<<
>>

НЕОМАЛЬТУЗИАНСТВО НА СЛУЖБЕ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ ВОЙНЫ

Одной из наиболее ходких теорий, распространяемых для оправдания новой мировой войны, стала сейчас вытащенная из хлама истории мальтузианская лжетеория о перенаселенности земного шара.

Реакционные мальтузианские бредни широко пропагандируются в современной буржуазной литературе, в частности в Англии. Буржуазные органы печати (например, «Экономист») отмечают возрождение мальтузианства в Англии после второй мировой войны. Газета «Таймс» вещает о том, что «Мальтусу суждено создать запоздалое отомщение Британским островам». Особенно большую активность в пропаганде мальтузианства в современной Англии проявляет Олдос Хаксли.

В послевоенной Англии некоторые экономисты под флагом борьбы с «избытком населения» выступили со сногсшибательными проектами организации массовой эвакуации из Англии от 10 до 15 млн. населения в страны Британской империи237.

Мальтузианцы пытаются устрашить рядового англичанина мрачными прогнозами якобы угрожающей Англии перспективы голода. Под таким кричащим заголовком («Перспектива голода») вышла в начале 1953 г.

в Англии книга Дж. Мэссингэма и Эдварда Хайама. Авторы начинают первую главу своей книги с постановки вопроса «Когда мы, англичане, начнем умирать с голоду?» и отвечают: «очень скоро», если не будут приняты необходимые меры. Упрозу голода эти авторы используют для оправдания максимального поощрения сельского хозяйства в Англии, т. е. фактического обогащения лендлордов.

Современные мальтузианцы пытаются внушить, что основой бедствий в капиталистических странах является якобы «кризис населения и мировых ресурсов», выражающийся будто бы в том, что производство пищи из-за эрозии почвы сокращается, в то время как население земли все увеличивается.

Современные последователи Мальтуса применяют апологетический прием, пущенный в оборот их учителем,— коренные пороки капиталистического строя, в том числе хищническую растрату природных богатств, они объявляют законом природы, свойствен- пым всем ступеням развития человеческого общества.

В действительности это хпщнпческое истребление естественных ресурсов обусловлено капиталистическими отношениями. «...Всякий прогресс капиталистического земледелия,— писал К. Маркс,— есть не только прогресс в искусстве грабить рабочего, но л в искусстве грабить почву, всякий прогресс в повышении ее плодородия на данный срок есть в то же время прогресс в разрушении постоянных источников этого плодородия» 238. Маркс иллюстрировал это положение на примере Соединенных Штатов. Последующее развитие американского земледелия полностью «подтвердило это положение Маркса. Эрозия почвы, обусловленная отсутствием рациональной системы земледелия, господством системы монокультур, хищническим истреблением лесов239, приняла в США характер национального бедствия. Известный американский почвовед Беннет сообщил в 1939 г. комиссии конгресса США, что за время существования США уничтожен верхний покров почвы на 282 млн. акров, из них — «около 100 млн. акров лучших земель потибли безвозвратно для посевов. Кроме того, эрозия разрушительно действует еще на территояЗию в 775 млп. акров.

Губительная эрозия почвы, на которую любят ссылаться современные мальтузианцы, меньше всего обусловлена развитием земледелия. Напротив, современное развитие агрономической науки открывает^огромные перспективы в отношении повышения плодородия почвы и гигантского роста производительных сил в земледелии. Блестящий пример реализации огромных возможностей в деле развития земледелия, обеспечиваемых современным научным развитием, дают передовые колхозы и совхозы СССР.

Массовое применение новейших передовых методов мичуринской агробиологии создает возможности для небывалого расцвета советского земледелия.

Практика Советского Союза, страны с самой высокой рождаемостью в мире, особенно убедительно показывает, что при современном уровне агрономической техники земледелие может прокормить любое число населения, если нет социально-экономических препятствий, вытекающих из капиталистических производственных отношений.

Капитализм не только тормозит развитие производительных сил, но он в еще большей мере задерживает рост платежеспособного спроса трудящихся на сельскохозяйственную продукцию. Капиталистический мир в период общего кризиса капитализма страдает от длительных аграрных кризисов.

Коренную причину слабого развития производительных сил в капиталистическом сельском хозяйстве следует искать не в технической трудности расширения производства предметов потребления, а в ограниченности платежеспособного спроса населения. «Производится слишком мало,— писал Ф. Энгельс,— вот в чем дело. Но почему же производится слишком мало? Совсем не потому, что исчерпаны пределы производства, даже на сегодняшпий день, при современных средствах. Вовсе нет, а потому, что пределы производства определяются не количеством голодных желудков, но количеством покупающих, способных платить кошельков. Буржуазное общество не желает и не может желать производить больше. Безденежные рабочие с пустыми желудками, труд которых нельзя применить с прибылью и которые, стало быть,’ не в состоянии покупать, попадают в цифру смертности» 29.

Современная капиталистическая действительность полностью опровергает измышления Олдоса Хаксли и других современных мальтузианцев о наличии какого-то «кризиса мировых ресурсов».

Реакционные мальтузианские бредни не только широко пропагандируются в современной буржуазной литературе, они получили новое использование по сравнению с XIX в. Мальтус предназначал свою теорию преимущественно для «внутренних» целей — для того чтобы отвести недовольство масс баснями об абсолютном перенаселении, чтобы оправдать безработицу и лишения трудящихся якобы естественными причинами.

В эпоху империализма использование мальтузианства для «внутренних» целей не потеряло, конечно, своего значения. Ссылкой на чрезмерное размножение рабочих современные мальтузианцы, как п в прошлом столетии, стараются уверить читателей, что в безработице виноваты-де сами рабочие, а не капиталистическая система.

Но наряду с этим старым использованием мальтузианство получает в эпоху империализма новое назначение: оно становится идеологическим оружием оправдания империалистических войн, грабежа колониальных народов, территориальной экспансии, оно насквозь проникается тлетворным духом воинствующей империалистической агрессии.

Мальтузианство используется для оправдания войны с колониальными и зависимыми странами. Своеобразие английского варианта неомальтузианства состоит в том, что оно используется преимущественно для оправдания этого наступления под флагом борьбы с «перенаселением» в колониальных странах. В аргументации современных мальтузианцев центральное место занимает противопоставление «стран с низкой рождаемостью» (куда относятся метрополии) «странам с высокой рождаемостью» (куда причисляется слаборазвитые и зависимые страны). При ©том буржуазные экономисты обходят такой факт, представляющий огромное значение, что в странах только что освободившихся от колониальной —! 1

29 К. МёрксиФ. Энгельс. Сочинения, т. XXV, стр. 451.

зависимости или еще остающихся колониями имеет место высокая смертность, в результате чего темпы прироста населення во многих таких странах значительно уступают темпам прироста населения в капиталистических странах. Плотность населения большинства слаборазвитых стран меньше, нежели во многих капиталистических странах.

Мальтузианцы распространяли действие «закона Мальтуса» в первую очередь на весь колониальный мир. Эту позицию защищали многочисленные буржуазные авторы240. Реакционный журнал «Экономист», подчеркивая, что «Британия не является государством с мальтузианским перенаселением» 241, в то же время пытается свести коренную причину экономических трудностей современного капитализма к фактам мнимого перенаселения в Юго-Восточной Азии и в Африке,

Мальтузианство нужно современным расистам для того, чтобы оправдать политику порабощения, расовой дискриминации и массового истребления коренного населения в якобы перенаселенных колониальных и зависимых странах.

Для характеристики противоречий в империалистическом лагере показательно, что если аиглпйские экономисты жалуются на перенаселение в своих колониальных владениях, то американские мальтузианцы указывают пальцем на перенаселение в самой Апг- лии со всеми вытекающими для нее отсюда выводами о необходимости ограничения народонаселения. Наиболее откровенно позицию американских мальтузианцев выражает Фогт, заявляющий, что Англия представляет собой наиболее яркий пример разрыва между размерами населения и возможностями его пропитания, Фогт бесцеремонно предупреждает англичан, чтобы они не возлагали слишком больших надежд на американскую «помощь»242. Уолл-стрит не прочь обречь Англию на ту же участь, на которую британские колонизаторы давно обрекли колониальные и зависимые народы.

Современные мальтузианцы стараются свалить ответственность за бедствия колониальных народов (безработицу, широкое распространение болезней, высокую смертность), порожденные бесчеловечной эксплуатацией со стороны империалистических хищников, на наличие якобы абсолютного перенаселения в колониях. Их поддерживают лейбористы. Так, лейбористская партия опубликовала заявление, озаглавленное «К изобилию во всем мире», в ко- тором пытается доказать, будто рост населения «слаборазвитых районов угрожает неуклонным снижением жизненного уровня».

Мальтузианство в современных условиях используется также для оправдания империалистической агрессии.

С этой целью империалисты и их ученые подголоски стараются поставить в связь излюбленное мальтузианское положение о недостатке средств существования со столь же вымышленным положением о недостатке территории в сравнении с якобы чрезмерной густотой населения. Ссылка на ограниченность естественных ресурсов, связанную якобы с ограниченностью государственной территории, составляет лейтмотив всех учений идеологов империализма. На этой идее строилось пресловутое «учение» гитлеровцев о «жизненном пространстве». Эта идея составляла основу проповеди итальянских л японских империалистов. При помощи этой идеи аргументируются агрессивные программы современных американских космополитов, ссылающихся на мнимую ограниченность продовольственных и миперальных ресурсов. Этот мальтузианский тезис американские авторы используют для обоснования необходимости международного контроля над якобы ограниченными мировыми сырьевыми ресурсами, который мыслится, конечно, под эгидой США.

Факты легко разоблачают все эти мальтузианские измышления о дефиците продовольствия и сырья, недостатке территории по сравнению с населением л т. д. Наиболее желательными для империалистов являются как раз густо населенные земли, где есть кого эксплуатировать. В СЇІІА плотность населения сравнительно небольшая (17 человек на км2), но именно они и претендуют на мировое господство.

Важнейшее назначение мальтузианства на современном этапе состоит в оправдании самой войны как способа массового истребления населения. Неудивительно, что мальтузианство стало знаменем империалистов, подготовляющих третью мировую войну. При этом современная буржуазная литература отражает различные тенденции, связанные с подготовкой войны. С одной стороны, для ведения войны требуется большое количество пушечного мяса. Численность населения той или иной страны является одним из важнейших факторов ее военного потенциала.

С другой стороны, финансовую олигархию больше всего устроило бы создание небольших армий из преданных финансовому капиталу людей. Империалисты боятся давать оружие народу. Они боятся, что вооруженный народ может повернуть свое оружие против империализма. Этот страх перед народом породил авантюристскую «теорию малых профессиональных армий» и тесно связанную с ней «теорию молниеносной войны», наиболее видными представителями которой в английской литературе являются генерал Фуллйер и Лпддель Харт. Они предлагают создавать малые армии из тёнковых частей и небольшого количества пехоты, посаженной на вездеходные автомобили, поддержанные мощной авиацией. Буржуазия мечтает о таком решении вопроса, которое позволило бы малыми силами добиться победы, не прибегая к вооружению масс, и устранило бы зависимость военного потенциала от численности населения. Фуллер писал, что «идеальная армия, к которой надо стремиться, это не вооруженный народ, а один человек, притом не какой-нибудь сверхученый, но просто человек, способный нажать кнопку или вынуть пробку и тем привести в действие машины, изобретенные лучшими умами науки в мирное время» 243.

Но опыт второй мировой войны, как и первой, полностью показал рост массовости армий. Империалисты делают ставку на создание все более крупных армий.

Это обстоятельство объясняет тот факт, что в буржуазной литературе наряду с мальтузианской пропагандой раздаются жалобы на снижение численности населения и ведется агитация за усиление рождаемости.

На первый взгляд получается противоречие между двумя тенденциями в современной буржуазной литературе (и за низкую и за высокую рождаемость). Но это противоречие мнимое. Империалисты фактически выступают за высокую рождаемость в метрополиях, усматривая в этом необходимое условие увеличения своих армий. Они в то же время стараются всеми средствами задержать рост населения в странах, рассматриваемых в качестве потенциальных противников. Они подготовляют самые варварские средства массового истребления мирного населения этих стран.

Другим мотивом поощрения высокой рождаемости в метрополиях является потребность в молодых рабочих, которые могли бы выдержать бешеные темпы интенсификации труда в современной капиталистической промышленности. Монополистическому капиталу требуется быстрая смена поколений.

Для оправдания массовой безработицы и других язв капитализма современные мальтузианцы пишут о наличии «избыточного населения» во всех странах, включая и США. Но в действительности они делают основное уда/рение на угрозе, которую якобы несет «западной цивилизации» быстрый рост населения в СССР и странах на/родной демократии.

Б действительности в СССР и в странах народной демократии закон капиталистического народонаселения потерял свою силу, а действует закон социалистического народонаселения. Это обеспечило и обеспечивает быстрый рост населения в указанных страна*. Идеологи империализма ссылаясь на бесспорный факт быстрого роста населения в СССР и странах народной демократии, придают ему тенденциозное толкование, изображая дело так, что быстрый рост населения в странах демократического лагеря несет с собой якобы какую-то опасность для Западного мира. Смысл подобного рода басен заключается в том, чтобы оправдать необходимость «насильственного сокращения» населения в странах демократического лагеря. А единственным способом для осуществления такого сокращения является война. Так мальтузианство на современном этапе используется для идеологического обоснования войны против СССР и стран народной демократии-.

Весьма символической является тесная кооперация между современными мальтузианцами и атомщиками. Не случайно книга Фогта вышла с предисловием виднейшего атомщика, автора известного проекта «контроля» над атомной энергией Бернарда Баруха, рекомендовавшего эту книгу вниманию «деловых кругов» и государственных деятелей капиталистических стран.

Эта кооперация отнюдь не случайна. Дело в том, что атомная бомба представляет собой оружие массового истребления в первую очередь мирного населения больших городов. Основной смысл атомной войны заключается в подавлении воли противника к сопротивлению в результате многочисленных жертв мирного населения больших городов, колоссальных разрушений жилищ, промышленных предприятий и т. д. Для оправдания такого варварского истребления сотен тысяч и миллионов людей мальтузианская теория оказывается очень кстати. Если бы не было мальтузианства, то империалистам его нужно было бы придумать специально на потребу атомной войны.

Подготовляя новую войну, американские империалисты предусматривают применение неслыханных по своей жестокости и изуверству методов массового истребления населения, перед которыми бледнеют зверства германского фашизма. «Вторая мировая война,— писал один из апологетов американского империализма, Розбери,— была последней из старомодных войн, в которой к концу был приподнят некоторый занавес над войной сегодняшнего и завтрашнего дня. Современные биологические средства не были использованы, так же как и управляемые снаряды; ракетный двигатель не вышел из детского возраста, были сброшены только (!) две атомные бомбы» 34.

Когда читаешь эту откровенную пропаганду массового истребления человечества, вспоминаются ленинские слова: «Право, не

веришь даже своим глазам, когда читаешь такие вещи. До такой степени маразма, упадка и проституции дошла современная профессорская наука!» 35

Атомный психоз используется для того, чтобы увеличить затраты на милитаризацию экономики. Прикрываясь провокационными измышлениями о якобы существующей опасности атомного нападения 244, американские и английские военные писатели требуют наряду с усилением производства атомных бомб для агрес сивной войны осуществления дорогостоящих мероприятий, дающих возможность укрепить «оборону» от мнимой угрозы атомного нападения (переводы под землю многочисленных заводов, создание громадных подземных убежищ для персонала важнейших предприятий, хранение обширных запасов военных материалов* стратегического сырья и продовольствия и т. д.).

Факт кооперации атомщиков и мальтузианцев весьма показателен для загнивания буржуазной культуры. Величайшие завоевания науки и техники в капиталистическом мире используются не для развития и роста материального богатства, а для массового истребления людей.

В наши дни с исключительной яркостью и полнотой оправдывается классический анализ капиталистической промышленности, данный В. И. Лениным на IX Всероссийском съезде Советов в конце 1921 г.: «...если взять вопрос в мировом масштабе, такая цветущая, крупная промышленность, которая может снабдить мир всеми продуктами, имеется на земле, но только ее не умеют пускать в ход иначе, как для того, чтобы строить пушки, делать снаряды и прочие орудия, с таким большим успехом примененные в 1914— 1918 годах. Тогда промышленность работала на войну и снабдила она человечество своими продуктами так полно, что оказалось не меньше 10 милл. человек убитыми и не меньше 20 милл. искалеченными...

Вот на что работала эта богатая передовая крупная промышленность. Она служила для дела фабрикации • искалеченных людей, и у нее не осталось времени для снабжения крестьян своими продуктами» 245.

Современные людоеды-мальтузианцы и их хозяева далеко превзошли «торговцев смертью» пепиода первой мировой войны. О каннибальских проектах современных мальтузианцев, пропагандистов атомной войпы, можно судить по чудовищному предложению Фогта сократить население земного шара в таких масштабах, чтобы довести его до 900 млн. человек, т. е. сократить его больше чем наполовину; причем, по мнению Фогта, привилегия на то, чтобы остаться в живых, должна, конечно, в первую очередь принадлежать представителям «высшей» англо-саксонской расы.

Эти кровожадные планы наглядно демонстрируют, какую гигантскую опасность для современного человечества представляют агрессивные силы империализма. Они представляют особую опасность для Англии, поскольку «Британия больше всех уязвима в случае атомной войны 246. Как правильно указано в программе Коммунистической партии Великобритании, третья мировая война, если она будет вестись при помощи атомного оружия, уничтожила бы крупные города,«стерла бы с лица земли миллионы людей и отбросила бы Британию назад на столетия. Она могла бы только кончиться ужасной катастрофой для британского народа» 247. 3.

4.

АГРЕССИИ

Наряду с мальтузианством для оправдания агрессии идеологами империалистической реакции используется так называемая геополитика. Эта лженаука специально сфабрикована для того, чтобы оправдать захватнические империалистические войны. Геополитика используется для того, чтобы обосновать как необходимость империалистической экспансии, так и ее направление, т. е. подсказать, какие территории должны быть захвачены в первую очередь.

Особенно широко эта лженаука культивировалась в гитлеровской Германии, где она была использована для обоснования экспансии германского разбойничьего империализма. Геополитика гитлеровцев наиболее откровенно показала, что подобная «теоретическая» стряпня подчинена задаче одурачивания широких масс махровым шовинистическим духом расовой исключительности и воспевания «законности» порабощения других народов. Главный фашистский «теоретик» геополитики Гаугсгофер похвалялся, что под ее влиянием-де «весь народ перейдет от смутного чувства стесненности к сознательному стремлению изменить свои границы».

Английские геополитики не выступают со столь откровенным воспеванием захватнических войн, как их немецко-фашистские собратья, но все их писания подчинены той же основной задаче — оправданию империалистической экспансии.

Геополитика в английской литературе с самого начала получила некоторые своеобразные черты, отличающие ее от работ германских геополитиков. Здесь сказалось различие условий развития германского и английского империализма. Германская империя росла прежде всего как континентальная держава. Основное направление экспансии германского капитализма было связано с захватом соседних государств, с постепенным округлением германской территории за счет поглощения прилегающих стран. Поэтому германские геополитики отводили большое место так называемому фактору расстояния. «Ближайший сосед — злейший враг» — таково было одно из основных положений германских геополитиков.

В отличие от последних, английские геополитики выступают в качестве идеологов мирового господства крупнейшей морской державы. Осуществление этих бредовых планов английские геополитики связывают прежде всего с ослаблением СССР.

Центральной идеей английской геополитики становится, как увидим ниже, противопоставление «стержневого района земли», отождествляемого с Россией, и «окраинных земель», которые должны непосредственно войти в сферу английского влияния. При такой постановке «фактор расстояния» для английских геолодити- ков не играл такой роли, как для германских, поскольку английские империалисты готовили раньше и вынашивают сейчас планы войны против стран, весьма далеко расположенных от Англии.

Неудивительно, что идеи английских геополитиков так охотно подхвачены агрессивными американскими кругами, готовящими новую мировую войну против CGCP и стран народной демократии и применяющими в широчайших размерах систему антисоветских блоков.

Современная американская геополитика строится в первую очередь на базе работ английских геополитиков. Родоначальником геополитики на английской почве является географ Гальфорд Макиндер, выступивший еще в 1902 г. с книгой «Британия и Британские моря» 248. Макиндер оказал весьма значительное влияние на американских геополитиков, в частности на их виднейшего представителя — Спикмена.

Макиндер еще в начале текущего столетия выступил со своей теорией,„основной вывод которой состоит в том, что главную опасность для Британской империи представляет якобы Россия. Россию Макиндер пытался изобразить в качестве главного источника мировых потрясений, в качестве «колыбели потрясений». Для того итобы придать ученую видимость своим выводам, Макиндер построил совершенно произвольную схему. По этой схеме имеются три части земной суши: 1) «ядро мирового острова» (т. е. Евразии), совпадающее с территорией России, и 2) окружающий это ядро «пояс приморских стран», состоящий из стран, находящихся на побережье Европы, из засушливых стран Ближнего и Среднего Востока и из азиатских муссонных стран; 3) «внешний пояс», куда относятся континенты Америки, Африки и Австралии. Вся эта надуманная географическая классификация понадобилась Макиндеру для того, чтобы сформулировать свой вывод о том, будто Россия, стремясь овладеть берегами незамерзающих морей, угрожает завоевать весь «пояс приморских стран» и тем самым ставит под удар морские коммуникации Англии и всю систему Британского морского могущества.

Макиндер не ограничился постановкой оборонительных задач. Он старался оправдать стремление напасть на Россию и обосновать политику окружения России путем подчинения английскому контролю всей «окраины» Евразии, т. е. территории средиземно- морских стран, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии, а также опорных пунктов в Китае. Борьбу Англии за мировое господство Макиндер пытался представить как меры предупреждения против угрозы, идущей якобы со стороны России.

Макиндер первоначально выступил, когда в России еще господствовал царизм. После Октябрьской революции, когда английские империалисты организовали интервенцию против Советской России, Макиндер выступил с книгой «Демократические идеалы й действительность» (1919 г.), в которой пытался использовать на новый лад свою старую теорию, направленную на этот раз против первого в мире рабочего государства. Его теория получила, таким образом, антисоветскую направленность. В этом качестве она и была принята на вооружение современной английской и американской геополитикой.

Враждебный характер по отношению к Советскому Союзу имеет и последняя статья Макиндера «Круглая земля и выигрыш мира». Характерно, что эта статья вышла в 1943 г., когда Англия вела войну против гитлеровской Германии в союзе с СССР. Весьма характерно также, что в этой статье Макиндер выступает с идеей агрессивного Атлантического сообщества, реализованного в созданном в 1949 г. Североатлантическом союзе. Атлантический океан Маїкиндер характеризует как «средиземный» океан. Тремя элементами, на которых должно строиться Атлантическое сообщество, он объявляет Францию («предмостное укрепление на Атлантическом океане»), Англию («обнесенный рвом аэродром») и Соединенные Штаты Америки.

Особое место в этой последней статье Макиндера занимает идея создания вокруг СССР «санитарного коридора» из граничащих с ним мелких государств.

Наконец, Макиндер выступает в этой статье с предложением максимально усилить влияние Англии и США на Китай.

Таким образом, Макиндер является яростным проповедником борьбы агрессивных сил империализма США и Англии за мировое господство на базе создания Атлантического сообщества, окружения СССР враждебными ему государствами, полного закабаления Китая.

Продолжателем Макиндера явился преподаватель Бирмингам- ского университета У от кин Дэвис, опубликовавший в августовском номере журнала «Контемлрерл ревью» за 1947 г. статью «Геополитика в США».

Дэвис выступил в послевоенный период, когда Англия оказалась в зависимости от США. Он делает главную ставку на американский империализм, всемерно поддерживая ето захватническую политику и подготовку третьей мировой войны. С помощью всякого рода рассуждений о географическом положении Англии л США Дэвис стремится обосновать союз этих капиталистических держав.

Дэвис старается приспособить геополитику для оправдания «политики силы», проводимой американским и английским империализмом. В качестве одного из главных выводов геополитики Дэвис выдвигает положение, что мир управляется сейчас и долго будет управляться политикой силы.

Современные английские геополитики пытаются использовать схемы Макиндера для оправдания антисоветских блоков. Так, английский геополитик Мауди, преподаватель Лондонского университета, на все лады рекламирует Макиндера в качестве пропагандиста антисоветских планов.

Так современные геополитики ссылками на географическое положение Англии пытаются оправдать агрессивную политику империализма и организацию антисоветских блоков.

Для «теоретического подкрепления» своих измышлений геополитики воскрешают давно опровергнутую догму о решающей роли географического фактора в развитии человеческого общества.

«География,— вещает Дэвис,— является самым основным фактором во внешней политике государств, так как она является наиболее постоянным фактором». «История — это география, приведенная в движение»,—гласит излюбленный лозунг современных геополитиков.

Попытки трактовки географических условий в качестве определяющего фактора общественного развития не новы. Эти идеи в духе географического направления, неоднократно высказывавшиеся в буржуазной литературе, полностью опровергнуты теорией исторического материализма. Классики марксизма-ленинизма всегда признавали важное значение географической среды в развитии общества. Но они показали, что само влияние географических условий, как и всякого рода других природных условий, определяется способом производства, играющим ведущую роль в развитии общества. В работе «Наемный труд и капитал» К. Маркс писал: «Чтобы производить, лФди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство» 41. Сама возможность воздействия того или иного географического условия, степень, ха/рактер и формы этого воздействия определяются экономическим состоянием данного общества, уровнем развития производительных сил. Так, например, только с появлением машинной индустрии угольные копи и железные рудники приобрели особое значение для экономического развития.

Старые представители географического направления в социологии, например Монтескье, Карл Риттер, Бокль и другие, признававшие географическую среду решающим фактором исторического развития, давали совершенно неправильную трактовку вопроса о значении географической среды, но они исходили из реальных географических фактов. В отличие от этих заблуждавшихся представителей географического направления геополитики сознательно извращают географические факты. Они оперируют фальсифицированной географией, в которой географические факты преподносятся в таком свете, в каком это выгодно данной империалистической группировке в данной ситуации. Географическое положение определяется геополитиками не действительным положением той или иной территории, а интересами империалистической экспансии. Это отчетливо видно на примере вымышленной Макиндером географической схемы, приведенной выше.

Фальсификация геополитиками географических положений отчетливо выступает в сконструированной ими «теории естественных границ». Суть последней сводится к тому, что государство должно быть обеспечено хорошими «естественными границами» в виде высоких горных цепей, глубоких рек, морских берегов и т. д. Не приходится говорить о том, что эти «естественные границы» выражают намечаемые империалистами масштабы экспансии данного государства на ближайший период. В действительности так называемые естественные границы определяются в первую очередь не географическими моментами, а чисто политическими причинами, соотношением сил отдельных государств.

Маркс и Энгельс в свое время разоблачили эту «теорию естественных границ». Энгельс писал: «Мы теперь увидели, к чему ведет теория «естественных границ», выдвинутая проповедниками идеи «великой среднеевропейской державы». Такое же право, которое Германия имеет на По, Франция имеет на Рейн. Если Франции не следует ради хорошей военной позиции присоединять к себе 9 миллионов валлонов, нидерландцев и немцев, то и мы не имеем также никакого права из-за военной позиции порабощать 6 миллионов итальянцев. И эта естественная граница, река По, в конце концов является лишь только военной позицией, и только поэтому, говорят нам, Германия должна ее удерживать» 42.

Ярким примером того, как при помощи ссылки на вымышленные географические факты оправдывается создание империалистических блоков служит схема Атлантического сообщества, в которое включены столь отдаленные от Атлантического океана страны, как Греция и Турция. Борзописцы империалистической реакции распространяются об «атлантической культуре», «атлантических связях», «атлантических путях», «атлантическом веке» в развитии общества. Эта теория дает благовидный предлог для обоснования территориальной экспансии л создания всякого рода империалистических блоков. В частности, подголоски империалистиче-

ской реакции ссылаются на то, что Атлантический океан якобы «слишком узок» для того, чтобы служить падежным прикрытием, что страны, прилегающие к океану, образуют якобы «единую стра^ тегическую область». *

Вся эта реакционная стряпня специально придумана для того, чтобы прежде всего оправдать агрессивный Северо-атлантический блок.

В своих различных вариантах геополитика используется для идеологической подготовки новой мировой бойни. Геополитика является идеологическим оправданием тех чудовищных преступлений, которые готовят агрессивные силы империализма; как и мальтузианство, она демонстрирует, какую угрозу представляет империализм для народов мира. 5.

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме НЕОМАЛЬТУЗИАНСТВО НА СЛУЖБЕ ПОДЖИГАТЕЛЕЙ ВОЙНЫ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -