<<
>>

Глава 4 РОССИЙСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ШОКОВОГО ТИПА: НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ МОТИВАЦИИ

Резкое обострение экономического кризиса стало одной из глав- ных причин политических потрясений 1991-1992 гг. Последствия этих потрясений оказались крайне тяжелыми. СССР как единое го- сударство перестал существовать, и его распад сопровождался очень болезненными политическими коллизиями, которые порой переходили в стадию ожесточенных вооруженных конфликтов.

Вследствие этих процессов к началу 1992 г. на месте СССР

возникло 15 новых независимых стран. Российская Федерация (Россия) стала самой крупной из них.

При этом в России практи- чески полностью поменялась верховная власть, произошли су- щественные сдвиги в политической системе, появились новые государственные границы и территориальные образования.

Однако кардинальные политические перемены сами по себе не могли ни остановить, ни даже ослабить экономический кри- зис. Все обстоятельства, ставшие причинами кризиса, продол- жали существовать. Как уже отмечалось выше, наиболее фун- даментальными из них были следующие:

Гигантские структурные перекосы технологического и отраслевого характера (концентрация качественных ресурсов в оборонных отраслях на фоне низкого уровня технологий в большинстве отраслей гражданского сектора, очень высокая энергоемкость производственного аппарата, недостаточная степень развития инфраструктуры; большой удельный вес сырьевых отраслей и т.д.).

Очень специфическая структура цен (которая включала в себя, в частности, низкие цены на топливо, энергию, транспортные и коммунальные услуги, продовольствие). Слом такой ценовой структуры вследствие открытия экономических границ делал не- избежными многочисленные шоковые эффекты во всех отраслях, потребляющих первичные ресурсы, а также в социальной сфере.

104

Отсутствие дееспособных институтов, обеспечивающих эффективное функционирование экономики.

Глубоко укоренившийся оппортунизм предприятий.

Истощение государственных резервов, которые могли бы использоваться в антикризисных целях.

Кроме того, в результате распада СССР добавились новые проблемы: появление неконтролируемых государством гра- ниц; неурегулированность межстрановых финансовых, моне-

тарных и юридических отношений с новыми государствами;

резкое усложнение трансграничных экономических связей с ними и т.д. В частности, крупномасштабные контрабандные

операции, осуществляемые через прозрачные границы России

с бывшими республиками СССР, на несколько лет преврати-

лись в массовое явление [68, 175]. А экономические правона- рушения (неоплата полученного товара, поставка некондици- онной продукции и т.д.), совершенные экономическими аген- тами из других постсоветских стран, оставались практически безнаказанными еще, как минимум, 2-3 года.

В то же время российская экономика, несмотря на все свои проблемы, в целом сохраняла очень значительные ресурсные возможности. Ключевые отрасли продолжали функционировать, производя продукцию, которая пользовалась спросом не только на внутреннем, но и на мировом рынке. При этом объемы произ- водства даже после первоначального падения оставались весьма значительными. В сущности, ресурсный потенциал 1991-1992 гг. почти ничем не отличался от потенциала, которым обладает вполне благополучная экономика последних лет (табл. 4.1).

Таким образом, у России имелись немалые возможности для ресурсного маневра с целью решения основных экономи-

ческих проблем.

Но чтобы эффективно использовать эти воз-

можности и ослабить кризис, требовались длительные, кро- потливые и тщательно продуманные действия. Поскольку кон- троль над основной массой материальных ресурсов перешел из рук государства в руки предприятий, обеспечение нормаль- ного экономического оборота товаров и услуг требовало, что- бы власти использовали принципиально новые подходы. В ча- стности, представители власти должны были искать общий язык

105

с предприятиями для того, чтобы последние продолжили постав- ки продукции на рынок по предсказуемым ценам. Конечно, это было очень непросто. Уровень доверия предприятий и населения по отношению к государству был близок к нулю. Тем не менее, как показал опыт ряда переходных экономик в Азии и Восточной Европе, подобные действия, обеспечивающие менее болезнен- ный выход из кризиса, были возможны.

Таблица 4.1

Динамика производства некоторых продуктов в натуральном выражении, Россия

Показатель 1991 1992 2007 Добыча нефти (включая газовый кон-

денсат), млн. т

Добыча естественного газа, млрд. куб. м

Добыча угля, млн. т

Выплавка стали, млн. т

Азотные удобрения (в пересчет на 100%

питательных веществ), млн.т

Зерно (в весе после доработки), млн. т

Мясо (в убойном весе), млн. т

Золото, т*

462

643

353

77

6,7

83,9

9,3

168,1

399

641

337

67

5,8

99,3

8,3

146,1

491

651

315

72,4

7,5

81,8

5,2 (2006)

164,3 (2006)

* http://gold.prime-tass.ru/Aurum79/produkt/prodk/tblrus98.html, http://www.vedomosti.ru/newsline/index.shtml?2007/06/28/448509 (по данным Госкомдрагмета).

Источники: Справочники «Российский статистический ежегодник. 1994»,

«Российский статистический ежегодник.1995»; http://www.gks.ru/wps/

Однако парадокс заключался в том, что, несмотря на практи- чески полную смену персонального состава лиц, принимающих макроэкономические решения, идейные подходы к антикризисно- му регулированию оставались прежними. Новые власти продол- жали делать ставку на ускоренную либерализацию и другие вер- хушечные бюрократические акции, в очередной раз надеясь на то, что самые простые решения окажутся и самыми эффективными.

106

Какого-либо официального документа, который можно было бы назвать полноценной программой экономических реформ, рос- сийское правительство в 1992 г. так и не опубликовало24. Тем не менее, о намерениях российского правительства тех лет вполне можно судить по его фактическим действиям.

Ключевым шагом экономической политики новых российских властей стало решение о либерализации цен, вступившее в силу со

2 января 1992 г. Этим действием всем экономическим агентам

разрешалось самостоятельно устанавливать цены на продаваемую ими продукцию. Исключения были немногочисленными – госу- дарственное регулирование предполагалось осуществлять при установлении цен на основные виды топлива и энергии, на неко- торые виды услуг транспорта и связи, а также на ряд потреби- тельских товаров и услуг первой необходимости [125].

При этом процесс государственного регулирования осуществ-

лялся крайне неэффективно – во многих случаях «контролируе-

мые» цены росли даже быстрее, чем свободные. Например, в

1992 г. индекс цен на электроэнергию (55,1) и грузовые железно-

дорожные перевозки (35,6) был выше среднего индекса цен по промышленности в целом (33,8). В 1993 г.

картина была анало- гичной – при индексе цен промышленности, равном 10, цены на электроэнергию выросли в 13,6 раз, а тарифы железнодорожные грузоперевозки – 18,5 раз [150]. Таким образом, либерализация цен была не только одномоментной, но и фактически тотальной. Кроме того, были предприняты меры, закрепляющие свободу тор-

24 Позднее утверждалось, что программа реформ была сформулирована в текстах под названиями «Стратегия России в переходный период» и

«Ближайшие экономические перспективы России», подготовленных в 1991 г.

в Институте экономической политики под руководством Е.Т. Гайдара

[192]. Но, во-первых, эти тексты не были представлены широкой пуб-

лике. Более того, в момент появления на свет первый из этих текстов

носил гриф «сугубо конфиденциально» [38]. Во-вторых, содержание

текстов и реальные действия российского правительства в экономике

после 2 января 1992 г. в действительности довольно сильно расходились

между собой. Утверждения о том, что стратегия реформ была

сформулирована в феврале 1992 г. в правительственном Меморандуме

об экономической политике Российской Федерации также не слишком

точны, поскольку текст Меморандума был почти полностью посвящен

краткосрочным аспектам текущей экономической ситуации.

107

говли. С этой целью новые российские власти узаконили уже сло- жившуюся к тому моменту практику, в рамках которой предпри- ятия выбирали себе партнеров по собственному усмотрению, а не в соответствии с указаниями государственных планов. При этом официальная отмена большинства ограничений произошла не толь- ко во внутренней, но и во внешней торговле, т.е. экономические границы были окончательно открыты, в результате чего размер производственных издержек и доходов внутри России стал напря- мую зависеть от ценовых соотношений на мировых рынках.

Еще одним направлением реформ, которое новое россий-

ское правительство сочло первостепенным, стало проведение форсированной приватизации. Около 70-80% активов, ранее принадлежавших государству, было приватизировано в течение всего трех лет (1992-1994 гг.). Как следствие, доля госсектора в производстве ВВП сократилась до 38% уже в 1994 г. [192]. При- чем такая высокая скорость приватизации стала прямым резуль- татом административного давления, которое федеральные власти оказывали на предприятия и регионы [192].

Что касается макроэкономического регулирования, то но- вые власти попытались полностью отказаться от прямого управления материальными ресурсами и сделать ставку на косвенные методы (монетарные, фискальные, бюджетные). Основной целью правительства была объявлена макроэконо- мическая стабилизация, понимаемая исключительно в фор- мальном финансовом смысле. Иначе говоря, под стабилизаци- ей понималось снижение темпов инфляции, сокращение дефи- цита государственного бюджета, повышение устойчивости на- циональной валюты. В этой связи к числу главных тактиче- ских задач были отнесены проведение ограничительной моне- тарной политики, уменьшение государственных расходов, рез- кое увеличение налоговых ставок, валютные интервенции с целью поддержки обменного курса рубля и т.п. При этом борьба со спадом производства и снижением уровня жизни на- селения была фактически прекращена. Позднее это объясня- лось тем, что значительная часть хозяйственной деятельности российских предприятий была бессмысленной и потому ее поддержка препятствовала бы действию рыночных механиз-

108

мов [29]. Как следствие, масштабы помощи отраслям реально-

го сектора и социальной сфере были радикально сокращены.

Лица, принимавшие в тот момент макроэкономические ре-

шения, полагали, что такой набор действий обеспечит доста- точно быструю – в течение всего нескольких месяцев – стаби- лизацию экономического положения в стране с последующим снижением цен и повышением уровня жизни населения.

«Хуже будет всем примерно полгода. Затем снижение цен,

наполнение потребительского рынка товарами, а к осени 1992 г., как обещал перед выборами, стабилизация экономики, посте- пенное улучшение жизни людей» [47].

Однако избранная модель реформ оказалась совершенно нежиз-

неспособной, что стало ясно практически сразу. Несмотря на ак-

цент, сделанный на нормализацию финансовой ситуации в стране, именно в монетарной и ценовой сферах результаты реформ оказа- лись особенно неудачными. Вплоть до середины 1995 г. рубль про- должал стремительно обесцениваться, а ежегодный прирост цен описывался, как минимум, трехзначными числами (табл.4.2-4.4).

Таблица 4.2

Официальный обменный курс рубля по отношению к доллару США в 1992-1998 гг. (руб./долл.)*

1.1.92 1.1.93 5.1.94 6.1.95 5.5.95г. 5.1.96 1.1.97 1.1.98 1.1.99 110,00 414,50 1247,00 3623,00 5130,00 4661,00 5560,00 5,96 20,65

* После 1.1.1998 г. обменный курс указан в деноминированных рублях. Соотношение между деноминированными и неденоминированными рублями – 1 : 1 000.

Источники: Российский статистический ежегодник. 1995. М., ГКС РФ, 1995. База данных Банка России по курсам валют: http://www.cbr.ru/currency_base/dynamics.asp

Обострение кризиса произошло и в нефинансовом секторе экономики. Объемы производства снижались до конца 1998 г., причем в течение 3-4 лет после начала «радикальных реформ» это снижение носило обвальный характер (табл. 4.5 и 4.6). При этом показатели уровня жизни населения снижались до конца

1999 г. (табл. 4.7).

109

Пытаясь реагировать на наиболее острые проявления кри- зиса, новые российские власти спешно предпринимали раз- личные экстренные меры. В одних случаях они возобновляли административное давление на предприятия: требовали про- должения поставок на нерыночных условиях, запрещали под- нимать цены на продукцию выше произвольно назначенных бюрократическими инстанциями уровней, периодически вво- дили различные запреты и ограничения на экспорт и т.д.

«Обеспечить до 1.09.1992 г. поставку потребителям агро- промышленного комплекса не менее 75% объема металлопро- ката и труб, предусмотренного по заключенным договорам на год. Обязать руководителей металлургических предприятий в первоочередном порядке поставлять указанную продукцию по заявкам предприятий и организаций агропромышленного ком- плекса сверх объемов по заключенным договорам…

В недельный срок подготовить соглашение Правительства РФ с Центральным банком РФ о предоставлении через Рос- сийский республиканский сельскохозяйственный банк и дру- гие коммерческие банки дополнительных льготных кредитов [сельскохозяйственным, пищевым и другим предприятиям]…

Установить, что вывоз за пределы Российской Федерации в

1992-1993 гг. зерна и продуктов его переработки, сырья для производства комбикормов и масличных культур производит-

ся только по квотам и лицензиям…» [126].

В других случаях власти за счет бюджетных ресурсов ока-

зывали выборочную финансовую поддержку некоторым ре-

гионам, подотраслям и даже отдельным предприятиям.

«В 1993 г. шахта «Распадская» сумела получить 7 млрд. руб.

дотаций из федерального бюджета, несмотря на то, что не входила в списки предприятий, имевших право на дотации» [73].

При этом внятных принципов распределения бюджетной под- держки не было. Как и раньше, все определялось скорее лоббист- скими возможностями просителей, чем экономической логикой.

Кроме того, власти с очень высокой частотой вносили изме-

нения в фискальную политику: вводили новые и отменяли ста-

рые виды налогов, меняли ставки платежей, широко практикова-

ли предоставление индивидуальных налоговых льгот.

115

В те моменты, когда платежный кризис, вызванный ограничи- тельной монетарной политикой, особенно обострялся, власть ка- ждый раз осуществляла масштабную кредитную накачку эконо- мики. При этом фактически останавливались действия по под- держке обменного курса рубля. Иными словами, сложился свое- образный цикл национальной монетарной политики: чрезмерно жесткие денежные ограничения – паралич платежной системы и истощение международных резервов – залповый вброс денег в экономику и курсовые скачки – новая попытка ужесточения де- нежной политики. Такие решения экономических властей заго- няли уровень экономической неопределенности и инвестицион- ных рисков на заоблачную высоту.

Таким образом, на протяжении целого ряда лет экономиче-

ская политика российских реформаторов была не менее хаотич-

ной и противоречивой, чем действия позднесоветских властей.

Особо следует рассмотреть ход и последствия первых эта- пов российской приватизации, поскольку она оказала огром- ное влияние как на текущие, так и на долгосрочные экономи- ческие процессы в России.

В Государственной программе приватизации государствен-

ных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г. [39] говорилось, что главными целями приватизации являются:

• формирование слоя частных собственников и содейст- вие созданию социально ориентированной рыночной экономики;

• повышение эффективности деятельности предприятий путем их приватизации;

• социальная защита населения и развитие объектов со- циальной инфраструктуры за счет средств, поступив- ших от приватизации;

• содействие процессу стабилизации финансового поло-

жения в Российской Федерации;

• создание конкурентной среды и содействие демонопо-

лизации народного хозяйства;

• привлечение иностранных инвестиций.

116

Однако в действительности заявленные цели оказались чис- то декларативными. Программа приватизации готовилась в спешке и практически без обсуждения. Сомнения, критика и альтернативные предложения решительно отвергались. Авто- ры приватизационной реформы считали, что сам факт передачи предприятий в частную собственность и максимальная быстрота этого процесса гораздо важнее, чем формы, в которых эта пере- дача осуществляется. При этом идеологическим и политическим аспектам приватизации ее организаторы придавали гораздо большее значение, чем экономической целесообразности.

«Но мы считали и считаем, что создание частной собствен- ности в России – это абсолютная ценность. И для достижения этой цели приходится иной раз жертвовать некоторыми эко- номически эффективными схемами…

Попытка же добиться большего, осуществить кристально чис-

тую и честную приватизацию нарушила бы соотношение сил в об-

ществе и привела бы к опаснейшим политическим потрясениям…

Беремся утверждать, что в той ситуации у России не было альтернативы: приватизация справедливая – несправедливая.

Альтернатива была: приватизация справедливая по возможно-

сти – отсутствие приватизации вообще. Последнее автомати- чески означало полный крах экономического механизма, воз- врат к «красной диктатуре» [187].

Вследствие такого подхода в приватизационной модели,

принятой к исполнению, практически полностью отсутствова-

ли такие элементы как:

а) критерии выбора новых владельцев, в соответствии с которы-

ми при приватизации госсобственности предпочтение отдавалось бы претендентам с наибольшими экономическими возможностями

(финансовыми ресурсами, производственным опытом и т.д.);

б) барьеры, блокирующие передачу собственности в руки зло- намеренных претендентов (входящих на предприятие не с целью развития, а с целью скорейшей распродажи активов или крупно- масштабных хищений; исполняющих волю преступных сооб- ществ; отмывающих деньги криминального происхождения и т.д.); в) ограничения, которые не допускали бы возникновения монополий местного и регионального значения, а также дроб-

117

ления технологически неразделимых промышленных ком-

плексов c последующей дезорганизацией производства;

г) условия, которые предотвращали бы сокрытие и замалчи-

вание информации о наиболее привлекательных приватизаци- онных конкурсах; обман и запугивание других претендентов; массовую скупку приватизационных чеков за бесценок; безна- казанность нарушителей приватизационных законов и т.д.

В результате допущенных ошибок процесс приватизации оказался непрозрачным, непонятным широкой публике, не

обеспечивающим равных возможностей, не приносящим до-

ходов государственному бюджету, но при этом создающим широкие возможности для масштабных злоупотреблений и ге- нерирующим долговременные институциональные проблемы.

В рамках реализованной приватизационной модели теку-

щее расхищение ресурсных потоков (воровство «по случаю»)

автоматически перестало быть противоправным действием. Оно было не просто легитимизировано, но и фактически превратилось в основную технологию захвата крупных ак- тивов. Иначе говоря, заведомо антиэкономические способы приватизации были выдвинуты на первый план и даже в ка- кой-то мере поощрялись. Разумеется, такой ход событий стал мощнейшим ударом по эффективности производства, так как очень часто активы переходили вовсе не к тому, кто желал и мог улучшить их использование, а к тому, кто рас- полагал разного рода силовыми и бюрократическими ресур- сами. Именно это обстоятельство и определило столь значи- тельную роль криминальных структур в процессах большой и малой приватизации.

«В ходе приватизации получили широкое распространение новые для России виды экономических преступлений: поддел- ка ценных бумаг, мошеннические операции с ваучерами, не- добросовестные рекламные кампании, организация «финансо- вых пирамид» и другие.

По оценке правоохранительных органов, в ходе приватиза- ции сформировались условия, позволившие проводить опера- ции по отмыванию теневых капиталов, по передаче значитель- ной части государственного и муниципального имущества в

118

собственность криминальных и полукриминальных структур, усиливая тем самым их влияние на различные сферы экономи- ки и политической жизни, коррумпированность государствен- ного аппарата…

…значительный ущерб государству был нанесен невыполне-

нием инвестиционных условий по договорам купли-продажи ак- ций приватизируемых предприятий. Фактически до конца 1997 года собственник приобретенного имущества считался таковым с момента заключения договора купли-продажи независимо от выполнения инвестиционных условий, предусмотренных дан- ным договором. Таким образом существующим на тот момент законодательством недобросовестным субъектам хозяйственной деятельности фактически была предоставлена возможность по- лучить право собственности на государственное имущество, не выполняя при этом инвестиционные обязательства…

Анализ материалов контрольных мероприятий Счетной палаты, в том числе переданных в правоохранительные ор- ганы в период с 1995 по 2003 г., свидетельствует о много- численных случаях нанесения значительного ущерба госу- дарству из корыстных побуждений со стороны руководите- лей приватизированных предприятий, должностных лиц ор- ганов государственной власти и управления и новых собст- венников (акционеров). Широкое распространение получи- ли случаи учреждения руководителями предприятий дочер- них структур с внесением основных фондов, объектов не- движимости либо иного ликвидного имущества основного предприятия в качестве доли в уставный капитал вновь об- разованных хозяйствующих субъектов. В результате рядо- вые работники фактически становились собственниками за- ведомо убыточных предприятий…

По сведениям МВД России, за период с 1993 по 2003 г. было вы-

явлено всего 52938 преступлений, связанных с приватизацией» [2].

«…согласно докладу Комитета по приватизации Госдумы,

только 15% приватизационных сделок в 1992-1996 гг. были совершены без нарушения существующих законов» [36]

Как следствие, ни одна из объявленных целей приватизации не была достигнута. Более того, именно выбранные новыми вла-

119

стями формы и методы приватизации сыграли решающую роль в появлении или обострении целого ряда институциональных про- блем российской экономики, в том числе таких как:

• деградация деловой этики;

• повсеместный рост экономических правонарушений;

• резкое усиление влияния уголовных преступных груп- пировок на экономическую жизнь в стране (что, в част- ности, до сих пор серьезно затрудняет развитие малого и среднего бизнеса в стране);

• крупномасштабная утечка капитала за границу;

• взрывной рост коррупции со стороны чиновников;

• рост правового нигилизма со стороны населения.

Все эти проблемы также самым негативным образом по-

влияли на развитие макроэкономической ситуации в России.

Острейший экономический кризис и хаотичные действия власти привели к тому, что абсолютное большинство россий- ских предприятий столкнулось с проблемами и ситуациями чрезвычайного, форс-мажорного характера. Во многих случа- ях под сомнение была поставлена сама возможность сущест- вования предприятий. Причем такой масштаб проблемы при- обрели буквально через несколько недель после начала «ради- кальных реформ», запущенных 1 января 1992 г.

К числу наиболее сложных проблем, вставших перед пред-

приятиями, следует отнести следующие.

<< | >>
Источник: Кувалин Д.Б.. Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния. 2009

Еще по теме Глава 4 РОССИЙСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ШОКОВОГО ТИПА: НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ МОТИВАЦИИ:

  1. Глава 4 РОССИЙСКИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ РЫНОЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ ШОКОВОГО ТИПА: НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НОВЫЕ МОТИВАЦИИ
  2. 4.2. Проблемы и перспективы диверсификации российской экономики
- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -