<<
>>

МЕТОДЫ ОПРАВДАНИЯ КОЛОНИАЛЬНОГО ПОРАБОЩЕНИЯ И УГНЕТЕНИЯ *а

Излюбленным идеологическим оружием'империалистов и колонизаторов всех мастей является расистская теория, оправдывающая колониальный гнет и порабощение более слабых наций. Неудивительно, что в Англии, главной колониальной державе, с конца прошлого столетия расистская теория получила широкое pa

Широкая пропаганда расизма в художественной, исторической, экономической литературе Англии началась раньше, чем в других странах Европы. При этом расизм получил своеоб-

1а [В эпоху после второй мировой войны, в особенности после 1953 г„ когда эта книга И. Г. Блюмина была опубликована, в колониальной системе империализма произошли большие изменения. Полным ходом развернулся распад колониальной системы империализма. В результате национально-освободительных революций и движений народы прежних колоний английской империи в своем большинстве завоевали национальную независимость. Однако это не значит, как уверяют правые лейбористы и буржуазные экономисты, что английский империализм умер. Во-первых, господствующие классы Англии изо всех сил сопротивлялись и сопротивляются предоставлению независимости угнетенным народам и идут на это лишь из страха потерять все. Этим объясняется то обстоятельство, что Англия еще сохраняет господство в ряде колониальных стран. Во-вторых, даже предоставляя национальную независимость, английские монополии всячески стремятся сохранить экономические рычаги эксплуатации народов путем сохранения и увеличения капиталовложений в своих прежних колониях. Старый колониализм сосуществует рядом п вместе с неоколониализмом. Критикуемые И. Г. Блюминым в этом параграфе теории, оправдывающие колониальное угнетение и господство белой расы, по-прежнему распространены, хотя п в иной форме, в Англии и в других империалистических страйах. Критика И. Г. Блюминым этих теорий сохраняет свою актуальность и значение.— Ред.] разную направленность: он тщится прежде всего показать расовое превосходство англо-саксов над народами колониальных и зависимых стран.

В английской литературе наиболее известным проповедником расизма был Редиард Киплинг, развивавший в своих стихах и романах так называемую теорию «бремени белого человека». Эта, с позволения сказать, «теория» поражает типичным для английской буржуазии ханжеством. Неограниченную власть английских колонизаторов над туземным населением, их исключительные привилегии, произвол и беззастенчивый грабеж, их баснословные прибыли сия теория пыталась представить, как какое-то «бремя», как тяжкую мучительную «ответственность», которую несут так называемые представители белой расы. Нещадную эксплуатацию и жестокое истребление колониальных народов эта теория пытается изобразить, как методы «воспитания» и «руководства» «детьми природы», какими, по утверждению расистов, являются народные массы стран Востока и Африки.

Английские империалисты создали культ Киплинга. Его стихи широко изучаются в школах, где англичанам с детского возраста вбивают в голову человеконенавистнические, шовинистические идеи о превосходстве «белого человека». В Англии существует сеть «киплинг-клубов», в которых участвуют весьма видные политические и военные деятели.

Наряду с Киплингом значительную роль в массовой пропаганде расистских идей сыграл английский буржуазный историк Бенжа- мен Кидд. Один из первых идеологов британского империализма Джозеф Чемберлен восторженно отзывался о произведениях Кидда. Кидд, опираясь на лженауку — антропосоциологию, пытался обосновать мнимое превосходство людей белой расы, в первую очередь англо-саксов, над другими расами, которые высокомерно третировались им как якобы «низшие» и «неполноценные» расы. Кидд всячески подчеркивал опасность, угрожающую «высшей» расе из- за быстрого размножения народов, принадлежащих к «низшим» расам. В качестве метода предотвращения этой опасности оп рекомендовал осуществление расовой дискриминации. Кидд использовал расовую теорию для оправдания не только колониального угнетения, но и эксплуатации трудящихся, и в первую очередь рабочего класса.

С этой целью господствующие классы — аристократия и буржуазия,— отмеченные печатью вырождения, были учеными мракобесами наделены биологическим и интеллектуальным превосходством и объявлены «носителями высшей расы».

' Расисты сознательно замалчивают классовую борьбу, подменяя ее борьбой за существование в ее биологической форме. Естественный отбор превращается расистами в главную движущую силу истории, определяющую все биологические и социальные различия между отдельными людьми, классами и народами.

Противопоставление фальсифицированной биологии марксизму* получившее особо широкое распространение в эпоху общего кризиса капитализма, представляет старый прием буржуазных апологетов. К этому приему, в частности, прибегали гитлеровские демагоги. Под вывеской «биологизма» выступают писатели, извращающие дарвинизм: сторонники реакционного идеалистического вейсманизма и социального дарвинизма. Фальсифицированная биология призвана оправдать и теоретически обосновать власть капиталистов. На базе этой фальсифицированной биологии создаются различные апологетические теории, выполняющие определенный социальный заказ. Так, расовые теории служат средством разжигания шовинизма, освящения колониального гнета; органические теории — средством отвлечения трудящихся от классовой борьбы я создания иллюзий органического сожительства классов. Все эти реакционные биологические теории тесно связаны с мальтузианством.

В интересах оправдания господства буржуазии и расового угнетения в Англии была создана лженаука, пресловутая евгеника. Ее основоположник, английский биолог Френсис Гальтон, проповедовал вздорную теорию превосходства наследственных качеств аристократии и буржуазии и неполноценности трудящихся. Он требовал, чтобы представители высших классов не смешивались с низшими классами, ибо такое смешение должно якобы привести к вырождению наследственно наиболее ценных слоев населения, будто бы представляемых высшими классами. Такое же вырождение, по Гальтону, должно наступить в случае смешения людей белой расы с так называемыми низшими расами.

Архиреакционное учение Гальтона открыто оправдывает расовую дискриминацию и провозглашает в качестве высшей добродетели жестокое обращение с колониальными и зависимыми народами.

Людоедский призыв к замещению темнокожих белыми, т. е. к физическому истреблению «неполноценных» цветных народов,— таков логический вывод расизма.

Расисты используют старый испытанный прием, применявшийся еще апологетами рабовладельческого общества — основу социального порабощения и эксплуатации они пытаются свести к биологическому фактору, чтобы оправдать социальное неравенство, как якобы данное самой природой. Авторы расовых теорий пытаются свалить ответственность за нищету, социальные болезни, культурную отсталость трудящихся на их якобы плохие врожденные расовые и биологические качества. Точно так же расисты пытаются представить сравнительную отсталость некоторых колониальных народов как результат каких-то изначальных, неизменных худших биологических качеств «низшей» расы.

Нет нужды доказывать, что все это является бредом ученых глашатаев ^империалистического угнетения. Давно известно, что в действительности нет каких-то неизменных, данных природой рапсовых признаков, что они подвергаются изменению в процессе исторического развития. «Даже естественно возникшие родовые различия, как, например, расовые и т. д. ... могут и должны быть устранены историческим развитием»,— писали Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии» 2.

Точно так же нет каких-то «чистых рас». Это понятие специально придумано для того, чтобы подвести базу под человеконенавистнический тезис о «низших» расах, будто бы обреченных природой на вечную зависимость и подчиненное положение. В действительности в ходе исторического развития все расы в той пли иной степени подвергались смешению. Историческое развитие не дает никаких данных, которые могли бы подтвердить, что в результате такого смешения качество потомства ухудшилось.

Точно так же не выдерживают критики все разговоры о неравноценности рас. Ученые прислужники империализма пытались доказать эту неравноценность разными способами. Многие расисты утверждали, что отдельные расы произошли от различных предков, а отсюда делали вывод об изначальной неравноценности отдельных рас. Эти попытки совершенно несостоятельны: новейшие исследования еще раз подтвердили старое учепие, высказанное еще Дарвином, что все человеческие расы произошли от единого общего предка. Многие расисты делали попытки доказать, что по строению тела «цветные» расы примитивнее белой. В особенности буржуазные лжеученые спекулировали подтасованными данными о различии между отдельными расами по величине и форме черепа. Ничего общего с наукой не имеют попытки связать степень психической одаренности человека с величиной черепа или весом мозга. Эти попытки были опровергнуты рядом исследований. Известно, что у многих одаренных людей (Анатоль Франс, Либих, Софья Ковалевская и др.) вес мозга был значительно ниже среднего, а у людей, ничем не замечательных, встречался мозг огромного веса.

Что общего могут иметь с подлинной наукой попытки ученых мракобесов показать неравноценность рас путем «исследований» так называемой «расовой психологии»? Методология буржуазных лжеученых в этой области характеризуется отвратительным цинизмом. Например, при помощи одинаковых текстов изучается психология неграмотных американских негров, зверски эксплуатируемых белыми помещиками, и психология самих белых плантаторов, живущих паразитически, в довольстве и получивших образование, и затем делается вывод, что одаренность негров настолько- то процентов ниже одаренности белых. При этом следует учесть, что эксперимент заранее ставится в такие условия, чтобы получить- желательный результат о мнимой неполноценности людей «цветных» рас.

Опыт показывает, что люди, причисляемые расистами к «низшим» расам, осваивают культуру и наиболее сложную технику не хуже представителей так называемых высших рас.

Блестящим опровержением лживой и человеконенавистнической проповеди адептов расовой дискриминации и пресловутой расовой гигиены служит опыт успешного коммунистического строительства в СССР, в котором на основе полного равноправия принимают участие люди, принадлежащие к различным расам и народам.

Идею превосходства англо-саксонской расы в экономической литературе проповедовал Альфред Маршалл. Он пытался представить промышленную монополию Англии в XIX в. как продукт особых качеств, присущих якобы англичанам. Маршалл не жалел красок для восхваления особенностей характера людей англо-саксонской расы. Он прежде всего воспевал силу воли, составляющую якобы национальную черту английского характера. Маршалл пытался доказать, что англичане в большей мере приспособлены для того, чтобы создать тип энергичного, волевого предпринимателя: этим якобы объясняются промышленные успехи Англии в XVIII и XIX вв.

Расистская аргументация Маршалла была призвана затушевать внутреннюю связь, существовавшую между промышленной монополией Англии в XIX в. и установившейся еще раньше ее колониальной монополией.

Само собой разумеется, что корни промышленных успехов Англии в прошлом меньше всего следует искать в каких-то выдающихся особенностях английского характера. Иначе как объяснить такие факты, как потерю Англией ее промышленной монополии* длительный застой в ряде ее важнейших отраслей и глубокий упадок английской экономики в период общего кризиса капитализма? Уж не изменился ли английский характер на протяжении одного полустолетия? Корни промышленной монополии Англии следует* конечно, искать в другом: огромные богатства, накопленные Англией на основе жестокой, беспощадной эксплуатации колоний, позволили ей стать в середине прошлого века промышленной «мастерской мира». В. И. Ленин, давая характеристику приемов английских колонизаторов, писал: «Англия созидала свое «блестящее» экономическое развитие, «процветание» своей промышленности и торговли в значительной степени на таких подвигах по отношению к ирландскому крестьянству, которые напоминают русскую крепостную барыню Салтычиху» 218.

Свою расовую теорию Маршалл пытается использовать для за- йщты монополий. Рассматривая конкуренцию американских моно- полий, Маршалл сделал неожиданный вывод, что результаты этой конкуренции получились в значительной степени менее разрушительными, чем можно было бы ожидать. В чем же дело? Оказывается, секрет в ... особенностях людей англо-саксонской расы, в «английской умеренности и стойкости», которые привели к тому, что «злоупотребления конкуренции и монополии держались в относительно узких границах» 219.

Понятие «относительно узких границ» — гуттаперчевое понятие. Поэтому, при желании, любой масштаб злоупотреблений и преступлений можно трактовать, как осуществляемый в «относительно узких границах». Но нужно обладать поистине незаурядным бесстыдством для того, чтобы так трактовать практику монополии.

Маршалл и другие английские экономисты старались использовать ссылки на национальные особенности английского характера для обеления и приукрашивания британского империализма. Так, Маршалл пытался доказать, что из свойственной англичанам любви к свободе и независимости родилась не больше и не меньше как... Британская империя 220. С такой ханжеской елейностью преподносит Маршалл образование Британской империи, созданной в результате подавления свободы и независимости, на крови и неисчислимых страданиях множества поколений колониальных народов 221.

Чего только не приписывается расовым особенностям англосаксов? Так, например, Хоутри объявляет коллективизм чуждым английскому характеру 222. А Эттли провозгласил, что революционные методы якобы «чужды национальному темпераменту англичан» 223. «Английский характер», «национальный темперамент англичан», расовые черты англо-саксов превратились в спасительную инстанцию, на которую принято ссылаться при отсутствии всяких аргументов и которая позволяет «обосновать» любую, самую чудовищную ложь. Это стало поистине незаменимым средством для современных апологетов империализма, которым во что бы то ни стало нужно обелить империализм. Вместе с тем попытка представить подобным образом «английский характер» является не чем иным, как клеветой на трудящихся Англии, т. е. на подавляющее большинство английской нации. Английский рабочий класс неоднократно демонстрировал свою высокую активность, классовую солидарность и способность к революционной борьбе. К. Маркс предостерегал против того, чтобы судить об английском народе по его буржуазным представителям. «...Именно рабочий класс,— писал Ф. Энгельс,— сохраняет в себе лучшие стороны английского национального характера...» 224

В период общего' кризиса капитализма расистские теории в Англии претерпевают некоторую модификацию, обусловленную кризисом колониальной системы.

В этих условиях колонизаторы, чувствуя, что почва уходит из- под ног, начинают маневрировать. «Экономист» откровенно писал о том, что не нужно афишировать господство белых. «Не должно ли быть меньше правительственных ВИЗИТОВ, церемоний и других внешних символов британских раджей, раздражающих чувствительных, воспитанных афрпкапцев?» 225 В специальных изданиях, рассчитанных на узкий круг буржуазных читателей, открыто констатируется, что коренное население колоний ненавидит белых господ. Так, в оргапе английского Ллойд банка мы читаем: «Все, или почти все политические группы в Азии и в значительной мере в Южной Америке и в Африке охвачены враждебным чувством к господству белых. Это чувство охватило все классы населения — студентов, рабочих, администраторов, журналистов, и, не в последнем счете, нарождающиеся индустриальные и коммерческие группы» п.

Для того чтобы несколько замаскировать колониальный гнет, британские колонизаторы стараются афишировать марионеточную власть туземной феодальной верхушки, местных вождей и старшин, через посредство которых колонизаторы осуществляют свою политику. В период общего кризиса капитализма британские колониальные власти, в интересах создания и укрепления своей опоры в колониях, всячески стараются консервировать родо-племенную организацию и связанные с ней архаические институты: родовое право, полигамию и т. д.; они ревностно следят за соблюдением туземных принципов наследования вождей и старшин, внешнего ритуала власти этих марионеток и т. п. Колонизаторы цепко держатся за всякие отсталые формы общественных отношений, используя эти отсталые формы в качестве средства, позволяющего держать в узде массы. Все эти марионетки являются посредствующим звеном, при иомощп которого колониальные власти осуществляют эксплуатацию колониальных народов.

Для оправдания этой политики консервации архаического уклада колониальных народов измышляются различные теории. В качестве образчика таких измышлений можно привести высказывания небезызвестного фельдмаршала Смэтса, бывшего премьера Южно- Африканского Союза.

С наглостью и высокомерием, характерным для колонизатора, Смэтс третирует африканцев как «детоподобный тип человека с детской психологией и детскими взглядами» 226.

Смысл заклинаний Смэтса об опасности дезафрпканнзации состоит в том, чтобы всячески затруднить культурное развитие и политическое пробуждение африканских народов, угрожающее господству колонизаторов. •

Для тото чтобы предупредить дезафриканизацпю, по Смэтсу, прежде всего требуется сохранить весь архаический уклад туземцев, т. е. надолго закрепить их отсталость. «Падение племенного строя надо предупредить во что бы то ни стало,— требует Смэтс,— надо сделать все, чтобы удержать на будущее ту власть, которая управляла жизнью туземцев в прошлом» 227;

Сенатор Брукс, бывший член южно-африканского парламента, откровенно раскрыл классовую подоплеку всех разглагольствований об опасности дезафриканизации. «Туземцы теперь,— говорит Брукс,— представляют превосходный материал для революционной коммунистической пропаганды. Коммунизм они понимают хорошо и прекрасно увязывают его с землей» 228.

Расистская теория, выдвигающая положение о неполноценности «низших», рас, представляет собой наиболее откровенную попытку оправдания господства империалистических государств над колониальными народами.

По мере роста самосознания колониальных народов и усиления национально-освободительного движения колонизаторам становится все труднее воздействовать на угнетенные народы при помощи расистских аргументов. Колонизаторы прибегают к более утонченным методам обмана масс. Угнетение колониальных народов буржуазные апологеты пытаются прикрыть лицемерной, фальшивой проповедью о том, что британское господство осуществляется якобы в интересах самих колониальных народов, что оно пмеет, мол, временный характер, что оно-де обусловлено неподготовленностью колониальных народов к самоуправлению. В период общего кризиса капитализма широкое хождение получила так называемая теория двойного мандата (первый ее проповедник — лорд Люгард, выпустивший в 1922 г. книгу под тем же названием).

Эта теория пыталась оправдать политику закрепления за Англией главенствующей роли в угнетении колониальных и зависимых стран под тем предлогом, что Англия-де выступает в качестве ^представителя интересов, с одной стороны, всего цивилизованного мира, обеспечивая последнему доступ к колониальным ресурсам, а с другой — туземного населения колониальных стран. «Теория двойного мандата» — старая погудка на новый лад.

В несколько видоизмененной форме она повторяет старый человеконенавистнический тезис Киплппга о «бремени белого человека». Она имеет еще более ханжеский, фарисейский характер, нежели высказывания более откровенных защитников колонизаторов тнпа Киплинга. Зверское обращение с туземным населением колониальных стран, разграбление их природных богатств, хшцничес- кое ведение хозяйства, обрекающее население этих стран на голод и вымирание, эта теория прикрывает болтовней о необходимости «воспитания» колониальных народов, о подготовке их к «самостоятельному управлению под эгидой английских колонизаторов». Колонизаторы, прикрывающиеся маской «воспитателей»,— что может быть более омерзительно!

Насквозь фальшивая и лицемерная «теория двойного мандата» была использована для обоснования установленной после первой мировой войны системы мандатного управления Англией бывшими германскими колониями и бывшими арабскими владениями Турции. В духе этой теории была сформулирована ст. 22 Устава Лиги Наций229, апеллирующая к мнимой неполноценности колониальных народов и к вымышленным интересам цивилизации, под которыми имеются в виду интересы сильнейших империалистических государств. Англия, как наиболее крупная колониальная держава, получила наибольшее количество мандатов. Она получила мандаты на управление Палестиной, Трансиорданией, Ираком, Танганьикой, частью Того и Камеруна. В подмандатных владениях был фактически установлен колониальный (режим.

Вся практика британских колонизаторов находится в вопиющем противоречим с лицемерной декларацией о какой-то воспитательной «миссии», выполняемой Англией в ее колойиальных владениях, о «двойном мандате», который имеет Англия в качестве представителя якобы «мировой цивилизации» и «опекуна» колониальных народов. Империалистические колонизаторы делают все от них зависящее для того, чтобы задержать политическое, экономическое и культурное развитие колоний. В погоне за прибылями они расхищают естественные ресурсы колоний, подчиняя экономику последних целиком своим интересам, и всячески задерживают индустриализацию этих стран, которая является необходимым условием обеспечения их экономической самостоятельности. Английские империалисты, как и империалисты других стран, уже давно превратили колонии в сырьевой придаток Англии, придав эконо- мине колониальных владений уродливый, однобокий характер. В этих владениях развиваются только те отрасли хозяйства, которые выгодны английским империалистам и приносят им наибольшие прибыли. Из отраслей промышленности развивается преимущественно добывающая промышленность, обеспечивающая колонизаторов сырьем. Переработка сырья, тяжелая индустрия, и в частности машиностроение, концентрируются в метрополии.

Что касается сельскохозяйственного производства, то оно почти исключительно концентрируется на выращивании какой-либо монокультуры. Происходящий при этом рост торгового земледелия лишь в очень незначительной степени способствует развитию внутреннего рынка, поскольку колониальное земледелие находится в зависимости от колонизаторов и работает, в своей подавляющей части, на экспорт.

Искусственно задерживая развитие промышленности и сельского хозяйства колоний, империализм является вместе с тем паразитом, высасывающим кровь из их хозяйственного оргапизма и обрекающим их многомиллионные народы на постоянное голодание и массовое вымирание.

Результатом хозяйничания империалистов в колониях является деградация сельского хозяйства и его ограбление. Развитие торгового земледелия отнюдь не сопровождается освобождением колониального крестьянства от докапиталистических пут. Напротив, хозяйничание империалистов приводит к усилению докапиталистических методов эксплуатации крестьянства, к еще большему закабалению крестьянства торговым и ростовщическим капиталом. Техника в сельском хозяйстве остается на прежнем примитивном уровне.

Хищническая эксплуатация колоний приводит к задержке развития производительных сил и обусловливает крайне низкий уровень покупательной способности населения и узость рынков сбыта.

Английские монополии, как и монополии других империалистических стран, широко используют метод отрытого ограбления народов колониальных и слаборазвитых в экономическом отношении стран путем неэквивалентного обмена. Монополии закупают сырье и продовольствие в этих странах по монопольно низким ценам. Так, например, цены, устанавливаемые английскими монополиями при перепродаже сырого кофе в зернах, скупленного в Уганде, и какао-бобов, скупленных в Золотом Береге, (ныне Гана), превыша* ли в сентябре 1952 г. закупочные цены в 2,3—2,6 раза 230. Как сообщил американский журнал «Форчун», одна из крупнейших анг^ лийских монополий — «Юнилевер», грабя 50-миллионное насел е- 1 ние Экваториальной Африки, скупает там колониальные товары по ценам, составляющим менее 7з цен мирового капиталистического рынка, и в то же время продает в этих странах товары по ценам, которые на 400—500% выше цен мирового капиталистического рынка ,7.

В результате империалистического господства колонии и слаборазвитые страны превращаются в аграрно-сырьевые придатки метрополий. Сами колонии в очень незначительной степени используют увеличивающуюся добычу сырья. Сырье целиком экспортируется из британских колоний, в первую очередь в США, и используется для создания стратегических запасов и для милитаризации экопомики.

Английская империалистическая буржуазия делает сейчас свою главную ставку на максимальный рост эксплуатации сырьевых ресурсов африканских колоний. В многочисленных выступлениях английских государственных деятелей неоднократно подчеркивалось, что африканские владения представляют сейчас -важнейший экономический резерв Великобритании и даже Западной Европы в целом, что использование огромных богатств африканского материка может разрешить все проблемы английской экономики и ослабить зависимость Англии от США ,8.

Лучшим опровержением «теории двойного мандата» и других попыток представить английских колонизаторов в роли опекунов колониальных народов является тот факт, что в колониальных владениях Англии и ее доминионах не только консервируются архаические экономические формы, но усиленно поддерживаются и культивируются самые жестокие формы эксплуатации трудящихся масс, напоминающие рабовладельческий строй. В частности, там широко практикуется «контрактация» рабочей силы коренного населения, представляющая собой современную разновидность рабства.

Существует в буквальном смысле охота на негров, которых насильпо заставляют работать на предприятиях колонизаторов. Специальные вербовщики, агенты шахтовладельцев и других предприятий, через подкупленных вождей племен вербуют молодых здоровых негров. Последние не в состоянии погасить выданный им аванс, так как заработка не хватает даже на самое скудное пропитание. Так «завербованный» негр остается закабаленным на всю жизнь.

Наряду с долговым рабством методом закрепощения туземного населения является система специальных паспортов-пропусков. При этой системе туземный рабочий не может покинуть своего предпринимателя без разрешения последнего и соответствующей об этом отметке в паспорте.

Сами рабочие поселки — компаунды, где живут туземные рабочие, во многих случаях напоминают концентрационные лагери. Поселки окружены высоким забором из колючей проволоки. Рабочему строго запрещается выходить с территории компаунда. Все входы и выходы из лагеря охраняются специальной стражей.

Как указывает английский журналист Б. Дэвидсон, написавший специальную работу о Южной Африке, «значительная часть английских владений в Африке в настоящее время экономически предназначена служить лишь источником дешевой рабочей силы для торной промышленности» 231. Дэвидсон отмечает, что суды Южно-Африканского Союза являются поставщиками даровой рабочей силы. Каждый год в тюрьму попадает 10% коренных жителей страны. Африканцев арестовывают аа участие в забастовке, за неуплату налогов, за отсутствие пропуска и под десятком других предлогов. Заключенные африканцы используются для принудительных работ. За нарушение одних только законов о пропусках ежегодно приговаривают к принудительным работам в среднем до 100 тыс. человек. Чтобы обеспечить фермы европейцев дешевой рабочей силой, правительство Южно-Африканского Союза поощряет строительство частных тюрем в сельских местностях. Фермер, построивший тюрьму, получает право использовать труд заключенных.

Принудительный труд применяется в колониальных владениях Англии в самых разнообразных формах. Повсюду колониальные власти производят принудительную мобилизацию населения для работы на плантациях, лесных разработках, горных промыслах, для погрузочных работ, а также для переноски грузов на большие расстояния.

Колониальная администрация поддерживает и поощряет расовую дискриминацию, лишающую туземных рабочих элементарных прав, не допускающую их к квалифицированному труду, запрещающую им участвовать в стачках и вступать в профессиональные союзы. На туземных рабочих не распространяются законы, регулирующие условия труда и взаимоотношения между предпринимателями и рабочими. Негров, например, используют на самых опасных и тяжелых работах. Даже та в высшей степени скромная система страхования, которая существует в некоторых владениях Англии, на них не распространяется. Каторжный труд цветных рабочих оплачивается гораздо ниже, чем равный по качеству труд белых. В некоторых случаях заработная плата туземных рабочих в десятки раз ниже заработной платы европейских рабочих. Так,

например, в Южно-Африканском Союзе средняя ставка европейских рабочих в горной промышленности составляла в 1939 г. 384 ф. ст. в год, а средняя ставка африканского горняка — 33 ф. ст. в год, т. е. в 12 раз меньше 232.

Коренное население сгоняется с земли с тем, чтобы предоставить наилучшпе земли европейским плантаторам. Так, например, в Кении у племени Кикуйю было отнято 500 тыс. акров земли, а у племен Вакамба п Масай была отнята вся пригодная для обработки земля. В результате захвата земель у африканцев небольшая горстка белых плантаторов владела 16 700 кв. миль лучшей земли, а на 5250 тыс. негров Кении приходилось всего 50 тыс. кв. миль, почтп непригодных для обработки. Около 250 тыс. негров были вообще лишены земли и находились в полной кабале у белых фермеров233.

Туземцы насильно загоняются в резервации, расположенные на наименее плодородных землях, где плотность населения во много раз выше средней плотности населения во всей страпе. Местным жителям, не имеющим специальных разрешений, запрещается под страхом тяжелого наказания появляться вне резервации. В Южно- Африканском Союзе коренное население, составляющее 80% всего населения, наспльно загнано в так называемые туземные поселення, занимающие не более 8% всей обрабатываемой земли.

«Цветной барьер» применяется в африканских колониях в самых отвратительных формах, например в форме ограничения свободы передвижения и т. д.

В Южно-Африканском Союзе в настоящее время официальной правительственной программой является так называемая «доктрина обособления» (doctrine of apartheid), или «сегрегации». Согласно этой доктрине, туземцы должны быть изолированы от белых. Одним пз ее центральных пунктов является лишение туземцев избирательных прав.

Такова печальная действительность колониальных стран, не имеющая ничего общего с фарисейскими утверждениями о воспитательной роли Англии в колониях, о подготовке колониального населения к самоуправлению. Вопреки всем этим лживым фразам, британские колонизаторы со свойственной им беспощадностью осуществляют многосторонние формы угнетения колониальных народов, всячески задерживая их политическое, экономическое и культурное развитие и обрекая их на вырождение.

Наиболее лживой попыткой замаскировать эксплуатацию колониальных и зависимых стран является версия об... отмирании британского империализма. Это верх буржуазного лицемерия. Современные прислужники империализма далеко обогнали своих предшественников. Раньше буржуазные идеологи старались одурачить массы рассуждениями о том, что британский империализм якобы не похож 1на империализм других стран, что он-де предполагает господство свободы и т. д. Лживость этой декламации о мнимом превосходстве английской колониальной системы разоблачил еще К. Маркс около ста лет назад.

В 1853 г. в статье «Будущие результаты британского владычества в Индии», бичуя исключительное лицемерие английской буржуазии, Маркс писал: «Глубокое лицемерие и присущее буржуазной цивилизации варварство предстают пред нашим взором в обнаженном виде, когда мы эту цивилизацию наблюдаем не у себя дома, где она принимает респектабельные формы, а в колониях, где она выступает без всяких покровов» 234.

Английские буржуазные деятели со свойственным пм фарисейством имеют обыкновение замечать только зверства, учиняемые колонизаторами других стран, замалчивая свои собственные зверства.

Маркс в период франко-прусской войны с болыцпм сарказмом высмеял этот фальшивый прием. В письме к Кугельману от 13 декабря 1870 г. Маркс, указывая на то, что в Англии «всеобщее негодование вызвал способ ведения войны: система реквизиций, сжигание деревень, расстреливание партизан, взятие заложников и тому подобные повторения Тридцати летней войны», вместе с тем подчеркивал, что «англичане поступали точно так же в Индии, на Ямайке и т. д., но французы — не индусы, не китайцы и не негры, а пруссакд — не heaven born englishmen [не рожденные небом англичане]!» 235

• В. И. Ленин характеризовал империализм Англии, как империализм страны, «заграбившей бездну колоний, применяющей там (вдали от Европы) зачастую не менее зверские приемы подавления, чем немцы, п нанимающей на свои миллиарды миллионные войска различных континентальных держав для‘грабежа Австрии, п Турции и пр.»236.

После второй мировой войны ученые прислужники империалистов стали прибегать к особенно утонченной демагогпи. Всемерно оправдывая колониальные войны как средство обеспечения монопольных прибылей и укрепления колониальной системы, адвокаты монополий в то же время сеют иллюзии о том, что британский империализм... умер. Вместе с откровенными проповедниками империализма эту насквозь фальшивую идейку распространяют лейбористы.

В лейбористской брошюре «Карты на стол», проникнутой антисоветским духом, изданной к конференции в Маргете в 1947 г. и вызвавшей серьезные возражения в рядах самой лейбористской цартии, с исключительным лицемерием утверждается: «За два года достигнуто много в отношении ликвидации империализма старого типа». А в конце 1947 г. Эттли заявил: «Если есть сегодня в мире империализм, под которым понимается подчинение других народов политическому и экономическому господству могущественной нации, то он определенно не может быть найден в Британском Содружестве».

Трудно дать бол^е лживое определение существующего положения в Британской империи. Несмотря на ослабление британского империализма, английский монополистический капитал продолжает получать громадные прпбыли от эксплуатации колониальных и зависимых стран. Хотя заграничные инвестиции сократились во время ройны, английская буржуазия и теперь получает огромные доходы от этих инвестиций. Как правильно указал Гарри Поллит, «никто не должен поддаваться обману и думать, что английский империализм ликвидирован потому, что в результате развития и мощи национально-освободительных движений в Индии, Бирме, Малайе, на Цейлоне и г; Египте он был вынужден лойтл на некоторые уступки. За всякой уступкой скрывается старая цель — попытка увековечить традиционную политику «разделяй и властвуй». Это лежит «в основе положения в Бирме, в Малайе и в Индии. На Цейлоне и в Трансиордании это даже еще более очевидно, ибо, несмотря на всю шумиху о новой эре, британский империализм по-прежнему удерживает основную власть в этих странах» 25.

Праволейбористские руководители, распространяя фальшивую легенду о том, что британский империализм умер, в то же время старались всеми средствами подавить национально-освободительную борьбу колониальных народов в Малайе и других странах, где народы с оружием в руках сражаются против своих вековых угнетателей. Прибегая к варварским методам ведения войны* британские колонизаторы как при лейбористском правительстве* так и после него стирают с лица земли целые деревни и истребляют их жителей. В июне 1950 г. английские империалисты начали осуществлять в Малайе людоедский «план Бригса», в соответствии с которым мирное население целых городов и де/ревень сгоняли в огороженные колючей проволокой концентрационные лагери, устроенные цо типу фашистских лагерей. В том же году английские власти в Малайе ввели закон, согласно которому за обнаружение литературы, издаваемой организациями национально-освободительного движения, выносится смертный приговор. «План Бригса» не смог сломить национально-освободительного движения в Малайе.

Английские колонизаторы используют в своих колониальных войнах не только бомбардировщики и танки, но также различные средства хищнической войны и даже дикарей — охотников за скальпами. Жестокие карательные меры — назначение огромных сумм в качестве награды за головы патриотов, концентрационные лагери и виселицы, уничтожение урожаев и конфискация домашнего скотр, сравнивание с землей целых деревень —г вот методы,

n-rL- • •

25 Н. Р о 11 і 11. Looking Ahead. L., 1947, p. 25.

используемые империалистами для подавления^ колониальных народов, борющихся за свою независимость.

К исключительно жестоким мерам прибегали английские колонизаторы в 1952 г. в Кении для подавления недовольства местного населения, у которого империалисты экспроприировали большую часть земель. Британские колониальные власти осенью 1952 г. ввели чрезвычайное положение в Кении. Свыше 50 ежедневных газет, периодических и местных изданий были закрыты. Были запрещены собрания африканцев. Вся резервация племени Кикуйю стала обширным концентрационным лагерем. Скот, принадлежавший этому племени, являвшийся его единственным средством к существованию, был захвачен и угнан. Множество африканцев было убито и ранено.

Так выглядит на практике «опека» английских колонизаторов над колониальными народами.

Это кровавое законодательство, «план Бригса», и- т. д.— красноречивые иллюстрации того, насколько фальшивы утверждения современных апологетов британского империализма, что последний якобы «радикально изменил свою природу», «испарился» или даже «умер».

Официальное переименование Британской империи в «Британское Содружество Наций» является только переменой вывески: фактическая сущность взаимоотношений -внутри империи не изменилась, борьба против колониальных народов приняла еще более ожесточенный характер.

Никакие ухищрения буржуазных идеологов, проводимые под флагом «исторической миссии Англии», «двойного мандата», «отмирания британского империализма», не могут завуалировать стремления империалистов предотвратить крушение колониализма.

Подлинное развитие угнетенных и отсталых колониальных народов невозможно без устранения колониального глета и освобождения от империалистических цепей.

Блестящий опыт ленинской национальной политики, осуществленной в СССР, воочию показал, какие огромные результаты получены в сравнительно короткие сроки в деле приобщения прежде отсталых народностей к участию в политической жизни, к развертыванию высокоразвитой промышленности и культуры, отвечающей интересам освобожденных Великой Октябрьской социалистической революцией народов.

По степени развития высшего образования, культуры и науки эти советские республики намного опередили но только зарубежные страны Востока, но и страны Западной Европы.

Гигантские успехи, достигнутые во всех областях хозяйства и культуры отсталыми прежде народами буржуазно-помещичьей России, прекрасно иллюстрируют, что может быть достигнуто на основе великого учения марксизма-ленинизма о свободном развитии народов и приобщении их к социалистическому строительству. Тем самым иллюстируется еще раз, какой огромный тормоз представляет империалистическая система для развития колониальных народов, и раскрывается чудовищная фальшь и лицемерие современных апологетов империализма, воспевающих «цивилизаторскую миссию белого человека». 2.

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме МЕТОДЫ ОПРАВДАНИЯ КОЛОНИАЛЬНОГО ПОРАБОЩЕНИЯ И УГНЕТЕНИЯ *а:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -
- Аудит - Банки - Бизнес - Бухгалтерский учет - Макро и Микроэкономика - Менеджмент - Философия - Финансы - Экономика -