<<
>>

НОВЫЕ ФОРМЫ ОПРАВДАНИЯ КАПИТАЛИЗМА В УСЛОВИЯХ БОРЬБЫ ДВУХ СИСТЕМ

Перед буржуазией периода общего кризиса капитализма, когда мир раскололся на идущую ко дну капиталистическую систему и преуспевающую социалистическую систему, встал вопрос об изменении методов идеологического обмана масс, о новых приемах оправдания капитализма.

Прежде основной прием апологетики заключался в восхвалении автоматического действия стихийных экономических законов капитализма. Буржуазная литература была полна дифирамбов по адресу этих экономических законов. «Таков великий, восхитительный, утешительный, необходимый, непоколебимый закон капитализма»,—- *с восторгом писал Бастиа 45.

До 30-х годов XX в. в английской буржуазной литературе безраздельно господствовала теория Ж.-Б. Сэя о невозможности общего перепроизводства. Проповедь даже буржуазно-реформистской «теории недопотребления» считалась в академических кругах непозволительною ересью. За пропаганду этой теории буржуазный экономист Дж. Гобсон был устранен от преподавательской работы в университете. В толстом фолианте Маршалла «Начала экономической науки» («Principles of economics») не нашлось места даже для постановки проблемы об экономических кризисах.

Через всю работу Маршалла красной нитью проходит идейка, что механизм капиталистической конкуренции автоматически, без больших потрясений и кризисов ликвидирует все экономические противоречия и трудности капитализма. #

В условиях общего кризиса капитализма обнаружилось, что старые методы апологии капитализма недостаточно эффективны. Слишком велик контраст между идиллической картиной, рисуемой экономистами XIX и начала XX в., и современной действительностью. Некоторые буржуазные экономисты понимали, что в обстановке небывалого обострения и углубления экономических кризисов, гигантской хронической безработицы и хронической недогрузки производственных мощностей тактика полного замалчивания противоречий капитализма может только привести к потере последних остатков доверия к буржуазным экономистам среди той части трудящихся, которая раньше находилась под их влиянием.

В частности, Кейнс выразил тревогу по поводу того, что рядовой человек современности перестал верить в традиционную буржуазную экономическую «теорию». «Профессиональные экономисты...,— писал Кейнс*— оставались явно равнодушными к несоответствию между их теоретическими выводами и наблюдаемыми фактами. Это противоречие не могло не быть замечено рядовым человеком, вследствие чего с его стороны стало заметно все меньше и меньше склонности относиться к экономистам с тем же уважением, как к другим группам ученых, у которых теоретические выводы, когда их применяют на практике, согласуются с наблюдениями» 46.

Это высказывание Кейнса весьма симптоматично, как вынужденное признание неприятного для буржуазии факта, что прудящиеся уходят из-под влияния буржуазной идеологии, что создаются благоприятные условия для широкого распространения революционной, пролетарской идеологии. За часто встречающимися п современной буржуазной литературе жалобами на бесплодие

политической экономии47 скрывается призыв к тому, чтобы буржуазные экономисты более эффективно боролись с коммунистами. В этом отношении характерна рецензия американского экономиста Соутера на книгу английского экономиста Роббинса «Очерк о природе и значении экономической науки». Соутер писал, что теперь нельзя бороться с марксизмом при помощи детских игрушек австрийской школы. Соутер объявляет старую экономическую доктрину «интеллектуальным банкротом» потому, что она не может стать «оплотом, способным противостоять... растущей коммунистической и коллективистической опасности» 48.

Для того чтобы противодействовать растущему влиянию коммунистов на трудящиеся массы, потребовалось несколько изменить методы апологии капитализма. Это изменение прежде всего вьцражается в тенденции замаскировать фактическую защиту капитализма под флагом формальной, чисто словесной критики некоторых, по выражению Кейнса, «недостатков», «изъянов» капитализма. Такая критика не затрагивает, конечно, коренных вопросов капиталистического способа производства.

Она обычно обходит (столь животрепещущий и имеющий важное значение вопрос, как вопрос о капиталистических монополиях. Эта «критика» имеет чисто демагогический характер; она направлена на то, чтобы завоевать доверие трудящихся, создать у последних впечатление о том, что современные буржуазные экономисты заботятся об их интересах и рекомендуют якобы действенные меры для улучшения их бедственного положения.

В интересах борьбы с коммунистами буржуазия старается убаюкать сознание масс иллюзией о возможности исправления «недостатков» капиталистического механизма, о возможности предотвращения кризисов и массовой безработицы. Эти идеи особенно охотно распространяются в рабочем классе буржуазной агентурой — правыми социалистами и ревизионистами. Они пытаются внушить трудящимся иллюзии о возможности коренного излечения капитализма от таких неизлечимых его язв, как кризисы и безработица. При этом прислужники империализма скрывают тот факт, что временное разрешение экономических противоречий в ходе экономического кризиса создает предпосылки для взрыва этих противоречий в дальнейшем.

Временное разрешение экономических противоречий при капитализме, временный выход из кризиса осуществляются за счет усиления эксплуатации трудящихся.

Сущность всех проектов «реорганизации», «усовершенствования», ««лечения» капитализма и сводится к усилению эксплуатации рабочего класса, наступлению на заработную плату в прямой пли косвенной форме через инфляцию, интенсификацию труда. Но для успокоения рабочих эти антирабочие проекты преподносятся как осуществление программы «полной занятости», проводимой якобы в интересах рабочих.

Если, с одной стороны, наиболее ловкие демагоги из современных буржуазных экономистов стараются замаскировать свое служение капиталистическим интересам под флагом формальной, словесной «критики» некоторых «недостатков» капиталистической системы, то, с другой стороны, они пытаются замаскировать также свое враждебное отношение к социализму.

В условиях общего кризиса капиталистической системы апология капитализма принимает самые чудовищные формы, причем апологеты капитализма нередко вынуждены прибегать к «социалистической» фразеологии.

Это и попятно: социализм перестал быть только теорией. Он на практике доказал свои огромные преимущества перед капитализмом. В этих условиях притягательная сила социалистических идей в настоящее время' неизмеримо возросла по сравнению с дооктябрьским периодом. Буржуазные идеологи вынуждены считаться с этим фактом, признать большое влияние советского опыта на английский народ. Так, например, английский буржуазный писатель Карр в книге, специально посвященной советскому влиянию на «западный мир», вынужден был отметить огромную притягательную силу советского лозунга «права на труд», а также советского принципа расового и национального равноправия. Вся буржуазная цивилизация, по словам Карра, переживает глубокий кризис, поскольку существует новая цивилизация, служащая миллионам людей и оказывающая громадное влияние на весь мир 49. Для того чтобы в какой-то мере ослабить огромное влияние опыта Советского Союза и стран народной демократии, буржуазные идеологи стараются внушить массам идею, что социализм не ограничивается только СССР и странами народной демократии, но что элементы социализма существуют якобы уже и в капиталистических странах. Вместо прямой и открытой атаки социализма буржуазные идеологи и их правосоциалистическая агентура концентрируют свои усилия на борьбе с марксистско- ленинским учением о неразрывной связи социализма с диктатурой пролетариата, с необходимостью ликвидации капиталистической собственности и эксплуататорских классов.

Учитывая огромную популярность социалистической системы хозяйства среди широких трудящихся масс, многие буржуазные демагоги стараются представить дело так, будто в условиях капитализма могут быть осуществлены важнейшие Достижения социалистического способа производства: плановое ведение хозяйства, устранение кризисов, массовой безработицы и инфляции. Нередко апология капитализма преподносится под флагом того, что капиталистическая система все более и более «социализируется», что капиталистические и социалистические «элементы» мирно сочетаются «друг с другом в пресловутой «смешанной экономике».

Иногда эта апология преподносится под видом «реорганизованного», «усовершенствованного», «исправленного» капитализма, будто бы имеющего все положительные качества, присущие социалистической системе хозяйства.

Для того чтобы замаскировать свое враждебное отношение к социализму и представить себя в роли «друзей социализма», современные буржуазные сикофанты, преимущественно из лагеря правых социалистов, стараются фальсифицировать понятие социализма, лишить его действительного конкретного содержания. Смысл этого жонглирования «социалистической» фразеологией состоит в том, чтобы замазать коренные черты социалистической системы хозяйства и показать .ее мнимую совместимость с господством капиталистической собственности.

Важнейшие отличительные особенности социалистической системы хозяйства могут быть сведены к следующим положениям.

Во-первых, государственная власть в нашей стране находится в руках трудящихся города и деревни. Государственное руководство обществом принадлежит рабочему классу, как наиболее передовому классу.

Во-вторых, орудия и средства производства отобраны у капиталистов и превращены в общественную социалистическую собственность.

В-третьих, развитие производства подчинено не принципу обеспечения капиталистической прибыли, а социалистическому принципу обеспечения наиболее полного удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества.

В-четвертых, распределение народного дохода происходит не в интересах обогащения класса капиталистов, а в интересах систематического повышения материального благосостояния трудящихся.

В-пятых, систематическое повышение материального положения трудящихся и непрерывный рост их потребностей являются источником непрерывного расширения производства и гарантией от кризисов перепроизводства, безработицы и т. д.

В-шестых, рабочий класс и трудовое крестьянство являются хозяевами страны, работающими не па капиталистов, а на себя, на свое государство, па трудовой народ.

Буржуазные фальсификаторы, стремясь напялить на себя личину социалистов, умышленно затушевывают перечисленные выше коренные отличия социалистической системы от капиталистической, сводя все дело к пустяковым различиям.

Такого рода «социализм» превращается в пшрму, прикрывающую безраздельное господство буржуазии. Под флагом подобного «социализма» адвокаты империализма ведут борьбу за укрепление капитализма. Этот обходный маневр для врагов социализма кажется более эффективным, чем прямая атака в лоб. Этот маневр рассчитан на усиление в рабочем классе реформистских иллюзий, направленных против коммунизма.

Для методологии современных буржуазных экономистов характерна статья, опубликованная в американском журнале «Уик мэ- гэзин» под характерным заглавием «Требуется повое название для капитализма». Автор ищет спасения капитализма в подыскании нового термина для последнего. «Замена всего лишь одного слова другим,— пишет он,— может содействовать изменению хода истории. Отыскание нового термина для обозначения нового понятия может послужить решающим препятствием распространению коммунизма по всему миру» 50.

Когда читаешь подобного рода бессмыслицу, усердно распространяемую современными апологетами капитализма, на память приходят иронические слова К. Маркса по адресу Прудона, видевшего в «труде-товаре» только грамматическое сокращение. «И если общество,— писал Маркс,— захочет «устранить все те неудобства», от которых оно страдает, то ему стоит только устранить неблагозвучные выражения, изменить язык, а для этого ему лишь следует обратиться к Академии и попросить нового издания ее словаря» зэ.

Метод апологии капитализма, выражающийся в том, что капитализм преподносится как социализм, отнюдь не является новшеством. Этот метод применялся и раньше, как средство борьбы с рабочим классом. Но особое распространение он получил тогда, когда социализм стал практической действительностью и когда притягательная сила социализма во много раз выросла.

Этот метод давно применялся реакционными немецкими идеологами, представителями пресловутой доктрины «государственного социализма». Энгельс в «Анти-Дюрпнге» писал, что «...появился особого рода фальшивый социализм, проявляющийся то там, то тут в виде особого рода добровольного лакейства, объявляющего без всдких затруднений социализмом всякое, даже бисмар- коЫское обращение средств производства в государственную собственность. Если табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних, несомненно, должны быть занесены в число основателей социализма» 51.

На английской почве эти попытки нарядить капиталистические формы хозяйства в «социалистическое» одеяние широко применялись фабианцами, отождествляющими социализм с простым ростом государственных и муниципальных предприятий. На этом фальсификаторском приеме в «Фабианских очерках» еще в конце XIX в. строилось сногсшибательное положение, что «Англия уже является самой социалистической из всех стран». Для доказательства этоого положения С. Вебб ссылался на развитие собственного хозяйства государства, городов, сельских приходов. Общество, писал» он, создает и поддерживает свои собственные парки, музеи, библиотеки, концертные залы, дороги, мосты, рынки, пожарные обозы, больницы, телеграфные линии, школы, церкви, читальни. Даже создание пожарных обозов, спасательных лодок, богаделен казалось Веббу признаком «непрерывного прогресса социализма» 52.

Этот прием отождествления социализма с простым ростом государственных и муниципальных предприятий заимствовали от фабианцев правые лейбористы, продолжающие основную линию фабианцев. Правые лейбористы из кожи лезут вон, чтобы выхолостить из учения о социализме пролетарское содержание и представить социализм тождественным с капитализмом53.

Отождествление государственно-монополистического капитализма с социализмом стало распространенным методом буржуазной апологетики в условиях победоносного развития социалистической системы хозяйства в СССР.

Не все буржуазные экономисты считают «тактически» целесообразным и безопасным прибегать к социалистической фразеологии. Но и те, которые не прибегают к последней, стремятся приукрасить капитализм, приписав ему качества <и особенности, принципиально присущие только социалистической системе хозяйства. Эта форма буржуазной апологетики выражается в стремлении приписать капитализму совершенно не свойственные ему закономерности, которые могут быть осуществлены только в рамках социалистического строя. Буржуазные апологеты распространяют иллюзии о возможности устранения при капитализме таких неизбежных его спутников, как кризисы, безработица, анархия производства, инфляция. Эта демагогия распространяется в форме пропаганды теорий «бескризисного капитализма», «полной занятости», «планового капитализма», «управляемой валюты».

В действительности неизбежность экономических кризисов перепроизводства, безработицы, анархии производства и т. д. заложена в самой природе капиталистического производства, в основном противоречии капитализма между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения. Экономические кризисы перепроизводства — не только неизбежный продукт капитализма, но и специфический закон движения последнего. Выражая собой взрыв всех противоречий капиталистического производства, кризисы вместе с тем представляют насильственный способ временного, частичного разрешения этих противоречий. Характерный путь капиталистического производства таков, что развитие производительных сил становится возможным лишь путем периодического разрушения производительных сил в ходе кризисов.

С развитием капитализма обостряется его основное противоречие. Отсюда — неизбежность экономических кризисов, их разрушительная сила. На этой основе все сильнее разгорается борьба трудящихся против капиталистического рабства. Напутанные все усиливающимися кризисами, буржуазные идеологи пытаются изобрести рецепты предотвращения кризисов. Для того чтобы ослабить притягательную силу СССР, они пытаются приукрасить капитализм, внушить массам, что возможно его бескризисное развитие.

Для этой же цели они пытаются сеять иллюзии о возможности устранения хронической массовой безработицы, присущей капитализму периода его общего кризиса.

В действительности буржуазия никогда не помышляла и не может помышлять о ликвидации безработицы. Безработица оказывает неоценимые услуги классу капиталистов. Наличие промышленной резервной армии — важнейший элемент капиталистического механизма. Но в условиях общего кризиса капитализма безработица достигает таких размеров, которые создают угрозу капиталистическому производству. Массовая хроническая безработица — важнейший фактор обострения социальных противоречий. Она таит в себе источник крупнейших социальных потрясений. Поэтому буржуазные идеологи разрабатывают проекты некоторого ограничения массовой безработицы, которые всячески рекламируются под* широковещательным названием «полной занятости». Главный мотив этих проектов — опасение революционного взрыва. В частности, Кейнс откровенно высказал тревогу по поводу того, что массовая безработица не может остаться без социальных последствий. «Ясно,— пишет он,— что мир больше не потерпит безработицы* 54. Преимущество XIX в. Кейнс видел в том, что тогда «средний уровень занятости был, конечно, значительно ниже полной занятости, но не настолько нетерпимо низок, чтобы побуждать к революционным переменам» 55.

Ликвидация безработицы возможна только на основе социалистического способа производства. Полная занятость не может быть реализована без устранения экономических законов капитализма, неизбежным результатом которых является безработица.

Теории «бескризисного капитализма» и «полной занятости» тесно связаны с положениями о возможности «планирования» капитализма, также представляющими собой характерный для периода общего кризиса капитализма метод буржуазной апологетики, порожденный условиями борьбы двух систем.

В основе теории «планового капитализма» лежит фальшивое утверждение, будто народнохозяйственное планирование может осуществляться независимо от господства капиталистической или социалистической собственности. Наиболее откровенно эти воззрения выразил немецко-американский экономист Карл Ландауэр, который утверждал, что государственный строй, коллективная собственность и планирование, осуществленные в СССР, ни логически, ни практически не зависят друт от друга 56.

Трудно придумать другое положение, которое находилось бы в таком вопиющем противоречии с действительностью. Господство частнокапиталистической собственности неизбежно влечет за собой конкуренцию и анархию производства, являющиеся законом капиталистического способа производства. Плаповое хозяйство нельзя совместить с принципом частной собственности на средства производства, с господством капиталистов, с погоней за капиталистической прибылью как основным двигателем производства. Для подлинного планирования требуются условия, которые отсутствуют в капиталистическом мире.

Известно, что планирование народного хозяйства является более или менее верным отражением закона планомерного (пропорционального) развития социалистического 'производства, который возник как противовес закону конкуренции и анархии производства при капитализме на базе обобществления средств производства после того, как закон конкуренции и анархии производства потерял силу. Закон планомерного развития вступил в действие потому, что социалистическое народное .хозяйство может развиваться лишь на основе этого объективного экономического закона. Конкретные формы проявления и действия закона планомерного развития народного хозяйства в свою очередь определяются требованиями основного экономического закона социализма.

' Возможность народнохозяйственного планирования, непосредственно вытекающая из закона планомерного развития народного хозяйства, коренится во всей системе социалистических производственных отношений и обусловленных ею экономических законах и прежде всего — в основном экономическом законе социализма.

Социалистическое плановое хозяйство приобрело огромный авторитет в глазах трудящихся всего мира, для которых оно является символом освобождения от капиталистического рабства. Учитывая эту огромную популярность народнохозяйственного планирования, буржуазные идеологи пытаются использовать и «плановую» фразеологию.

Разговоры о плановом хозяйстве при капитализме представляют попытку использовать в интересах монополий популярность социалистического планового хозяйства среди рабочего класса. Буржуазные идеологи умышленно дают такое бессодержательное определение планирования, чтобы к нему можно было подогнать любое экономическое мероприятие буржуазного государства, продиктованное интересами монополиста чского капитала. Особенно стараются в этом направлении правые лейбористы. Они умышленно отрицают наличие органической связи между плановым хозяйством и социалистическим обобществлением средств производства. «Планирование,— ппсал Дальтон,— не есть то же самое, что социализм. Социализм есть прежде всего вопрос собственности, планирование есть вопрос контроля или управления. Есть частное планирование, преследующее частные цели, и социальное планирование, преследующее социальные цели»57. Такое определение понадобилось Дальтону для того, чтобы преподнести читателю * вывод о совместимости планирования с господством части ©капиталистической собственности.

Пользуясь таким лженаучным определенном планирования, многие буржуазные экономисты проповедуют неверный вывод, будто буржуазное государство всегда планирует деятельность частных предприятий, хотя бы в форме налоговой и таможенной политики. Лейборист Коль пытается установить элемепты плановой экономики в США на том единственном основании, что там имеется... высокий таможенный тариф58.

Подобного рода мероприятия экопомпческой политики буржуазного государства не имеют ничего общего с подлинным народнохозяйственным планированием. То, что с таким шумом преподносится буржуазными деятелями под широковещательной этикеткой «планирование», представляет собой мероприятие, которое проводит буржуазное государство в интересах монополий 59.

Лейбористский теоретик по вопросам планирования Мейхыо вынужден был признать, что существование частных предприятий, охватывающих более 80% промышленности Англии, является «опасно неустойчивым фактором». «Поскольку,— пишет Мейхыо,— существует обширный сектор, правительство должно разработать систему налогов и субсидий для поощрения частных капитальных затрат» 60.

Итак, основа столь разрекламированного «планирования» сводится к старому испытанному методу налогов и субсидий в пользу финансовых магнатов. Под флагом «планирования» происходит щедрое финансирование капиталистических монополий.

Пресловутые «планы» буржуазных государств представляют собой ширму, за которой скрывается программа различных мероприятий по усилению эксплуатации трудящихся масс и подготовке империалистических войн. За «планирование» выдавал свои программы Гитлер. Пресловутые гитлеровские «четырехлетки» представляли собой только программы подготовки войны, в частности они включали мероприятия по пакоплению стратегических ресурсов для этой цели. Существо «четырехлетки» при проведении в жизнь свелось к установлению порядков беззастенчивой эксплуатации рабочих и всей массы трудящихся во имя поддержания господства капитала. От гитлеровцев в этом отношении не отстают империалисты по обе стороны Атлантики и их правосоциалистические подручные, которые также пытаются замаскировать свои программы борьбы за мировое господство разговорами о планировании. С этой целью пущена в оборот версия о том, что военное хозяйство капиталистических стран представляет собой якобы плановое хозяйство. В книжке лейбориста Джея, изданной с предисловием Эттли, «преимущества» буржуазного «планирования» иллюстрируются на примере «успехов» английской экономики во время второй мировой войны61.

Bice указанные выше методы буржуазной апологетики, порожденные в условиях борьбы двух систем, тесно связаны с не имеющими ничего общего с реальной действительностью представлениями об особой роли современного буржуазного государства в экономической жизни. Адвокаты монополий пытаются внушить массам веру в то, что современное буржуазное государство своим вмешательством может исправлять недостатки механизма капиталистического хозяйства; что это «вмешательство» может восполнить недостаток платежеспособного спроса в фазе кризиса развертыванием государственных заказов, общественных работ и т. д.

При этом классовая природа современного империалистического государства, находящегося в подчинении у капиталистических

монополий и стоящего на страже их интересов, тщательно замалчивается.

Буржуазные экономисты пытаются приписать империалистическому государству функцию, которой оно не обладает и не может обладать по своей природе.

Только в условиях социализма коренным образом меняется экономическая роль государства. Руководимое Коммунистической партией, опираясь на марксистско-ленинскую теорию, па познание объективных экономических законов социализма, Советское государство организует я направляет массы на хозяйственное строительство в соответствии с требованиями основного экономического закона социализма. Используя преимущества и возможности, объективно присущие социалистической системе хозяйства, социалистическое государство является мощной силой, воздействующей на развитие и укрепление экономического базиса социалистического общества.

Только социалистическое государство может осуществлять хозяйственно-организаторскую функцию, недоступную буржуазному государству. Эта функция предопределяется самой природой социалистического общества: во-первых, социалистическое государство является собственником и полновластным распорядителем основных и решающих средств производства; во-вторых, социалистическая экономика не может развиваться иначе, как по плану в соответствии с законом планомерного развития народного хозяйства; в-третьих, социализм предполагает строжайший учет и контроль над мерой труда и мерой потребления каждого члена общества, что может быть организовано только социалистическим государством. Оно устанавливает планы производства для государственной промышленности и совхозов, планы товарооборота, заготовок и закупок, планы транспортных перевозок. Оно направляет хозяйственную жизнь колхозов. Государство осуществляет планомерную подготовку рабочей силы, ее распределение и перераспределение в соответствии с потребностями народного хозяйства. Оно руководит всеми отраслями культурного строительства.

Функции буржуазного государства противоположны функциям социалистического государства. Буржуазное государство призвано всеми способами охранять капиталистическую эксплуатацию, держать в узде народные массы, служить инструментом всяческого обогащения капиталистических монополий, путем использования для этой цели, в частности, государственного бюджета и финансово-кредитной системы, осуществлять экономическую и территориальную экспансию, поддерживая господство монополий в метрополии и в колониях и завоевывая новые территории, новые рынки сырья, сбыта товаров и вывоза капитала; иными словами, капиталистическое государство всей своей политикой призвано обеспечить охрану и всемерное повышение прибылей монополистического капитала.

Антинаучные теории «бескризисного капитализма», «полной занятости», «планового хозяйства при капитализме» направлены на то, чтобы приукрасить загнивающий и умирающий капитализм. Вместе с тем эти теории ставят своей задачей идеологически оправдать использование монополиями аппарата буржуазного государства в своих узкокорыстных интересах и, в первую очередь, для наступления на жизненный уровень рабочего класса и подготовки империалистической войны.

То обстоятельство, что буржуазные апологеты в защите капитализма вынуждены прибегать к «социалистической» фразеологии, является косвенным признанием банкротства капиталистической системы и непобедимой силы социализма. Это — яркая иллюстрация кризиса буржуазной политической экономии. 4.

<< | >>
Источник: И. Г БЛЮМИН. КРИТИКА БУРЖУАЗНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ экономии. ТОМ II. КРИТИКА СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. 1961

Еще по теме НОВЫЕ ФОРМЫ ОПРАВДАНИЯ КАПИТАЛИЗМА В УСЛОВИЯХ БОРЬБЫ ДВУХ СИСТЕМ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -