивая простор максимизирующему прибыль поведению экономических агентов в России посредством отмены налога на прибыль, можно стимулировать решение двух важных задач: создания стабильного предпринимательского сектора экономики и запуска в работу пока неподвижного акционерного капитала через оживление дивидендной политики для большинства субъектов реальной экономики. Кроме того, получение прибыли

позволит активизировать инвестиционные процессы и выведет часть экономики из теневого сектора.

Исходя из определения добавленной стоимости формулы

R

(8.4), можно понять, что вычитание величины Рг не являет-

г=1

ся достаточным для правильного взимания налога на добавленную стоимость при новом установлении. Компоненты b, ab, gb, gba оказывают искажающее воздействие на налоговую сумму, собираемую по налогу на добавленную стоимость, делая этот налог нечистым. Фактически реальная добавленная стоимость равна С^+ЬС/, а величина налога должна быть а(\ + Ь)С{. Выразив налоговую сумму для рассматриваемой посреднической цепочки, получим:

НСвдс = *!(! + №,              (8.5)

1 = 1

Принимая Тгх = С = 1, что на самом деле не так, поскольку Тгх

R              R

представляет часть от С из-за              X              аИ              Ргgt; и ПРИ Тг2 =0,5,

г=1              г=1

7У3 = 0,3, g = 35%, а = 20% проведем сопоставительный расчет налоговой суммы для трех элементов посреднической цепи в зависимости от нормы прибыли для институциональных установлений типов I и II.

Как видно из рис. 8.8 влияние искажающих компонент налоговой суммы распространяется между кривыми (тип I и тип II), обеспечивая большую разницу в величине этой суммы. При данной норме прибыли разница между кривыми показывает, насколько институциональное установление первого типа с одной коммерческой цепочки приносит в казну больше поступлений от налога на добавленную стоимость (при прочих равных условиях) по сравнению с институциональным установлением второго типа. В проведенном анализе не учитывались многие важные факторы, определяющие налоговую сумму, в частности, считалось, что увеличение нормы прибыли приводит к росту налоговых поступлений и что сама норма прибыли и ставка налога на прибыль невзаимосвязаны. Безусловно, рост нормы прибыли увеличит цену, что может негативно сказаться на продажах и общих налоговых поступлениях, но наша цель сводилась не к построению сложных моделей, а к демонстраций существенного влияния, которое оказывают институты и

установленные нормы на функционирование экономики и ее структуру.

Налоговая сумма

Ъ

Рис. 8.8. Налоговая сумма при разных институциональных установлениях (I и II)

Теперь можно сформулировать следующие выводы:

  1. изменения системы налогообложения помимо решения сугубо бюджетных задач должны быть подчинены формированию эффективных моделей стимулирования производительной деятельности экономических субъектов;
  2. способ ценообразования и определение добавленной стоимости являются теми установлениями, от которых напрямую зависит собираемая налоговая сумма, следовательно, решения по изменению ставок налогов могут рассматриваться как поверхностные;
  3. чтобы создать условия эффективного функционирования промышленных комплексов, необходимо отказаться от существующих “налоговых наслоений”;
  4. целесообразность снижения налога на прибыль гораздо выше, нежели налога на добавленную стоимость;
  5. дисфункция института “цена-налог” приводит к ригидности цен, способствует инфляции, падению конкурентоспособности, бюджетному дефициту.

В стратегическом плане экономическая политика должна приводить к следующим результатам:

  • разрыву спирали инфляции издержек “капиталоемкость-энергоемкость”, что возможно только методами регулирования тарифов и цен в топливно-энергетическом, жилищно- коммунальном комплексах;
  • изменению пропорции в стоимости факторов производства - труда и капитала: труд в России должен стать относительно дорогим, ресурсы (капитал) - относительно дешевыми;
  • изменению соотношения реальной заработной платы wflp - в посредническом секторе экономики и wr ip - в национальной промышленности, хотя бы в сторону паритета;
  • проведению импортозамещения и селективного протекционизма;

  • возобновлению механизмов государственного инвестирования и кредитно-денежной эмиссии, создающей потребляемую на внутреннем рынке высокую добавленную стоимость.

Неоднократно предлагавшееся снижение налога на добавленную стоимость, как показывает проведенный анализ, не имеет столь весомые основания, как аналогичное снижение налога на прибыль. Это подтверждает и таблица, в которой отражена динамика основных статей и изменения в структуре доходов и расходов консолидированного бюджета РФ за девять месяцев 2004 и 2005 гг. (табл. 8.6).

Как видно из структуры доходной части федерального бюджета, доля поступлений по налогу на прибыль возросла за два года, составив 18,5%, однако она существенно ниже доли поступлений по налогу на добавленную стоимость, который обеспечивает наравне с доходами от внешнеэкономической деятельности наибольший взнос в доходную часть бюджета. В общем, сумма этих двух статей практически равна половине бюджета Российской Федерации, если к ним прибавить еще поступления по подоходному налогу (9,0%).

Конечно, при такой структуре становится очевидно, что существенно снизить налог на добавленную стоимость - значит лишиться значительной доли доходных поступлений. В условиях бюджетного профицита это означало бы для правительства добровольно отказаться от избыточной части бюджета, которую можно использовать для решения социальных задач. Кроме того, такое снижение ничего не изменит в состоянии налоговых институтов, никак не скажется на мотивациях, в отличие, например, от снижения налога на прибыль. Разумеется, коренным изменением структуры налогообложения в России должно стать увеличение поступлений доходов по статьям “пользование природными ресурсами”, “имущество”, “доходы от использования государственной и муниципальной собственности”. Иными словами, экономическая политика с необходимостью должна предусмотреть доход с того, что в России имеется в избытке, а также с тех активов, для которых имеется запас в повышении эффективности их эксплуатации. К таким активам, в частности, относится государственная и муниципальная собственность.

Существуют, безусловно, и ограничения в возможности присвоения природно-ресурсной ренты. С одной стороны, цены на ресурсы довольно высоки и продолжают расти, делая экономику России неэффективной, постепенно приближаются к мировым

Таблица 8.6. Структура доходов, расходов федерального бюджета в 2004-2005 гг. (в %)

Статья

Структура, % к итогу

2004 г. 2005 г.
Доходы, в том числе: 100 100
налог на прибыль организаций 16,0 18,5
налог на доходы физических лиц * 10,5 9,0
единый социальный налог 8,5 3,6
НДС 19,8 21,1
акцизы 4,9 3,5
налог на имущество 3,2 3,4
налоги и платежи за пользование природными ресурсами 10,1 11,7
доходы от внешнеэкономической деятельности 15,9 20,1
доходы от использования имущества в муниципальной и госсобственности 2,9
Расходы, в том числе: 100 100
общегосударственные вопросы 13,3
обслуживание государственного и муниципального долга 6,2 5,0
национальная оборона 9,3 9,8
безопасность и правоохранительная деятельность 8,1 9,6
национальная экономика 11,4
Топливо и энергетика 0,1
Сельское хозяйство и рыболовство 1,4 1,3
Транспорт, связь, информатика 1,0 4,3
Прикладные научные исследования 0,5
Жилищно-коммунальное хозяйство 6,2 7,4
Социально-культурные мероприятия 31,7 33,9
Трансферты внебюджетным фондам 14,3
Профицит 18,2 28,2

Ценам, но, с другой стороны, вводимый налог, являясь своеобразной надбавкой к цене, не будет способствовать ее снижению. Здесь проблема двойственная. Во-первых, цена на ресурсы растет и приближается к мировой, не имея для этого объективных оснований, это и является отражением порочной системы инсти- 18. Сухарев О.С.              545

тутов, обеспечивающих колоссальную неэффективность. Почему страна, имеющая запасы какого-либо блага, должна сама потреблять эти блага по той же цене, по которой их покупают у нее страны, этим благом не располагающие? Конечно, на самом деле такое положение вещей должно быть исключено. Во-вторых, по мере решения первого вопроса и усиления контроля за ресурсной базой страны со стороны государства удастся исключить присвоение ресурсного дохода частными лицами и перевод этого дохода за рубеж. Отсюда и появится возможность введения налога, который и обеспечит рост поступлений в бюджет. Для богатой ресурсами страны формирование доходов за счет налогов с ресурсов всего на 10% является крайне недостаточным, поэтому требуется изменить экономическую политику в отношении налоговых изъятий. Вместе с тем государству следует повысить эффективность управления собственным имуществом, не отдавая его за бесценок в ходе дальнейшей приватизации, что также будет еще одним источником доходов федерального бюджета, который вполне может составить не 2,9, а до 5%. Что касается расходных статей, то здесь необходимо существенно увеличить расходы на национальную экономику, включая науку, бюджетную сферу, социальный сектор, сельское хозяйство, отрасли инфр аструктуры.

Завершая главу, необходимо еще раз сказать, что структурные изменения экономики, решение сложных социальных проблем, которое нужно предложить одновременно, немыслимы без государственной инвестиционной политики. Уместно напомнить советский опыт, который может оказаться полезным при формировании экономической политики сегодня. Интересно отметить, что программу индустриализации страна выполнила в довольно сжатые сроки исключительно за счет специальной инвестиционной пблитики, причем абсолютно не прибегая к иностранной экономической помощи. При этом была достигнута высокая норма накопления и инвестиций в сектор средств производства, решалась задача капиталообразования вместо приоритетного развития потребительского сектора. Конечно, подобная политика строилась на плановых методах, поскольку только лишь рынки не смогли бы обеспечить такой концентрации ресурсов на развитии индустрии, да еще в очень сжатый период времени. Следовательно, рынки не приспособлены осуществлять трансформации в соответствии с целями развития общества, они сами являются итогом подобных трансформаций, некой целью. Такой итог

не способен создать позитивного ожидания экономической политики в нынешней России, поскольку правительство надеется только на рынки и проводит довольно скромную инвестиционную политику. При таком планировании оно никогда не сможет сконцентрировать достаточного ресурса, чтобы осуществить структурные изменения экономики. По этой причине ожидать появления эффективных структурных сдвигов в обозримом будущем не приходится, так как структурный сдвиг необходимого качества - это прежде всего инвестиция, а осуществить подобную инвестицию кроме правительства никто не может. Только соответствующая экономическая политика способна направить действия разнородных агентов-инвесторов в одно русло, на одну цель.

Советскому правительству в свое время удалось, например, покрыть разницу между общей стоимостью продукции, объемом инвестиций, военными расходами и стоимостью услуг платежеспособным спросом населения за счет налога с оборота (аналог налога на добавленную стоимость, который предлагают снизить). Для реализации такого плана были привлечены сбережения населения через взносы по государственным займам при устойчивом положительном балансе сберегательных вкладов[193]. Краткосрочные кредитные операции осуществлял Государственный банк, а для управления инвестициями были организованы специальные кредитные учреждения, ориентированные на длительные сроки развертывания кредитных линий. Эти кредитные учреждения заведовали государственными субсидиями, предоставляемыми из бюджета, а также в них размещались амортизационные фонды промышленных предприятий, являвшихся в основном государственными. Так были аккумулированы национальные сбережения для инвестиций с целью ликвидации технического и индустриального отставания страны. Нужно отметить, что это одна из немногих удачно примененных стратегий “большого рывка”.

Проблема состоит в том, что задача экономической политики должна быть сформулирована и подчинена стратегической цели. В России на сегодняшний день любые похожие постановки отсутствуют. Экономический рост создал иллюзию верной траек

тории пассивного догоняющего развития и имитации. “Структурный рывок” и “структурный парадокс”, заложенный еще в советское время, где сектор капиталообразования довлел над потребительским сектором, сыграл с СССР злую шутку в конце 1980-х годов, дестабилизировав систему, создав режим потребления по карточкам, но затем эта же структурная диспропорция обеспечила стране выживание в первой половине 1990-х при параличе основных институтов и гиперинфляции. Затем она же, претерпевая трансформацию, позволила расширить сектор потребления и на этой основе с учетом сложившейся позитивной внешнеэкономической конъюнктуры и с эффектом девальвации обеспечить экономический рост восстановительного характера, но уже иной экономической и институциональной структуры.

<< | >>
Источник: Сухарев О.С.. Институциональная экономика : теория и политика / О.С. Сухарев ; Ин-т экономики РАН. - М. : Наука. - 863 с. - (Экономическая теория и стратегия развития).. 2008

Еще по теме СТРУКТУРНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, ИНВЕСТИЦИИ Ж НАЛОГОВЫЕ УСТАНОВЛЕНИЯ[188]:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -