<<
>>

§ 3. Исследование военно-промышленного комплекса

Термин «военно-промышленный комплекс» впервые употребил президент США Д. Эйзенхауэр в прощальном послании американскому народу 17 января 1961 г. Однако сущность и механизм того альянса военно-промышленных монополий с военщиной государственного аппарата, который закономерно в процессе развития государственно-монополистического капитализма приводит к формированию военно-промышленного комплекса (ВПК), были в общем виде вскрыты еще В.
И. Лениным. Он показал, что рост милитаризма в эпоху господства монополий есть результат внутренне присущей им агрессивности, определил классовый характер милитаристских процессов при импе- риализме.740 Первостепенное значение с точки зрения анализа влияния милитаризации на развитие производственных отношений капитализма имело рассмотрение В. И. Лениным основных особенностей организации военной индустрии в новых условиях воспроизводства капитала. В. И. Ленин отмечал, что в военно- промышленной сфере, представляющей собой «особый вид народного хозяйства», происходит наибольший подрыв товарных отношений и что именно здесь в период первой мировой войны сформировалась система качественно новых взаимоотношений между монополиями, государством и наемным трудом, которая способствовала особой прибыльности военного производства и которую он определил как «военно-государственный монополистический капитализм».741

Помимо трудов В. И. Ленина, заложивших основу научного понимания процессов милитаризации в эпоху империализма, в первые годы Советской власти появился ряд других интересных работ, в которых с марксистских позиций анализировалась организация экономики капиталистических держав в период первой мировой войны. К числу одних из самых плодотворных исследований в этом плане следует отнести работы Ю. Ларина (М. А. Лурье), отмечавшего, в частности, что «в минувшем военном опыте Германии мы имеем лишь более „чистую культуру" того строя, к какому идет буржуазное хозяйство вообще».742Наиболее детально новые явления в развитии военной индустрии империалистических стран, борьбу монополий, производящих вооружения, за внутренние и внешние рынки проанализировал тогда М.

П. Павлович (М. Л. Вельтман), автор серии книг по данным вопросам. Важное значение для последующего исследования военной экономики капитализма имело рассмотрение им (прежде всего в работе «Интернационал смерти и разрушения») особенностей функционирования частной военной индустрии, которая с начала XX в. стала постепенно захватывать «священное и прибыльное дело вооружения нации» и представляла собой «хозяйственное новообразование» эпохи империализма, отличавшееся высокой степенью монополизации и многообразием эффективных (с точки зрения приложения капитала) взаимосвязей с буржуазным государством. Один из главных выводов проведенного М. П. Павловичем исследования заключался в том, что при империализме «милитаризм из орудия осуществления определенных классовых задач буржуазии превращается постепенно в самоцель».743

В период между двумя мировыми войнами некоторые из отмеченных ленинских положений получили дальнейшее развитие в ряде работ советских экономистов (прежде всего 30-х годов) при рассмотрении ими военной экономики империалистических государств в условиях развернувшегося общего кризиса капитализма. Необходимость изучения милитаризации капиталистической экономики определялась, по мнению Е. Л. Хмельницкой, тем, что «трудно понять все своеобразие хозяйственной обстановки капитализма в современную эпоху всеобщего кризиса, если не учитывать этой работы империализма по подготовке хозяйственной базы для предстоящего тура войн».744 В центре внимания советских ученых в те годы находились особенности организации военной индустрии в ходе ее перестройки для нужд новой мировой войны, главной из которых была так называемая «ассимиляция», означавшая такой уровень милитаризации экономики (никогда ранее не достигавшийся в мирное время), когда вся промышленность капиталистических государств становится системой «временно демобилизованных» военных заводов. Среди сравнительно небольшого числа исследователей, занимавшихся тогда данными вопросами, признанным авторитетом был С. М.

Вишнев. Его перу принадлежали основные работы этого периода по проблемам военной экономики капитализма.745

В результате проведенного советскими учеными подробного анализа процессов специализации, кооперирования и комбинирования производства в военной экономике в 20—30-е годы была подтверждена известная мысль классиков марксизма-ленинизма о том, что в деятельности армии и «человекоубойной промышленности» нередко оказывается предвосхищенным ряд экономических явлений общего хозяйственного развития. В некоторых работах, кроме того, затрагивались вопросы взаимодействия монополий и государства в производстве вооружений. Исследование «тесно сросшихся с государством военных организаций монополистического капитала» позволило Н. Шпекто- рову, например, сделать важный вывод: централизация аппарата технического руководства в руках государства означает «не контроль государства над военно-промышленными монополиями, а сращивание этих последних с государственным аппаратом и использование его в своих целях».746

В 40-е годы уже широкие круги советских экономистов весьма детально изучали военную экономику капиталистических стран, причем в отличие от предыдущих десятилетий, когда анализ особенностей развития военной индустрии велся на материалах прежде всего европейских стран, основным объектом исследования все больше становилась военная промышленность США. Именно здесь наиболее рельефно проявились новые формы сращивания монополий и государства, которое в целом значительно усилилось. Учет новых особенностей развития военной индустрии позволил исследователям, во-первых, трактовать ее как «своеобразное сочетание остатков ,свободного" капитализма с многочисленными элементами планирования, регулирования и контроля»,747 и во-вторых, сделать вывод о том, что значительному усилению в ходе войны могущества и влияния ведущих монополий в первую очередь способствовала инвестиционная, финансовая и прочая деятельность государства. Е. С. Варга высказал также мысль о том, что возросшая концентрация производства, усиленная концентрацией и централизацией капитала, относится к числу тех последствий второй мировой войны, которые имеют не временный, а окончательный характер.748

Одной из главных отличительных черт послевоенного развития капитализма стало то, что милитаризация экономики в мирное время превратилась в постоянное явление для многих империалистических стран.

Поэтому в конце 40-х и в 50-е годы советские экономисты всевозрастающее значение придавали изучению лидеров военного бизнеса, стремившихся добиться такого участия государства в военном производстве, которое, как отмечал И. А. Трахтенберг, «гарантировало бы монополиям наибольшие прибыли и в то же время освобождало бы их от предпринимательского риска».749 Большое внимание уделялось также выяснению места военных сверхприбылей среди источников обогащения финансовой олигархии. Так, по мнению ученых Института экономики АН СССР, в послевоенный период «работа на войну превратилась для монополистов США, Англии и другим империалистических государств в главный источник наживы».750

Одним из ведущих исследователей проблем военной экономики империализма по-прежнему оставался С. М. Вишнев. В его работах послевоенных лет (прежде всего в книге 1952 г. «Современный милитаризм и монополии») подробно изучалась связь между усилением господства монополий и ростом милита- ризма, при этом справедливо был отмечен ее двусторонний характер. Кроме того, С. М. Вишнев указал на то, что современный милитаризм, возникший и развивающийся на базе монополистического капитала, есть продукт паразитизма и загнивания всей капиталистической системы, результат углубления общего кризиса капитализма, и поэтому было бы неправильно связывать развитие милитаризма с какой-либо одной отраслью промышленности или определенной группой монополий. Однако руководящую роль при этом могут играть именно наиболее могущественные монополии, которые получают крупнейшую долю военных заказов.

Следует отметить, что анализ деятельности военно-промышленных монополий сопровождался порой несколько преувеличенными заключениями. В ряде работ утверждалось, например, что военные ведомства США находятся в руках монополий, которые подчиняют и используют буржуазный государственный аппарат в своих узкокорыстных целях.751 Подобные суждения были обусловлены тем, что определенное время некоторые ученые недооценивали или неверно трактовали изменение роли государства в экономике капитализма после второй мировой войны,752 что приводило, в частности, к попыткам объяснить резкое усиление милитаризации экономики в этот период только действием основного экономического закона капитализма.753

Постепенно, однако, становилось преобладающим такое объяснение милитаристских процессов, которое учитывало не только агрессивную политику монополий, но и такую особенность послевоенного развития капитализма, как переход правительств ведущих империалистических стран к активному использованию военных расходов в качестве важнейшего антикризисного средства, одного из главных методов стимулирования экономики. В принятой на XXII съезде КПСС третьей Программе партии уже отмечалось, что одной из характерных черт сложившегося в этих странах государственно-монополистического капитализма является неслыханное усиление милитаризма, пронизывающего жизнь буржуазного общества.754 Такой подход к решению вопроса о природе милитаристских процессов после второй мировой войны разрабатывался в дальнейшем в трудах М. И. Бурлакова, рассматривавшего милитаризацию экономики как одну из наиболее развитых форм государственно-монополи- стического регулирования производства,755 и других советских экономистов при анализе ими ВПК как элемента механизма государственно-монополистического регулирования экономики главных капиталистических держав.756

Развертывание НТР вызвало резкое увеличение роли науки в создании вооружений и как следствие — усиление ее милитаризации. Первыми на необходимость изучения этих новых аспектов военной экономики, значение которых постоянно возрастает, указали М. И. Рубинштейн и Е. С. Варга.757 Наиболее же обстоятельное исследование НТР в военном деле — одного из главных факторов сращивания на постоянной основе военно- промышленных монополий и государства — провел на примере США Ю. М. Шейнин. Он показал, что НТП в военном производстве носит ярко выраженный государственно-монополистический характер, причем военные контракты стали надежной базой для извлечения прибыли из научного и технического бизнеса. Резкое удорожание военной техники в результате роста затрат на НИОКР, указывал Ю. М. Шейнин, особенно усугубляется спекулятивными махинациями крупных концернов, монополизировавших создание и производство новых систем вооружений.758 При анализе ставшего типичным для ведущих империалистических государств широкого использования достижений человеческой мысли в целях создания орудий массового уничтожения советские ученые особо подчеркивали, что милитаризм в эпоху НТР является все более наглядным проявлением паразитизма и загнивания капитализма.

К началу 60-х годов накопленные знания об организации военной экономики в наиболее развитых империалистических странах в условиях ГМК и НТР вплотную подвели к понятию военно-промышленного комплекса. И хотя это явление в советской экономической литературе еще не было названо, его признаки и характеристики изучались в совокупности и взаимосвязи. Значительный вклад в политэкономическую разработку вопросов милитаризации экономики в условиях ГМК внесли в те годы труды С. А. Далина, особенно его работа «Военно- государственный монополистический капитализм в США», вышедшая в 1961 г. Один из главных выводов этого исследования заключался в том, что сращивание монополий и государства происходит наиболее интенсивно в сфере военного производства, где поэтому полнее и ярче раскрывается сущность ГМК.

С. А. Далин высказал положения, важные для правильного понимания процесса огосударствления в военной промышленности. В условиях сокращения здесь государственной собственности, по его мнению, на первый план выдвигается такая форма ГМК, как система государственных заказов и закупок вооружений у частных монополий. В качестве характерной черты военно-государственного монополистического капитализма С. А. Далин отметил, что значительная часть общественного продукта минует здесь открытый рынок. Эта мысль впоследствии имела важное значение при анализе ВПК.

Достаточно близко к определению сущности военно-промышленного комплекса подошли в первой половине 60-х годов также Ф. П. Аврамчук и Ю. Е. Власьевич. «Связанная круговой порукой коалиция фабрикантов оружия, генералов и их адвокатов в руководящих правительственных кругах США,— писали эти ученые,— одержимая жаждой наживы, толкает страну на дальнейшее усиление гонки вооружений».759 Были названы и цели функционирования такого государственно-монополистического союза: максимальное увеличение монопольно-высоких прибылей от производства оружия и умножение военно-экономических ресурсов в целях обеспечения классовых интересов монополистической буржуазии.

Во второй половине 60-х годов термин «военно-промышлен- ный комплекс» появился в документах КПСС. При этом был углублен анализ содержания этого явления. «Военно-промышленный комплекс,— указывалось в Тезисах ЦК КПСС «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции»,— стал ударной силой империализма, стимулирующей реакцию во внутренней и внешней политике буржуазных государств».760 В докладе советской делегации на международном Совещании коммунистических и рабочих партий в 1969 г. говорилось: «В наиболее развитых капиталистических странах быстро растет влияние так называемого военно-промышленного комплекса, то есть союза крупнейших монополий с военщиной в государственном аппарате».761 С конца 60-х годов многие советские ученые стали изучать функционирование ВПК, его место в системе государственно- монополистического капитализма, что выразилось в большом количестве публикаций по этим проблемам. В середине 70-х годов появились первые монографические исследования военно-промышленного комплекса. Он рассматривался как закономерный результат развития империализма и ГМК, как особая государ- ственно-монополистическая группа, представляющая собой объединение силы военно-промышленных концернов с мощью государства вообще и аппарата вооруженных сил в особенности. Отмечалось, что развитие ВПК стимулируется общеклассовыми стремлениями монополистической буржуазии к росту милитаризма (главной чертой которого во второй половине XX в. стала антикоммунистическая направленность), резко усиленными экономической заинтересованностью в гонке вооружений. Одновременно подчеркивалось, что ВПК — структурный элемент системы ГМК, ее особое милитаристское звено. Была также высказана мысль о том, что военно-промышленный комплекс, являясь в условиях ГМК главной формой милитаризма, не только выполняет служебную роль соответствующую агрессивным целям империализма, но и приобретает качества самостоятельного фактора в развитии милитаристских процессов. Эти выводы, имеющие основополагающее значение для теоретического осмысления ВПК, были впервые сформулированы и обоснованы в работах Е. В. Бугрова, М. И. Бурлакова, Л. М. Громова, Б. Д. Пядышева, Г. Н. Цаголова и некоторых других исследователей.762 Определение на основе ленинского учения о ГМК четкой позиции ученых-марксистов по вопросу о сущности военно-промышленного комплекса дало им возможность развернуть активную борьбу с получившими к началу 70-х годов широкое распространение на Западе буржуазными трактовками этого явления послевоенного империализма, отрицавшими объективный характер возникновения ВПК (как формы движения милитаризма) и классовую направленность его деятельности.

241

16 Зак. 1291

Анализируя ВПК как систему специфических производственных отношений, многие исследователи (вслед за С. А. Дали- ным) отмечали, что сращивание монополий и государства происходит здесь особенно интенсивно и наглядно. Исходя из этого некоторые ученые справедливо указывали на то, что военно-промышленный комплекс находится в центре всей системы производственных отношений ГМК, стимулируя их дальнейшее развитие, усложнение и противоречивость.763 Данные особенности

ВПК предопределили возрастание интереса в советской экономической литературе к исследованию как его самого, так и процессов милитаризации капиталистической экономики вообще: начиная с 60-х годов эти вопросы так или иначе затрагиваются во всех основных работах, посвященных изучению различных сторон политэкономического развития империализма.

Понимание сущности военно-промышленного комплекса углублялось в ходе анализа процессов монополизации и огосударствления военного производства в условиях ГМК. Многие ведущие советские экономисты подчеркивали первостепенное значение данных аспектов исследования ВПК для правильного понимания происхождения и тенденций его развития.764 Порой, однако, встречались односторонние трактовки сущности ВПК, являющегося единым государственно-монополистическим образованием. Высказывалась, например, точка зрения, согласно которой развитие военно-промышленного комплекса связано прежде всего с усилением прямого государственного регулирования как следствия обострения противоречий капитализма.765Наибольшее продвижение в познании ВПК достигается, однако, теми исследователями, которые учитывают одновременно оба генеральных процесса его развития: монополизацию и огосударствление. Подобный подход дал возможность ученым ИМЭМО АН СССР сделать вывод, важный в плане осмысления степени обобществления в рамках ВПК: «Ядро современного развитого военно-экономического комплекса в капиталистических государствах имеет тенденцию превращаться в крупное государственно-монополистическое предприятие».766

Большой вклад в изучение теоретических проблем ВПК на основе тех же методологических позиций его исследования внесли в 70-е годы и ученые ЛГУ (А. А. Демин, Н. В. Расков, С. Б. Лавров), разработавшие концепцию государственно-монополистических комплексов. ВПК, согласно этой концепции, является наиболее развитым государственно-монополистическим комплексом и определяется как «организационная форма государственно-монополистического капитала, инвестированного в военный бизнес, особая форма его (капитала) концентрации, централизации и функционирования».767 При этом имеется в виду, что военно-промышленный государственно-монополистический капитал возникает в результате сращивания в единый механизм монополистического военно-промышленного капитала, частномонополистической и государственной собственности и военно-политической машины государства. Важно подчеркнуть, что ряд других исследователей также использовал в разные годы термин «государственно-монополистический комплекс» при определении сущности ВПК,768 однако именно в работах ученых ЛГУ понимание его как особого государственно-монополистического комплекса впервые получило концептуальный характер. При этом ленинградскими экономистами был сделан новый шаг в познании сущности капитала, занятого в военном производстве, поскольку другие исследования советскими учеными отношений государственно-монополистического капитала в военной промышленности ограничиваются, как правило, либо констатацией факта его существования,769 либо указанием на важнейший аспект его формирования — сращивание частно- монополистического и государственного капиталов как необходимое условие функционирования военного производства в условиях ГМК и НТР,770 что не исчерпывает содержания данной проблемы.

Среди различных аспектов изучения специфики движения капитала, занятого военным производством, главное внимание в советской экономической литературе уделялось все же вопросам его места в воспроизводстве общественного капитала в целом, которые стали предметом многолетних дискуссий, получивших наибольший размах в 60-е годы и не завершенных по сей день. Так, по вопросу о месте военной индустрии в Марксовых схемах воспроизводства сформировалось несколько основных точек зрения, согласно которым военное производство надо рассматривать следующим образом: 1) как составную часть I и II подразделений общественного производства, где выделяются соответствующие военные сектора,771 2) как составную часть

II подразделения,772 3) как III подразделение (или же просто особую сферу производства), но в тесной связи с I и II подразделениями,773 4) вне Марксовых схем воспроизводства,774 5) как особый сектор непроизводственной сферы.775 Не останавливаясь подробно на разборе аргументов сторонников данных концеций, отметим, что первая точка зрения представляется самой убедительной, так как она (в отличие от 2, 3 и 4-й точек зрения)120 нагляднее всего отражает важнейшую особенность военной индустрии — ее интегрированность в экономику в целом. Именно такой подход дает возможность ответить на вопрос: порождается ли милитаризация объективными законами капиталистического воспроизводства, и наиболее полно оценить негативные социально-экономические последствия милитаризма, в том числе его влияние на капиталистический цикл, значимость которого определялась в литературе по-разному.

Некоторые авторы высказывали по этому вопросу крайние точки зрения: одни считали, что военный рынок не может серьезно воздействовать на ход цикла и кризисы перепроизводства,776 другие полагали, что военное производство оказывает однонаправленное влияние на кризисы, углубляя их и делая более частыми.777 Большинство же исследователей, подчеркивая, что милитаризация экономики модифицирует, но не отменяет капиталистический цикл, справедливо считали возможным такое влияние военного рынка, которое оттягивает кризисы перепроизводства и смягчает их результаты, отмечая при этом крайне отрицательное воздействие расширения военных расходов на развитие экономики в долговременном плане.778

Определенные расхождения в оценках советскими экономистами новых явлений послевоенного капитализма отмечались и при анализе ими составных частей военно-промышленного комплекса. Так, исходя из общепризнанного факта, что ВПК не является формальной организацией с четкой структурой и системой управления, некоторые авторы пришли к заключению^ что он не есть самостоятельное образование в системе ГМК и что само понятие «военно-промышленный комплекс» возникло в результате чисто умозрительного объединения в одно целое неоднородных и мало связанных элементов.779 Преобладающей же точкой зрения по-данному вопросу была следующая: разобщенность участников ВПК во многом только кажущаяся, а сам он — реально функционирующий комплекс, устойчивость которого основана на единстве их экономических и политических интересов. Хотя при этом предлагались различные количественные оценки состава участников ВПК, многие его ведущие исследователи выделяли ядро комплекса, состоящее из военно- промышленных монополий и военных ведомств империалистического государства, а остальные компонеты ВПК относили к его периферии.780

Своеобразный итог многолетнего изучения советскими экономистами военно-промышленных монополий подвел Г. М. Кузьмин в книге 1974 г. «Военно-промышленные концерны». Он определил, что наиболее распространенной формой монополистического объединения в военной индустрии в условиях ГМК и НТР стал концерн. Углубляя анализ военно-промышленных концернов, Г. М. Кузьмин выделил их в особую категорию, особую разновидность капиталистической монополии, к которой относятся лишь те поставщики вооружений, которые получают крупнейшие (по стоимости) правительственные заказы и господствуют на военном государственном рынке. Кроме того, им были сформулированы и перечислены в иерархической последо- вательности восемь других критериев выделения военно-промышленных концернов среди монополий вообще.

Результаты исследований Г. М. Кузьмина способствовала укреплению позиций тех ученых, которые придерживаются ком плексного подхода при выделении монополистического ядра ВПК,781 а не ограничиваются рассмотрением только доли военной продукции в обороте того или иного концерна,782 поскольку в последнем случае заметно преуменьшается роль крупнейших монополий капиталистического мира в создании и развитии военно-промышленного комплекса.

Следует отметить также заметный вклад в изучение военно- промышленных монополий, который внес Г. Н. Цаголов, уделявший большое внимание анализу состава их собственников и предложивший при выяснении принадлежности конкретной фирмы к военно-промышленному комплексу исходить из того, насколько она является носителем особых государственно- монополистических отношений, составляющих его содержание.783

Несмотря на достигнутые, таким образом, советской экономической наукой заметные успехи в разработке теории ВПК, вопросам механизма его функционирования уделяется пока недостаточное внимание. В работах ряда экономистов в 70—80-е годы подробно рассматривались отдельные элементы этого механизма,784 однако практически отсутствовало исследование их взаимосвязи, иначе говоря — хозяйственного механизма ВПК как единого целого. Лишь недавно в трудах ученых ИМЭМО АН СССР изучение собственного механизма военно-промышленного комплекса (понимаемого как «сложная, широкоразветвлен- ная сеть взаимодействия компонентов ВПК и распространения его влияния в капиталистическом обществе») было выделено в качестве самостоятельного вопроса.785 При этом важным ис- ходным моментом исследования данного механизма является выделение его государственно-монополистической сущности. «Хозяйственным механизмом, обеспечивающим организацию и функционирование военного производства империалистических держав,— подчеркивает А. А. Николин,— служит система государственно-монополистического регулирования».786 Обращение к изучению этой проблемы закономерно: советской экономической наукой разрабатывается теория хозяйственного механизма ГМК, составляющая в настоящее время одно из главных направлений анализа современного капитализма. Представляется, что без исследования собственного механизма функционирования ВПК является без сомнения всего лишь научной абстракцией, не наполненной конкретным содержанием с точки зрения государственно-монополистических отношений, возникающих в процессе создания и реализации военных товаров.

Другим важным направлением углубления анализа ВПК является изучение географического и временного аспектов его развития.

Хотя советские экономисты изучали в первую очередь ВПК в США (поскольку здесь он получил наибольшее развитие), ими постоянно отмечалось, что военно-промышленный комплекс не есть только американское явление. ВПК активно действует и в других главных капиталистических державах, где существует мощный милитаристский компонент в структуре национального ГМК. На основе данного тезиса в ряде работ рассматривались процессы милитаризации экономики и особенности формирования и функционирования ВПК в ведущих империалистических государствах Западной Европы и в Японии.787 Наряду с этим некоторые авторы, выдавая наличие в ряде стран более или менее развитых отдельных элементов ВПК за уже сложившиеся военно-промышленные комплексы, необоснованно широко трактуют географию их распространения. При таком подходе в центре внимания оказывается порой не государственно-монополистическая сущность ВПК, а национальные особенности взаимоотношений производителей оружия и государства или же проблема ВПК просто сводится к засилью военных в политике и махинациям монополий с военными заказами. Результатом подобной позиции становится признание существования ВПК в Израиле, ЮАР и даже его «сателлитных» и «государственно- милитаристского» вариантов в развивающихся странах.788

Сложность определения четких универсальных критериев степени развитости ВПК в отдельных странах сказалась и при изучении международных военно-промышленных комплексов. На рубеже 70—80-х годов некоторые ученые, одними из первых обратившиеся к разработке этого нового направления исследования ВПК, считали, что в Западной Европе, например, такой комплекс уже сформировался.789 Подобные оценки оказались, однако, преждевременными. Последующий анализ тенденций развития единого западноевропейского ВПК на основе учета особенностей деятельности как монополистического (международных консорциумов), так и государственного (межгосударственные надстроечные организации) компонентов комплекса и достигнутого уровня взаимосвязей между ними дал основание утверждать, что международный ВПК в Западной Европе находится пока только в стадии формирования, хотя и протекающего довольно активно.790 Аналогичные выводы к настоящему времени сделаны и в отношении процессов становления американо-канадского регионального ВПК.791

Важное значение приобрел также вопрос об этапах развития ВПК, по которому в советской экономической литературе существуют две основные точки зрения. Большинство исследователей современного капитализма считает, что военно-промышленный комплекс окончательно сложился после второй мировой войны в условиях ГМК, НТР и третьего этапа общего кризиса капитализма. В периоды подготовки и ведения двух мировых войн существовали лишь тенденции к образованию ВПК. При этом отмечается, что на рубеже 70—80-х годов начался новый этап в его развитии.792 Встречается и другое понимание данной проблемы. Г. Н. Цаголов, например, считая, что ВПК — явление, присущее всей эпохи империализма, выделяет четыре ступени его зрелости: период подготовки и ведения первой мировой войны, время подготовки и ведения второй мировой войны, годы «холодной войны» и современный этап, начавшийся в конце 70-х годов.793 Таким образом, конец 70-х — начало 80-х годов опре- деляется всеми авторами как начало нового этапа в развитии ВПК.

Подробный анализ современного развития военно-промышленного комплекса дан XXVII съездом КПСС. Резкое возрастание в последние годы роли ВПК в ведущих империалистических странах связано во многом с тем, что, как отмечается в документах съезда, силы милитаризма (который стал наиболее ходовым средством подстегивания экономики и пронизывает в современном капиталистическом обществе «все и вся»), стремятся шаг за шагом овладеть политическими рычагами власти.794 В принятой съездом новой редакции Программы КПСС подчеркнуто, что военно-промышленный комплекс теперь выступает не только как проводник, но и как организатор политики авантюризма и агрессии, а также указано на изменения в структуре ВПК: к составлявшим первоначально его главные звенья монополиям, производящим оружие, генералитету и государственной бюрократии ныне присоединились идеологический аппарат и милитаризованная наука.795

Современный этап развития ВПК характеризуется также интернационализацией военно-промышленных капиталов, расширением и углублением военно-промышленной интеграции; стран—членов НАТО и Японии. Все более важным направлением исследования ВПК становится поэтому анализ деятельности военно-промышленных транснациональных корпораций, роль которых в современной монополистической структуре ВПК, по мнению некоторых ученых, существенно возрастает.14'' В 80-е годы в советской экономической литературе был, кроме того, поставлен вопрос о транснационализации военно-промышленных комплексов ведущих империалистических держав,14* выдвинут и обоснован тезис о формировании военного хозяйства капитализма, развивающегося в рамках мирового капиталистического хозяйства.796

Особенности деятельности ВПК на новой фазе технологической революции, когда резко возрастает не только возможность уничтожения человечества созданными им же орудиями истребления, но и негативное влияние милитаризма на социально-эко- номическое развитие стран, участвующих в гонке вооружений, вызвали необходимость усиления его исследований. Важным направлением последних сегодня является поиск ответов на поставленные в документах КПСС второй половины 80-х годов (на основе выдвинутой на XXVII съезде партии концепции единого взаимосвязанного мира) вопросы о возможности функционирования капиталистической экономики без милитаризации, о путях преодоления милитаризма при сохранении капитализма как общественной системы.150 К настоящему времени определились два дополняющих друг друга основных подхода к решению этих задач. С одной стороны, новый импульс получили исследования противоречий развития ВПК, в ходе которых были сделаны важные выводы в документах XXVII съезда КПСС, а также в некоторых работах советских ученых при анализе ими, в частности, потребительной стоимости военной продукции.151 С другой стороны, ответ на поставленные вопросы предполагает пересмотр традиционных теоретических представлений, согласно которым покончить с милитаризмом невозможно, если не устранить капиталистический строй. Закономерным поэтому является появление ряда работ, в которых рассматривается главный в этой ситуации политэкономический вопрос: является ли милитаризация имманентно присущей капитализму, на который в них дается отрицательный ответ.152

Итак, анализ истории разработки в советской экономической литературе проблем ВПК и милитаризации капиталистической экономики позволяет, во-первых, сделать вывод прежде всего о том, что они являются одними из важнейших вопросов политэкономии современного монополистического капитализма. Во- вторых, на развитие исследований данных проблем в определенные годы заметное влияние оказывали как исторические особенности эволюции империализма, так и общетеоретические взгляды конкретного периода на капитализм вообще. В-треть- их, представляется, что в настоящее время центральным направлением исследований ВПК (как главной движущей силы милитаризма в экономике и политике капитализма) должен быть анализ его хозяйственного механизма. Этот путь дальнейшего изучения ВПК, с одной стороны, является наиболее действенным способом познания возможностей конверсии военного производства, а с другой стороны, имеет важное значение для осмысления особенностей развития ГМК конца XX в.

160 См.: Горбачев М. С. Октябрь и перестройка: революция продолжается. М.( 1987. С. 47, 49; Правда. 1988. 19 февр. 151

Материалы XXVII съезда КПСС. С. 64; Громов Л., Нико- л и н А. О потребительной стоимости военной продукции//МЭ и МО. 1988. Ко 2. 152

Иванов И. Д. Американские корпорации и милитаризм//США: ЭПИ. 1986. № 2. С. 22—23; Меньшиков С. Экономика без оружия: утопия или реальность?//Правда. 1988. 27 июля.

<< | >>
Источник: Е. Е. Жуков. ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ КАПИТАЛИЗМА. 1989

Еще по теме § 3. Исследование военно-промышленного комплекса:

  1. Научная новизна и основные результаты исследования.
  2. 9.4. Строительный комплекс регионов и инвестиционная деятельность
  3. § 2. Концепция государственно- монополистических комплексов
  4. § 3. Исследование военно-промышленного комплекса
  5. 9. ИЗ ИСТОРИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА
  6. Научные исследования
  7. Цивилизационный кризис и технологическая деградация 90-х годов
  8. Два столпа промышленного сектора: лесная промышленность и машиностроение
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. Изменения в международной военно-политической обстановке
  11. Изменения в механизмах управления военно-промышленных корпораций
  12. ВВЕДЕНИЕ
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -