<<
>>

Глава 10 МОДЕРНИЗАЦИЯ – ПРИОРИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ

Не наступает никогда, не должно наступать никогда то время, когда надо махнуть рукой и сказать, что тут уже ничего не сделаешь.

Сделать ВСЕГДА можно.

В. Шукшин

Р

еализация инновационно-прорывного сценария потребует не только крупных бюд­жетных вложений в инновационно-инвестиционный и потребительский сек­тора (с использованием части накопленной мировой нефтегазовой ренты), но и активной государственной налоговой и ценовой политики, направленной на ограничение роста цен и изъятие монопольных сверхприбылей для использова­ния их в интересах модернизации и инновационного обновления экономики. Сейчас можно говорить о том, что назрела необходимость реализации инновационного развития через осуществление неоинновационной модернизации. Об этом свидетельствует и текущее макроэкономическое состояние страны, которое характеризуется следующими обстоятельствами: экономическая структура не соответствует обозначенным перспективам развития страны; исчерпаны возможности интенсивного пути развития в рамках сло­жившейся структуры экономики; основной источник машин и оборудования – экспорт, а не отечественное производство; увеличивается капиталоемкость добычи ми­нерального сырья; низкие параметры окупаемости инвестиционных проек­тов в высокотехнологическом секторе; не сложились условия и обеспеченная потребность внедрения новых технологий; нет мощных корпоративных фирм с высокотехнологичным производством. Данные обстоятельства со всей остротой поставили перед российским обществом задачу модернизации.

Необходимость модернизации российской экономики диктуется и состоянием сектора высоких технологий (куда входит и оборонно-промышленный комплекс).

Множество сложных проблем в этом секторе, трудности их решений вызывают особую озабоченность ученых и практиков. И это не случайно. Несмотря на некоторый рост, сектор обрабатывающей промышленности находится в глубоком кризисе. Наши заводы все более уступают западным по оснащенности новейшим оборудованием. Изношенное и морально устаревшее оборудование не только не способно производить рыночно привлекательный продукт, но и приводит к снижению производительности труда. По показателю ВВП на одного занятого, характеризующего производительность национальной экономики, Россия примерно в 4 раза уступает США и в 3 раза Европе. Количество образцов новой техники сократилось на 25%, а доля принципиально новых видов продукции в общей товарной продукции машиностроения упала с 3 до 1,6%[99]. Поэтому обрабатывающая промышленность, чтобы стать мотором роста ВВП, нуждается в модернизации.

Именно проблема модернизации и направлений ее осуществления становятся предметом дискуссии среди экономистов, но ни у кого ее необходимость для российской экономики сомнения не вызывает. В процессе обсуждения этой проблемы одни исследователи связывают трудности процесса модернизации с устойчивой тенденцией к росту эмиграции высококвалифицированной рабочей силы [100], другие – с падением производства в секторе высоких технологий [101]. В ряде работ подробно исследуются проблемы финансирования различных отраслей народного хозяйства, определяющих процессы модернизации. Большую озабоченность вызывает проблема подготовки специалистов, необходимых для модернизации. В частности, острой остаются проблемы финансирования фундаментальной науки и отраслевых институтов, которые важны для решения проблем модернизации; получение отдачи от вложенных средств; возможности появления прорывных технологий; готовность власти идти на затраты в науку, образование, культуру; о связи экономической модернизации с модернизацией политической[102]. И, тем не менее, проблема модернизации российской экономики, превращение ее в хорошо структурированную, конкурентоспособную экономическую систему, способную к научно-техническому и технологическому прорыву, остается, и вероятно еще долго будет оставаться, предметом исследования для ученых разных школ и направлений.

После выхода статьи Президента РФ Д. Медведева «Россия, вперед!» и Послания Федеральному Собранию обсуждения и дискуссии по проблеме модернизации активизировались. Речь идет о технической и технологической модернизации, о модернизации экономики. Кроме того, говорят о необходимости модернизации всего общества, важнейших социальных практик, модернизации культуры, образования, общественных институтов, о модернизации политической системы, о модернизации как таковой.

Признавая модернизацию в качестве основы индустриализации страны, мы при рассмотрении проблем ее осуществления опираемся на толкование понятия «модернизировать» (от фр. modernizer – современный) – сделать современным, изменить соответственно требованиям и вкусам современности (в частности обновлять оборудование, технологический процесс)[103].

Термин «модернизация» (от греч. moderne – новейший) трактуется в экономических словарях как усовершенствование, улучшение, обновление объекта, приведение его в соответствие с высокими требованиями и нормами, техническими условиями, показателями качества. Но это достаточно узкое толкование модернизации. Думается, что реализуемость модернизации в России будет во многом определяться методологическими проблемами понимания самой природы модернизации, ее системности, общественной значимости, включенности всех слоев общества в процесс модернизации, нужности для всех, равно как для правящей элиты, бизнеса, населения.

Применительно к России термин «модернизация» может означать как перемещение нашей страны в современность, в государственно-корпоративную стадию:

для производственной сферы – в период расширенного воспроизводства капитала технотронного уровня;

для социальной сферы – в условия растущего благосостояния населения и гармонии интересов;

для политической сферы – в общество, где взаимодействие власти и оппозиции поддерживается интеллектуальными ресурсами самого общества;

для сферы управления – в систему общегосударственного планирования, обеспечивающую накопление резервов для неоиндустриальной стадии.

Модернизация – это сложный процесс, который затрагивает все общественные институты, умы людей, положение человека в обществе. Для реализации модернизации необходима готовность общества к такого рода переменам.

Процесс модернизации в России обусловлен ее положением в мирохозяйственных связях, общемировыми трансформационными процессами, транснационализацией мирового хозяйства. Транснационализация, разворачивающаяся в мире в период формирования неоиндустриального общества, оказывает влияние на все системообразующие факторы современной цивилизации. Под ее влиянием усиливается роль знаний и новейших технологий. Именно они выступают стратегическими ориентирами трансформирующейся цивилизации. Однако не следует упускать из виду, что «темпы промышленного роста или производства в узком смысле этого слова – крайне ненадежный показатель успеха или провала государства в борьбе за конкурентное преимущество в капиталистическом мире-экономике. От эдуардовской Англии до бисмарковской Германии или сталинской России, независимо от скорости, промышленный рост сам по себе не слишком способствовал продвижению вперед в иерархии добавленной стоимости капиталистического мира-экономики. Исторически в отсутствии других, более важных, составляющих быстрая индустриализация не приводила к сопоставимому сокращению разрыва в добавленной стоимости. И – что еще хуже – она неоднократно приводила к огромным национальным бедствиям»[104].

Прорыв в сфере наукоемких технологий способствовал во многом становлению «новой экономики», в которой органически переплетаются традиционный сектор экономики с новыми элементами, придавая всей системе новое качество. В узком смысле слова – это характеристика тех новых изменений, которые возникают в современной экономике:

во-первых, знания становятся самостоятельным ресурсом, имеющим специфическую ценность и весьма отличительный от традиционных отраслей производственный процесс, форму организации и управления. Доля «цифрового» сектора за последние годы кратно возросла и составляет в развитых странах 45-65%;

во-вторых, наука и высокие технологии являются мощным источником, генерирующим современное социально-экономическое развитие, динамику и рост. От степени и активности комплексной разработки, научно-информационных отраслей, обеспечивающих воспроизводство «человеческого капитала», зависят макроэкономические показатели текущего благополучия, а также показатели динамики развития культуры в целом;

в-третьих, внедрение «цифровых» технологий создает новое качество взаимодействия техники и технологии, экономических отношений и форм институциональных и социальных связей, в результате чего срабатывает кумулятивный, синергетический эффект макрогенераций, совпадают амплитуды различных циклов: технико-технологического, ресурсно-энергетического, капитального, финансового, социально-экономического;

в-четвертых, изменяются структура и форма общественного богатства. Натурально-имущественная и стоимостная формы «уходят» в основание общей структуры создаваемого богатства, вершину которого замыкает богатство знаний[105].

Мировые державы на базе бурного развития энергетики, кибернетики, спутниковой связи, программного обеспечения, осуществив «цифровую» революцию и на ее основе переворот в средствах телекоммуникаций, завершили формирование транснациональной экономики. В таком бурно развивающемся мире Россия, стремящаяся сохранить свой суверенитет и обеспечить свою экономическую безопасность, не может и не должна отставать по уровню развития своих производительных сил от развитых стран. Но годы перестройки оставили тяжелое наследство особенно в тех отраслях, которые и определяют уровень научно-технического и технологического развития страны. К слову, не помогла и возникшая частная собственность, с ее появлением научно-техническое отставание увеличилось в разы. Достаточно сослаться на тот факт, резко сократились поставки на мировой рынок новой продукции, 70% экспорта заняло сырье. Только в станкостроении падение производства составило 85-95% уровня 1991 г., а выпуск наиболее производительных видов оборудования (станков с ЧПУ, обрабатывающих центров, гибких производственных систем) – более, чем на 95%. За годы реформ станкоинструментальная промышленность сократила производство продукции в 12 раз, хотя эта продукция имеет ключевое значение как для инвестиционного процесса и создания новых рабочих мест, так и для технологической модернизации народного хозяйства, необходимой для кардинального повышения конкурентоспособности отечественной экономики. Несмотря на рост ВВП, в области машиностроения и в секторах высоких технологий преобладают все еще негативные тенденции. В 2005 г. производство металлорежущих станков составило 4,8 тыс. ед., или 7,1% уровня 1991 г., кузнечно-прессовых машин – 1,5 тыс. ед. (6,3%), станков с ЧПУ – 261 ед. (2,07%).

Будучи одной их ведущих металлургических держав, Россия производит теперь металлообрабатывающего оборудования меньше, чем в Японии, в 82 раза, Германии – в 50 раз и Китае – в 31 раз. Бывшая когда-то второй в мире, великая авиационная держава выпускает в год лишь 13 гражданских самолетов, покупая в то же время десятки «Боингов» и «Аэробусов». Военная авиация пока выживает за счет поставок за границу. Сворачивается отечественное автомобилестроение. Как свидетельствуют видные специалисты и организаторы станкостроительной и инструментальной промышленности страны, разрушение уникальных высокотехнологических предприятий, в том числе ОПК, продолжаются до сих пор [106].

Такое положение никак не отвечает задачам, поставленным на общегосударственном уровне, интересам обеспечения национальной безопасности и переходу российской экономики на путь инновационного развития. Общепризнана необходимость национального прорыва экономики. «В условиях жесткой международной конкуренции экономическое развитие страны должно определяться главным образом ее научными и технологическими преимуществами. Но, к сожалению, большая часть технологического оборудования, используемого сейчас российской промышленностью, отстает от передового уровня даже не на годы, а на десятилетия… Необходимо принять конкретные меры для того, чтобы ситуацию изменить. Россия должна в полной мере реализовать себя в таких высокотехнологичных сферах, как современная энергетика, коммуникации, космос, авиастроение, должна стать крупным экспортером интеллектуальных услуг… Нам в целом нужна сегодня такая инновационная сфера, которая поставит производство новых знаний на поток»[107].

Принимая данное положение в качестве методологического подхода к определению модернизации, можно конкретизировать ее понимание с позиции ее соотношения с конкурентоспособностью. Тогда «модернизацию экономики» можно представить как превращение ее в конкурентоспособную. В этой связи в рамках политэкономического исследования формирования конкуренто-способной экономики одним из главных вопросов становится вопрос о создание условий для ее модернизации. Основным фактором, определяющим, создание этих условий в современной России выступает интеграция. Именно интеграционные процессы, меняя структуру, динамику взаимосвязей между субъектами хозяйствования, формируют условия для модернизации производства. К числу таких основных условий следует отнести:

повышение роли государства в организации и финансировании развития науки и техники;

повышение заинтересованности частного капитала в формировании производительных сил технотронного уровня;

использование оборонно-промышленного комплекса в качестве опорной базы перевода экономики на инновационный путь развития;

активизация кластерной системы в динамичном развитии высоких технологий.

Успешность формирования интегрированных структур определяется внутренней и внешней экономической конъюнктурой. Сейчас для модернизации российской экономики благоприятно складывается внешнеэкономическая конъюнктура по сырьевым и энергетическим ресурсам, и российские экспортеры в этом секторе экономики пока имеют стабильные рынки. Очевидно, что существенных изменений в структуре поставок не происходит. Ведущие позиции в российском экспорте занимает нефть, нефтепродукты и природный газ, на долю которых приходится около 50% экспортных поставок (в стоимостном выражении). Подобная ситуация воспроизводит разделение экономики на два слабо взаимодействующих сектора – экспортный и импортозамещающий. И вот эта ситуация не является благополучной для производственного сектора в целом. Стратегически важно обеспечить развитие второго сектора, постепенно повышая конкурентоспособность производимых товаров и наращивая их массовость. Вызывают тревогу низкие физические и стоимостные объемы экспорта машин и оборудования и незначительная доля их в структуре российского экспорта. С 1990 г. доля стоимости экспорта машинотехнической продукции уменьшилась с 20 до 10%. По мировым стандартам этот показатель, особенно для такой страны, как Россия, не может не вызывать озабоченности, особенно в сравнении с аналогичными показателями других стран. Так, доля машинотехнической продукции в экспорте Японии составляет 96%., Швейцарии – 93%, Южной Кореи – 92%. Россия по этому показателю занимает примерно 50-е место в мире.

Значительная разница между высокой долей обрабатывающей промышленности в ВВП России (45%) и низкой долей машин и оборудования в экспорте (около 10%) свидетельствует о неконкурентоспособности основной массы отечественной машинотехнической продукции на мировом рынке. По этой же причине сократился вывоз машин и оборудования по линии технического содействия зарубежным странам.

Вместе с тем, нельзя не отметить, что ряд предприятий машиностроения в сложных условиях наращивают производство на экспорт. Продукция российских заводов отвечает требованиям, как европейского стандарта, так и международного 9001 – 96. Доля экспортных поставок в структуре товарного выпуска достигла 30%.

Общей проблемой подавляющего большинства предприятий легкой промышленности в России является использование морально устаревшего технологического оборудования, что сдерживает производство высококачественной продукции, сравнимой с зарубежными аналогами. Среди задач удовлетворения внутреннего спроса – расширение интеграции России в мировое производство товаров легкой промышленности. Одна из форм такой интеграции – совместный бизнес отечественных и иностранных фирм. В последнее время расширяются производственные и торговые связи с фирмами Франции, Италии, Индии.

Сдерживающим фактором модернизации российской экономики выступает устойчивая тенденция к росту эмиграции высококвалифицированных специалистов, особенно в области фундаментальных наук, здравоохранения, инженерных специальностей. Ежегодно Россию покидают около 100 тыс. человек, из которых большая часть высококвалифицированные специалисты. Эмиграционные потоки концентрируются в основном на трех направлениях: Германия (62%), Израиль (22%) и США (13%). Вместо экспорта машинотехнической, наукоемкой продукции Россия экспортирует высококвалифицированные кадры. Тому способствует снижение реальной оплаты труда в России в 1990-е годы составило около 60%. Отсутствие обязательной ее индексации снижает мотивацию персонала к высокопроизводительному труду. В среднем производительность труда и общая эффективность в наших даже лучших компаниях в 5-6 раз меньше, чем аналогичных западных. И это при том, что уровень затрат на оплату труда в среднем в России в 15-20 раз ниже, чем в США или Европе. Сложился слишком большой отрыв по уровню доходов людей в экспортно-ориентированном, особенно в нефтегазовом, секторе от остальной экономики. А внутри высокодоходных компаний чрезмерно разница в доходах высшего менеджмента и тех, кто трудится на производственных участках.

Еще один фактор, сдерживающий модернизацию экономики, – нарастание неравенства в распределении трудовых доходов. Коэффициент валового оборота, определяемый как сумма коэффициентов найма и выбытия, достигал 43-55% для всей экономики и 45-60% для промышленности, что свидетельствовало о ежегодном крупномасштабном изменении структуры персонала. Естественно, что часть этого оборота рабочей силы эмигрирует в другие страны. Ежегодные потери страны от этого явления экспертами оцениваются в 50-60 млрд. долл., но есть и другие не менее важные потери: Россия лишается основного фактора научно-технического прогресса. Но есть надежда, хотя и призрачная, если условия для высококвалифицированных специалистов в России изменятся и после работы за рубежом они вернуться на родину, то, приобретя практический опыт работы в современных мировых научно-технических центрах, могут использовать свои знания для развития отечественного научно-технического потенциала, а личные сбережения использовать для покупки земли, недвижимости, ценных бумаг.

Чтобы в России реально решались задачи модернизации, для этого должны быть созданы условий, и в первую очередь речь идет о формировании субъектов технологической модернизации. Таковыми могут стать институциональные агенты, готовые к осуществлению организационной и финансовой поддержки инновационных проектов национального масштаба и располагающих для этого финансовыми ресурсами. Поставленная задача неразрешима в экономике, в которой отсутствуют крупные корпорации, получающие сверхдоходы благодаря, как правило, своему исключительному положению на рынке. «С точки зрения инновационного развития экономики крайне важно наличие в ней достаточного количества корпораций вертикально интегрированного типа, которые, однако, не избавлены полностью от необходимости конкурировать»[108].

Весь опыт исторического развития свидетельствует о том, что именно на олигополистическом рынке возникает неценовая конкуренция между корпорациями за счет качества или уникальности своей продукции. Уникальность продукта, достигаемая посредством инновации[109], дает возможность создать дополнительное преимущество – временную монополию, которая получает сверхдоход на исключительности своего продукта до тех пор, пока новшество не будет скопировано или произведено конкурентами. Это стремление олигополий к полному захвату рынка за счет нововведений сформировало институциональную основу современной экономики знаний, когда идея мгновенно находит ресурсы для своего воплощения в новом продукте или услуге. Именно наличие в ведущих индустриальных странах крупного производства с высокой нормой прибыли при сохранении определенного уровня конкуренции позволили им аккумулировать достижения научно-технического прогресса, итогом чего стало возникновение экономики инновационных потоков – новой экономики.

В этом плане весьма показателен опыт нефтяной компании «Лукойл», которая поставила перед собой стратегическую задачу – войти в мировую элиту энергетических корпораций. Это означает, что и в области производства она должна соответствовать лучшим мировым стандартам. Сейчас нефтеперерабатывающие заводы компании перерабатывают только 45% добытой нефти, в то время как у пятерки лидеров этот показатель достигает 100 процентов, а некоторые из них перерабатывают нефти больше, чем добывают. Меж тем, по подсчетам специалистов российские компании теряют от 50 до 100 долларов с каждой тонны нефти, если не перерабатывают свое сырье и не продают конечный продукт с более высокой добавленной стоимостью.

Важным стимулом для дальнейшего развития и модернизации нефтепереработки является быстро меняющаяся ситуация на топливном рынке России. Как известно, нефтеперерабатывающие заводы бывшего Советского Союза были в первую очередь ориентированы на производство мазута для нужд электроэнергетики, а также низкооктанового бензина и дизельного топлива для грузового автотранспорта, армии и сельского хозяйства. При этом в последнюю очередь уделялось внимание качеству топлива.

Сейчас в России складывается принципиально иная ситуация. Современный автопарк, потребляющий высокооктановое качественное топливо, растет опережающими темпами. Так, по данным государственных структур, количество автомобилей в России вырастет к 2015 г. более чем на 70%, до 42-47 миллионов единиц. Причем основным фактором роста станет почти 3-кратное увеличение числа иномарок, в том числе собираемых в нашей стране. Это, в свою очередь, приведет к 50-процентному росту потребления автобензинов, в особенности высокооктановых, до 32-38 миллионов тонн. Кроме того, согласно постановлению Правительства РФ 3 609 с января 2008 года страна перейдет на потребление топлива стандарта – Евро-4, а значит, к этому времени производство низкооктановых (76 и 80) сортов должно быть прекращено.

Технологическое оснащение российских заводов позволяет сегодня получать из 1 тонны нефти в среднем только 16% бензинов. Для сравнения в США этот показатель составляет 43%, в странах ЕС – 23%. За прошедшие пять лет, несмотря на инвестиции рядя нефтяных компаний, производство бензинов в Российской Федерации удалось увеличить лишь на 25% – до 34 миллионов тонн. При этом рост был достигнут в основном за счет загрузки неиспользованных мощностей НПЗ. Однако даже если максимально (до 95%) загрузить сырьем все российские заводы, они смогут увеличить производство бензина еще приблизительно на 10 миллионов тонн в год, но при этом вынуждены будут ежегодно выпускать дополнительно 30 миллионов тонн дизельного топлива и мазута, которые надо будет экспортировать.

Совершенно очевидно, что дальнейшее наращивание производства качественного автомобильного топлива возможно только путем проведения кардинальной модернизации заводов, оцениваемой специалистами в 15-20 миллиардов долларов (в ценах 2005 года). В противном случае уже к 2010 году в стране может возникнуть дефицит высокосортного бензина с такими печально известными последствиями, как очереди на бензоколонках, рост цен и распространение «бодяжных» сортов. Чтобы не допустить подобной ситуации, компания «Лукойл» инвестировала на модернизацию производства в последние годы около полумиллиарда долларов. В 2007 г. на эти цели было запланировано направить около 800 миллионов долларов. Стратегия интенсивного роста Компании на 2007-2016 годы предусмотрено, что перерабатывающие мощности должны возрасти до 100 млн. т. сырья в год. Индекс технологической сложности Нельсона НПЗ «Лукойла» составит в среднем 8,8 пункта, что позволит вырабатывать в два раза больше высококачественных моторных топлив из одного и того же объема перерабатываемой нефти[110].

Не имея достаточного количества крупных корпораций, отделив приватизацией сырьевой капитал от промышленного, Россия не может решать задачи масштабной технологической модернизации силами частных предприятий. Разрешение этих проблем видится на пути четкого понимания содержания механизма взаимодействия экономических и политических структур и поиска оптимального его функционирования. Отлаженный механизм взаимодействия всеми своими инструментами способен обеспечить восстановление массового, серийного и ритмичного отечественного машиностроительного производства, сформировать многоотраслевые и высококонцентрированные промышленные комплексы, создать условия для интегрированного спроса, возобновляемого на основе расширенного воспроизводства, обеспечить степень его устойчивости. Заинтересованный бизнес в контакте с управляющими органами – это сила, способная сформировать систему собственности и воспроизводства, позволяющую извлекать прибавочную стоимость главным образом из наукоемкого производства конечной продукции. Вертикально интегрированная система хозяйства – основа перехода от сырьевого роста к индустриально-технологическому, а основными проводниками этого перехода выступают мощные общенациональные промышленные корпорации.

Для ударного потока масштабных инновационных проектов, технологического рывка российская экономика нуждается в гораздо больших объемах ресурсов, чем располагают сейчас экономические агенты. Важную роль в этом случае призвано сыграть государство с его экономическим механизмом и центрами высокой концентрации капитала. В последнее десятилетие ХХ века в рамках политики либерализации таким центром стал альтернативный государству институциональный агент, который гипотетически обещал более эффективно выполнять функции катализатора экономического развития, нежели государство, чье вмешательство в экономику в либерализме принято считать большей частью неэффективным. В качестве теоретически подходящего для этих целей институционального агента стало связанное с властью крупное предпринимательство, искусственно созданное «сверху» и основанное главным образом на доходах рентного происхождения в сырьевом секторе. Таким образом, в России сформировались два основных центра концентрации значительных финансовых ресурсов: сырьевые монополии с рентными доходами и государственный бюджет. Перераспределение доходов этих центров на нужды технологической модернизации сделали бы ее действительно реалистичной, может быть, впервые за всю 20-летнюю историю новой России. С учетом того, что базовыми условиями повышения конкурентоспособности отечественных промышленных предприятий являются их технологическое перевооружение и глубокая организационная перестройка, т.е. проекты, требующие значительных финансовых затрат и политической воли, государство и сырьевые компании являются потенциально единственными субъектами технологической модернизации.

Меж тем продукция сырьевых компаний и сырьевая рента по самому своему экономическому содержанию не могут служить источниками высоких технологий. Поэтому сырьевые монополии и не выступают субъектами технологической модернизации. Вряд ли приведут к модернизации производства и меры, намеченные правительством для поощрения роста ВВП в официально принятой прогнозной программе социально-экономического развития России. С их принятием можно рассчитывать лишь на замыкающую динамику промышленного производства (табл.10.1).

Таблица 10.1

Замыкающие темпы промышленного производства[111]

(по прогнозу правительства на 2007-2009 гг.)

Варианты 2005 год 2006 год 2007 год 2008 год 2009 год 2009г. к 2005г., %
ВВП 1 6,4 6,1 5,0 4,8 5,0 22,6
2 - - 5,7 5,6 5,7 25,2
Производство промышленной

продукции (ОКВЭД)

1 4,0 3,9 2,7 2,8 2,8 12,8
2 - - 3,8 3,7 4,0 16,3
Инвестиции в основной капитал 1 10,7 10,9 7,6 8,0 8,2 39,4
2 - - 9,3 8,2 9,2 43,2
Реальные располагаемые доходы населения 1 9,3 10,1 8,2 7,5 7,1 37,2
2 - - 9,1 8,2 7,7 39,9
Оборот розничной торговли 1 12,8 11,9 9,3 8,1 7,4 42,0
2 - - 10,1 9,0 8,0 45,0
Экспорт

товаров

1 4,8 1,3 1,0 1,7 1,6 5,7
2 - - 2,1 2,3 2,8 8,8
Импорт

товаров

1 18,5 20,3 25,1 12,3 12,0 75,7
2 - - 17,0 14,4 13,5 82,7

Судя по данным, приведенным в таблице, предусматривается сохранение сырьевого роста, хотя его динамика всецело определяется инфляцией нефтедолларов и от намеченных в прогнозе мер совершенно не зависит.

«Вместо восстановления работоспособности и конкурентоспособности отечественного машиностроения предполагается, как видим, опережающее наращивание импорта (на 75,7-82,7% к уровню 2005 г.), в том числе, надо полагать, машинно-технического. Прогнозируемая динамика по промышленности в разы меньше (12,8-16,3%).

Расставленные в прогнозе правительства приоритеты и впрямь соответствуют инерции сырьевого роста. Но, в то же время – полностью расходятся с насущными общегосударственными интересами»[112]. Вот почему для России так актуально создание интегрированных корпораций, производящих высокие технологии и высокотехнологичную продукцию.

Обеспечение требуемого роста при необходимом качестве продукции возможно, если российская экономика пойдет по пути создания интегрированной экономики – экономики корпораций, в которой корпорации как хозяйствующие единицы, организованные в форме вертикальной интеграции, включают в себя технологически связанные предприятия первого и второго подразделения расширенного воспроизводства с целью выпуска готовой продукции конечного, потребительского спроса. Такая интеграция при успешном ее осуществлении и есть основа создания инновационной экономики. На уровне отдельных хозяйствующих субъектов – корпораций и корпоративных структур – решаются вопросы производства конкурентоспособной продукции, там формируются и потребляются инновации. Но и в 2008 г. в стране не произошло кардинальных сдвигов к тому, чтобы страна стала жить на базе производительной, а не рентной экономики. В составе федерального бюджета так называемые нефтегазовые доходы (НДПИ, таможенные пошлины и платежи при использовании природных ресурсов) достигали более 45%, увеличившись с 2000 г. почти в 2 раза.

Отрасли, где лежит начало инноваций – машиностроение и металлообработка. Уровень их развития и техническое состояние определяют уровень материальных и трудовых затрат общества на производство общественно необходимых товаров и услуг, а следовательно, уровень развития общественного производства в целом. Все развитые страны создали и поддерживают собственное высокотехнологичное машиностроение как залог технической, экономической и военной безопасности, как условие контроля направлений и темпов экономического развития. Российская же промышленность в период перестройки потеряла ряд вполне конкурентоспособных отраслей, например, в 1980-е годы была утрачена станкоинструментальную промышленность. Экономика не может расти на инновационной основе, если основные отрасль воспроизводства основного капитала лишена стимулов для развития. За годы реформ объем производства металлорежущего оборудования упал до 7,3%, при том, что до 70% трудозатрат при изготовлении машиностроительной продукции приходится на обработку резанием. Сейчас металлорежущее оборудование выпускают примерно 300 предприятий. В основном они работают на грани рентабельности и производят соответствующего уровня продукцию, в том числе и непрофильную. Попытки создать в отрасли прибыльный бизнес имеются, но изменить положение дел в целом они не могут. Так ЗАО «Станоко Импекс Групп» начало формирование нового машиностроительного холдинга с ориентацией на выпуск металлообрабатывающих станков для тяжелого машиностроения. Предполагается так же вложение средств в разработку станков нового поколения. ЗАО собирается создать центр для разработки и проектирования станкостроительной продукции.[113]. Однако, пока нет ресурсов для разработки и запуска в производство новых, технологически передовых изделий, стареет парк оборудования отрасли. Спрос на высокопроизводительное, автоматизированное, высокой степени гибкости, наукоемкое оборудование невелик и узок. Производство теряет технологический уровень, имеет низкую рентабельность. Все это дает основание утверждать, что без интеграции и концентрации промышленного капитала в крупных многоотраслевых корпорациях и корпоративных структурах обрабатывающего сектора машиностроение и металлообработка не в состоянии обеспечить требуемый рост при необходимом качестве продукции. Интеграция – это объективная необходимость, но она предполагает проведение эффективной экономической политики, подчиненных развитию высоких технологий и наукоемких секторов.

В ходе модернизации производства модернизируются в основном машины, оборудование, технологические процессы. О модернизации производства нельзя говорить, если на первый план не будет поставлено развитие науки и образования. Наука призвана создавать новую наукоемкую инновационную продукцию, предназначенную для замены устаревших изделий. И тем самым новый продукт из инновационного становится наукоемким. На самом деле современная наука не самоокупается. Она обеспечивает окупаемость другим, тем, кто в нее вкладывается. Подлинная наука – мощный аккумулятор творческой энергии общества. Изобретательство – дело затратное и недоходное. Оно требует крупных финансовых вложений. Стало быть, модернизация требует финансового обеспечения развития науки, творчества, инноваций. Но не всегда возможно сопоставить затраты на инновации с получаемыми в будущем результатами. Вместе с тем капитал нуждается в точном подсчете масштабов своего взаимодействия с инновационным комплексом страны и их выгодности.

В экономической литературе активно обсуждаются пути осуществления модернизации в России. Одни ученые считают, что России следует опираться на собственную науку, развивать свои технику и технологию, закрепляя свою экономическую безопасность. Другие предлагают воспользоваться опытом других стран, используя имеющиеся достижения в области передовых технологий. Скорее всего, для ускорения процесса развития России, усиления ее конкурентных позиций на мировых рынках следует использовать оба пути модернизации экономики. Весьма убедительна позиция, высказанная В.Иноземцевым. Он исходит из того, что ни одна модернизация не опиралась на развитый сектор; напротив, они основывались на заимствованных производственных технологиях. В каждом случае модернизации предполагался порядок. Здесь имеется в виду, что важнейшим условием модернизации является четкая постановка целей. Порядок в условии модернизации – это средство обеспечения ее эффективности. Автор уверен, что, пройдя по этому пути, Россия сможет стать современной страной. Обоснованием своей позиции автор берет следующий тезис: задачи российской модернизации – это задачи догоняющего развития, а не «социального проектирования». Россия находится сегодня в ситуации, в которой за последние 60 лет побывали многие страны, к примеру, Германия и Япония после второй мировой войны[114].

Для России стать сверхдержавой – задача, требующая мобилизации всех имеющихся сил и средств. Безусловно, модернизация для России – мера вынужденная. В качестве средства модернизации В. Иноземцев называет четкий план, основанный на учете исторического опыта и его реализации, а ее результатами он видит демократию и рост благосостояния всего народа. Заимствование эффективных технологий и порядок в их организации – наиболее приемлемый путь модернизации для России. Этот путь следует признать наиболее реальным, учитывая сложившиеся условия в реальном секторе хозяйства и ее положение на мировом рынке.

В ходе реализации данного направления перестройки экономики страна должна развивать и внутренние возможности. Россия на сегодняшний день имеет крупные инновационные центры современного типа, обладает огромным научным и технологическим потенциалом, располагает авангардным опытом развития просвещения и науки. Это не только национальное, но и общечеловеческое достояние. Развивая науку и образование, в стране используется научный подход к отбору лучшего мирового опыта просвещения народа. Российское государство на протяжении всей истории оказывает поддержку отечественным просветителям. Продуктом развития науки и просвещения являются инновационные центры, к числу которых относятся такие объединения как кластеры и технологические парки.

Инновационные центры стали осязаемыми факторами притяжения в подготовке специалистов для модернизации производственной сферы. Стало очевидным, что инновационные результаты невозможны вне движения теоретической мысли. Эта деятельность не заканчивается в границах формирующихся инновационных центров. Она продолжается за их рамками и следует за инновационным продуктом. Инновационный центр – это стартовая позиция инновационной деятельности, своеобразный институт, имеющий свои внутренние свойства и специфические особенности. Это общественная творческая мысль, организованная наилучшим, рациональным образом. Ее реализация требует существенных изменений во всей научно-технической и экономической политике. Исследователи выделяют специфическое проявление градообразующей функции таких центров и считают, что они необязательно должны быть размещены рядом с центрами производства. Они могут быть в горах, на берегу реки, в другом уединенном месте. От этого градообразующая функция исследовательского комплекса только возрастет. Постепенно вошло в обиход новое понимание научных центров, существование которых определялось деятельностью сосредоточенных в них научных и научно-технических коллективов, с использованием набора механизмов комплексного воздействия. В одних случаях эти центры в своей основе имели мощную фундаментальную науку, а другие строились с преобладанием научно-технического потенциала для решения крупных целевых задач производства, третьи – имели сочетание обоих направлений.

Создание холдингов, корпораций и технопарков позволит вплотную приступить к созданию проекта модернизации национального хозяйства. В рамках такого проекта может быть выстроена система оценки экономического потенциала страны в разрезе основных отраслевых комплексов, разработка возможных сценариев структурной модернизации национальной экономики. Это потребует их конкретизации до уровня структурообразующих проектов (собственно проектный этап) и займет определенный промежуток вре­мени. Реализация же проекта возможна на основе трехлетних (и более длительных) индикативных планов, определяющих конкретные приоритетные инвестиционные проекты, которые могут выполняться частными инвесторами при государственной поддержке. Роль государства как важнейшего субъекта экономических преобразований должна оставаться определяющей в течение всего этапа модернизации. Такой проект возможен в рамках эффективной экономической политики. В экономической литературе выделены две модели такой политики:

первая – се­лективная, имеющая целью улучшение показателей по отдельным отраслям и производствам в рамках концепции догоняющего развития. Она основывается на совокупности отраслевых и межотраслевых инвестиционных проектов. Ответственность за реализацию модели несет государство;

вторая – системная (интегральная) модель, предусматривающая: качественное изменение экономической политики; коренную модернизацию структуры производства; переход к инно­вационной политике; осуществление общенационального проекта с четко обозначенной и обоснованной системой приоритетов, источников ресурсов (не только государственных, но и корпоративных, что предполагает повышение нормы накопления в обществе); партнерство государства и предприниматель­ства; проведение институциональных реформ и поддержание стабильного кур­са[115].

Каждая из этих моделей имеет своих сторонников и противников и, так или иначе, нашла свое подтверждение практикой хозяйствования. Тем не менее, вторая модель имеет ряд преимуществ, которые состоят в целевом и эффективном исполь­зовании ресурсов в строгом соответствии с установленными приоритетами, гибкости выбора конкретных траекторий (сценариев) реализации в рамках выбранной стратегии модернизации экономики. Сейчас речь идет о разработке новой стратегии и модели развития страны, которая предполагает отказ от инерционной сырьевой модели, переход к инновационному развитию, усиление социальной ориентации, повышение роли государства в уста­новлении приоритетов развития, формировании новой экономической политики, нацеленной на модернизацию и превращению ее в условие инновационного переустройства экономики.

<< | >>
Источник: Калашникова Н.И и др.. Современные аспекты анализа экономической политики. 2016

Еще по теме Глава 10 МОДЕРНИЗАЦИЯ – ПРИОРИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ:

- Информатика для экономистов - Антимонопольное право - Бухгалтерский учет и контроль - Бюджетна система України - Бюджетная система России - ВЭД РФ - Господарче право України - Государственное регулирование экономики в России - Державне регулювання економіки в Україні - ЗЕД України - Инновации - Институциональная экономика - История экономических учений - Коммерческая деятельность предприятия - Контроль и ревизия в России - Контроль і ревізія в Україні - Кризисная экономика - Лизинг - Логистика - Математические методы в экономике - Микроэкономика - Мировая экономика - Муніципальне та державне управління в Україні - Налоговое право - Организация производства - Основы экономики - Политическая экономия - Региональная и национальная экономика - Страховое дело - Теория управления экономическими системами - Управление инновациями - Философия экономики - Ценообразование - Экономика и управление народным хозяйством - Экономика отрасли - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая безопасность - Экономическая география - Экономическая демография - Экономическая статистика - Экономическая теория и история - Экономический анализ -