<<
>>

ЛЕЙБОРИСТЫ — ПРОПАГАНДИСТЫ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

Особую роль в распространении буржуазной идеологии среди английских рабочих в период общего кризиса капитализма играют правые лейбористы. В условиях, когда социалистическая система хозяйства обнаружила свои явные преимущества над капиталистической, потребовались особо изощренные методы обмана рабочих, а для этой цели более всего пригодными оказались лейбористы.

Обострение социально-экономических противоречий я современной Англии приводит к тому, что монополистический капитал выпужден прибегать к все более широкому использованию своей правосоциалистической агентуры, социальной базой которой является рабочая аристократия.

Хотя в современной Англии сократились возможности подкупа рабочей аристократии капиталистами, хотя кризис Британской империи приводит к постепенному расшатыванию и размыванию английской рабочей аристократии, но последняя пока еще сохраняет значительное влияние. Помимо того, что рабочая аристократия в Англии сильнее, чем где-либо, она располагает большим политическим опытом, имея за своими плечами не десятилетия, а столетия.

При этом нужно учесть, далее, большой опыт в доле подкупа рабочей аристократии, которым обладает английская буржуазия.

Праволейбористские руководители в своей деятельности опираются на оппортунистические традиции, которые в течение многих десятилетий пасаждали в английском рабочем классе идеологи тред-юппонизма и фабианства.

В Англии уже давно сложился особый тип рабочих деятелей, руководителей тред-юнионистских и лейбористских организаций, выходцев из рабочего класса, но всецело преданных буржуазии, Этот слой деятелей, насквозь пропитанных буржуазной идеологией, совместно с выходцами из буржуазной интеллигенции, тесно овя- ванными с капиталистическим классом, возглавил лейбористскую партию и определил ее политику с самого момента ее возникновения.

В. И. Ленин дал отчетливую классовую характеристу лейбористской партии. «Конечно,— говорил Ленин,— Рабочая партия большею частью состоит из рабочих. Однако, является ли партия действительно политической рабочей партией или нет, это зависит не только от того, состоит ли она из рабочих, по также от того, кто ею руководит и каково содержание ее действий и ее политической тактики. Только это последнее н определяет, имеем ли мы перед собой действительно политическую партию пролетариата. С этой едннствено правильной точки зрения Рабочая партия является насквозь буржуазной партией, ибо рсотя она и состоит из рабочих, но руководят ею реакционеры,— самые худшие реакционеры, действующие вполне в духе буржуазии; это — организация буржуазии, существующая для того, чтобы с помощью английских Носке и Шейдеманов систематически обманывать рабочих» 73.

Оппортунисты оказывают огромную услугу магнатам капитала. Сдерживая революционный напор пролетариата, они облегчают наступление финансовой олигархии на жизненный уровень трудящихся и осуществление империалистической политики. С особой силой звучат в наши дни слова В. И. Ленина: «Практически доказано, что деятели внутри рабочего движения, принадлежащие к оппортунистическому направлению,— лучшие защитники буржуазии, чем сами буржуа. Без их руководства рабочими буржуазия не смогла бы держаться» 74.

Эта ленинская характеристика целиком применима к праволейбористскому руководству.

Праволейбористскне деятели являются главными проводниками буржуазной идеологии и пропагандистами реакционной империалистической политики финансового капитала среди рабочего класса.

Они открыто называют себя наследниками буржуазного либерализма. Они полностью принимают буржуазную концепцию «классового мира» и отказа от классовой борьбы, дополняя эту концепцию рассуждениями в духе так называемого этического социализма.

В противовес марксистскому учению о классовой борьбе лейбористская программа выдвигает надуманное, заимствованное из буржуазных источников и явно апологетическое в отношении к эксплуататорскому обществу положепне о том, что «сотрудничество есть закон жизни».

Противопоставление идее классовой борьбы идеи сотрудничества всех членов общества проходит красной нитью через все писания лейбористов.

Отрицание классовой борьбы означает стремление полностью подчинить рабочих господству капиталистов. Наиболее откровенно классовую суть лейборизма выразил Г. Моррисон, заявивший в 1929 г. (тогда он был министром транспорта во втором лейбористском правительстве): «Я хочу, чтобы каяэдый делец и управляющий понял, что лейбористское правительство не является его врагом, что каждый министр в этом правительстве хочет взять его за руку, относиться к нему как к равному и брату и хочет помочь ему добиться большего, чем в прошлом, успеха в его торговой и промышленной деятельности». С такого рода воззваниями к капиталистическим предпринимателям Моррисон и другие лейбористские лидеры обращались и после избирательной победы 1945 г. Лейбористский официоз «Дейли геральд» с возмущением отзывался о консерваторах, обвинявших лейбористское правительство в том, что оно ограничивает частные предприятия.

Отрицание классовой борьбы у лейбористов непосредственно связано с проповедью идеалистических представлений. Они стараются одурачить рабочих обманчивой иллюзией, будто социализм победит не в результате революционной классовой борьбы пролетариата, а на основе «этического» воспитания. Они пытаются представить социализм как реализацию этических мотивов.

Лейбористы всячески стараются внушить рабочим такие этические представления, которые отвечали бы интересам капиталистов. «Этика» в трактовке лейбористских писателей по существу означает отказ от классовой борьбы пролетариата, примирение пролетариата с буржуазией, оправдание капиталистической эксплуатации. Лейбористы стремятся привить рабочим буржуазную идеологию.

«Этическое» покрывало лейбористы используют для того, чтобы приукрасить самые хищнические проявления империализма.* В частности, им прикрывалась империалистическая сущность «плана Маршалла».

Отказ от классовой борьбы пролетариата, отрицание революционных методов борьбы, защита идеалистической точки зрения неразрывно связаны с враждебным отношением к марксизму.

Лейбористы, которые всегда кичатся своей терпимостью к чужим взглядам, проявляют особую нетерпимость, когда речь идет о марксизме 75.

Правые лейбористы распинаются в том, что они являются ударной силой в борьбе с революционным марксизмом-ленинизмом. Морган Филлипзс заявил в 1952 г. на втором съезде правых социалистов в Милане: «Никто не питает такой острой ненависти к коммунизму, как английская лейбористская партия».

В экономической области в борьбе с марксизмом-ленинизмом лейбористы опираются на работы вульгарных экономистов. Традиции раболепия перед вульгарной политической экономией усиленно насаждали в английском рабочем движении фабианцы, которые сыграли главную роль в формировании лейбористской идеологии. Фабианцы отрицали и отрицают классовый характер политической экономии.

Марксистскому учспию о классовом и партийном характере политической экономии фабианцы противопоставили фальшивое апологетическое утверждение о «нейтральности» политической экономии, о ее мнимой независимости от борьбы классов и партий и превратились в оруженосцев вульгарной политической экономии.

Исходя из положения о нейтральности политической экономии, отрицая ее связь с политической борьбой, фабианцы делают вывод, что вопросы экономической теории не являются программными вопросами, что их решение может быть предоставлено личному усмотрению отдельных членов организации. В программном документе фабианцев «Политика фабианцев и английский социализм» сказано, что фабианцы не имеют своей определенной точки зрения по ряду вопросов, считая это личным делом каждого. В число этих # вопросов входят вопросы о браке, религии, экономическом учении, историческом процессе, денежном обращении и т. д.66

Фабианцы провозгласили «свободу* научного творчества. В действительности это свобода от последовательно пролетарских позиций, свобода от марксизма, свобода для самого беспардонного эклектизма. Эта пресловутая «свобода» фактически означает капитуляцию перед вульгарной политической экономией. В свое время Ф.

Энгельс писал, что английская буржуазия хочет довести дело до того, чтобы иметь буржуазный пролетариат рядом с буржуазией. Энгельс имел в виду и идеологическую зависимость английского пролетариата от буржуазии. Проповедь нейтральности политиче- хзкой экономии позволяет закрепить эту идеологическую зависи- симость в области экономической теории.

Следуя заветам фабианцев, лейбористы полностью разделяют буржуазную методологию, основанную на увековечении экономических законов капитализма. Они горячо подхватывают реакционные кейнсианские планы «реорганизации» капитализма на основе использования и полного подчинения государства монополиям и охотно распространяют теории в защиту империалистической политики.

Лейбористы полностью приемлют основные (руководящие идеи вульгарной политической экономии, из которых, в частности, исходил Кейнс. В противовес теории стоимости Маркса лейбористы выдвигают пресловутый принцип редкости как исходный принцип при объяснении капиталистической экономики. Эттли, например, заявляет, будто «капитализм был построен на существовании редкости..., прибыль возможна только там, где ость относительная редкость..., процент образуется в результате ограниченности суммы располагаемого капитала» 67.

Трудно придумать более лживую концепцию, заимствованную непосредственно из мальтузианского арсенала. Она призвана внушить рабочим мысль, что источник всех социальных бедствий гіко- бы коренится в относительной ограниченности богатства, в недостаточном уровне производительных сил, т. е. в конечном счете все сводится к противоречию между человеком и природой. Сия концепция умышленно оставляет в тени основной источник классовых противоречий, который коренится в системе производственных отношений, в экономической структуре капитализма. Своими рассуждениями о редкости Эттли старается подвести читателя к чисто оппортунистическому выводу, что для ликвидации социальных противоречий достаточно устранить редкость, т. е. добиться роста производительных сил и увеличения народного богатства* независимо от капиталистической формы производства.

Это есть призыв к рабочим — максимально содействовать накоплению капитала, увеличению капиталистических прибылей.

Нужно отметить, что принцип редкости лежит в основе реакционной «теории предельной полезности», которая пользуется большим признанием среди лейбористов.

Лейбористы охотно подхватывают наиболее вульгарные теории прибыли. В этом отношении характерна упомяпутая выше книга Джея «В защиту социализма». Плетясь в хвосте за реакционной «теорией воздержания» Сениор а, жестоко высмеянной и разоблаченной Марксом в I томе «Капитала», Джей усматривает источник процента в пресловутом «воздержании» капиталиста.

Известно, что лейбористы придерживаются господствующей среди буржуазных экономистов «теории предельной производительности», согласно которой заработная плата определяется предельной производительностью труда. Эта заимствованная у буржуазных экономистов теория стремится внушить рабочим мысль, что они получают в форме заработной платы весь продукт своего груда, что, следовательно, нет никакой эксплуатации.

Данная теория служит для «обоснования» вывода о том, что рост заработной платы может иметь место лишь при повышении производительности труда. Эту выгодную для буржуазии идею лейбористская пропаганда усиленно внушает английскому рабочему классу для оправдания политики замораживания заработной платы 76,

На современном этапе применение «принципа нейтральности» политической экономии выражается в принятия лейбористами на свое идейное вооружение кейнсианства.

Едва только успела появиться работа Кейнса «Общая теория занятости, процента и денет» (1936 г,), как в то-м же году появилась брошюра лейбориста Рауса на тему «Мистер Кейнс и лейбористское движение», «Что отделяет сейчас мистера Кейнса от лейбористского движения? — опрашивал автор и на этот вопрос давал категорический ответ: — Ничего не отделяет. Общая теория занятости Кейнса в каждом пункте без единого исключения находится в полном согласии с лейбористской политикой в этой стране» 77,

Рыбак рыбака видит издалека. Сам Кейнс, принадлежавший к либеральной партии, писал еще в 1926 г, о большой близости друг к другу «конструктивных мыслителей» из лейбористской и либеральной партий. «Я верю,— писал он,— что обе секции будут становиться все большими и большими друзьями и коллегами в конструктивной работе» 78.

Как видим, Кейнс демонстративно заявил о своей близости к лейбористам. Он только реже прибегает к социалистической фразеологии и выступает с более откровенной апологией капитализма по сравнению с лейбористами, сделавшими своей специальностью изыскание особых методов «тонкого» одурачивания рабочих и поэтому более тщательно максирующими свое буржуазное нутро. Но лейбористы охотно пропагандируют основные реакционные идеи кейнсианства.

Тот факт, что праволейбористское руководство взяло на свое идейное вооружение такую реакционную теорию, как кейнсианскую, служит новым подтверждением глубокого падения правых социалистов.

Выступая в ролл пропагандистов реакционных теорий вульгарной политической экономии, лейбористы прикрывают эти теории, в частности кейнсианство, социалистической фразеологией. Для более удобного использования реакционных воззрепий Кейнса и его последователей они совершенно извратили представление о социализме, выдавая его за особую разновидность капитализма. Эту задачу лейбористы, следуя за фабианцами, пытаются разрешить путем отождествления всякого государственного и муниципального предприятия с социалистическим. Лейбористы отождествляют социализм с простым ростом государственных и муниципальных предприятий.

Главный «прогресс», достигнутый лейбористами по сравнению со старыми фабианцами, состоит в том, что лейбористы сделали краеугольным камнем своего учения о «социализме» апологию государственно-монополистического капитализма. На английской почве эта апология приняла форму восхваления так называемых публичных корпораций, этой типичной формы государственно- капиталистических предприятий. «Публичная корпорация» учреждается государством и находится под его общим контролем, но в то же время правление корпорации, в которой руководят и заправляют представители финансового капитала, пользуется широчайшей самостоятельностью. «Публичные корпорации» были объявлены лейбористами главным звеном в осуществлении их программы «национализации», основной формой прокламируемого ими «социалистического» пути. При этом лейбористские писатели под ^видом «борьбы с бюрократизмом» изо всех сил изощряются в том, чтобы предоставить максимальный простор для махинаций, финансовых магнатов, орудующих в правлениях «публичных корпораций». Так, под флагом борьбы за лейбористский «социализм» осуществляется фактически защита господства капиталистических монополий.

Вслед за лейбористами этот прием апологии монополий под флагом «социалистической» фразеологии подхватили некоторые экономисты, принадлежащие к консерваторам, вроде Роберта Бут- би, объявившего 3/4 крупного капитала Англии «социализированным» на том основании, что этот капитал находится в руках монополий.

Даже такой буржуазной орган, как лондонский «Экономист», вынужден был признать, что нет разницы между тем, что руководители английских тред-юнионов называют «системой социализма», и тем, что капиталистические предприниматели называют «системой свободных предприятий» 79.

Эта попытка выдать государственно-монополистический капитализм за социализм находит свое логическое завершение в широко распространенном в лейбористской экономической литературе положении, что все выводы политической экономии капитализма целиком применимы к социалистическому хозяйству. Эту абсурдную идею особенно ревностно проповедовал лейбористский писатель Дурбин.

Еще в 1848 г. Маркс и Энгельс отметили, что «самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи» 80.

У правых лейбористов социализм низведен на ,роль простой риторической фразы, назначение которой — обман рабочих и приукрашивание капитализма всякого рода «социалистическими» фразами.

Каким бы именем лейбористские демагоги ни окрестили капитализм, какие бы «социалистические» ярлыки они ни приклеивали к нему,* от этого ни на йоту не изменится эксплуататорская, хищническая природа капитализма. Ф. Энгельс по этому поводу остроумно заметил, что можно, при желании, назвать сапожную щетку млекопитающим, но от этого у нее не вырастут молочные железы.

Одним из характерных методов лейбористской апологетики в условиях борьбы двух систем является попытка представить современный капитализм как некую «смешанную экономику». Эта теория строится на лживом утверждении, что социализм может развиваться «кусочками» в недрах капитализма. Исходя из этого глубоко оппортунистического представления, лейбористский дея-. тель Дальтон еще в 1935 г. писал, что в каждом современном обществе имеется «ядро социализма, более или менее социализированный сектор в экономической жизни общества» 81. К числу элементов социализированного сектора Дальтон прежде всего относит государственные и коммунальные финансы, а также полицию,' ‘гражданскую администрацию, вооружеппые силы. Таким образом, Дальтон относит к «социализированному сектору» государственные органы, при помощи которых финансовая олигархия осуществляет неприкрытое насилие над трудящимися внутри страны, империалистический разбой и грабеж в колониях и зависимых странах в интересах обеспечения монопольно высоких прибылей, готовит и осуществляет с целью получения тех же прибылей грабительские войны.

Под вывеской «социализированного сектора» Дальтона скрывается обьгчный государственно-монополистический капитализм. Сам Дальтон по существу подтверждает это положение, указывая, что основной формой развития «социализированного сектора» являются так называемые публичные корпорации. Дальтон всячески восхваляет эту форму «социализации», подчеркивая при этом, что «публичным корпорациям» нужна «менее тесная и непосредственная зависимость от правительства и парламента» 82. Но это как раз то, что нужно монополиям, получающим в этом случае финансовую помощь со стороны государства п в то же время «свободу рук», избавляясь от опасности публичного разоблачения их махинаций с парламентской трибуны. Не ясно ли, что защита «публичных корпораций» — это прямая апология монополий.

Измышление о «социализированном секторе», якобы существующем в рамках современного буржуазного общества, представляет большие удобства для лейбористского обмана п дезорганизации рабочего класса. Оно пришлось по вкусу некоторым буржуазным экономистам, применяющим те же приемы фальсификации и демагогии насчет наличия при капитализме маленьких кусочков социализма в виде государственных железных дорог и т. д.

Опыт Советского Союза и стран народной демократии неопровержимо подтвердил и показал истинность марксистско-ленинского положения о том, что социалистический способ производства не может вызревать в рамках капитализма, подобно тому как вызревал, например, капитализм в рамках феодализма, а феодализм — в рамках рабовладельческого способа производства. Для всех способов производства, основанных на классовом антагонизме, одинаково характерно, что они, во-первых, основаны на частной собственности, во-вторых, имеют эксплуататорский характер. Феодальные методы эксплуатации в форме древнеримского колоната могли уживаться с рабовладельческими латифундиями. Те же рабовладельцы нередко переводнлп своих рабов на положение колонов, т. е. крепостных. Точно так же капиталистические предприятия хМогли развиваться в недрах феодального строя. Нередко в одном и том же предприятии сочетались элементы феодальной и капиталистической эксплуатации. Нередко один и тот же крепостной, отпускаемый на оброк, подвергался эксплуатации и со стороны своего помещика^крепостяика и со стороны капиталиста. В недрах феодализма постепенно складывался и развивался капиталистический епособ производства, вытеснявший феодальные отношения. Задача буржуазной революции заключалась в том, чтобы привести в соответствие государственную власть с уже сложившимися в основном в недрах феодализма капиталистическими отношениями.

В отличие от всех предшествующих способов производства,, возникновение социалистических производственных отношений происходит совершенно по-иному. Развитие капитализма создает материальные предпосылки для социалистического способа производства в виде высокого уровня обобществления производства п формирования рабочего класса, призванного к тому, чтобы под руководством своей революционной партии свергнуть капитализм и взять власть в свои руки. Но пока у власти стоит буржуазия» возникновение социалистических производственных отношений невозможно, Это становится возможным лишь после свержения политического господства буржуазии и установления власти пролетариата.

При сохранении капиталистической системы даже предприятия рабочей потребительской или производственной кооперации являются коллективно-капиталистическими предприятиями.

Не может быть и речи о создании каких-тэ социалистических «оазисов» или «островов», каких-то социалистических секторов при сохранении власти буржуазии.

То, что буржуазпые экономисты называют «смешанной экономикой», представляет собой государственно-монополистический капитализм, при котором и государственная собственность и •частная собственность имеют одну и ту же классовую природу, причем государственно-капиталистическая собственность в условиях капитализма используется для обогащения частного капитала, представленного в монополиях.

В так называемой смешанной экономике эксплуатация рабочего класса еще более усиливается в связи с развитием государственно-монополистического капитализма. По этому поводу В. И. Ленин писал: «Чудовищное угнетение трудящихся масс государством, которое теснее и теснее сливается с всесильными союзами капиталистов, становится все чудовищнее. Передовые страны превращаются — мы говорим о «тыле» их — в военно-каторжные тюрьмы для рабочих» 75. В. И. Ленин следующим образом характеризовал капиталистическое «регулирование» хозяйства: это «регулирование состоит в том, что рабочих «подтягивают» вплоть до голода, а капиталистам обеспечивают (тайком, реа^ионж)-бюрократически) прибыли выше тех, какие были до войны» 83.

Другой «прогресс», достигнутый лейбористами по сравнению со старыми фабианцами, состоит в том, что они объявили социализм уже «осуществленным» в современной Англии. Они безапелляционно провозгласили, что им удалось коренным образом изменить природу капитализма, устранив все его противоречия, в том числе и антагопизм классов. Стрэчи, бывший военный министр в лейбористском правительстве, в брошюре «Задачи лейборизма»* опубликованной в конце 1951 г., хвастливо писал: «Мы заметно модифицировали самую природу английского капитализма». В действительности, как правильно указывается в программе коммунистической партии Великобритании «Путь Британии к социализму», пресловутый «демократический социализм», победу которого в АНГЛИИ провозгласили лейбористы, «является ширмой, с помощью которой они (лейбористы.— И. Б.) пытаются скрыть и оправдать свою защиту системы капиталистических прибылей и эксплуатации, защиту интересов капиталистов и монополистов и свое стремление поддержать обанкротившуюся капиталистическую социальную структуру, сущность которой — богатство для меньшинства, «бедность и низкий жизненный уровень ^ля большинства и постоянная угроза кризисов и войны» 84.

Как более опытные социальные демагоги, специализировавшиеся на одурманивании и обмане широких рабочих масс, лейбористы, в отличие от таких откровенно-буржуазных идоологов, как Кейнс, •особенно спекулируют на таких лозупгах, как «уравнение богатства», «уравнение доходов» и т. п. Лейбористская пропаганда провозгласила «уравнение доходов» при посредстве налогов «главным путем к социализму».

Все разглагольствования лейбористов о «социальной справедливости», о достижении «уравнения доходов» путем налогов, о движении к социализму через «уравнение доходов» является сущим блефом. Социальное содержание налоговой системы, ее характер и практические результаты целиком определяются экономической структурой общества, расстановкой классовых сил, характером государственной власти. В условиях капитализма налоговая система подчинена задаче укрепления власти буржуазии. «...Налоги,— писал Маркс,— служат именно средством сохранения за буржуазией положения господствующего класса...» 78 Буржуазия многообразными методами старается взвалить налоговое бремя на трудящихся, используя для этого в особенности косвенное обложение. Налоги, уплачиваемые непосредственно капиталистами, в значительной части перелагаются на потребителя, а в другой части эти налоги капиталистам компенсирует государство, обеспечивая им возможность получения громадных прибылей. Даже там, где монополии вынуждены допустить, в силу напряженности социально- политической обстановки, прогрессивное обложение больших доходов, они имеют в своем распоряжении множество средств для того, чтобы укрыть свои доходы от высокого обложспия. Так, значительная часть прибылей акционерных компаний перечисляется в счет резервных капиталов, не облагаемых налогами. Излюблен-* ный трюк крупных фирм, совершаемый открыто и безнаказанно, заключается в следующем: вместо выплаты процентов по акциям, рассматриваемых как доход и, следовательно, подлежащих налогообложению, практикуется выпуск за счет прибылей специальных «бон», которые по волшебным законам финансовой алхимии рассматриваются как «капитал» и на этом основании налогом не облагаются. Часть прибылей — притом немалая — распределяется в форме высоких окладов между директорами и членами правлений акционерных компаний. Эти оклады облагаются такими же налогами, как обычная заработная плата. Наконец, в семьях крупной буржуазии громадные доходы расписываются ме?вду подставными лицами, родственниками и т. д. для того, чтобы во мпого раз преуменьшить доход, фактически получаемый главой семьи.

За период пребывания лейбористов у власти не только не произошло более равномерного распределения налогов, которое бы меньше обременяло людой с низшими доходами, как обещала лейбористская избирательная программа 1945 г.,— напротив, резко выросло обложение подоходным налогом рабочих и служащих по сравнению с довоенным периодом. Так, подоходный налог с рабочих повысился с 2 млн. ф. ст. в 1938 г. до 212 млн. ф. ст. в 1950/51 г., т. е. в период пребывания лейбористов у власти подоходный налог увеличился в 106 раз. Подоходный налог с рабочих и служащих, вместе взятых, повысился с 45 млн. ф. ст. в 1938 г. до 457 млн. ф. ст. в 1950/51 г., т. е. более чем в 10 раз. Между тем подоходный налог с буржуазных групп за те же годы повысился менее чем в 4 раза85.

Лейбористское правительство оказало серьезную услугу буржуазии снижением налога на сверхприбыль, на которую в годы войны был введен ІООнпроцентньїй налог: лейбористы снизили этот налог до 80%, а еще через год — до 60%.

В то же время лейбористское правительство всячески форсировало косвенное обложение, падающее всей своей тяжестью на трудящихся.

С 1946 по 1950 г., т. е. в годы‘пребывания лейбористов у власти, доля капиталистического класса в национальном доходе увеличилась с 32 до 35% (за вычетом налогов, с учетом нераспределенных прибылей), а доля рабочего класса снизилась с 47 до 43% 86. Это- показывает несостоятельность лейбористской демагогии о «социальном уравнении».

Лучшим опровержением социалистической фразеолотии правых лейбористов является их практика. Вся их деятельность во время пребывания у власти (1945—1951 гг.) наглядно подтверждает, что лейбористский «демократический социализм» представляет собой маскарад, прикрывающий фактическое служение капиталистическим монополиям.

Весьма ярко этот маскарад проявился в проведенной лейбористами национализации, которая па деле гарантирует капиталистам высокие прибыли. Бывшие собственники «национализированных» предприятий получили громадную компенсацию, превышающую 2,8 млрд. ф. ст. Они получили эту компенсацию в виде государственных облигаций, приносящих устойчивый доход из расчета среднегодового дохода за последние 10—15 лет. Буржуазная пресса не скрывает, что многие владельцы убыточных предприятий не мечтали о лучшем выходе из длительного кризиса, охватившего ряд важнейших отраслей английской промышленности. За счет компенсации собственников национализированных предприятий значительно вырос государственный долг, усилилось бремя, которое легло на налогоплательщиков в пользу раитье. Под маской «национализации» за счет народных средств осуществлялась стабилизация доходов некоторых групп капиталистов. Огромные доходы, выплачиваемые собственникам «национализированных» предприятий, крайне лимитируют возможности затраты средств на переоборудование этих отраслей.

Под маской «борьбы за социализм» лейбористы способствовали укреплению позиций монополий за счет трудящихся, осуществили антирабочую программу замораживания заработной платы, что н условиях роста пен не могло не привести к фактическому сниже- еиго реальной заработной платы. Снижению последней способствовал и рост косвенных налогов, падающих своей основной тяжестью на рабочих. Как отметил исполнительный комитет английской компартии по поводу бюджета на 1949/50 г., «повышение цен на продовольствие, отказ от всякого снижения налога на покупки и даже внедрение дополнительного подоходного налога на лиц наемного труда в размере 10 млн. ф. ст.— все это представляется вопиющим контрастом на фоне подарка богачам в сумме 75 млн. ф. ст. в виде увеличения субсидий на покрытие амортизационных отчислений» 87.

Снижение реальной заработной платы, использование войск против бастующих, небывалый рост прибылей — вот как выглядел на деле лейбористский «социализм» в Англия. Тортовые прибыли английских корпораций (trading profits) составляли: в 1938 г.— 1029 млн. ф. ст., а прп лейбористском правительстве в 1948 г.— 2478 млн. ф. ст., в 1949 г.— 2574 млн. ф. ст., в 1950 г.— 2892 млн. ф. ст., в 1951 г.— 3311 млн. ф. ст. Эта тенденция роста прибылей продолжалась и при консервативном правительстве, в 1952 г. прибыли составили 3161 млн. ф. ст., т. е. возросли больше чем в 3 раза против довоенного уровня 88. ^

«Прибыли крупных трестов и монополий достигли небывалых размеров... ^ х

Капиталисты исключительно хорошо преуспевают при лейбористском правительстве, они никогда не жили лучше. За все это рабочие расплачиваются низкой заработной нлатой, более высокими ценами и более тяжелым налогообложением...» 89

Небольшое снижение общей суммы прибылей в 1952 г., несмотря на рост прибылей военпых отраслей, отражает ухудшившиеся условия реализации товаров в ряде отраслей гражданского производства, что привело к банкротству многих предприятий и к общему снижению реализованной прибавочной стоимости.

За последнее время для того, чтобы привлечь на свою сторону наиболее реакционные элементы, правые лейбористы стали реже употреблять и социалистическую фразеологию. Весьма показательны в этом отношении две коллективные работы, выпущенные лейбористами в 1952 г.: «Социализм. Новое изложение принципов» и «Новые фабианские очерки» 90. Авторы первого сборника прямо, без обиняков объявляют идею замены капитализма социализмом... мифом. «Для европейских социалистов в XIX в.,— изрекают они,— положение казалось простым. Капитализм должен быть свергнут; нечто, известное как социализм, естественно, должно заменить его. Был провозглашен прямой выбор между двумя ясно различимыми и противоположными системами — разрушить одну и другая заменит ее. Не существует двух основных и противоположных систем, есть лишь бесконечная серия переходных ступеней» 91. А. Кросс- лэнд, один из авторов «Новых фабианских очерков», вместо социализма «наиболее вероятным наследником капитализма» объявляет так называемый «стейтизм», uoqt которым подразумевается не что иное, как государственно-монополистический капитализм.

Как видим, лейбористы за последнее время стали отбрасывать и социалистический ярлык. В этом нет ничего удивительного. Как писал Тольятти, «социализм стал для лейбористских лидеров контрабандным товаром, который надо прятать для того, чтобы удержаться на поверхности» 92. Даже в буржуазных органах печати все чаще начинает подчеркиваться, что «социализм» лейбористов — пустая фраза 93.

Правые лейбористы выступают как левое крыло консерваторов. Таков естественный, логический конец политики предательства рабочего класса и пресмыкательства перед капиталом.

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме ЛЕЙБОРИСТЫ — ПРОПАГАНДИСТЫ БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -